Апелляционное определение СК по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 22 мая 2018 г. N 206-АПУ18-2 Суд изменил вынесенный по уголовному делу приговор, определив зачесть в срок отбывания наказания осужденным период задержания их в качестве подозреваемых и содержания их под стражей, в остальном приговор оставил без изменения

Апелляционное определение СК по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 22 мая 2018 г. N 206-АПУ18-2

 

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Замашнюка А.Н. и Сокерина С.Г.

при секретаре Жиленковой Т.С.

с участием прокурора управления Главной военной прокуратуры Мацкевича Ю.И., переводчика О. осуждённых Ооржака М.А., Ензака К.А., Комбуй-оола Э.Э. - путём использования систем видеоконференц-связи, защитников - адвокатов Максимова В.В., Снурникова С.Н., Дойникова В.И. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённых Ооржака М.А., Ензака К.А., защитника осуждённого Ооржака М.А. - адвоката Матошина С.А., защитника осуждённого Ензака К.А. - адвоката Зеленевой Н.Л., защитника осуждённого Комбуй-оола Э.Э. - адвоката Михеенко О.А. на приговор Западно-Сибирского окружного военного суда от 14 марта 2018 г., согласно которому

Ооржак Мандараа Артышович, ... несудимый, ... рядовой

осуждён к лишению свободы:

по ч. 1 ст. 338 УК РФ на срок 3 года, по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ на срок 3 года,

по п.п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (по эпизоду в отношении Челтыгмашевой) на срок 3 года 6 месяцев,

по п.п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (по эпизоду в отношении Юнязова) на срок 4 года;

Ензак Кежиктиг Александрович, ... судимый 11 февраля 2015 г. Барун-Хемчикским районным судом Республики Тыва по п. "з" ч. 2 ст. 111 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год в исправительной колонии общего режима, освобождённый 10 февраля 2016 г. по отбытии срока наказания,

осуждён к лишению свободы:

по п.п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ на срок 4 года, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на срок 11 лет,

по п.п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 17 лет с ограничением свободы на срок 2 года;

Комбуй-оол Элбек Эдуардович, ... несудимый,

осужден к лишению свободы:

по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на срок 6 лет, по п.п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 9 лет.

По совокупности совершённых преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путём частичного сложения наказаний окончательное наказание назначено:

- Ооржаку М.А. - в виде лишения свободы на срок 8 лет в исправительной колонии общего режима;

- Ензаку К.А. - в виде лишения свободы на срок 19 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 2 года с установлением указанных в приговоре ограничений и обязанностей;

- Комбуй-оолу Э.Э. - в виде лишения свободы на срок 9 лет 10 месяцев в исправительной колонии общего режима.

На основании п. "в" ч. 1 ст. 97, п. "а" ч. 1 и ч. 2 ст. 99 УК РФ Комбуй-оолу Э.Э. назначена принудительная мера медицинского характера - принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях по месту отбытия наказания.

Судом разрешены исковые требования потерпевшей П. и в её пользу постановлено взыскать:

- с Ензака К.А. и Комбуй-оола Э.Э. - по 500 000 рублей с каждого в счёт компенсации морального вреда;

- с Ензака К.А. - 3000 рублей, с Комбуй-оола Э.Э. - 2000 рублей, а также 48 210 рублей в солидарном порядке в возмещение материального ущерба, а в удовлетворении исковых требований к Ооржаку М.А. отказано.

