Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 июля 2018 г. N 56-КГ18-18 Суд отменил принятые судебные акты об удовлетворении иска о взыскании денежных средств, выплаченных в счёт возмещения ущерба Российской Федерации, а дело передал на новое рассмотрение, поскольку суд не учел, что правила закона о снижении размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, могут применяться судом при рассмотрении требований о взыскании с работника причинённого работодателю ущерба не только по заявлению работника, но и по инициативе суда

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 июля 2018 г. N 56-КГ18-18

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Кириллова В.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 16 июля 2018 г. гражданское дело по иску общества с ограниченной ответственностью "Чугуевский лесозаготовительный комплекс" к Кузьменко Андрею Андреевичу о взыскании денежных средств, выплаченных в счёт возмещения ущерба Российской Федерации,

по кассационной жалобе Кузьменко А.А. на решение Дальнереченского районного суда Приморского края от 19 июля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 17 октября 2017 г., которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

общество с ограниченной ответственностью "Чугуевский лесозаготовительный комплекс" (далее - ООО "Чугуевский ЛЗК") обратилось в суд с иском к Кузьменко А.А. о взыскании денежных средств, выплаченных в счёт возмещения ущерба Российской Федерации.

В обоснование заявленных требований ООО "Чугуевский ЛЗК" указало на то, что Кузьменко А.А. на основании приказа от 5 августа 2014 г. N 599 л/с и трудового договора от 5 августа 2014 г. N 318 работал в ООО "Чугуевский ЛЗК" в должности мастера, занятого на лесосеках, лесопогрузочных пунктах верхних и промежуточных складах. При выполнении своих трудовых обязанностей Кузьменко А.А. причинил вред Российской Федерации, а именно дал распоряжение подчинённым работникам на вырубку леса и последующий вывоз срубленных деревьев, произраставших в квартале N 6 выделы N 32, 33 Измайлихинского участкового лесничества Рощинского филиала краевого государственного казённого учреждения "Приморское лесничество" (далее - КГКУ "Приморское лесничество") в Красноармейском районе Приморского края. В результате действий Кузьменко А.А. Российской Федерации был причинён материальный ущерб на общую сумму 3 663 086 руб.

Факт причинения ущерба и вина Кузьменко А.А. установлены вступившим в законную силу приговором Красноармейского районного суда Приморского края от 16 марта 2017 г.

В рамках уголовного дела ООО "Чугуевский ЛЗК" как гражданский ответчик выплатило в доход федерального бюджета сумму ущерба в полном объёме - 3 663 086 руб., в связи с чем ООО "Чугуевский ЛЗК" просило суд на основании пункта 1 статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации, взыскать с Кузьменко А.А. как с причинителя вреда и работника ООО "Чугуевский ЛЗК" выплаченную в доход Российской Федерации указанную сумму.

Кузьменко А.А. в суде иск признал частично, согласился возместить ущерб в сумме 1 000 000 руб.

Решением Дальнереченского районного суда Приморского края от 19 июля 2017 г. исковые требования ООО "Чугуевский ЛЗК" удовлетворены.

С Кузьменко А.А. в пользу ООО "Чугуевский ЛЗК" взыскана сумма ущерба, выплаченного Российской Федерации в размере 3 663 086 руб., расходы на оплату государственной пошлины в размере 26 515 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 17 октября 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Кузьменко А.А. обратился в Верховый Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой поставил вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены принятых по делу судебных постановлений, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьёй Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. 3 апреля 2018 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 29 мая 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещённые о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, сведений о причинах неявки не представили. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствии неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что 5 августа 2014 г. Кузьменко А.А. был принят на работу в ООО "Чугуевский ЛЗК" мастером, занятым на лесосеках, лесопогрузочных пунктах, верхних и промежуточных складах, с ним был заключён трудовой договор на неопределённый срок.

В соответствии с пунктом 2.3 трудового договора Кузьменко А.А. обязался добросовестно выполнять свои должностные обязанности, а также все указания и распоряжения работодателя и должностных лиц, в чьём подчинении он находится, соблюдать требования локальных нормативных актов работодателя и дисциплину труда, установленную работодателем, строго соблюдать требования техники безопасности труда, правила противопожарной и санитарной безопасности, бережно относиться к имуществу работодателя и других работников, соблюдать интересы работодателя и способствовать их реализации, принимать все необходимые меры и усилия в охране интересов и репутации работодателя, не разглашать сведения конфиденциального характера, а также сведения, составляющие коммерческую тайну.

