Определение Конституционного Суда РФ от 17 января 2017 г. N 61-О "По запросу Калининградского гарнизонного военного суда о проверке конституционности статьи 135 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 17 января 2017 г. N 61-О
"По запросу Калининградского гарнизонного военного суда о проверке конституционности статьи 135 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Ю.М. Данилова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Калининградского гарнизонного военного суда, установил:

1. Гражданин Ч. 15 августа 2016 года обратился в Калининградский гарнизонный военный суд с заявлением о взыскании с Министерства финансов Российской Федерации в счет возмещения имущественного вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, расходов по оплате юридической помощи в размере 250 000 рублей. Судом установлено, что 26 июля 2016 года уголовное преследование Ч. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 286 УК Российской Федерации, было прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления, а в остальной части - по обвинению в совершении двух преступлений, предусмотренных пунктом "а" части третьей той же статьи, уголовное преследование продолжено; 31 августа 2016 года уголовное дело Ч. поступило к прокурору для утверждения обвинительного заключения, при этом срок рассмотрения дела прокурором продлен до 30 суток. 14 сентября 2016 года Калининградский гарнизонный военный суд вынес постановление о направлении запроса в Конституционный Суд Российской Федерации, приостановив производство по делу о возмещении имущественного вреда. Уголовное же дело Ч. поступило в суд с утвержденным обвинительным заключением 3 октября 2016 года, 18 октября по нему состоялось предварительное слушание, а 11 ноября - первое судебное заседание.

В своем запросе Калининградский гарнизонный военный суд просит проверить на соответствие статьям 45 (часть 1), 46 (части 1 и 2), 52 и 53 Конституции Российской Федерации статью 135 УПК Российской Федерации, регламентирующую виды имущественного вреда, подлежащего возмещению реабилитированному лицу (часть первая), порядок направления требования о его возмещении (части вторая и третья), рассмотрения такого требования судом (части четвертая и пятая), а также направления копии решения суда (часть шестая). По мнению заявителя, эта норма неконституционна, поскольку, возлагая на суд обязанность в срок не позднее одного месяца со дня поступления требования реабилитированного о возмещении вреда определить его размер и вынести постановление о производстве соответствующих выплат, не предусматривает процедуру, позволяющую суду изучить материалы, содержащие сведения о размере предполагаемого возмещения, в случае частичного прекращения уголовного преследования и продолжения расследования уголовного дела в остальной части, не устанавливает механизм истребования судом уголовного дела у прокурора, у которого оно находится для утверждения обвинительного заключения, а также не предусматривает возможность приостановить рассмотрение требований реабилитированного до разрешения по существу его уголовного дела. Тем самым, как полагает заявитель, в действующем уголовно-процессуальном законодательстве отсутствует механизм, позволяющий суду в надлежащий срок принять решение о возмещении имущественного вреда, причиненного уголовным преследованием, частично признанным незаконным.

2. Конституция Российской Федерации закрепляет право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53), гарантируя реализацию данного права обязанностью государства обеспечивать полную, эффективную и справедливую защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 45, часть 1; статья 46, части 1 и 2), компенсацию ущерба, причиненного злоупотреблениями властью, и доступ потерпевших от таких нарушений к правосудию (статья 52). Конституционным гарантиям находящегося под судебной защитой права на возмещение вреда, в том числе причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием, корреспондируют положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 5 статьи 5 и статья 3 Протокола N 7 к Конвенции) и Международного пакта о гражданских и политических правах (подпункт "а" пункта 3 статьи 2, пункт 5 статьи 9 и пункт 6 статьи 14), утверждающие право каждого, кто стал жертвой незаконного ареста, заключения под стражу или судебной ошибки, на компенсацию и обязанность государства обеспечить эффективные средства правовой защиты нарушенных прав.

В свою очередь, суд, рассматривающий требования реабилитированного, обязан - основываясь на приведенных положениях Конституции Российской Федерации и международно-правовых актов, с учетом смысла правовых позиций, изложенных в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 2 марта 2010 года N 5-П, от 19 июля 2011 года N 18-П и от 17 октября 2011 года N 22-П, и в соответствии с процессуальными нормами - установить подлежащий возмещению размер причиненного вреда, в том числе размер фактически понесенных расходов по оплате юридической помощи. Для этого суд вправе как по ходатайству заинтересованных лиц, так и по своей инициативе получать необходимые доказательства, включая заключение эксперта, показания свидетелей, и истребовать документы.

Согласно общим правилам доказывания, закрепленным в нормах Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных данным Кодексом (часть первая статьи 86); проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (статья 87). Кроме того, часть четвертая статьи 29 данного Кодекса предусматривает право суда вынести частное определение или постановление и в других - прямо не указанных в законе - случаях, если суд признает это необходимым, в том числе по причине непредставления по запросу суда нужных ему документов.

Продолжение же уголовного преследования лица в связи с совершением им преступлений не препятствует рассмотрению его требований о возмещении вреда, который был причинен в результате прекращенного по реабилитирующим основаниям уголовного преследования за совершение другого самостоятельного преступления.

Таким образом, поскольку неопределенность в вопросе о соответствии статьи 135 УПК Российской Федерации положениям Конституции Российской Федерации в обозначенном заявителем аспекте отсутствует, запрос Калининградского гарнизонного военного суда не может быть принят Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению. Что же касается фактически поставленного им вопроса о механизме взаимодействия суда с органами прокуратуры, то данная норма порядок такого взаимодействия не регламентирует.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Калининградского гарнизонного военного суда, поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми такого рода обращения в Конституционный Суд Российской Федерации признаются допустимыми.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

КС РФ не согласился с тем, что в УПК РФ нет механизма, который позволял бы суду принять в срок решение о возмещении имущественного вреда, причиненного уголовным преследованием, которое признанно незаконным частично.

Как разъяснил КС РФ, суд, рассматривающий требования реабилитированного, обязан установить подлежащий возмещению размер причиненного вреда, в т. ч. величину фактически понесенных расходов по оплате юрпомощи. Для этого суд вправе как по ходатайству заинтересованных лиц, так и по своей инициативе получать необходимые доказательства и истребовать документы.

При этом УПК РФ закрепляет право суда вынести частное определение или постановление и в прямо не указанных в законе случаях, если он признает подобное необходимым, в т. ч. по причине непредставления документов по его запросу.

Продолжение же уголовного преследования лица в связи с совершением им преступлений не препятствует тому, чтобы рассмотреть его требования о возмещении вреда, который был причинен в результате прекращенного (по реабилитирующим основаниям) преследования за совершение им другого самостоятельного преступления.


Определение Конституционного Суда РФ от 17 января 2017 г. N 61-О "По запросу Калининградского гарнизонного военного суда о проверке конституционности статьи 135 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"


Определение размещено на сайте Конституционного Суда РФ (http://www.ksrf.ru)