По делу решены вопросы о судьбе вещественных доказательств и процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Замашнюка А.Н., изложившего содержание приговора, существо апелляционных жалоб и возражений на них, выступления осуждённых Ооржака М.А., Ензака К.А., Комбуй-оола Э.Э. и адвокатов Максимова В.В., Снурникова С.Н., Дойникова В.И., поддержавших доводы апелляционных жалоб, прокурора Мацкевича Ю.И., возражавшего против этих доводов и полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осуждённых и их защитников - без удовлетворения, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации установила:

по приговору суда признаны виновными:

- Ооржак М.А. - в дезертирстве, то есть неявке в срок из отпуска на службу в войсковую часть 54096 с целью уклонения от прохождения военной службы в период с 9 ноября 2016 г. по 13 января 2017 г.; в грабеже, то есть открытом хищении имущества Т. на сумму 4170 рублей,

совершенном 24 декабря 2016 г. в г. Абакане с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего; в грабеже, то есть открытом хищении имущества потерпевшей Ч. на сумму 3900 рублей, совершенном 24 декабря 2016 г. в г. Абакане группой лиц по предварительному сговору с Ензаком К.А., с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшей; в грабеже, то есть открытом хищении имущества потерпевшего Ю. на общую сумму 24 625 рублей 30 копеек, совершенном 25 декабря 2016 г. в г. Абакане группой лиц по предварительному сговору с Ензаком К.А. и Комбуй-оолом Э.Э., с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего;

- Ензак К.А. - в грабеже, то есть открытом хищении имущества потерпевшей Ч| на сумму 3900 рублей, совершенном 24 декабря 2016 г. в г. Абакане группой лиц по предварительному сговору с Ооржаком М.А., с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшей; в разбое, то есть нападении в целях хищения имущества Ю. совершенном 25 декабря 2016 г. в г. Абакане, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, а также предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; в убийстве, то есть умышленном причинении смерти Ю. совершенном группой лиц с Комбуй-оолом Э.Э., сопряженном с разбоем;

- Комбуй-оол Э.Э. - в разбое, то есть нападении в целях хищения имущества Ю. совершенном 25 декабря 2016 г. в г. Абакане, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, а также предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; в убийстве, то есть умышленном причинении смерти Ю. совершенном группой лиц с Ензаком К.А., сопряженном с разбоем.

Преступления совершены при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционных жалобах Ооржак и его защитник - адвокат Матошин С.В. просят приговор в части осуждения по ч. 1 ст. 338 УК РФ отменить и прекратить уголовное дело по обвинению Ооржака в указанном преступлении в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, поскольку суд не учёл выявленную у осуждённого склонность к злоупотреблению спиртными напитками, которая согласно утверждённому постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. N 565 Расписанию болезней позволяет признать его ограниченно годным к военной службе, однако суд не дал оценки этому обстоятельству, зафиксированному в заключении экспертов от 20 июня 2017 г. N 172.

Осуждённый указывает на необоснованный отказ следователя в реализации его прав пользоваться услугами переводчика, о чём он ходатайствовал во время предварительного следствия. Просит учесть смягчающие обстоятельства, изменить режим исправительного учреждения и уменьшить срок назначенного ему наказания.

В суде апелляционной инстанции Ооржак дополнил свои доводы и попросил оправдать его по эпизоду в отношении Ч. имущество которой Ензак похитил один, а также переквалифицировать содеянное им в отношении Т. на ч. 1 ст. 161 УК РФ, поскольку насилия к нему он не применял.

Адвокат Михеенко О.А. в апелляционной жалобе просит приговор в отношении Комбуй-оола изменить: оправдать его в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, в связи с непричастностью к его совершению; квалифицировать действия Комбуй-оола, связанные с нанесением одного удара кулаком в лицо и одного удара ножом в область шеи Ю. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по которой, с учётом положительных данных о личности осуждённого, ограниченной вменяемости, смягчающих наказание обстоятельств и несовершеннолетнего возраста на момент совершения упомянутого преступления назначить ему более мягкое наказание.

Считает, что изложенные в приговоре выводы о виновности Комбуй-оола в разбойном нападении не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, поскольку осуждённый последовательно заявлял об отсутствии у него умысла на хищение имущества Ю., а действий по изъятию у потерпевшего золотых изделий и часов он лично не предпринимал, только нанёс ему один удар ножом в область шеи на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений.

