Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 10 января 2017 г. N АПЛ16-581 Решение суда об отказе в признании частично не действующими подпунктов 5, 6, 7 пункта 6 Порядка проведения обязательного медицинского освидетельствования водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств), утв. приказом Министерства здравоохранения РФ от 15 июня 2015 г. N 344н, оставлено без изменения

Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 10 января 2017 г. N АПЛ16-581

 

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Попова В.В.

при секретаре Горбачевой Е.А.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению ООО "Медицинское учреждение "Центурия" о признании частично недействующими подпунктов 5, 6, 7 пункта 6 порядка проведения обязательного медицинского освидетельствования водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств), утвержденного приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 15 июня 2015 г. N 344н,

по апелляционной жалобе ООО "Медицинское учреждение "Центурия" на решение Верховного Суда Российской Федерации от 22 сентября 2016 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителей ООО "Медицинское учреждение "Центурия" адвоката Толстикова А.В. и Новгородцевой С.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя Министерства здравоохранения Российской Федерации Андре А.А., возражавшего против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

Министерство здравоохранения Российской Федерации (далее - Минздрав России) приказом от 15 июня 2015 г. N 344н утвердило порядок проведения обязательного медицинского освидетельствования водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) (далее - Порядок).

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 11 марта 2016 г., опубликован для всеобщего сведения 15 марта 2016 г. на официальном интернет-портале правовой информации www.pravo.gov.ru и 21 марта 2016 г. в "Российской газете".

В пункте 6 Порядка закреплено, что медицинское освидетельствование водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) (далее - медицинское освидетельствование) включает в себя осмотры и обследования врачами-специалистами, инструментальное и лабораторные исследования: осмотр врачом-терапевтом или осмотр врачом общей практики (семейным врачом) (подпункт 1); осмотр врачом-офтальмологом (подпункт 2); обследование врачом-психиатром (подпункт 3); обследование врачом-психиатром-наркологом (подпункт 4); осмотр врачом неврологом (обязателен при медицинском освидетельствовании водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) категорий "C", "D", "CE", "DE", "Tm", "Tb" и подкатегорий "С1", "D1", "С1Е", "D1E". Для водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) иных категорий и подкатегорий транспортных средств осмотр врачом-неврологом проводится по направлению врача-терапевта или врача общей практики (семейного врача) в случае выявления симптомов и синдромов заболевания (состояния), являющегося медицинским противопоказанием, медицинским показанием или медицинским ограничением к управлению транспортным средством) (подпункт 5); осмотр врачом-оториноларингологом (для водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) категорий "С", "D", "СЕ", "DE", "Tm", "Tb" и подкатегорий "С1", "D1", "С1Е", "D1E") (подпункт 6); электроэнцефалография (обязательна при медицинском освидетельствовании водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) категорий "С", "D", "СЕ", "DE", "Tm", "Tb" и подкатегорий "С1", "D1", "С1Е", "D1E". Для водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) иных категорий и подкатегорий транспортных средств по направлению врача-невролога в случае выявления симптомов и синдромов заболевания (состояния), являющегося медицинским противопоказанием к управлению транспортным средством) (подпункт 7); определение наличия психоактивных веществ в моче (при выявлении врачом-психиатром-наркологом симптомов и синдромов заболевания (состояния), являющегося медицинским противопоказанием к управлению транспортными средствами) (подпункт 8); качественное и количественное определение карбогидрат-дефицитного трансферрина (CDT) в сыворотке крови (при выявлении врачом-психиатром-наркологом симптомов и синдромов заболевания (состояния), являющегося медицинским противопоказанием к управлению транспортными средствами) (подпункт 9).

