Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 27 сентября 2018 г. N 305-ЭС18-8863 Суд отменил постановление кассационной инстанции, оставив в силе постановление апелляционного суда о взыскании неустойки, поскольку условия о возможности ее начисления на промежуточные платежи ни договор, ни закон не предусматривают

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 27 сентября 2018 г. N 305-ЭС18-8863

 

Резолютивная часть определения объявлена 20 сентября 2018 г.

Определение изготовлено в полном объеме 27 сентября 2018 г.

 

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - судьи Самуйлова С.В.,

судей Корнелюк Е.С. и Разумова И.В. -

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Объединенные электрические сети" (г. Ульяновск, далее - общество "ОЭК") на постановление Арбитражного суда Московского округа от 03.04.2018 по делу N А40-49067/2017 (судьи Малюшина А.А., Воронина Е.Ю., Хвостова Н.О.)

по иску публичного акционерного общества "Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы" (далее - общество "ФСК ЕЭС") к обществу "ОЭК" о взыскании задолженности и неустойки.

В заседании приняли участие представители общества "ФСК ЕЭС" - Дерягин К.Е., Свирина Е.В.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Самуйлова С.В., вынесшего определение от 29.08.2018 о передаче кассационной жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании, а также объяснения представителей истца, судебная коллегия установила:

как следует из судебных актов и материалов дела, 28.02.2014 между обществом "ФСК ЕЭС" (исполнителем) и обществом "ОЭК" (заказчиком) заключен договор, по условиям которого исполнитель обязался оказывать услуги по передаче электрической энергии, а заказчик - оплачивать их за каждый расчетный период, равный календарному месяцу, в два этапа (пункт 4.8 договора):

- первый - до 15-го числа расчетного периода в размере 50-ти процентов от стоимости услуг по передаче электрической энергии на содержание объектов электросетевого хозяйства и 50-ти процентов от стоимости нормативных технологических потерь за расчетный период;

- второй - до 25-го числа месяца, следующего за расчетным - окончательный расчет за расчетный период на основании акта об оказании услуг по передаче электроэнергии и счет-фактуры.

В случае просрочки оплаты услуг общество "ОЭК" обязалось уплатить обществу "ФСК ЕЭС" неустойку за каждый день просрочки платежа от суммы задолженности из расчета учетной ставки банковского процента, существующей в месте нахождения кредитора на дату фактической оплаты задолженности в случае добровольной оплаты или на дату вынесения судебного решения (пункт 5.9 договора).

Во исполнение условий договора с января по сентябрь 2016 года истец оказал ответчику услуги по передаче электрической энергии в полном объеме и надлежащего качества.

Неполная оплата оказанных услуг явилась поводом для обращения общества "ФСК ЕЭС" с иском по настоящему делу с требованием о взыскании задолженности в размере 2 062 209,13 руб., а также неустойки за просрочку исполнения денежного обязательства.

В ходе рассмотрения настоящего спора ответчик 28.04.2017 погасил задолженность по основному долгу в полном объеме и общество "ФСК ЕЭС" отказалось от иска в части основного долга, настаивая на взыскании 1 233 780,33 руб. неустойки, начисленной с 16.01.2016 по 28.04.2017 в соответствии с пунктом 5.9 договора и пунктом 2 статьи 26 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (1/130 ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации).

Общество "ОЭК" полагало, что неустойка не подлежит начислению на просрочку по первому этапу, носящему авансовый характер.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 14.08.2017 (судья Скворцова Е.А.) принят отказ от иска в части основного долга и полностью удовлетворены требования в части неустойки. Суд согласился с доводами истца, рассчитавшего неустойку с шестнадцатого числа каждого спорного месяца, то есть в том числе и на просрочку по первому этапу.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2017 (судьи Валиев В.Р., Григорьев А.Н., Левченко Н.И.) названное решение изменено: с общества "ОЭК" в пользу общества "ФСК ЕЭС" взыскано 1 208 718,54 руб. неустойки и отказано в удовлетворении остальной части иска, в части прекращения производства по делу решение оставлено без изменения. Апелляционный суд исходил из того, что условия о возможности начисления неустойки на промежуточные платежи ни договор, ни закон не предусматривали, а расчет за оказанные услуги должен был осуществляться до 25-го числа месяца, следующего за расчетным.

