Апелляционное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 декабря 2016 г. N 56-АПУ16-25 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку наказание осужденному за незаконное производство наркотических средств и их сбыт организованной группой в особо крупном размере назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности виновного и является справедливым

Апелляционное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 декабря 2016 г. N 56-АПУ16-25

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Зеленина С.Р. и Боровикова В.П.

при секретаре Карпукове А.О.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Разанова В.Ю. и Матвейчева А.А., защитников Ильина А.Г., Шульга А.Л., Курашкиной О.В., Шатских И.В. и Зайцевой О.А. на приговор Приморского краевого суда от 9 июня 2016 года, по которому

Рязанов В.Ю. ..., несудимый,

осужден по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 16 годам лишения свободы,

пп. "а", "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 11 годам лишения свободы,

ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Матвейчев А.А., ... несудимый,

осужден по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 15 годам лишения свободы,

пп. "а", "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 11 годам лишения свободы,

ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 9 годам лишения свободы,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Зеленина С.Р., выступления осужденных Разанова В.Ю. и Матвейчева А.А. с использованием систем видеоконференц-связи, защитников Шатских И.В. и Зайцевой О.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб о незаконности и суровости приговора суда, выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Кузнецова С.В., возражавшего против удовлетворения апелляционных жалоб, судебная коллегия установила:

Разанов В.Ю. и Матвейчев А.А. осуждены за незаконное производство наркотических средств организованной группой в особо крупном размере;

незаконный сбыт наркотических средств организованной группой в крупном размере;

приготовление к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой в особо крупном размере.

Преступления были совершены в 2013 году в г. ... при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

осуждённый Разанов В.Ю. просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Анализируя данные, изложенные в процессуальных документах от 26 июня 2015 года, а также документы следственного изолятора и пояснения в суде адвокатов Зайцева С.И., Лубшевой Н.А., следователя С. утверждает, что следственные действия в этот день могли быть проведены только с одним из обвиняемых, вторым документы были подписаны формально, либо не подписаны вообще.

Обращает внимание на то, что следователь не известил его о дне предъявления обвинения и не разъяснил право на защиту, имеющееся в деле извещение от 19 июня 2015 года опровергается сообщением следственного изолятора.

Таким образом, было нарушено его право на защиту, его показания в качестве обвиняемого недопустимы, дело по этим основаниям подлежит возвращению прокурору.

Считает незаконным и необоснованным изменение Матвейчеву меры пресечения с домашнего ареста на содержание под стражей, которое имело характер воспитательной меры и в отношении Розанова.

Также приводит иные доводы, изложенные в жалобах осужденного Матвейчева и в других апелляционных жалобах, в том числе о недоказанности совершения преступлений организованной группой.

Считает, что при допросе в суде К., К. и М. были допущены нарушения процессуального закона, поскольку им была разъяснена лишь ст. 51 Конституции Российской Федерации, но они не были предупреждены о последствиях нарушения обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве.

Осужденный Матвейчев А.А. просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Приводит доводы, аналогичные апелляционной жалобе Разанова, о нарушениях при производстве следственных действий 26 июня 2015 года, в том числе о его неизвещении о дате предъявления обвинения, утверждает о его допросе без участия защитника, о том, что он протокол допроса не подписывал. Указывает на необоснованный отказ суда в допросе адвоката Зайцева в качестве свидетеля. Просит признать протокол допроса его в качестве обвиняемого и протокол ознакомления его с заключением экспертизы недопустимыми доказательствами.

Указывает на незаконность и необоснованность изменения ему меры пресечения на содержание под стражей от 6 мая 2016 года. Считает, что это решение свидетельствует о заинтересованности суда в исходе дела, о чем свидетельствует также необоснованное отклонение ходатайства защитника Михеевой А.О. об ознакомлении с вещественными доказательствами.

Утверждает о том, что 30 мая 2016 года его родственниками было заключено соглашение с адвокатом Шатских о защите по данному делу, однако, 1 июня суд безмотивно отказал подсудимому в допуске защитника Шатских. Считает, что в данном случае суд обязан был информировать адвоката, мог истребовать удостоверение защитника и ордер. Адвокату Шатских было необоснованно отказано в обжаловании приговора суда и в ознакомлении с материалами уголовного дела.