Согласно пункту 5.1 трудового договора за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей, предусмотренных договором, стороны несут ответственность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

По вступившему в законную силу приговору Красноармейского районного суда Приморского края от 16 марта 2017 г. Кузьменко А.А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 260 Уголовного кодекса Российской Федерации (незаконная рубка лесных насаждений в особо крупном размере), ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 3 года без штрафа, с лишением права заниматься лесозаготовительной и лесоперерабатывающей деятельностью сроком на 2 года. Суд постановил на основании статьи 73 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное Кузьменко А.А. наказание считать условным с испытательным сроком 2 года.

Уголовное дело было рассмотрено судом в особом порядке судебного разбирательства по правилам главы 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из приговора суда, Кузьменко А.А., являясь работником ООО "Чугуевский ЛЗК" и выполняя организационно-распорядительные функции в данной коммерческой организации, при разработке лесосеки, расположенной в квартале N 6 выдела N 28 Измайлихинского участкового лесничества Рощинского филиала КГКУ "Приморское лесничество" в Красноармейском районе Приморского края, используя своё служебное положение, в период с 15 по 30 ноября 2014 г., имея прямой умысел, направленный на незаконную рубку лесных насаждений в особо крупном размере, а именно рубку деревьев за пределами территории указанной лесосеки, осознавая опасность своих действий и последствий в виде причинения экологического вреда Российской Федерации, имея в своём подчинении лесозаготовительную бригаду, а также техническую возможность для заготовки древесины, посредством находящихся в его подчинении лиц осуществил незаконную вырубку лесных насаждений и последующую вывозку срубленных деревьев.

Согласно приговору суда размер ущерба, причинённого в результате незаконной рубки лесных насаждений, составляет 3 663 086 руб. Указанный размер ущерба был определён судом на основании постановления Правительства Российской Федерации от 8 мая 2007 г. N 273 "Об исчислении размера вреда, причинённого лесам вследствие нарушения лесного законодательства" с применением коэффициентов в соответствии со статьёй 3 Федерального закона от 3 декабря 2012 г. N 216-ФЗ "О федеральном бюджете на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годы".

В ходе предварительного расследования названного уголовного дела прокурором Красноармейского района Приморского края был заявлен гражданский иск о взыскании с ООО "Чугуевский ЛЗК" в доход государства суммы экологического ущерба, нанесённого в результате совершённого работником ООО "Чугуевский ЛЗК" Кузьменко А.А. преступления лесному фонду Российской Федерации, в размере 3 663 086 руб.

ООО "Чугуевский ЛЗК" в добровольном порядке возместило экологический ущерб, причинённый Российской Федерации действиями своего работника Кузьменко А.А., путём перечисления 7 февраля 2017 г. суммы ущерба в размере 3 663 086 руб. платёжным поручением на счёт прокуратуры Приморского края.

Согласно статье 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда, вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред (абзац первый пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации). Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда (абзац второй пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, возместившее вред, причинённый другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управлявшим транспортным средством и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

Из изложенного следует, что работодатель несёт обязанность по возмещению вреда третьим лицам, причинённого его работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей. В случае возмещения такого вреда работодатель имеет право регрессного требования к своему работнику в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

Сторона трудового договора (работодатель или работник), причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами (часть 1 статьи 232 Трудового кодекса Российской Федерации).

Статьёй 233 Трудового кодекса Российской Федерации определены условия, при наличии которых возникает материальная ответственность стороны трудового договора, причинившей ущерб другой стороне этого договора. В соответствии с этой нормой материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причинённый ею другой стороне этого договора в результате её виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено данным кодексом или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причинённого ей ущерба.

Главой 39 Трудового кодекса Российской Федерации "Материальная ответственность работника" определены условия и порядок возложения на работника, причинившего работодателю имущественный ущерб, материальной ответственности, в том числе и пределы такой ответственности.

В силу части 1 статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан возместить работодателю причинённый ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несёт ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причинённого работником третьим лицам (часть 2 статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 241 Трудового кодекса Российской Федерации за причинённый ущерб работник несёт материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено данным кодексом или иными федеральными законами.

Полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возместить причинённый работодателю прямой действительный ущерб в полном размере (часть 1 статьи 242 Трудового кодекса Российской Федерации).

Частью 2 статьи 242 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что материальная ответственность в полном размере причинённого ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных этим кодексом или иными федеральными законами.

Так, материальная ответственность в полном размере причинённого ущерба возлагается на работника в случае причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда (пункт 5 части 1 статьи 243 Трудового кодекса Российской Федерации).