В апелляционной жалобе адвокат Зеленева Н.Л., полагая постановленный приговор несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного Ензаку наказания, просит приговор изменить, снизить срок наказания и зачесть в срок отбывания наказания период с 13 по 15 января 2017 г., то есть время фактического задержания её подзащитного, о чём суду сообщил свидетель П.

Указывает на то, что при назначении наказания Ензаку суд формально учёл его явку с повинной и не признал смягчающими обстоятельствами данные о личности осуждённого: то, что он рос и воспитывался в неблагополучной семье, несмотря на наличие родителей, помещался в интернат, имеет отклонения в психическом здоровье, состоит на учёте по поводу социализированного расстройства поведения, удовлетворительно характеризуется по месту жительства и отбывания наказания.

Осуждённый Ензак в своих жалобах заявляет о незаконности и необоснованности постановленного в отношении его приговора, который просит изменить и снизить срок назначенного ему наказания.

В жалобе от 19 марта 2018 г. Ензак утверждает о необоснованной квалификации его действий в отношении потерпевшего Ю. по ч. 2 ст. 105 УК РФ, которые полностью охватываются п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ и дополнительной квалификации не требуют, так как они хотели ограбить потерпевшего и об убийстве не договаривались, а потерпевший сам спрыгнул с пятого этажа, что повлекло его смерть. Нож он применил в ходе разбойного нападения с целью подавить сопротивление Ю., в связи с чем эти его действия должны быть квалифицированы только по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ.

В последующей своей жалобе от 16 апреля 2018 г. Ензак изменил позицию по деянию в отношении Ю. и утверждает о том, что выводы, изложенные в приговоре, о его виновности в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, в связи с чем он должен быть оправдан по данному преступлению, так как умысла на хищение имущества Ю. у него не было, золотые изделия и часы у потерпевшего Ооржак похитил самостоятельно и его об этом не уведомлял, а он только дважды ударил ножом потерпевшего в область груди. Имущество потерпевшей Ч. он похитил один, ни с кем не договаривался, в связи с чем эти его действия должны быть квалифицированы по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ. Считает, что суд необоснованно огласил показания потерпевшей.

На апелляционные жалобы осуждённых и их защитников государственным обвинителем Батурой В.П. и потерпевшей Ю. поданы возражения, в которых они указывают на несостоятельность доводов жалоб, в связи с чем просят оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, выслушав стороны, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что Ооржак, Ензак и Комбуй-оол обоснованно осуждены за совершение указанных в приговоре преступлений.

Судебное разбирательство по делу проведено объективно и всесторонне с соблюдением требований УПК РФ о состязательности и равноправии сторон и выяснением всех юридически значимых для правильного разрешения уголовного дела обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по делу, а сторонам суд создал необходимые условия для исполнения процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, которыми они реально воспользовались.

Данных о том, что предварительное следствие и судебное разбирательство проводились предвзято либо с обвинительным уклоном и что суд отдавал предпочтение какой-либо из сторон, из материалов уголовного дела не усматривается.

Нарушений требований закона или прав участников судебного разбирательства, в том числе права на защиту, по делу не допущено, а следственные действия были проведены с соблюдением требований УПК РФ, без применения непроцессуальных методов воздействия к осуждённым.

Вопреки утверждению Ооржака, его права, предусмотренные ст. 18 УПК РФ, в ходе предварительного следствия нарушены не были, поскольку с момента исполнения явки с повинной Ооржаку были разъяснены его права, предусмотренные ст. 46 и 47 УПК РФ, в том числе пользоваться помощью переводчика, давать показания на родном языке, на что последний заявил о том, что в услугах переводчика он не нуждается. Об этом же Ооржак собственноручно исполнил заявление от 14 января 2017 г. на имя следователя и в присутствии различных адвокатов произвёл соответствующие записи в протоколах следственных действий, указав на то, что он владеет русским языком, может читать и писать по-русски, свободно владеет разговорной речью, так как обучался в русскоязычной школе и техникуме.