ООО "Медицинское учреждение "Центурия" (далее - Общество) обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением, в котором просило признать подпункты 5, 6 и 7 пункта 6 Порядка не действующими в части, не устанавливающей обязательность осмотра врачом-неврологом, врачом-оториноларингологом, проведения электроэнцефалографии для водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) категорий "А", "В", "ВЕ", "М", подкатегорий "А1", "В1". В обоснование своих требований ссылалось на то, что оспариваемые положения противоречат пункту 8 перечня медицинских противопоказаний к управлению транспортным средством и пункту 17 перечня медицинских показаний к управлению транспортным средством, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2014 г. N 1604, а также абзацу четвертому раздела "Медицинские психиатрические противопоказания для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности, связанной с влиянием вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов" Перечня медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, утвержденного постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 28 апреля 1993 г. N 377.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 22 сентября 2016 г. в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе Общество просит об отмене данного решения, указывая на его незаконность и необоснованность, и о принятии нового решения об удовлетворении заявленных требований в полном объеме. Оспаривает вывод суда первой инстанции о том, что совокупность требуемой квалификации и должностных обязанностей врача-терапевта и врача общей практики (семейного врача) позволяет обеспечивать своевременное, всестороннее и объективное медицинское обследование водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) при проведении их медицинского освидетельствования в соответствии с Федеральным законом от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" (далее - Федеральный закон "О безопасности дорожного движения") и Порядком. По мнению Общества, врач-терапевт в отсутствие специальной подготовки не обладает достаточной компетенцией для дачи заключения о наличии (отсутствии) медицинских противопоказаний, медицинских показаний или медицинских ограничений к управлению транспортными средствами. Административный истец также полагает, что судом не были по существу рассмотрены его доводы о противоречии оспариваемых норм Порядка пункту 8 перечня медицинских противопоказаний к управлению транспортным средством и пункту 17 перечня медицинских показаний к управлению транспортным средством, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2014 г. N 1604.

Кроме того, Общество выражает несогласие с выводом суда о том, что постановление Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 28 апреля 1993 г. N 377, которым утвержден Перечень медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, не подлежит применению в целях медицинского освидетельствования, установленного Федеральным законом "О безопасности дорожного движения" и Порядком.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель Минздрава России просит оставить ее без удовлетворения, считая, что решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, а оснований для удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Министерство юстиции Российской Федерации о времени и месте судебного разбирательства извещено в установленном законом порядке, своего представителя в суд не направило.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения суда не находит.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для признания нормативного правового акта не действующим полностью или в части является его несоответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу. По настоящему административному делу такое основание для признания подпунктов 5, 6, 7 пункта 6 Порядка не действующими в оспариваемой части отсутствует.

В силу статьи 5 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" обеспечение безопасности дорожного движения осуществляется, в частности, посредством проведения комплекса мероприятий по медицинскому обеспечению безопасности дорожного движения, включающего в себя в соответствии с пунктом 1 статьи 23 указанного Закона обязательное медицинское освидетельствование водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств). Согласно абзацу первому пункта 7 данной статьи порядок проведения обязательного медицинского освидетельствования, форма медицинского заключения о наличии (об отсутствии) у водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) медицинских противопоказаний, медицинских показаний или медицинских ограничений к управлению транспортными средствами, порядок выдачи указанного медицинского заключения устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Минздрав России во исполнение требований Федерального закона "О безопасности дорожного движения" и на основании Положения о Министерстве здравоохранения Российской Федерации (подпункт 5.2.75 пункта 5), утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 608, своим приказом правомерно утвердил оспариваемый в части Порядок.

Пунктом 2 Порядка закреплено, что медицинское освидетельствование проводится с целью определения наличия (отсутствия) у водителя транспортного средства (кандидата в водители транспортного средства) медицинских противопоказаний, медицинских показаний и медицинских ограничений к управлению транспортным средством в соответствии с перечнями медицинских противопоказаний, медицинских показаний и медицинских ограничений к управлению транспортным средством, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2014 г. N 1604.

В названные перечни входят заболевания, относящиеся к различным классам Международной классификации болезней МКБ-10, в том числе психические расстройства и расстройства поведения (при наличии хронических и затяжных психических расстройств с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями), психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ, болезни нервной системы, болезни уха и сосцевидного отростка, а также другие болезни.

Под медицинским освидетельствованием лица, исходя из части 1 статьи 65 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", понимается совокупность методов медицинского осмотра и медицинских исследований, направленных на подтверждение такого состояния здоровья человека, которое влечет за собой наступление юридически значимых последствий.

Одним из видов медицинского освидетельствования является освидетельствование на наличие медицинских противопоказаний к управлению транспортным средством (пункт 3 части 2 этой статьи).

При этом указанный Федеральный закон также закрепляет положение, согласно которому медицинское освидетельствование проводится в медицинских организациях в порядке, установленном уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (часть 4 статьи 65).

