Справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения судами Республики Мордовия в 2017 - 2018 годах дел о материальной ответственности работника (утв. Президиумом Верховного Суда Республики Мордовия 11 июля 2019 г.)

Справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения судами Республики Мордовия в 2017 - 2018 годах дел о материальной ответственности работника
(утв. Президиумом Верховного Суда Республики Мордовия 11 июля 2019 г.)

 

В соответствии с планом работы Верховного Суда Республики Мордовия на первое полугодие 2019 года проведено обобщение судебной практики по рассмотрению судами республики споров, связанных с материальной ответственностью работника.

Целью проведения обобщения является изучение сложившейся судебной практики правильности применения законодательства и выяснение проблемных вопросов, возникающих при рассмотрении споров указанной категории.

Обобщение проводилось путем выборочного изучения и анализа гражданских дел указанной категории, рассмотренных районными судами и мировыми судьями в 2017 - 2018 годах.

Согласно сведениям статистики, за указанный период всего районными судами Республики Мордовия рассмотрено 83 дела данной категории, мировыми судьями - 3 дела.

Для обобщения дела данной категории представлены следующими судами:

 

Наименование районного суда

Представлено на обобщение

Из них:

с вынесением решения,

в том числе

оставлено

без рассмотрения

производство прекращено

с удовлетворением иска, в том числе частичным

с отказом в удовлетворении иска

абз. 5 ст. 220 ГПК РФ

абз. 4 ст. 220 ГПК РФ

абз. 2 ст. 220 ГПК РФ

Атяшевский районный суд

постоянное судебное присутствие в с. Дубёнки

1

 

1

1

 

1

 

 

 

 

 

Зубово-Полянский районный суд

7

1

3

1

 

2

 

Инсарский районный суд

постоянное судебное присутствие в п. Кадошкино

 

1

 

1

 

 

 

 

 

Ичалковский районный суд

1

 

1

 

 

 

 

Ковылкинский районный суд

10

9

 

1

 

 

 

Краснослободский районный суд

постоянное судебное

присутствие в с. Ст. Шайгово

 

4

 

3

 

1

 

 

 

 

Ленинский районный суд

г. Саранска

12

7

3

1

1

 

 

Лямбирский районный суд

1

1

 

 

 

 

 

Октябрьский районный суд

г. Саранска

постоянное судебное

присутствие в с. Кочкурово

8

 

1

3

 

1

2

1

 

1

1

Пролетарский районный суд

г. Саранска

4

3

1

 

 

 

 

Ромодановский районный суд

1

 

1

 

 

 

 

Рузаевский районный суд

15

13

 

 

 

2

 

Темниковский районный суд

2

 

1

 

1

 

 

Торбеевский районный суд

постоянное судебное

присутствие в с. Атюрево

1

 

2

1

 

1

 

 

 

 

1

 

Чамзинский районный суд

постоянное судебное

присутствие в с. Б. Березники

2

 

2

1

1

 

2

 

 

 

 

Итого

76

47

16

4

2

6

1

 

Из судебного участка мирового судьи Ардатовского района поступило для обобщения 4 дела, из судебного участка N 4 Октябрьского района г. Саранска - 1.

Из приведённых данных следует, что процентное соотношение количества дел, по которым районными судами приняты решения об удовлетворении иска по данной категории дел, составляет 74,6% от общего числа дел, рассмотренных по существу (47 + 16), тогда как об отказе в удовлетворении требований - 25,4%.

За отчетный период Президиумом Верховного Суда Республики Мордовия в кассационном порядке рассмотрено 3 дела данной категории, из которых по 1 делу отменено апелляционное определение с оставлением в силе решения суда первой инстанции; по 1 делу отменены решение суда первой инстанции и апелляционное определение, по делу принято новое решение; по 1 делу отменено апелляционное определение, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В апелляционном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия обжаловано 12 решений, из них по 9 делам решения оставлены без изменения, по 3 делам решения суда отменены с вынесением нового решения.

