Определение СК по административным делам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2017 г. N 42-КГ17-5 Суд отменил апелляционное определение и направил дело о признании незаконным предписания государственной инспекции труда на новое апелляционное рассмотрение, поскольку вывод суда о том, что к спорным правоотношениям применим трехмесячный срок обращения в суд, является неправомерным

Определение СК по административным делам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2017 г. N 42-КГ17-5

 

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Горчаковой Е.В. и Зинченко И.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе государственной инспекции труда в Республике Калмыкия на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 12 января 2017 года по административному делу по административному исковому заявлению открытого акционерного общества "Агат" о признании незаконным предписания государственной инспекции труда в Республике Калмыкия.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зинченко И.Н., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

открытое акционерное общество "Агат" (далее - ОАО "Агат", общество) обратилось в суд с административным исковым заявлением о признании незаконным предписания государственной инспекции труда в Республике Калмыкия от 5 августа 2016 года N 7-250-16-ОБ/43/54/3 об устранении нарушений трудового законодательства и с ходатайством о восстановлении пропущенного срока на обжалование указанного акта.

Предписанием на общество возложена обязанность в срок до 31 августа 2016 года во исполнение статьи 140 Трудового кодекса Российской Федерации выплатить окончательный расчет (неоспариваемую сумму) уволенным работникам Паршиной В.Г., Кальдиновой С.В., Улюмджиевой В.Д. с применением статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации и в связи с несвоевременной выплатой окончательного расчета произвести данным работникам выплату процентов (денежной компенсации) в размере не ниже 1/300 ставки рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации за все дни задержки выплаты окончательного расчета.

Данное предписание административный истец считал незаконным, поскольку полагал, что инспектор труда вправе выдать обязательное для исполнения работодателем предписание только в случае очевидного нарушения трудового законодательства и не вправе разрешать трудовые споры, подменяя собой органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров. Однако обстоятельства принятого государственным инспектором труда решения не очевидны, поскольку заявители, работавшие в ОАО "Агат" до 29 апреля 2015 года, не обращались в общество с требованиями об окончательном расчете, документальных доказательств существования задолженности не представлено. Кроме того, государственному инспектору труда не предоставлено право выносить обязательные для выполнения работодателем предписания по трудовым спорам.

Решением Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 27 сентября 2016 года в удовлетворении административных исковых требований ОАО "Агат" отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 12 января 2017 года решение Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 27 сентября 2016 года отменено, по делу принято новое решение о признании незаконным предписания государственной инспекции труда от 5 августа 2016 года.

Отказывая в удовлетворении заявленных административных требований, суд первой инстанции указал на пропуск ОАО "Агат" без уважительных причин установленного частью 1 статьи 357 Трудового кодекса Российской Федерации десятидневного срока для обжалования предписания государственной инспекции труда.

Отменяя решение суда первой инстанции, принимая новое решение об удовлетворении заявленных административных требований, суд апелляционной инстанции сослался на положения части 1 статьи 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, в соответствии с которыми административное исковое заявление может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов. Также судебная коллегия указала на то, что спор о выплате работникам заработной платы и процентов (денежной компенсации) за задержку выплаты окончательного расчета является индивидуальным трудовым спором, рассмотрение которого не отнесено к компетенции государственной инспекции труда, которая только осуществляет федеральный государственный надзор за соблюдением работодателем трудового законодательства, выявляя его нарушения. Обязанность по рассмотрению трудовых споров в соответствии с главой 60 Трудового кодекса Российской Федерации возложена на комиссии по трудовым спорам или суды, в связи с чем суд пришел к выводу о незаконности оспариваемого предписания государственной инспекции труда.

В кассационной жалобе государственная инспекция труда в Республике Калмыкия просит отменить апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 12 января 2017 года и оставить в силе решение Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 27 сентября 2016 года.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30 октября 2017 года кассационная жалоба с административным делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующему выводу.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке в силу статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия считает, что при рассмотрении настоящего административного дела были допущены такого рода нарушения.

Согласно статье 356 Трудового кодекса Российской Федерации федеральная инспекция труда осуществляет федеральный государственный надзор за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, посредством проверок, выдачи обязательных для исполнения предписаний об устранении нарушений, составления протоколов об административных правонарушениях в пределах полномочий, подготовки материалов (документов) о привлечении виновных к ответственности в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации; ведет прием и рассматривает заявления, письма, жалобы и иные обращения граждан о нарушениях их трудовых прав, принимает меры по устранению выявленных нарушений и восстановлению нарушенных прав.

