Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 мая 2017 г. N 46-КГ17-19 Состоявшиеся судебные акты об отказе в возложении на муниципальный орган власти обязанности заключить договор социального найма жилого помещения отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку гражданину, фактически пользовавшемуся всем жилым помещением (комнатой) в доме, являвшемся общежитием, и проживавшему в нём, не может быть отказано в заключении договора социального найма на всё изолированное жилое помещение

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 мая 2017 г. N 46-КГ17-19

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Назаренко Т.Н. и Рыженкова И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Краснощёкова И.Л. к департаменту управления имуществом городского округа Самара о возложении обязанности заключить договор социального найма и признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации

по кассационной жалобе представителя Краснощёкова И.Л. - Ерохиной Л.А. на решение Промышленного районного суда г. Самары от 10 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 26 июля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., выслушав объяснения представителя Краснощёкова И.Л. - Ерохиной Л.А., поддержавшей доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Краснощёков И.Л. обратился в суд с иском к департаменту управления имуществом городского округа образования Самара о возложении обязанности заключить договор социального найма и признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации, ссылаясь на то, что ему в 1990 году по ордеру от 13 ноября 1990 г. N 239 была предоставлена комната ... в общежитии по адресу: г. ... Истец по настоящее время проживает в жилом помещении, несёт бремя его содержания. В 2007 году спорное помещение исключено из специализированного жилищного фонда, перешло в муниципальную собственность, в связи с чем истец полагает, что занимает комнату на условиях договора социального найма и имеет право на её приватизацию.

Решением Промышленного районного суда г. Самары от 10 мая 2016 г. Краснощёкову И.Л. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 26 июля 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представителем Краснощёкова И.Л. - Ерохиной Л.А. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены решения Промышленного районного суда г. Самары от 10 мая 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 26 июля 2016 г., как принятых с нарушением требований закона.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы представителя Краснощёкова И.Л. - Ерохиной Л.А. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. 9 марта 2017 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением от 20 апреля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, которые выразились в следующем.

Как установлено судом, 13 ноября 1990 г. Краснощёкову И.Л. выдан ордер N 239 на право занятия койко-места в комнате ... в доме ... по улице ... на период работы в ЦСКБ (л.д. 15).

Истец с 22 мая 1990 г. зарегистрирован в комнате в д. по ул. ... на общей и жилой площади 6,45 кв.м (л.д. 13).

На имя Краснощёкова И.Л. открыт лицевой счёт N ... для внесения платы за жилое помещение и коммунальные услуги, рассчитанной исходя из общей площади в размере 6,45 кв.м (л.д. 14).

Постановлением главы г. Самары от 2 июля 2007 г. N 487 дом ... по улице ... в городе ... исключён из состава муниципального специализированного жилищного фонда и включён в состав муниципального жилищного фонда социального использования (л.д. 16).

Согласно техническому паспорту, изготовленному Самарским филиалом ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ" по состоянию на 2 апреля 1980 г., общая площадь и жилая площадь спорной комнаты равнозначны и составляют 12,90 кв.м (л.д. 7-10).

Из поквартирной карточки на комнату следует, что в период с 26 сентября 2003 г. по 10 января 2014 г. в ней был зарегистрирован Петров Е.В. (л.д. 34)., однако снят с регистрационного учёта по своему заявлению.

Письмом от 10 октября 2014 г. N 15-07-25/40717 департамент управления имуществом городского округа Самара сообщил Краснощёкову И.Л. об отказе в заключении договора социального найма на спорную комнату. В письме разъяснено, что, поскольку общая площадь жилого помещения составляет 12,90 кв.м и в соответствии с ордером от 13 ноября 1990 г. N 239 было предоставлено только койко-место площадью 6,45 кв.м на период работы в ЦСКБ, а документы, подтверждающие выделение Краснощёкову И.Л. в пользование всей комнаты, в департамент не представлены, правовые основания для заключения договора социального найма отсутствуют (л.д. 11).

Отказывая в удовлетворении исковых требований Краснощёкова И.Л., суд первой инстанции (с ним согласился суд апелляционной инстанции) исходил из того, что в пользовании истца находится часть спорной комнаты (койко-место), доказательства предоставления в его пользование всей комнаты отсутствуют. Поскольку предметом договора социального найма жилого помещения может являться только изолированное жилое помещение, суд счёл исковые требования не подлежащими удовлетворению.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что состоявшиеся по делу судебные постановления вынесены с существенными нарушениями норм материального права.