Материалами дела подтверждается, что Ооржак помимо средней школы обучался в техникуме, где обучение происходило на русском языке, в последующем проходил военную службу по призыву, а затем по контракту на территории Нижегородской области, где свободно общался на русском языке, в том числе посредством мобильной связи, и переводчик ему не требовался, он читает, пишет и разговаривает на русском языке, все рапорты во время военной службы, заявления и ходатайства по делу исполнял собственноручно на русском языке.

Впервые ходатайство о назначении переводчика Ооржак заявил 28 августа 2017 г., которое было удовлетворено следователем и ему был предоставлен переводчик с русского на тувинский язык и обратно, который участвовал при производстве последующих следственных действий с участием Ооржака.

Судом реализовано право Ооржака пользоваться помощью переводчика, а в ходе судебного разбирательства участвовал переводчик с тувинского на русский язык и обратно.

В судебном заседании всесторонне, полно и объективно исследовались показания потерпевших, свидетелей, осуждённых, в том числе по ходатайствам сторон оглашались показания названных лиц, данные ими в ходе предварительного следствия, выяснялись причины противоречий в этих показаниях и путём полного и объективного исследования доказательств по делу в их совокупности эти противоречия устранялись.

Все ходатайства стороны защиты судом разрешены после выяснения мнений участников судебного разбирательства и фактических обстоятельств получения оспариваемых доказательств. Решения суда по этим ходатайствам сомнений в своей законности и обоснованности не вызывают.

Постановленный по делу приговор соответствует требованиям ст. 304, 307-309 УПК РФ, во исполнение которых в приговоре приведено описание преступных деяний, признанных судом доказанными, с указанием места, времени, способа их совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступлений, дана надлежащая правовая оценка всем исследованным по делу доказательствам, как в отдельности, так и в совокупности, указано, какие из них суд положил в основу приговора, а какие отверг, приведены убедительные мотивы принятых решений по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, подлежащим разрешению при постановлении приговора, с которыми Судебная коллегия полагает необходимым согласиться.

Выводы суда первой инстанции о виновности Ооржака, Ензака и Комбуй-оола в совершении изложенных в приговоре преступлений соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела и основаны на согласующихся и дополняющих друг друга показаниях самих осуждённых, потерпевших Т., Ч., Ю., П. свидетелей П., Т., Б., К., Ф., М., Б., Н., К., В. эксперта К. протоколах следственных действий, заключениях экспертов, письменных и иных документах, а также на протоколах явок с повинной Ооржака, Ензака, Комбуй-оола и их показаниях в качестве подозреваемых и в ходе проверок на месте, в которых они подробно изложили обстоятельства совершённых ими преступлений и назвали такие детали содеянного, которые не были известны следствию и в дальнейшем получили своё подтверждение.

Положенные в основу приговора доказательства получены в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании, проверены судом и оценены в приговоре с соблюдением требований ст. 17, 87 и 88 УПК РФ и сомнений в своей допустимости и достоверности не вызывают.

Существенных противоречий в этих доказательствах, которые могли бы повлиять на решение вопроса о виновности осуждённых в содеянном, Судебная коллегия не усматривает, а оснований не доверять им у суда не имелось.

Вопреки утверждению защитника Ооржака, судом было исследовано заключение комиссии экспертов от 20 июня 2017 г. N 172, согласно которому у осуждённого выявлена склонность к злоупотреблению спиртными напитками, которая не свидетельствует о его психофизической зависимости от алкоголя и не влечёт существенные нарушения психических процессов. При этом эксперты отметили, что в связи с выявленной у Ооржака склонностью к злоупотреблению спиртными напитками он в силу Расписания болезней, утверждённого постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. N 565, может быть признан ограниченно годным к военной службе, однако данный вопрос полномочна решить только региональная военно-врачебная комиссия.