 

Законодательство, регулирующее правоотношения, связанные с материальной ответственностью работника

 

Правовое регулирование отношений, связанных с материальной ответственностью работника, осуществляется в соответствии с Рекомендациями N 85 Международной организации труда "Об охране заработной платы" (принятыми в г. Женеве 1 июля 1949 г. на 32-й сессии Генеральной конференции МОТ), Трудовым кодексом Российской Федерации (далее - ТК РФ), Федеральным законом от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" (далее - Федеральным законом "О бухгалтерском учете"), постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2002 г. N 85 "Об утверждении перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности" (далее - Постановлением Минтруда России от 31 декабря 2002 г. N 85), приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13 июня 1995 г. N 49 "Об утверждении Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств", приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29 июля 1998 г. N 34н "Об утверждении Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации".

Кроме того, необходимо руководствоваться разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" (далее - постановление Пленума от 16 ноября 2006 г. N 52), постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. N 21 "О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации", Обзоре практики рассмотрения судами дел о материальной ответственности работника, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 5 декабря 2018 г.

По смыслу приведенных нормативных актов и разъяснений, привлечение работника к материальной ответственности обусловлено не только восстановлением имущественных прав работодателя, но и предполагает реализацию функции охраны заработной платы работника от чрезмерных и незаконных удержаний.

Общие положения о материальной ответственности сторон трудового договора, определяющие обязанности сторон трудового договора по возмещению причиненного ущерба и условия наступления материальной ответственности, содержатся в главе 37 ТК РФ.

В силу статьи 233 ТК РФ материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено данным кодексом или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

Абзацем седьмым части второй статьи 21 ТК РФ в числе прочих закреплена обязанность работника по бережному отношению к имуществу работодателя, в том числе к имуществу третьих лиц, находящему у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества.

Условия и порядок возложения на работника, причинившего работодателю имущественный ущерб, материальной ответственности, пределы такой ответственности определены главой 39 ТК РФ.

Расторжение трудового договора после причинения ущерба не влечет за собой освобождение стороны этого договора от материальной ответственности (часть третья статьи 232 ТК РФ).

Необходимыми условиями для наступления материальной ответственности работника за причиненный работодателю ущерб являются: наличие прямого действительного ущерба у работодателя, противоправность поведения (действий или бездействия) работника, причинная связь между действиями или бездействием работника и причиненным работодателю ущербом, вина работника в причинении ущерба.

Бремя доказывания наличия совокупности указанных обстоятельств законом возложено на работодателя, который до принятия решения о возмещении ущерба конкретным работником обязан провести проверку с обязательным истребованием от работника письменного объяснения для установления размера причиненного ущерба, причин его возникновения и вины работника в причинении ущерба.

Орган по рассмотрению трудовых споров может с учетом степени и формы вины, материального положения работника и других обстоятельств снизить размер ущерба, подлежащий взысканию с работника. Снижение размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, не производится, если ущерб причинен преступлением, совершенным в корыстных целях (статья 250 ТК РФ).

Таким образом, устанавливая право работодателя привлекать работника к материальной ответственности, законодатель, в свою очередь, предоставляет работнику адекватные правовые гарантии защиты от негативных последствий, которые могут наступить для него в случае злоупотребления со стороны работодателя при его привлечении к материальной ответственности.

В целях обеспечения единообразного подхода к разрешению судами споров, связанных с материальной ответственностью работника, и в целях устранения ошибок, допускаемых судами при рассмотрении дел данной категории, необходимо обратить внимание на следующие правовые позиции.

 

Подсудность и подведомственность дел, связанных с материальной ответственностью работников

 

В целом, суды правильно определяют подсудность споров данной категории. Однако в 2017 году имели место отдельные случаи рассмотрения дел с нарушением подсудности.

 

Дела по спорам о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, не относятся к подсудности мирового судьи.

Категории гражданских дел, подсудных мировому судье, перечислены в части первой статьи 23 ГПК РФ, их перечень является исчерпывающим. Дела, связанные с трудовыми отношениями, к подсудности мирового судьи не отнесены.