Ранее, 29 февраля 2016 года, судом был принят отказ Матвейчева от защитника Зайцева в отсутствие последнего, чем было нарушено право на защиту. Данный отказ был вынужденным, поскольку адвокат отсутствовал, причины его неявки суд не выяснил.

Считает незаконной конфискацию принадлежащей Матвейчеву автомашины, поскольку судом не учтено, что автомобиль был приобретен на законные средства в августе 2012 года, а преступные действия, вмененные ему, начались с 2013 года. Решая вопрос об иных вещественных доказательствах, не перечислил их и не дал оценку каждому.

Защитник Ильин А.Г. в интересах осужденного Матвейчева А.А. указывает, что С., М. и К. оговорили на следствии Матвейчева в целях смягчения им наказания. Утверждение суда о том, что С. и К. подтвердили в судебном заседании свои показания, данные на следствии, не соответствуют действительности. Суд незаконно и необоснованно отказал защите в удовлетворении ряда ходатайств.

Защитник Шульга А.Л. в интересах осужденного Матвейчева A.А. просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Утверждает, что судом было нарушено право Матвейчева на защиту, поскольку его ходатайство о возобновлении следствия для его допроса было отклонено, в дальнейшем Матвейчеву не было предоставлено время для подготовки к даче показаний, ходатайство о допуске адвоката Шатского было отклонено.

Выводы суда о совершении преступлений организованной группой не основаны на материалах дела и противоречат закону, поскольку отсутствовали лидер, денежный фонд, распределение ролей.

Защитник Курашкина О.В. в интересах осужденного Разанова B.Ю. просит об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение, приводит аналогичные доводы о недоказанности организованной группы.

Защитники Шатских И.В. и Зайцева О.А. в своих дополнениях повторяют указанные в других жалобах доводы, в частности, о нарушениях при производстве следственных действий 26 июня 2015 года и при допросе лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве, о нарушении права на защиту Матвейчева А.А. и незаконном изменении ему меры пресечения, о необоснованности выводов суда о конфискации автомашины Матвейчева А.А. и наличии квалифицирующего признака совершения преступлений организованной группой.

Государственный обвинитель Филоненко Т.В. возражает на апелляционные жалобы осужденных и защитников, просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора суда.

Виновность осужденных в совершении указанных преступлений подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которым дана в приговоре надлежащая оценка.

Такими доказательствами, в частности, суд первой инстанции обоснованно признал показания С. данные им в ходе предварительного расследования дела, в которых он подробно и последовательно пояснял об обстоятельствах, при которых Разанов предложил ему и Матвейчеву заработать на производстве и сбыте синтетического наркотика, на что они согласились, о приобретении Разановым, в том числе на их общие средства, химических реактивов, посуды и оборудования, о производстве сначала малого количества наркотиков, улучшении рецепта изготовления и получении больших партий синтетического наркотика в оборудованной для этого в гаражном боксе лаборатории, о расфасовке им и Матвейчевым наркотика в приобретенную специально для этого упаковку с иероглифами, о переоборудовании затем в лабораторию другого гаражного бокса на их общие деньги, о том, что оборудование перевозилось на автомашине Матвейчева, который также занимался заменой ворот в боксе, об установке видеонаблюдения, об устройстве в гараже специального помещения, обшитого фанерой и полимерной пленкой с вентиляционной системой для того, чтобы запах не выходил за пределы гаража, об изготовлении оптовых партий наркотика, которые оптом сбывал Матвейчев своим знакомым, о заказе нового оборудования для производства наркотиков на имя М., о получении ими 22 ноября 2013 года реактивов и расходных материалов и производстве в этот день крупной партии наркотика, около 2 килограммов, о задержании их сотрудниками наркоконтроля и изъятии всего, что перечислено в протоколе осмотра, в том числе мобильных телефонов с симкартами на других лиц.

В судебном заседании С. отказался от дачи показаний, не оспаривая показаний, данных им на следствии (т. 16 л.д. 165-166).

Доказательством виновности осужденных являются также показания М. данные им в ходе предварительного расследования дела, в которых он пояснил, что по предложению Матвейчева неоднократно в 2013 году приобретал у него оптовые, по 50 грамм, партии синтетического наркотика, передавая деньги самому Матвейчеву и забирая затем у К. упакованный в сверток наркотик, который передавал К. и Д.