Как уже отмечалось, таким органом является Минздрав России, издавший Порядок, которым урегулированы с учетом особенностей клинических случаев (наблюдений) вопросы проведения осмотров и обследований врачами-специалистами, необходимых для составления заключения о наличии (отсутствии) у водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) медицинских противопоказаний, медицинских показаний или медицинских ограничений к управлению транспортными средствами, и направления на осмотр, обследование врачами-специалистами и исследования, не являющиеся в соответствии с пунктом 6 Порядка обязательными при медицинском освидетельствовании водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) отдельных категорий и входящих в них подкатегорий транспортных средств.

В обжалуемом решении суд первой инстанции обоснованно указал, что предусмотренные подпунктами 5, 6 и 7 пункта 6 Порядка особенности осмотров врачом-неврологом, врачом-оториноларингологом, направления на электроэнцефалографию обусловлены как спецификой диагностики соответствующих неврологических заболеваний и заболеваний уха и сосцевидного отростка, так и необходимостью углубленного обследования водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) категорий "С", "D", "СЕ", "DE", "Tm", "Tb" и подкатегорий "С1", "D1", "С1Е", "D1E", которые преимущественно являются работниками юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих перевозки автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом.

При этом оспариваемые предписания Порядка не исключают осмотр врачом-неврологом водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) иных категорий и подкатегорий в случае, если врачом-терапевтом или врачом общей практики (семейным врачом) выявлены симптомы и синдромы заболевания (состояния), являющегося медицинским противопоказанием, медицинским показанием или медицинским ограничением к управлению транспортным средством, а также проведение электроэнцефалографии в случае выявления врачом-неврологом симптомов и синдромов заболевания (состояния), являющегося медицинским противопоказанием к управлению транспортным средством.

Довод Общества о несоответствии подпунктов 5, 6 и 7 пункта 6 Порядка пункту 8 перечня медицинских противопоказаний к управлению транспортным средством и пункту 17 перечня медицинских показаний к управлению транспортным средством, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2014 г. N 1604, несостоятелен, поскольку никаких предписаний, связанных с процедурой медицинского освидетельствования водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств), приведенные пункты перечней не содержат. В них указаны лишь наименования конкретных заболеваний, являющихся медицинским противопоказанием либо медицинским показанием к управлению транспортным средством.

Ошибочен и довод апелляционной жалобы о противоречии Порядка в оспариваемой части перечню медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности, утвержденному постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 28 апреля 1993 г. N 377, т.к. он не регламентирует вопросы медицинского освидетельствования в целях реализации положений Федерального закона "О безопасности дорожного движения".

Утверждение Общества о том, что Порядок в оспариваемой части неправомерно исключил из процедуры медицинского освидетельствования на наличие медицинских противопоказаний к управлению транспортными средствами обязательные осмотры врачом-неврологом, врачом-оториноларингологом, проведение электроэнцефалографии в отношении водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) категорий "А", "В", "ВЕ", "М", подкатегорий "А1", "В1", нельзя признать обоснованным, поскольку не имеется нормативных правовых актов большей юридической силы, которые бы закрепляли обязательность таких осмотров и проведения электроэнцефалографии во всех случаях медицинского освидетельствования водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств).

Как уже было сказано выше, Федеральным законом "О безопасности дорожного движения" и постановлением Правительства Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 608 вопрос о порядке проведения обязательного медицинского освидетельствования на наличие у водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств) медицинских противопоказаний, медицинских показаний или медицинских ограничений к управлению транспортными средствами отнесен к компетенции Минздрава России, который при регулировании данного вопроса не вышел за пределы имеющихся полномочий, обеспечив как баланс прав и обязанностей участников дорожного движения, так и решение задачи медицинского обеспечения безопасности дорожного движения.

Вывод суда первой инстанции о том, что действующее правовое регулирование в рассматриваемой сфере обеспечивает своевременное, всестороннее и объективное медицинское освидетельствование водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств), основан на анализе нормативных правовых актов, определяющих требования к квалификации врача-терапевта и врача общей практики (семейного врача) и их должностные обязанности.

Установив, что подпункты 5, 6, 7 пункта 6 Порядка не противоречат федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, прав и законных интересов административного истца не нарушают, суд первой инстанции правомерно, на основании пункта 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, принял решение об отказе в удовлетворении административного искового заявления Общества. Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308-311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 22 сентября 2016 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу ООО "Медицинское учреждение "Центурия" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Г.В. Манохина

 

Члены коллегии

В.Ю. Зайцев

 

 

В.В. Попов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 10 января 2017 г. N АПЛ16-581


Текст определения официально опубликован не был