Суд округа постановлением от 03.04.2018 отменил постановление апелляционного суда и оставил в силе решение суда первой инстанции. Окружной суд согласился с судом первой инстанции о правомерности начисления неустойки в соответствии с пунктом 5.9 договора за каждый день просрочки всех платежей, предусмотренных пунктом 4.8 договора.

Суды руководствовались статьями 309, 310, 330 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, общество "ОЭК", сославшись на нарушение окружным судом норм права, предусматривающих ответственность за нарушение сроков внесения платежей, просило постановление окружного суда отменить и оставить в силе постановление суда апелляционной инстанции.

Доводы общества "ОЭК" сводились к тому, что пункт 2 статьи 26 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" и условия договора (пункт 5.9) предусматривают начисление законной неустойки только на фактически оказанные услуги по передаче электроэнергии. Объем фактически оказанных услуг определяется по окончанию расчетного периода. Расчет суммы неустойки должен производиться от суммы долга.

Заявитель указал, что на момент внесения первого платежа, который должен вноситься до окончания расчетного периода, объем оказанных услуг не зафиксирован и их стоимость сторонами не определена. Следовательно, первый платеж носит авансовый или промежуточный характер. Неустойка за авансовые платежи не предусмотрена, а значит нет оснований для применения этого вида ответственности.

Общество "ФСК ЕЭС" в отзыве и в судебном заседании просило судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Правоотношения по передаче электроэнергии опосредуются публичным договором о возмездном оказании услуг, по условиям которого сетевая организация (исполнитель) осуществляет комплекс организационно и технологически связанных действий, обеспечивающих передачу электрической энергии через технические устройства электрических сетей в точке поставки потребителя, качество и параметры которой должны соответствовать обязательным нормативным требованиям, а потребитель оплачивает эти услуги (пункт 1 статьи 779, пункт 1 статьи 781 ГК РФ; пункт 2 статьи 26 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике, далее - Закон об электроэнергетике; пункты 4, 9, 12, 15, 34, 36 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861, далее - Правила N 861).

В соответствии с подпунктом "б" пункта 14 Правил N 861 при исполнении договора потребитель услуг обязан оплачивать услуги сетевой организации по передаче электрической энергии в размере и сроки, которые определены настоящими Правилами.

Из подпункта "б" пункта 13, пункта 15.1 Правил N 861 следует, что обязательства потребителя услуг определяются в размере стоимости оказанных услуг, рассчитываемой как произведение тарифа на эти услуги и их объема. Объем услуг определяется за расчетный период, который для целей оплаты услуг составляет, как правило, один календарный месяц.

Согласно пункту 15.2 Правил N 861 (в редакции, действовавшей до вступления в силу постановления Правительства Российской Федерации от 21.12.2016 N 1419) сроки оплаты услуг могли устанавливаться соглашением сторон. Если такового не достигнуто, то потребители оплачивали 50 процентов стоимости оказываемых им услуг на условиях предоплаты.

Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства. Если обязательство предусматривает день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода (статья 309, пункт 1 статьи 314 ГК РФ).

Исполнение обязательства может обеспечиваться неустойкой, то есть определенной законом или договором денежной суммой, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (пункт 1 статьи 329, пункт 1 статьи 330 ГК РФ).

Законная неустойка (пени в размере 1/130 ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации за каждый день просрочки) установлена пунктом 2 статьи 26 Закона об электроэнергетике и начисляется со следующего дня после дня наступления установленного срока оплаты оказанных потребителям услуг.