При проверке показаний на месте М. указал места встреч с Матвейчевым для передачи ему денег за наркотики.

В судебном заседании М. подтвердил правдивость его исследованных показаний (т. 16 л.д. 164).

Также в судебном заседании были оглашены показания К. в которых он полностью подтвердил показания М. о приобретении партий наркотиков у Матвейчева. Достоверность этих показаний не отрицалась К. в судебном заседании (т. 16 л.д. 167).

Указанные осужденные, ранее заключившие соглашение о досудебном сотрудничестве, были допрошены в судебном заседании с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Им было разъяснено их право отказаться от дачи показаний, об ответственности по ст.ст. 307 и 308 УК РФ они не предупреждались. Все они от дачи показаний отказались, в связи с чем были оглашены их показания, ранее данные в ходе предварительного расследования дела. При таких обстоятельствах отсутствие разъяснения указанным лицам последствий невыполнения ими условий досудебного соглашения не могут являться существенным обстоятельством, которое могло бы поставить под сомнение законность и обоснованность приговора суда.

Кроме того, ссылки апелляционных жалоб на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2016 года N 17-П, которым признано, что положения ст. 56 чч. 2 и 8, ст. 278 ч. 2 и главы 40.1 УПК РФ предполагают, в частности, при допросе по основному делу обвиняемого, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного сотрудничества, предупреждение его о предусмотренных главой 40.1 УПК РФ последствиях нарушения обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве, не могут быть признаны основанием для отмены или изменения приговора в отношении Матвейчева А.А. и Разанова В.Ю., поскольку данное решение Конституционного Суда Российской Федерации вынесено позже оспариваемого приговора.

Оснований для оговора осужденных указанными лицами, не установлено, все приведенные показания, а также иные, представленные обвинением, доказательства согласуются между собой, и свидетельствуют о совершении осужденными инкриминированных им преступлений.

Вывод суда первой инстанции о наличии в их действиях квалифицирующего признака совершения преступлений организованной группой является обоснованным. Приведенные по этому поводу в приговоре мотивы убедительны, соответствуют требованиям ст. 35 ч. 3 УК РФ и основаны на достоверно установленных судом фактических обстоятельствах дела.

Доводы апелляционных жалоб об отсутствии организованной группы опровергнуты, в частности, фактом создания Разановым группы для производства и сбыта крупных партий наркотических средств, оборудованием лаборатории, принятием мер к конспирации деятельности группы, постоянным составом группы и длительным временем ее существования, распределением ролей.

Квалификация действий осужденных, данная приговором суда первой инстанции, является правильной.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не допущено.

Доводы стороны защиты о нарушениях, допущенных при производстве следственных действий 26 июня 2015 года, тщательно проверялись судом первой инстанции, им дана надлежащая оценка в приговоре суда.

Как видно из постановлений о привлечении в качестве обвиняемых и протоколов допросов (т. 12 л.д. 6-19, 21-34), 26 июня 2015 года обвиняемым Рязанову В.Ю. и Матвейчеву А.А. было предъявлено обвинение и они были допрошены с участием их защитников - Лубшевой Н.А. и Зайцева С.И.

При этом обвиняемые не заявляли о том, что не были своевременно уведомлены о дне предъявления обвинения, не ходатайствовали о переносе по этой причине предъявления обвинения, что само по себе свидетельствует о том, что права их нарушены не были. Кроме того, явка защитников, уведомленных о времени и месте предъявления обвинения одновременно с обвиняемыми, также свидетельствует о том, что обязанность следователя заблаговременно уведомить сторону защиты о предъявлении обвинения была исполнена надлежащим образом.

В указанных уведомлениях (т. 12 л.д. 5, 20) содержатся также разъяснения права обвиняемого на защиту, что, в совокупности с тем обстоятельством, что к моменту предъявления обвинения в деле уже участвовали защитники Разанова В.Ю. и Матвейчева А.А., опровергает доводы апелляционных жалоб о нарушении их права на защиту.

Производство следственных действий 26 июня 2015 года сомнений не вызывает, содержание протоколов допросов, в ходе которых обвиняемые отказались от дачи показаний, защитой не оспаривается.