В пункте 15 названного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации даны разъяснения, согласно которым при определении суммы, подлежащей взысканию, судам следует учитывать, что в силу статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан возместить лишь прямой действительный ущерб, причинённый работодателю, под которым понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе находящегося у работодателя имущества третьих лиц, если он несёт ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причинённого работником третьим лицам. Под ущербом, причинённым работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счёт возмещения ущерба. При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм и при условии наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим лицам.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования ООО "Чугуевский ЛЗК" о возмещении ущерба, причинённого работником, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 1064, 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 232, 233, 238 Трудового кодекса Российской Федерации, части 2 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и исходил из того, что вина Кузьменко А.А. в причинении материального ущерба Российской Федерации, а также размер причинённого ущерба установлены вступившим в законную силу приговором суда и эти обстоятельства не нуждаются в доказывании вновь, в связи с чем пришёл к выводу о том, что поскольку ООО "Чугуевский ЛЗК" как работодателем был возмещён причинённый Российской Федерации противоправными действиями работника общества Кузьменко А.А. материальный ущерб, ООО "Чугуевский ЛЗК" приобрело право обратного требования (регресса) к Кузьменко А.А., который непосредственно виновен в совершении неправомерных действий и несёт регрессную ответственность за причинённый ущерб в полном объёме.

Принимая во внимание умышленный характер совершённого Кузьменко А.А. преступления, в результате которого Российской Федерации был причинён ущерб, и исходя из норм пункта 3 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции не нашёл оснований для применения положений статьи 250 Трудового кодекса Российской Федерации и снижения размера ущерба, подлежащего взысканию с Кузьменко А.А. При этом суд первой инстанции отметил, что Кузьменко А.А. не лишён возможности обращаться с заявлением об отсрочке или рассрочке исполнения судебного решения, наличие у Кузьменко А.А. небольшой страховой пенсии по старости и кредитных обязательств не препятствует возможности исполнения решения суда и погашения ответчиком своих обязательств способами, установленными законодательством об исполнительном производстве.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, дополнительно сославшись на то, что совершённое Кузьменко А.А. преступление носит повышенную общественную опасность и обусловлено грубым нарушением установленного лесным законодательством порядка заготовки древесины, повлекло за собой причинение лесному фонду Российской Федерации особо крупного экологического ущерба, в связи с чем оснований для снижения суммы подлежащего взысканию с ответчика причинённого ущерба не имеется. Кроме этого, по мнению суда апелляционной инстанции, снижение размера сумм, подлежащих взысканию, является правом, а не обязанностью суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о взыскании с Кузьменко А.А. в порядке регресса выплаченной ООО "Чугуевский ЛЗК" в доход Российской Федерации суммы материального ущерба в полном размере основаны на неправильном толковании и применении положений статьи 250 Трудового кодекса Российской Федерации и сделаны без установления обстоятельств для снижения размера ущерба с учётом положений данной нормы закона.

Согласно статье 250 Трудового кодекса Российской Федерации орган по рассмотрению трудовых споров может с учётом степени и формы вины, материального положения работника и других обстоятельств снизить размер ущерба, подлежащий взысканию с работника. Снижение размера ущерба, подлежащего взысканию работника, не производится, если ущерб причинён преступлением, совершённым в корыстных целях.

Как разъяснено в пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причинённый работодателю", если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что работник обязан возместить причинённый ущерб, суд в соответствии с частью первой статьи 250 Трудового кодекса Российской федерации может с учётом степени и формы вины, материального положения работника, а также других конкретных обстоятельств снизить размер сумм, подлежащих взысканию, но не вправе полностью освободить работника от такой обязанности. При этом следует иметь в виду, что в соответствии с частью 2 статьи 250 Трудового кодекса Российской Федерации снижение размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, не может быть произведено, если ущерб причинён преступлением, совершённым в корыстных целях. Снижение размера ущерба допустимо в случаях как полной, так и ограниченной материальной ответственности. Оценивая материальное положение работника, следует принимать во внимание его имущественное положение (размер заработка, иных основных и дополнительных доходов), его семейное положение (количество членов семьи, наличие иждивенцев, удержания по исполнительным документам) и т.п.

По смыслу статьи 250 Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по её применению, правила этой нормы о снижении размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, могут применяться как в случаях полной, так и ограниченной материальной ответственности. Для решения вопроса о снижении размера ущерба, причинённого работником, суд должен оценить обстоятельства, касающиеся материального и семейного положения такого работника, учесть степень и форму вины этого работника в причинении ущерба работодателю. При этом суд не вправе снижать размер ущерба, подлежащего взысканию с работника, если такой ущерб причинён преступлением, совершённым в корыстных целях.