Из материалов уголовного дела усматривается, что в ходе предварительного следствия в отношении Ооржака дважды проводились военно-врачебные комиссии по вопросу определения категории годности к военной службе, в том числе и после вынесения экспертами указанного выше заключения.

При этом в каждом случае военно-врачебные комиссии признавали Ооржака годным к военной службе, категория годности "А", а заключения указанных комиссий от 11 мая 2017 г. N 226 и от 9 августа 2017 г. N 382 оценены судом и положены в основу приговора.

Таким образом, Ооржак обоснованно признан субъектом воинского преступления, а его действия, выразившиеся в неявке в срок из отпуска на службу в войсковую часть 54096 с целью уклонения от прохождения военной службы, правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 338 УК РФ.

Верно квалифицированы действия Ооржака в отношении потерпевшего Т., у которого осуждённый с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, открыто похитил принадлежащий последнему телефон, а несогласие Ооржака с правовой оценкой этих его действий обусловлено избранной позицией по делу.

Согласно протоколу судебного заседания (т. 16, л.д. 32), стороны не возражали против оглашения показаний потерпевшей Ч., в связи с чем довод осуждённого Ензака об обратном является надуманным.

Допрошенный в суде Комбуй-оол подтвердил, что после ограбления Ооржаком Т. другие осуждённые (Ензак или Ооржак) предложили ещё кого-нибудь ограбить, что, наряду с другими показаниями осуждённых и иными доказательствами, положенными в основу приговора, из которых следует, что Ензак сбил Ч. с ног ударом руки в спину, после чего Ооржак выхватил из руки лежавшей на земле потерпевшей сумку, в результате чего указанные лица завладели имуществом потерпевшей, которым распорядились по своему усмотрению, подтверждает вывод суда о предварительной договоренности Ензака и Ооржака на открытое хищение имущества Ч. с применением к ней насилия, не опасного для жизни и здоровья, и совместном совершении этого преступления.

В связи с изложенным доводы осуждённых Ензака и Ооржака о том, что указанное преступление Ензак совершил один являются несостоятельными, а квалификация этих действий Ензака и Ооржака по п.п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ является правильной.

На основании совокупности исследованных по делу доказательств суд правильно установил, что во время нахождения осуждённых в квартире у Ю. Ензак предложил Ооржаку и Комбуй-оолу завладеть имуществом Ю., на что последние согласились. Реализуя задуманное, Комбуй-оол по указанию Ензака напал на Ю., совершив рукой удушающий захват шеи потерпевшего. В результате сопротивления Ю. последний вместе с Комбуй-оолом упали на пол в комнате, где Комбуй-оол продолжил удушение Ю. сзади. Ензак с целью подавления сопротивления потерпевшего умышленно нанес Ю. приисканным ножом два удара в грудную клетку слева, причинив два слепых колото-резаных ранения левой половины груди, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни человека, а когда Комбуй-оол отпустил ослабившего сопротивление Ю. и тот попытался выбежать из квартиры, Комбуй-оол нанес потерпевшему не менее восьми ударов кулаками по голове и по телу, от которых последний упал на пол. Затем Комбуй-оол умышленно нанес Ю. удар ножом по шее слева, причинив резаную рану на передней и левой боковой поверхностях верхней трети шеи с повреждением подкожной мышцы, грудино-подъязычной мышцы и полным пересечением передней яремной вены, которые расцениваются как тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека. Ю. вновь попытался скрыться от нападавших, но Комбуй-оол удерживал его за руки. Ооржак в это время обнаружил в коридоре квартиры женскую сумку, из которой похитил деньги в сумме 4 000 рублей, после чего зашёл в спальню, где потребовал от Ю. снять с рук часы и ювелирные украшения. Выполняя это требование, Ю. передал Ооржаку часы стоимостью 1800 рублей, золотой браслет стоимостью 8431 рубль 50 копеек, золотое кольцо ("печатку") стоимостью 6671 рубль 80 копеек и золотое обручальное кольцо стоимостью 3722 рубля. После того, как Ооржак завладел указанным имуществом, Комбуй-оол отпустил Ю. который, спасаясь от нападавших, выпрыгнул из окна квартиры, расположенной на 5 этаже. Завладев имуществом потерпевшего на общую сумму 24 625 рублей 30 копеек, Ооржак, Ензак и Комбуй-оол покинули квартиру Ю.