Допрошенные в судебном заседании следователь С. и адвокат Л. подтвердили производство следственных действий и содержание составленных процессуальных документов, в том числе протокола допроса.

При обсуждении вопросов, связанных с позицией защиты, адвокат Зайцев С.И. пояснил в судебном заседании, что 26 июня 2015 года находился в следственном изоляторе с 9 до 11 часов, работал с Матвейчевым, участвовал в предъявлении ему обвинения (т. 16 л.д. 216).

Делая вывод о достоверности сведений, изложенных в процессуальных документах от 26 июня 2015 года, суд первой инстанции обоснованно сослался также на то, что при ознакомлении с материалами оконченного расследованием уголовного дела обвиняемые и их защитники не делали замечаний по поводу нарушений закона при предъявлении обвинения (т. 12 л.д. 37, 38, 81).

При таких обстоятельствах, как правильно указано в приговоре суда, документы следственного изолятора не могут свидетельствовать о том, что при проведении следственных действий был нарушен уголовно-процессуальный закон.

Все ходатайства стороны защиты, в том числе о допросе в судебном заседании защитника Зайцева С.И., о просмотре фрагментов видеозаписи осмотра места происшествия (гаража), осмотре ряда вещественных доказательств, рассмотрены судом с соблюдением требований закона. При отказе в удовлетворении ходатайств судом вынесены мотивированные и основанные на законе постановления (т. 17 л.д. 4-6).

Законность и обоснованность изменения Матвейчеву А.А. меры пресечения с домашнего ареста на заключение под стражу являлась предметом проверки в апелляционном порядке (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Приморского Краевого суда от 25 мая 2016 года т. 16 л.д. 37-39). Судебная коллегия, рассматривая настоящее уголовное дело в апелляционном порядке, не находит оснований для пересмотра судебного решения, уже проверенного в апелляционном порядке и вступившего в законную силу.

Нарушений уголовно-процессуального закона вследствие вынужденного отказа подсудимого Матвейчева от защитника Зайцева С.И., вопреки доводам апелляционной жалобы, не допущено.

Как видно из материалов уголовного дела, в том числе протокола судебного заседания, в разбирательстве дела в это время участвовали два защитника Матвейчева по соглашению - адвокаты Зайцев С.И. и Зайцева О.А. (ордера т. 14 л.д. 12, 103).

В судебное заседание 29 января 2016 года не явился защитник Матвейчева адвокат Зайцев С.И., при этом защитник Зайцева О.А. участвовала в судебных заседаниях, а подсудимый Матвейчев А.А. не возражал против проведения судебного заседания без участия защитника Зайцева С.И. (т. 16 л.д. 192, 197).

Таким образом, в судебном заседании 29 февраля 2016 года подсудимый Матвейчев от защитника Зайцева не отказывался, его право на защиту нарушено не было.

Доводы апелляционных жалоб о том, что суд безмотивно отказал Матвейчеву А.А. в допуске защитника Шатских, опровергаются материалами уголовного дела, из которых видно, что рассмотрев ходатайство подсудимого, суд отказал в отложении рассмотрения дела и в отказе подсудимого от адвоката Шульга А.Л.

Таким образом, судом не принималось решений, препятствующих явке защитника, с которым было заключено соглашение, в судебное заседание и вступлению его в дело.

В соответствии с частью 4 ст. 49 УПК РФ, адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера, что предполагает обязанность адвоката, заключившего соглашение на участие в деле в качестве защитника, явиться с указанными документами в суд для участия в деле, либо иным образом незамедлительно информировать суд о вступлении в дело, которое находится в стадии судебного разбирательства.

Однако, адвокат Шатских И.В., заключив соглашение об оказании юридической помощи 30 мая 2016 года, в судебное заседание 1 июня не явился и не представил суду ордер на осуществление защиты Матвейчева.

Доводы апелляционной жалобы об обязанности суда истребовать удостоверение защитника и его ордер не основаны на законе.

Делая вывод о том, что право Матвейчева А.А. на защиту в данном случае не было нарушено, судебная коллегия учитывает также, что в судебном заседании 1 июня 2016 года защиту Матвейчева А.А. осуществляли адвокат Шульга А.Л. по соглашению и адвокат Ильин А.Г. - по назначению суда.