В пункте 1 постановления Пленума от 16 ноября 2006 г. N 52 разъяснено, что в силу части первой статьи 232 ТК РФ обязанность работника возместить причиненный работодателю ущерб возникает в связи с трудовыми отношениями между ними, поэтому дела по спорам о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, в том числе в случае, когда ущерб причинен работником не при исполнении им трудовых обязанностей (пункт 8 части первой статьи 243 ТК РФ), в соответствии со статьей 24 ГПК РФ рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции.

По этим же правилам рассматриваются дела по искам работодателей, предъявленным после прекращения действия трудового договора, о возмещении ущерба, причиненного работником во время его действия, которые, как следует из части второй статьи 381 ТК РФ, являются индивидуальными трудовыми спорами.

Таким образом, дела по спорам о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, относятся к индивидуальным трудовым спорам и мировому судье не подсудны независимо от цены иска.

Между тем, решением мирового судьи судебного участка Ардатовского района удовлетворены исковые требования прокурора Ардатовского района, действующего в интересах Редкодубского сельского поселения, к Главе Редкодубского сельского поселения Р.В.В. о взыскании в порядке регресса судебных расходов.

В обоснование требований прокурор ссылался на то, что при выполнении должностных обязанностей Р.В.В. заключила муниципальный контракт с ООО "М." на строительство объекта водоснабжения на сумму 6 489 440 руб., которая подлежала оплате в части за счет средств сельского поселения. Между тем, денежные средства на оплату работ по данному контракту в бюджет не были включены, в связи с чем выполненные работы не были оплачены в полном объеме. Решением арбитражного суда с администрации сельского поселения взысканы оплата выполненных работ и в возмещение судебных расходов 19 632 руб. Данные суммы на основании решения арбитражного суда выплачены за счет средств местного бюджета. Ссылаясь на вину Р.В.В. в причинении ущерба бюджету, прокурор просил взыскать с Р.В.В. в порядке регресса 19 632 руб. за оплаченные судебные расходы.

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

Решение мирового судьи судебного участка Ардатовского района от 25 октября 2018 г. по делу N 2-612/2018

Аналогичным образом рассмотрены дела N 2-305/2017, N 2-952/2017, N 2-442/2018 (судебный участок Ардатовского района), N 2-330/2017 (судебный участок N 4 Октябрьского района г. Саранска).

В апелляционном порядке указанные решения не обжаловались.

На стадии принятия искового заявления мировому судье следовало рассмотреть вопрос о возвращении иска на основании пункта 2 части первой статьи 135 ГПК РФ. Если же принятие иска к производству с нарушением правил подсудности было выявлено при рассмотрении дела, то мировому судье следовало передать дело на рассмотрение другого суда, к компетенции которого относится данный спор, на основании пункта 3 части второй статьи 33 ГПК РФ.

Так, мировой судья судебного участка Кадошкинского района правильно передал дело по иску ИП К.Ж.В. к продавцу З.Г.Н. о возмещении материального ущерба, причиненного недостачей товарно-материальных ценностей, в размере 34 859,25 руб. для рассмотрения по существу в Кадошкинский районный суд.

Определение мирового судьи судебного участка Кадошкинского района от 13 февраля 2017 г. по делу N 2-46/2017

 

Иски работодателей о взыскании с работника материального ущерба предъявляются по месту жительства работника (ответчика) либо по месту исполнения трудового договора. Условие трудового договора о подсудности таких споров между сторонами трудового договора по месту нахождения работодателя не подлежит применению, как снижающее уровень гарантий работников.

Из статьи 28 и части 9 статьи 29 ГПК РФ следует, что иски работодателя по спорам о взыскании материального ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей, могут быть поданы в суд по выбору работодателя - по месту жительства работника либо по месту исполнения трудового договора.