Судебные инстанции, разрешая вопрос о возможности снижения размера ущерба, подлежащего взысканию с Кузьменко А.А., сославшись на приведённые положения статьи 250 Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, вследствие неправильного их толкования не применили эти положения к спорным отношениям.

Указывая на то, что преступление Кузьменко А.А. совершено умышленно, в связи с чем оснований согласно пункту 3 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации для снижения размера возмещения ущерба не имеется, судебные инстанции не учли, что спорные отношения регулируются статьёй 250 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которой размер ущерба, подлежащего взысканию с работника, не может быть снижен, если такой ущерб причинён преступлением, совершённым в корыстных целях. Однако суды это обстоятельство, а именно было ли преступление совершено Кузьменко А.А. в корыстных целях, как имеющее значение для правильного применения положений статьи 250 Трудового кодекса Российской Федерации не устанавливали, названное обстоятельство не вошло в предмет доказывания по делу и, соответственно, не получило правовой оценки судов.

Ссылку суда апелляционной инстанции в обоснование вывода об отсутствии оснований для применения положений статьи 250 Трудового кодекса Российской Федерации на то, что снижение размера сумм, подлежащих взысканию, является правом, а не обязанностью суда, нельзя признать соответствующей требованиям закона, поскольку суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в целях вынесения законного и обоснованного решения при разрешении вопроса о размере ущерба, подлежащего взысканию с работника в пользу работодателя, не вправе действовать произвольно, должен учитывать все обстоятельства, касающиеся имущественного и семейного положения работника, а также соблюдать общие принципы юридической, следовательно, и материальной ответственности, такие как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина.

Кроме того, судом апелляционной инстанции не учтено, что правила статьи 250 Трудового кодекса Российской Федерации о снижении размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, могут применяться судом при рассмотрении требований о взыскании с работника причинённого работодателю ущерба не только по заявлению работника, но и по инициативе суда. Суду при рассмотрении дела с учётом части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации необходимо вынести на обсуждение сторон вопрос о снижении размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, и для решения этого вопроса оценить обстоятельства, касающиеся материального и семейного положения работника.

Однако обстоятельства, связанные с личностью Кузьменко А.А., его материальным и семейным положением, при определении размера взыскиваемой с него суммы материального ущерба в пользу ООО "Чугуевский ЛЗК" судами не устанавливались, несмотря на то, что Кузьменко А.А. в процессе судебного разбирательства ссылался на тяжёлое материальное положение своей семьи в связи с заболеванием супруги, наличием кредитных обязательств, небольшой пенсией, отсутствием работы, в подтверждение чего им представлены соответствующие доказательства. В нарушение части 2 статьи 56 и части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные инстанции не определили эти обстоятельства в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и, соответственно, не получили правовой оценки суда.

Суждение судебных инстанций о том, что обстоятельства, связанные с материальным и семейным положением Кузьменко А.А., не препятствуют возможности исполнения решения суда и могут быть учтены при обращении Кузьменко А.А. с заявлением об отсрочке или рассрочке исполнения судебного решения, прямо противоречит положениям статьи 250 Трудового кодекса Российской Федерации, устанавливающим эти обстоятельства как юридически значимые при разрешении судом спора о возмещении ущерба, причинённого работником.

С учётом изложенного обжалуемые судебные постановления нельзя признать законными, они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены решения суда и апелляционного определения и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила:

решение Дальнереченского районного суда Приморского края от 19 июля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 17 октября 2017 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Дальнереченский районный суд Приморского края.

 

Председательствующий

Пчелинцева Л.М.

 

Судьи

Вавилычева Т.Ю.

 

 

Кириллов В.С.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Суды в полном объеме взыскали с работника выплаченную его работодателем сумму ущерба, который работник причинил государству незаконной вырубкой леса.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ не согласилась с отказом в снижении взыскиваемой суммы.

Размер подлежащего взысканию с работника ущерба нельзя снизить, только если тот причинен преступлением, совершенным в корыстных целях. Однако наличие корысти в действиях работника не установлено.

В подобных случаях суд может применить правила о снижении ущерба не только по заявлению работника, но и по своей инициативе. При этом должно учитываться материальное и семейное положение виновника ущерба.

Суждение, что связанные с этим обстоятельства (болезнь жены работника, кредитные обязательства, низкая пенсия, отсутствие работы) не препятствуют исполнению решения о взыскании ущерба в полном объеме, прямо противоречит ТК РФ.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 июля 2018 г. N 56-КГ18-18


Текст определения официально опубликован не был