Как следует из содержания указанной нормы, законной неустойкой обеспечивается исполнение не всякого обязательства потребителя, возникшего из договора возмездного оказаний услуг по передаче электроэнергии, а лишь обязательства по оплате фактически оказанных услуг, которое окончательно формируется, как правило, по окончании расчетного периода.

По условиям договора объем фактически оказанных услуг фиксируется по итогам календарного месяца, оформляется актом оказанных услуг и оплачивается до 25-го числа месяца, следующего за расчетным. Нормативный порядок фиксации объема оказанных услуг также исходит из расчетного периода, равного календарному месяцу.

На 15-е число расчетного периода, то есть на дату внесения первого платежа, объем фактически оказанных услуг не определялся, следовательно, оснований квалифицировать эти платежи иначе как авансовые или промежуточные, не имеется. К тому же о том, что платежи являются предоплатой, прямо указано в пункте 15.2 Правил N 861.

Таким образом, апелляционный суд сделал правильный вывод, что неустойка подлежала начислению только за просрочку вторых платежей как рассчитанных по факту оказанных услуг.

К аналогичным выводам пришла Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации Российской Федерации при рассмотрении спора о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами при просрочке оплаты электроэнергии (определение от 06.10.2016 N 305-ЭС16-8210, пункт 7 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2016)).

При рассмотрении спора об оплате за тепловую энергию Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что проценты за пользование чужими денежными средствами могут быть начислены лишь за фактически принятое, но не оплаченное получателем количество энергии за месяц, при наступлении срока окончательного расчета, а не до его истечения (постановление от 08.05.2007 N 15651/06 по делу N А40-72454/05-26-452).

В силу принципа свободы договора обеспечение неустойкой своевременного внесения авансовых (промежуточных) платежей само по себе не противоречит законодательству. Однако, такое условие должно быть согласовано сторонами в договоре (пункт 2 статьи 1, статья 421 ГК РФ, пункт 16 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016)). Поскольку данное условие касается в том числе ответственности, оно не должно допускать двоякого или расширительного толкования. При неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон спорное условие подлежит толкованию в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия (пункт 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах").

Формулировка условия о неустойке (пункт 5.9 договора) предложена обществом "ФСК ЕЭС", что следует из материалов переписки по поводу заключения договора. В то же время из этого пункта однозначно не следует, что стороны согласовали условие о неустойке за просрочку авансовых платежей. На это помимо прочего указывает сам факт разного прочтения условия об ответственности как сторонами спора, так и судами трех инстанций. Следовательно, спорное условие подлежит толкованию в пользу лица, привлекаемого к ответственности, то есть неустойка за просрочку аванса договором не предусмотрена.

Ссылка общества "ФСК ЕЭС" на судебные акты по ранее рассмотренному делу N А40-77012/2016 несостоятельна, так как в предмет судебного исследования по указанному делу не входили вопросы ни о квалификации платежей, ни о правомерности начисления неустойки на авансовые платежи.

В связи с существенным нарушением норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов общества "ОЭК" в сфере предпринимательской деятельности, на основании пункта 1 статьи 291.11 АПК РФ постановление от 03.04.2018 по делу N А40-49067/2017 подлежит отмене с оставлением в силе постановления от 27.11.2017 по тому же делу.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила:

постановление Арбитражного суда Московского округа от 03.04.2018 по делу N А40-49067/2017 отменить, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2017 по тому же делу оставить в силе.

Определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

 

Председательствующий судья

Самуйлов С.В.

 

Судья

Корнелюк Е.С.

 

Судья

Разумов И.В.

 

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ согласилась с тем, что неустойка на авансовые платежи не предусматривалась ни договором о передаче электроэнергии, ни законом.

В данном случае неустойка подлежала начислению только за просрочку окончательных платежей, рассчитанных по факту оказанных услуг.

Стороны договора вправе согласовать неустойку на авансовые (промежуточные) платежи, но это условие не должно допускать двоякого или расширительного толкования. В случае неясности спорное условие толкуется в пользу контрагента стороны, которая сформулировала условие или подготовила проект договора.