Такое правовое регулирование является дополнительным механизмом, направленным на создание наиболее оптимальных условий работникам при разрешении индивидуальных трудовых споров в судебном порядке, включая споры о взыскании материального ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей. Если в трудовом договоре имеется условие о подсудности споров между его сторонами по месту нахождения работодателя, ограничивающее право работника по сравнению с положениями гражданского процессуального законодательства на рассмотрение дела о взыскании материального ущерба, причиненного работником работодателю, по месту жительства работника либо по месту исполнения им обязанностей по трудовому договору, то оно не подлежит применению в силу положений статьи 9 ТК РФ.

Данные разъяснения даны в Обзоре практики рассмотрения судами дел о материальной ответственности работника, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 5 декабря 2018 г. (вопрос 13).

 

Критериями разграничения дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами являются субъектный состав лиц, участвующих в деле, и характер споров, в связи с чем дела о взыскании убытков с руководителя организации (в том числе бывшего) рассматриваются арбитражными судами в случае, если такие споры связаны с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

В пункте 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июля 2013 г. N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" разъяснено, что требование о возмещении убытков (в виде прямого ущерба и (или) упущенной выгоды), причиненных действиями (бездействием) директора юридического лица, подлежит рассмотрению в соответствии с положениями пункта 3 статьи 53 ГК РФ, в том числе в случаях, когда истец или ответчик ссылаются в обоснование своих требований или возражений на статью 277 ТК РФ.

При этом с учетом положений пункта 4 статьи 225.1 Арбитражного процессуального кодекса российской Федерации (далее - АПК РФ) споры по искам о привлечении к ответственности лиц, входящих или входивших в состав органов управления юридического лица, в том числе в соответствии с абзацем первым статьи 277 ТК РФ, являются корпоративными, дела по таким спорам подведомственны арбитражным судам (пункт 2 части 1 статьи 33 АПК РФ) и подлежат рассмотрению по правилам главы 28.1 АПК РФ.

При этом в пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. N 21 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации" разъяснено, что дела о взыскании убытков с руководителя организации (в том числе бывшего) рассматриваются судами общей юрисдикции и арбитражными судами в соответствии с правилами о разграничении компетенции, установленными процессуальным законодательством (часть 3 статьи 22 ГПК РФ, пункт 2 части 1 статьи 33 и пункт 3 статьи 225.1 АПК РФ).

Ответственность руководителя организации за прямой действительный ущерб, причиненный организации, регламентирована статьями 277 ТК РФ, 53.1 ГК РФ.

Исходя из положений статьи 22 ГПК РФ, статьи 27 АПК РФ и части 1 статьи 225.1 АПК РФ, критериями разграничения дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами являются субъектный состав лиц, участвующих в деле, и характер споров, в связи с чем дела о взыскании убытков с руководителя организации (в том числе бывшего) рассматриваются арбитражными судами в случае, если такие споры связаны с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Между тем, определением Октябрьского районного суда г. Саранска от 14 декабря 2017 г. прекращено производство по делу по иску ООО УК "К." к бывшему директору Н.Г.Г. о взыскании подотчетных денежных средств на основании абзаца 2 статьи 220 ГПК РФ.

Прекращая производство по делу, суд руководствовался положениями части третьей статьи 22 ГПК РФ, пунктом 1 части первой статьи 134 ГПК РФ, разъяснениями указанного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, и исходил из того, что бывший директор ООО УК "К." Н.Г.Г. являлся единоличным исполнительным органом, избранным для руководства текущей деятельностью общества. В этой связи суд пришел к выводу о том, что заявленный спор является корпоративным и не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается и разрешается в порядке арбитражного судопроизводства.

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

Определение Октябрьского районного суда г. Саранска от 14 декабря 2017 г. по делу N 2-2267/2017

Вместе с тем, из искового заявления ООО УК "К." усматривалось, что к бывшему директору Н.Г.Г. заявлены требования о взыскании убытков в виде полученных подотчет денежных средств, по которым истец не отчитался. В этой связи оснований полагать, что настоящий спор является корпоративным спором, связан с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности не имелось.

