Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 октября 2017 г. N 5-КГ17-146 Суд отменил апелляционное определение о взыскании уплаченных по договору денежных средств и компенсации морального вреда и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку нижестоящим судом не были исследованы все существенные для правильного разрешения дела обстоятельства

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 октября 2017 г. N 5-КГ17-146

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Крохиной Раисы Тимофеевны к обществу с ограниченной ответственностью "Формула здоровья и красоты" о взыскании уплаченных по договору денежных средств и компенсации морального вреда по кассационной жалобе Крохиной Раисы Тимофеевны на решение Черёмушкинского районного суда г. Москвы от 25 июля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 февраля 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав Крохину Р.Т. и её представителя по доверенности Полтева В.Н., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Крохина Р.Т., ... года рождения, обратилась в суд с названными выше требованиями, ссылаясь на то, что в апреле 2016 года по радио услышала рекламную информацию о продаже ООО "Формула здоровья и красоты" лекарственных препаратов. После её звонка представители общества, уточнив перечень заболеваний, порекомендовали приобрести у них лекарства на 170 000 руб. По устной договорённости ООО "Формула здоровья и красоты" приняло на себя обязательство курьером доставлять по адресу истца заказанные лекарственные препараты, а истец обязалась их оплачивать. Согласно квитанциям (чекам) за доставленные препараты истец в общей сложности заплатила 365 000 руб. В ходе приёма препаратов улучшений в самочувствии истца не произошло.

Поскольку, по мнению Крохиной Р.Т., ответчик ввёл её в заблуждение, побудив приобрести не лекарственные препараты, а биологически активные добавки, истец просила суд взыскать в её пользу с ООО "Формула здоровья и красоты" стоимость оплаченных препаратов, компенсацию морального вреда и судебные расходы.

Решением Черёмушкинского районного суда г. Москвы от 25 июля 2016 г. в иске отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 февраля 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителя содержится просьба об отмене указанных выше судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 19 сентября 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что истец приобрела у ответчика биологически активные добавки на общую сумму 365 000 руб., что подтверждается квитанциями (чеками) от 7, 11, 14, 19 и 22 апреля 2015 г. (л.д. 11-16).

Разрешая спор и отказывая в иске, суд первой инстанции сослался на то, что при заключении договора Крохиной Р.Т. была предоставлена информация о происхождении препаратов, предоставлены свидетельства о государственной регистрации каждого вида продукции, сертификаты соответствия, а истцом не указано, непредоставление какой именно информации не позволило ей сделать выбор относительно приобретения продукции ответчика, равно как не доказан факт отказа ответчика в предоставлении запрашиваемой истцом информации о товаре.

С такими выводами согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с принятыми по делу судебными постановлениями согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В силу части 1 статьи 195 названного кодекса решение суда должно быть законным и обоснованным.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) (пункт 2).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3).

Кроме того, в соответствии с частью 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Статьёй 10 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей) установлено, что изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора.

Информация о товарах в обязательном порядке должна содержать в том числе сведения об основных потребительских свойствах.

В силу статьи 12 Закона защите прав потребителей, если потребителю не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора информацию о товаре, он вправе в разумный срок отказаться от исполнения заключённого договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков. При рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причинённых недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре, необходимо исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках товара.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", наличие оснований для освобождения от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства должен доказать продавец.

При рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причинённых ему недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), суду следует исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках, имея в виду, что в силу Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора. При этом необходимо учитывать, что по отдельным видам товаров (работ, услуг) перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством Российской Федерации (пункт 44).

При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя (пункт 45).

Отказывая Крохиной Р.Т. в удовлетворении иска, суд первой инстанции, с выводами которого согласился суд апелляционной инстанции, указал, что истец не доказала факт непредоставления ей надлежащей информации о приобретаемых препаратах.

Таким образом, судебные инстанции в нарушение прямых указаний закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации возложили обязанность доказывать непредоставление надлежащей информации на необладающего специальными познаниями истца, в то время как факт предоставления надлежащей информации в доступной для истца форме обязан был доказывать ответчик.

Те выводы о предоставлении истцу должной информации, которые имеются в судебных постановлениях, в нарушение приведённых норм процессуального права не основаны на каких-либо доказательствах.

Так, суды сослались только на имеющиеся в материалах дела свидетельства о государственной регистрации продукции и сертификаты соответствия единым санитарно-эпидемиологическим и гигиеническим требованиям к товарам.

Между тем в данных документах отсутствует какая-либо информация о составе реализуемых ответчиком препаратов, их свойствах, побочных действиях, назначении, способе применения, противопоказаниях, предполагаемом эффекте от применения и т.п.

Каких-либо иных доказательств, подтверждающих то, что до истца в доступной для неё форме была доведена информация, в частности о потребительских свойствах товара, в судебных постановлениях не указано, и в материалах дела таких сведений нет.

Кроме того, судами не учтено, что в отношении биологически активных добавок нормативными актами установлен ряд обязательных требований к информации о них.