Материалы дела свидетельствуют о том, что подсудимый Матвейчев А.А. фактически не расторгал соглашение с адвокатом Шульга А.Л. об участии в деле, поскольку в дальнейшем указанный защитник не только участвовал в судебном заседании и, в частности, в прениях сторон, но и обжаловал приговор суда в апелляционном порядке.

Позиция защитника Ильина А.Г. была согласована с подсудимым, о чем свидетельствует подписанный ими текст выступления в прениях от 1 июня 2016 года (т. 16 л.д. 67).

После предъявления адвокатом Шатских И.В. ордера на защиту Матвейчева А.А., суд предоставил защитнику возможность ознакомиться с материалами уголовного дела (т. 18 л.д. 27-29).

Доводы апелляционных жалоб о нарушении права Матвейчева дать показания также являются несостоятельными.

Они опровергаются протоколом судебного заседания, из которого видно, что в ходе судебного следствия как Матвейчев, так и Разанов от дачи показаний отказались (т. 16 л.д. 204-205), дополнений к судебному следствию не имели (т. 17 л.д. 26).

Право подсудимого давать показания в любой момент судебного следствия гарантировано законом лишь для указанной стадии разбирательства дела судом первой инстанции (ст. 274 ч. 3 УПК РФ).

После выступления в прениях государственного обвинителя Матвейчевым было заявлено ходатайство о возобновлении судебного следствия в связи с желанием дать признательные показания (т. 17 л.д. 63).

Суд первой инстанции отклонил данное ходатайство, однако затем, после окончания прений сторон, 1 июня 2016 года вернулся к вопросу о возобновлении судебного следствия, заслушал мнения сторон и постановил возобновить судебное следствие в связи с желанием Матвейчева дать показания и сообщить о новых обстоятельствах (т. 17 л.д. 77-78).

Несмотря на то, что 25 мая 2016 года судебное заседание было специально отложено на 1 июня для представления Матвейчеву и его защитникам времени для согласования позиции по вопросу о возобновлении судебного следствия, Матвейчев вместо дачи показаний заявил о том, что ему необходимо согласовать свою позицию с иными защитниками.

При таких обстоятельствах судом вынесено обоснованное решение об отказе в отложении судебного заседания (т. 17 л.д. 80-81) и вновь предложил подсудимому дать показания.

В связи с отказом Матвейчева А.А. давать показания в отсутствие его защитника по соглашению, при отсутствии дополнений к судебному следствию, оно было объявлено оконченным.

Поскольку право на защиту Матвейчева А.А. в указанном судебном заседании нарушено не было, как указано выше, в судебном заседании участвовали два его защитника, нет оснований для утверждения о том, что суд ограничил право Матвейчева А.А. дать показания.

Не ходатайствовал Матвейчев А.А. о даче показаний в судебном заседании суда апелляционной инстанции.

Таким образом, дело было рассмотрено судом объективно, с соблюдением принципа состязательности и равенства сторон. При этом судом создавались условия для добросовестного исполнения сторонами своих процессуальных функций.

Суд назначил осужденным наказание в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений. В отношении обоих осужденных суд признал смягчающими наказание обстоятельствами их положительные характеристики и отсутствие судимостей.

Справедливость назначенного осужденным наказания сомнений у судебной коллегии не вызывает, оснований для его смягчения не усматривается.

Судьба вещественного доказательства - автомобиля, принадлежащего Матвейчеву, разрешена на основании ст. 81 ч. 3 п. 1 УПК РФ и ст. 104.1 ч. 1 п. "г" УК РФ, в соответствии с которыми орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации. Поскольку приговором установлено, что указанный автомобиль использовался Матвейчевым для приобретения и перевозки оборудования и препаратов, используемых при производстве наркотических средств, а также для перевозки самих незаконно произведенных наркотических средств, конфискация автомобиля соответствует требованиям закона.

Вопрос об иных вещественных доказательствах разрешен в соответствии с требованиями ст. 81 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Приморского краевого суда от 9 июня 2016 года в отношении Разанова В.Ю. и Матвейчева А.А. оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Иванов Г.П.

 

Судьи

Зеленин С.Р.

 

 

Боровиков В.П.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Апелляционное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 декабря 2016 г. N 56-АПУ16-25


Текст определения официально опубликован не был