Согласно заключению экспертов от 27 августа 2017 г. смерть Ю. наступила вследствие развития обильной кровопотери в результате причинения ему резаной раны на передней и левой боковой поверхностях верхней трети шеи и двух слепых колото-резаных ранений левой половины груди. Иные обнаруженные у Ю. повреждения не находятся в причинно-следственной связи с наступлением его смерти.

Как пояснил суду эксперт К. смерть Ю. могла наступить от ранения шеи, так и от двух слепых колото-резаных ранений левой половины груди.

Оснований не доверять заключению экспертов и показаниям эксперта у суда не имелось, в связи с чем довод осуждённого Ензака о том, что смерть потерпевшего наступила в результате падения с высоты пятого этажа, не основан на материалах дела и является надуманным.

О наличии сговора между осуждёнными о нападении на потерпевшего Ю. в целях завладения его имуществом осуждённый Ензак указывает также в своей апелляционной жалобе от 19 марта 2018 года.

Об этом же свидетельствуют и первичные показания осуждённых, данные ими в ходе предварительного следствия, которые были положены судом в основу приговора.

В силу требований уголовного законодательства Российской Федерации как сопряженное с разбоем квалифицируется убийство в процессе совершения указанного преступления. Содеянное в таком случае подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных п. "з" ч. 2 ст. 105 и ст. 162 УК РФ.

Поэтому, всесторонне проанализировав и оценив всю совокупность доказательств относительно действий осуждённых, совершённых ими 25 декабря 2016 г. в квартире Ю., а также приняв во внимание занятую государственным обвинителем позицию, суд пришёл к верному выводу о доказанности сговора между Ооржаком, Ензаком и Комбуй-оолом на открытое хищение имущества Ю. с применением к нему насилия, в связи с чем преступные действия осуждённых, связанные с завладением имущества потерпевшего, квалифицировал: Ооржака по п.п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ; Ензака и Комбуй-оола, каждого, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Каких-либо личных неприязненных отношений у Комбуй-оола к Ю., как повода для убийства последнего, по делу не установлено, а довод адвоката Михеенко об обратном является несостоятельным.

Таким образом, применяя насилие к Ю., в том числе нанося ему удары ножом в жизненно важные органы, что и послужило причиной его смерти, Комбуй-оол и Ензак действовали с корыстным умыслом, в связи с чем их совместные действия, сопряженные с разбоем, в ходе реализации которых названные осуждённые непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, верно квалифицированы по п.п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Мотивированные выводы об этом, с которыми Судебная коллегия полагает необходимым согласиться, приведены в приговоре, а несогласие Ензака и Комбуй-оола с правовой оценкой их действий в отношении потерпевшего Ю. обусловлено занятой позицией по делу и не может свидетельствовать о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного заседания.

Обоснованным является вывод суда о вменяемости Ооржака и Ензака, а также ограниченной вменяемости Комбуй-оола, которому, как лицу, имеющему психическое расстройство, не исключающее вменяемости, и нуждающемуся в лечении, суд справедливо назначил предусмотренную законом принудительную меру медицинского характера.

Исковые требования потерпевшей П. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда судом разрешены правильно, с учётом установленных фактических обстоятельств дела, степени понесённых ею нравственных страданий, обусловленных смертью сына, требований разумности и справедливости.

Наказание осуждённым за каждое из совершённых ими преступлений и по их совокупности назначено в соответствии с требованиями закона, с учётом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности содеянного, роли каждого из них в преступлениях, совершённых в соучастии, смягчающих обстоятельств и данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и условия жизни семей.