В частности, в соответствии с пунктом 4.13.1 "Методических указаний (МУК) 2.3.2.721-98. 2.3.2. Пищевые продукты и пищевые добавки. Определение безопасности и эффективности биологически активных добавок к пище. Методические указания", утверждённых Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 15 октября 1998 г., расфасованные и упакованные биологически активные добавки к пище должны иметь этикетки, на которых на русском языке указывается: наименование продукта и его вид; номер технических условий (для отечественных БАД); область применения; название организации- изготовителя и её юридический адрес (для импортируемых на территорию Российской Федерации продуктов - страна происхождения и наименование фирмы-изготовителя); вес и объём продукта; наименование входящих в состав продуктов ингредиентов, включая пищевые добавки; пищевая ценность (калорийность, белки, жиры, углеводы, витамины, микроэлементы); условия хранения; срок годности и дата изготовления; способ применения (в случае, если требуется дополнительная подготовка БАД); рекомендации по применению, дозировка; противопоказания к использованию и побочные действия (при необходимости); особые условия реализации (при необходимости).

Аналогичные требования к упаковке биологически активной добавки и информации, нанесённой на этикетку, содержатся в пунктах 4.3 и 4.4 постановления Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 17 апреля 2003 г. N 50 "О введении в действие санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.3.21290-03".

Пунктом 4.5 названного постановления предусмотрено, что указанная выше информация доводится до сведения потребителей в любой доступной для прочтения потребителей форме.

Кроме того, в соответствии с СанПиН 2.3.2.1290-03 "Гигиенические требования к организации производства и оборота биологически активных добавок к пище (БАД)", утверждёнными постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 17 апреля 2003 г. N 50, продажа биологически активных добавок дистанционным способом не допускается.

Также Правилами продажи отдельных видов товаров, утверждёнными постановлением Правительства Российской Федерации от 19 января 1998 г. N 55, установлено, что разносная торговля биологически активными добавками как пищевыми продуктами не допускается.

Статьёй 25 Федерального закона от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ "О рекламе" установлено, что реклама биологически активных добавок и пищевых добавок не должна: создавать впечатление о том, что они являются лекарственными средствами и (или) обладают лечебными свойствами; содержать ссылки на конкретные случаи излечения людей, улучшения их состояния в результате применения таких добавок; содержать выражение благодарности физическими лицами в связи с применением таких добавок; побуждать к отказу от здорового питания; создавать впечатление о преимуществах таких добавок путём ссылки на факт проведения исследований, обязательных для государственной регистрации таких добавок, а также использовать результаты иных исследований в форме прямой рекомендации к применению таких добавок (часть 1).

Реклама биологически активных добавок в каждом случае должна сопровождаться предупреждением о том, что объект рекламирования не является лекарственным средством. В данной рекламе, распространяемой в радиопрограммах, продолжительность такого предупреждения должна составлять не менее чем три секунды, в рекламе, распространяемой в телепрограммах, при кино- и видеообслуживании, - не менее чем пять секунд, и такому предупреждению должно быть отведено не менее чем семь процентов площади кадра, а в рекламе, распространяемой другими способами, - не менее чем десять процентов рекламной площади (пространства) (часть 1.1).

Положения приведённых нормативных актов с учётом доводов истца о недобросовестной рекламе, о реализации ей под видом лекарств биологически активных добавок к пище, о непредоставлении надлежащей информации о них, в силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязывали суд определить в качестве обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора, вопросы о соблюдении ответчиком обязательных требований к рекламе и реализации таких биологически активных добавок с соответствующим распределением обязанностей по доказыванию.

Однако эти требования судами были нарушены, что привело к неправильному разрешению спора.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции").

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату постановления Пленума Верховного Суда РФ следует читать как "от 19 июня 2012 г."

Названные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учётом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 февраля 2017 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 февраля 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

 

Председательствующий

Горшков В.В.

 

Судьи

Марьин А.Н.

 

 

Асташов С.В.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Истица просила взыскать стоимость приобретенных препаратов, компенсацию морального вреда и судебные расходы с ответчика, который, как она указывала, продавал ей БАДы под видом лекарств.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ пришла к выводу, что предыдущие инстанции, не удовлетворившие иск, допустили целый ряд существенных нарушений.

В силу прямого указания закона именно продавец должен доказывать, что он предоставил надлежащую информацию о товаре в доступной для потребителя форме. А суды возложили обязанность доказывать непредоставление надлежащей информации на не обладающего специальными познаниями истца.

Также они не учли, что существуют обязательные требования к информации о БАДах, и не проверили соблюдение продавцом обязательных требований к их рекламе и реализации.

В частности, продажа БАДов дистанционным способом, а также разносная торговля ими как пищевыми продуктами не допускается. А реклама не должна создавать впечатление о том, что они являются лекарственными средствами и (или) обладают лечебными свойствами.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 октября 2017 г. N 5-КГ17-146


Текст определения официально опубликован не был