Следует учитывать, что Федеральным законом от 28 ноября 2018 г. N 451-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" из процессуального законодательства исключается термин "подведомственность" как принцип разграничения полномочий между судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Со дня вступления в силу данного федерального закона в случае, если дело подсудно арбитражному суду, судья возвращает исковое заявление. Если при рассмотрении дела в суде выявилось, что оно подлежит рассмотрению арбитражным судом, суд передает дело в арбитражный суд, к подсудности которого оно отнесено законом.

 

Порядок рассмотрения судами дел о материальной ответственности работника

 

Из положений части первой статьи 381 ТК РФ и абзаца третьего части второй статьи 391 ТК РФ следует, что споры о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, относятся к индивидуальным трудовым спорам, подлежащим рассмотрению в судах.

Дела по спорам, связанным с материальной ответственностью работника, разрешаются судами в порядке искового производства.

Согласно части первой статьи 383 ТК РФ порядок рассмотрения индивидуальных трудовых споров регулируется названным кодексом и иными федеральными законами, а порядок рассмотрения дела по трудовым спорам в судах определяется, кроме того, гражданским процессуальным законодательством.

 

Дела о возмещении материального ущерба работниками могут быть рассмотрены в порядке упрощенного производства только по ходатайству стороны при согласии другой стороны или по инициативе суда при согласии сторон.

Разъяснения об условиях, при наличии которых возможно рассмотрение иска работодателя о взыскании с работника материального ущерба в порядке упрощенного производства, даны в Справке о практике рассмотрения районными и мировыми судьями гражданских дел в порядке упрощенного производства, утвержденной Президиумом Верховного Суда Республики Мордовия 20 декабря 2018 г.

Между тем, в порядке упрощенного производства по инициативе суда без выяснения мнения сторон и их согласия Рузаевским районным судом рассмотрено гражданское дело по иску ОАО "РЖД" к В.Д.Н. о возмещении расходов на обучение 49 485,51 руб. (в том числе, стипендия в размере среднего заработка по основному месту работы).

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

Решение Рузаевского районного суда от 23 марта 2017 г. по делу N 2-317/2017

Аналогичным образом в упрощенном порядке рассмотрены дела N 2-754/2017, N 2-114/2018, N 2-557/2018 (Рузаевский районный суд), N 2-794/2017 (Ковылкинский районный суд).

В апелляционном порядке решения по указанным делам не обжаловались.

 

Право требования возмещения материального ущерба, причиненного работником, принадлежит исключительно работодателю (аутстафферу).

Согласно статье 341.1 ТК РФ частное агентство занятости имеет право в установленных случаях, на условиях и в порядке направлять временно своих работников с их согласия к физическому лицу или юридическому лицу, не являющимся работодателями данных работников, для выполнения работниками определенных их трудовыми договорами трудовых функций в интересах, под управлением и контролем указанных физического лица или юридического лица.

Особенности регулирования труда работников, направляемых временно частным агентством занятости к другим физическим лицам или юридическим лицам по договору о предоставлении труда работников (персонала), установлены статьей 341.2 ТК РФ, согласно которой трудовой договор, заключаемый частным агентством занятости с работником, направляемым временно для работы у принимающей стороны по договору о предоставлении труда работников (персонала), должен включать в себя условие о выполнении работником по распоряжению работодателя определенной трудовым договором трудовой функции в интересах, под управлением и контролем физического лица или юридического лица, не являющихся работодателями по этому трудовому договору.

При направлении работника для работы у принимающей стороны по договору о предоставлении труда работников (персонала) трудовые отношения между этим работником и частным агентством занятости не прекращаются, а трудовые отношения между этим работником и принимающей стороной не возникают (часть четвертая статьи 341.2 ТК РФ).

Соответственно, привлекать работников, направленных частным агентством для работы у принимающей стороны, к материальной или дисциплинарной ответственности имеет право работодатель (аутстаффер). Заказчик вправе заявлять требования к аутстафферу на основании норм гражданского законодательства и договора аутстаффинга.