Статьей 357 Трудового кодекса Российской Федерации определены права государственных инспекторов труда при осуществлении федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, в том числе право предъявлять работодателям и их представителям обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений трудового законодательства. По смыслу указанной нормы государственный инспектор труда в предписании указывает требование, которое обязан выполнить работодатель, чтобы восстановить нарушенные им трудовые права работников.

Трудовые споры рассматриваются в рамках статей 381-397 Трудового кодекса Российской Федерации комиссиями по трудовым спорам или судами. Таким образом, государственная инспекция труда, осуществляя функцию по надзору и контролю за работодателями, выявляет правонарушения, а не разрешает трудовые споры.

Из материалов дела следует, что оспариваемым предписанием на административного истца ОАО "Агат" возложены обязанности во исполнение статьи 140 Трудового кодекса Российской Федерации выплатить окончательный расчет уволенным работникам и с применением статьи 236 названного кодекса произвести выплату процентов (денежной компенсации) в размере не ниже 1/300 ставки рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации за все дни задержки выплаты окончательного расчета.

Согласно статье 140 Трудового кодекса Российской Федерации при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете. В случае спора о размерах сумм, причитающихся работнику при увольнении, работодатель обязан в указанный в данной статье срок выплатить не оспариваемую им сумму.

Статьей 360 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что предметом проверки государственной инспекции труда является соблюдение требований трудового законодательства и иных нормативных актов, содержащих нормы трудового права, выполнение предписаний об устранении выявленных в ходе проверки нарушений.

В данном случае при проведении государственной инспекцией труда в Республике Калмыкия проверки по заявлению уволенных работников были выявлены очевидные нарушения работодателем трудового законодательства, в связи с чем государственная инспекция труда в рамках предоставленных абзацем 2 статьи 356 и абзацем 6 статьи 357 Трудового кодекса Российской Федерации полномочий правомерно вынесла обязательное для работодателя предписание о возложении на него обязанности выплатить неоспариваемую сумму и денежную компенсацию в связи с несвоевременным расчетом работников при увольнении.

Как следует из части 2 статьи 357 Трудового кодекса Российской Федерации, предписание государственного инспектора труда может быть обжаловано работодателем в суд в течение 10 дней со дня его получения работодателем или его представителем.

Поскольку положения данной нормы устанавливают специальный срок для оспаривания работодателем предписаний государственной инспекции труда, то общий срок обращения в суд, установленный частью 1 статьи 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, применению не подлежит.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о том, что к спорным правоотношениям применим трехмесячный срок обращения в суд, является неправомерным, поскольку сделан без учета приведенных норм законодательства.

Из материалов дела следует, что первоначально ОАО "Агат" обратилось в суд 15 августа 2016 года с заявлением о признании незаконным предписания от 5 августа 2016 года в порядке статьи 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Определением судьи Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 16 августа 2016 года отказано в принятии заявления общества, поскольку заявленные требования подлежали рассмотрению в порядке, установленном Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации.

Суду следовало принять заявление ОАО "Агат" к рассмотрению в порядке административного судопроизводства, если не имелось к тому препятствий, поскольку на стадии принятия заявления суд должен был определить вид применимого к данному спору судопроизводства (административного или гражданского), так как правильное определение вида судопроизводства зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, но не от избранной им формы обращения в суд (подача заявления в порядке административного судопроизводства или искового заявления).

При таких обстоятельствах отказ суда первой инстанции в восстановлении срока обращения в суд в связи с отсутствием уважительных причин пропуска данного срока при обращении ОАО "Агат" в суд с административным иском 30 августа 2016 года является необоснованным.

Исходя из изложенного, судебный акт, принятый судом апелляционной инстанции, принят с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, в связи с чем Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым данный судебный акт отменить и направить административное дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 12 января 2017 года отменить.

Административное дело по административному исковому заявлению открытого акционерного общества "Агат" о признании незаконным предписания государственной инспекции труда в Республике Калмыкия направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в ином составе судей.

 

Председательствующий

Хаменков В.Б.

 

Судьи

Горчакова Е.В.

 

 

Зинченко И.Н.

Работодатель просил признать незаконным предписание государственной инспекции труда об устранении нарушений. Оно обязывало выплатить окончательный расчет (неоспариваемую сумму) уволенным работникам и проценты за его задержку.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда РФ обратила внимание, что в данном случае инспекцией были выявлены очевидные нарушения работодателем трудового законодательства.

В связи с чем инспекция правомерно вынесла указанное предписание.

Также важно, что ТК РФ установлен специальный срок, в течение которого работодатель может обжаловать в суд предписание государственного инспектора труда (10 дней со дня получения).

Поэтому общий 3-месячный срок обращения в суд, установленный КАС РФ, не применяется.


Определение СК по административным делам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2017 г. N 42-КГ17-5


Текст определения официально опубликован не был