Согласно частям 1 и 2 статьи 60 Жилищного кодекса Российской Федерации по договору социального найма жилого помещения одна сторона - собственник жилого помещения государственного жилищного фонда или муниципального жилищного фонда (действующие от его имени уполномоченный государственный орган или уполномоченный орган местного самоуправления) либо управомоченное им лицо (наймодатель) обязуется передать другой стороне - гражданину (нанимателю) жилое помещение во владение и в пользование для проживания в нём на условиях, установленных данным кодексом. Договор социального найма жилого помещения заключается без установления срока его действия.

В соответствии с частью 1 статьи 62 Жилищного кодекса Российской Федерации предметом договора социального найма жилого помещения должно быть жилое помещение (жилой дом, квартира, часть жилого дома или квартиры).

В силу статьи 7 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых домах, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий, и переданы в ведение органов местного самоуправления, вне зависимости от даты передачи этих жилых помещений и от даты их предоставления гражданам на законных основаниях применяются нормы Жилищного кодекса Российской Федерации о договоре социального найма.

Из указанной статьи следует, что общежития, которые принадлежали государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и были переданы в ведение органов местного самоуправления, утрачивают статус общежитий в силу закона и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма.

Ввиду утраты указанными домами статуса общежития в силу закона, а также с учётом требований действующего законодательства о применении к жилым помещениям, расположенным в таких домах, положений о договоре социального найма, граждане, занимавшие часть жилого помещения на условиях "койко-место", также приобретают право пользования им на условиях договора социального найма, поскольку статья 7 Вводного закона предусматривает применение норм Жилищного кодекса Российской Федерации о договоре социального найма к отношениям по пользованию жилыми помещениями, расположенными в жилых домах, ранее принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий, без каких-либо изъятий и ограничений.

В связи с этим гражданам вне зависимости от даты передачи этих жилых помещений и от даты их предоставления гражданам на законных основаниях в силу статьи 7 Вводного закона в таком жилом помещении на условиях "койко-место" должно передаваться в пользование изолированное жилое помещение в целом и с ними должен заключаться один договор социального найма как с сонанимателями.

Жилые помещения, переданные в пользование таким гражданам по договору социального найма, подлежат последующей приватизации на основании Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" в равных долях при условии согласия каждого из них на получение жилья в собственность.

Гражданину, фактически пользовавшемуся всем жилым помещением (комнатой) в доме, являвшемся общежитием, и проживавшему в нём в силу статьи 7 указанного выше Вводного закона, также не может быть отказано в заключении договора социального найма на всё изолированное жилое помещение, если это жилое помещение не было предоставлено в установленном порядке в пользование нескольких лиц либо право пользования жилым помещением других лиц прекратилось по основаниям, предусмотренным законом (выезд в другое место жительства, смерть и т.п.).

Как следует из материалов дела, Краснощёков И.Л. вселён в спорную комнату в установленном законом порядке, проживал в этой комнате на момент исключения жилого дома ... по улице ... в городе из специализированного жилищного фонда и включения его в состав муниципального жилищного фонда социального использования один, также на момент рассмотрения дела единолично пользуется изолированным жилым помещением.

Ссылка суда первой инстанции на отсутствие доказательств о предоставлении Краснощёкову И.Л. в единоличное пользовании всей спорной комнаты, поскольку кроме истца в ней также был зарегистрирован Петров Евгений Владимирович, на имя которого в данном помещении открыт лицевой счёт, опровергается материалами дела. Как видно из представленной в дело копии поквартирной карточки, Петров Е.В. был снят с регистрационного учёта 10 января 2014 г. по его заявлению (л.д. 34). Из объяснений в суде первой инстанции представителя истца, а также показаний свидетелей К. и К. усматривается, что истец в спорной комнате всегда проживал один, регистрация Петрова Е.В. носила формальный характер и была впоследствии прекращена.

В связи с этим вывод судов обеих инстанций о том, что отказ ответчика заключить с Краснощёковым И.Л. договор социального найма на комнату является правомерным, поскольку последнему предоставлена только часть жилого помещения, противоречит положениям приведённых норм права и нарушает жилищные права истца.

Таким образом, неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права привело к неверному разрешению спора.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Краснощёкова И.Л., в связи с чем решение Промышленного районного суда г. Самары от 10 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 26 июля 2016 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Промышленного районного суда г. Самары от 10 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 26 июля 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Председательствующий

Юрьев И.М.

 

Судьи

Назаренко Т.Н.

 

 

Рыженков И.М.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 мая 2017 г. N 46-КГ17-19


Текст определения официально опубликован не был