Исполнению обязанности работодателя устанавливать размер причиненного ему ущерба и причину его возникновения, установленной статьей 247 ТК РФ, должно предшествовать установление факта причинения работником ущерба третьим лицам. Как правило, сначала проводится проверка заказчиком по договору аутстаффинга и утверждается акт проверки (в соответствии с нормами гражданского права), а затем на основании такого акта проводится служебная проверка аутстаффером (на основании норм трудового права), на которого возлагается, в частности, обязанность истребовать у работника письменные объяснения.

Добровольное возмещение аутстаффером ущерба заказчику по договору аутстаффинга не подтверждает наличие причинно-следственной связи между действием (бездействием) работника и причинением вреда, ввиду чего не является безусловным основанием взыскания ущерба с работника.

Заказчик по договору аутстаффинга может возместить вред, причиненный работником аутстаффера, в полном объеме за счет аутстаффера в гражданско-правовом порядке. В свою очередь, аутстаффер возмещает вред за счет работника в порядке, предусмотренном трудовым законодательством.

 

Между тем, решением Атяшевского районного суда частично удовлетворены исковые ООО "РТЛ" к С.С.В. о взыскании суммы материального ущерба в размере 716 664 руб.

В обоснование иска указано, что на основании договора об оказании услуг по предоставлению персонала (аутстаффинг), заключенного между ООО "РТЛ" и ООО "Эксперт+", в распоряжение истца был предоставлен водитель-экспедитор С.С.В., с которым ООО "Эксперт+" заключило трудовой договор и договор о полной материальной ответственности. ООО "РТЛ" также заключило с С.В.С. договор о полной материальной ответственности. В результате хищения, принадлежащего истцу автопоезда, под управлением С.В.С., ООО "РТЛ" причинен ущерб. Из материалов проверки по факту угона следует, что совершение кражи автомобиля произошло в результате проявления С.В.С. грубой неосторожности и халатности, выразившейся в оставлении ключа от автомобиля в замке зажигания.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что между сторонами заключен договор о полной материальной ответственности, утраченные товарно-материальные ценности ответчиком получены в подотчет на основании разовой доверенности и товарных накладных; к утрате груза привело проявление С.С.В. неосторожности и халатности, выразившейся в оставлении ключа от автомобиля в замке зажигания; размер ущерба подтверждается надлежащими доказательствами.

Принимая во внимание затруднительное материальное положение С.В.С., наличия у него на иждивении троих несовершеннолетних детей и долга по потребительскому кредиту, суд частично удовлетворил исковые требования, взыскав в пользу ООО "РТЛ" в возмещение ущерба 300 000 руб.

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

Решение Атяшевского районного суда от 16 ноября 2018 г. по делу N 2-405/2018

 

Сроки обращения в суд с иском о возмещении ущерба, причиненного работником

 

В силу статьи 392 ТК РФ работодатель вправе обратиться в суд с иском по спору о возмещении работником ущерба в течение одного года со дня обнаружения ущерба.

Таким образом, по спорам о возмещении ущерба, причиненного работником, установленный в статье 392 ТК РФ годичный срок начинает течь со дня, когда факт ущерба выявлен (обнаружен) и об этом стало известно работодателю.

Так, в случае проведения инвентаризации вверенных товарно-материальных ценностей, датой обнаружения ущерба будет считаться день окончания инвентаризации. Если ущерб выявлен другим способом, то датой его обнаружения будет считаться день, когда работодателю стало известно о наличии ущерба (например, день повреждения имущества работодателя в результате дисциплинарного проступка работника, что зафиксировано соответствующими документами и т.д.).

Из анализа поступивших для обобщения дел, следует, что истцам отказано в иске по мотиву пропуска предусмотренного законом срока на обращение в суд по 6 делам, что составляет 37,5% от общего числа дел, по которым в иске отказано; из них обжаловано в апелляционном порядке и оставлено без изменения 2 дела.