Принял суд во внимание условия жизни и воспитания Комбуй-оола, уровень его психического развития, особенности его личности, а также влияние на него старших по возрасту Ооржака и Ензака.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание Ооржака, Ензака и Комбуй-оола, суд признал их явки с повинной, а также несовершеннолетие Комбуй-оола.

Учёл суд и то, что Ооржак и Комбуй-оол воспитывались в многодетных семьях, причём Ооржак опекунами, а Комбуй-оол одной матерью, и положительные характеристики последнего по месту жительства и учёбы.

В качестве обстоятельства, отягчающего наказание Ензака, Ооржака и Комбуй-оола за совершение ими преступлений в отношении Ю., суд в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ правильно признал совершение ими этих преступлений в состоянии алкогольного опьянения.

Совершение Ензаком и Комбуй-оолом группой лиц разбойного нападения на Ю. верно признано в качестве обстоятельства, отягчающего наказание.

Поскольку Ензак совершил тяжкое и особо тяжкое преступления, имея судимость за тяжкое преступление, за которое он осуждался к реальному лишению свободы, суд на основании п. "б" ч. 2 ст. 18 УК РФ справедливо признал наличие у него опасного рецидива в качестве отягчающего его наказание обстоятельства, предусмотренного п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Что касается упомянутых защитником Ензака сведений о личности последнего, то признание их обстоятельствами, смягчающими наказание, является правом, а не обязанностью суда, а эти данные о личности осуждённого суду были известны.

Правильно определён судом осуждённым вид исправительного учреждения, в котором им надлежит отбывать наказание в виде лишения свободы.

Оснований для признания приговора несправедливым вследствие чрезмерной суровости не имеется.

Законным является вывод суда об отсутствии оснований для изменения категорий совершённых Ензаком, Ооржаком и Комбуй-оолом преступлений на менее тяжкие.

Вопросы о вещественных доказательствах и процессуальных издержках судом разрешены в соответствии с требованиями закона.

Нарушений норм уголовно-процессуального и уголовного закона, которые повлияли бы на выводы суда о виновности осуждённых, в ходе предварительного расследования и в суде первой инстанции не допущено.

Вместе с тем, приговор в отношении Ензака и Ооржака подлежит изменению в части незачёта в срок отбывания ими наказания 13 января 2017 г. как даты фактического задержания, о чём суду сообщил свидетель

П. подтвердивший задержание указанных лиц 13 января 2017 г. в г. Красноярске, откуда они были доставлены к следователю в г. Абакан, где в отношении них на другой день был составлен протокол задержания. Таким образом, день фактического задержания Ензака и Ооржака подлежит зачёту в срок отбывания ими наказания.

Руководствуясь п. 9 ч. 1 ст. 389.20, ст. 389.13, 389.14, 389.26, 389.28 и 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации определила:

приговор Западно-Сибирского окружного военного суда от 14 марта 2018 г. в отношении Ооржака Мандараа Артышовича и Ензака Кежиктига Александровича изменить.

Зачесть в срок отбывания наказания Ооржаку М.А. и Ензаку К.А. период задержания в качестве подозреваемых и содержания под стражей - с 13 января 2017 года по 13 марта 2018 года включительно.

В остальном приговор в отношении Ооржака Мандараа Артышовича и Ензака Кежиктига Александровича, а также в отношении Комбуй-оола Элбека Эдуардовича оставить без изменения, а апелляционные жалобы осуждённых Ооржака М.А., Ензака К.А., защитников - адвокатов Матошина С.А., Зеленевой Н.Л. и Михеенко О.А. без удовлетворения.

 

Председательствующий

Крупнов И.В.

 

Судьи

Замашнюк А.Н.

 

 

Сокерин С.Г.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Апелляционное определение СК по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 22 мая 2018 г. N 206-АПУ18-2


Текст определения официально опубликован не был