Изучение дел показало, что во всех случаях разрешая вопрос о пропуске срока на обращение в суд, суды правильно устанавливали в качестве обстоятельства, имеющего существенное значение для правильного разрешения данного вопроса, день обнаружения ущерба работодателем.

 

Срок для обращения работодателя в суд с иском о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, составляет один год и исчисляется со дня обнаружения работодателем такого ущерба. Пропуск работодателем без уважительных причин срока обращения в суд, предусмотренного статьей 392 ТК РФ, о применении которого заявлено работником, является основанием для отказа судом в иске.

3 октября 2017 г. ИП К.П.А. обратился в суд с иском к Г.М.Н., Ч.Т.В. о взыскании ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей, в сумме 81 327,67 руб. В обоснование иска он ссылался, что в период работы Г.М.Н., Ч.Т.В. продавцами в магазине "Продукты" в результате инвентаризации, проведенной 21 сентября 2014 г., была выявлена недостача товарно-материальных ценностей в сумме 81 327,67 руб.

Решением Старошайговского районного суда от 9 ноября 2017 г. в восстановлении пропущенного срока для обращения в суд отказано; исковые требования оставлены без удовлетворения.

Соглашаясь с выводами суда первой инстанции, судебная коллегия исходила из того, что ответчиками заявлено о пропуске истцом срока исковой давности, а заявление истца о восстановлении указанного срока правильно оставлено без удовлетворения в связи с отсутствием уважительных причин его пропуска.

При этом суд апелляционной инстанции указал, что предусмотренный частью 2 статьи 392 ТК РФ годичный срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора является специальным. Общий срок исковой давности, установленный нормами ГК РФ, к рассматриваемым правоотношениям не применяется.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 3 постановления Пленума от 16 ноября 2006 г. N 52, если работодатель пропустил срок для обращения в суд, судья вправе применить последствия пропуска срока (отказать в иске), если о пропуске срока до вынесения судом решения заявлено ответчиком и истцом не будут представлены доказательства уважительности причин пропуска срока, которые могут служить основанием для его восстановления (часть 3 статьи 392 ТК РФ). К уважительным причинам пропуска срока могут быть отнесены исключительные обстоятельства, не зависящие от воли работодателя, препятствовавшие подаче искового заявления. Пропуск срока для обращения в суд, о применении которого заявлено стороной в споре, является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований.

Апелляционное определение от 6 февраля 2018 г. по делу N 33-224/2018

 

ЗАО "Белвест Ритейл Поволжье-Юг" обратилось в суд с иском к Г.Н.А. о взыскании суммы причиненного материального ущерба.

В обоснование требований указано, что 9 сентября 2015 г. сотрудник аутсорсинговой компании Ч.Л.М. в докладной записке сообщила, что директор филиала Г.Н.А. оформила вручную платежное поручение и оплатила без согласования с бухгалтером аренду жилого помещения за июль - октябрь 2015 года на сумму 60 000 руб. путем перечисления денежных средств на расчетный счет Н.В.А. В результате служебного расследования комиссией установлено, что действиями Г.Н.А. обществу причинен ущерб в размере 60 000 руб., который в добровольном порядке ответчик возместить отказалась.

Решением Ленинского районного суда г. Саранска от 14 декабря 2016 г. исковые требования оставлены без удовлетворения по тем основаниям, что работодателем без уважительных причин пропущен годичный срок для обращения с иском в суд, установленный частью 2 статьи 392 ТК РФ.

Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из того, что о причинении ущерба работодателю стало известно 9 сентября 2015 г., согласно акту о результатах служебного расследования окончательно установлен размер причиненного ущерба и выявлен виновник 11 октября 2015 г., исковое заявление направлено истцом в суд 12 октября 2016 г., что следует из штампа на почтовом конверте, то есть с пропуском установленного годичного срока на один день.

Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, судебная коллегия указала, что дату обнаружения причиненного ущерба следует считать не с 11 октября 2015 г., а 9 сентября 2015 г., когда работодателю стало известно о причинении ущерба из сообщения бухгалтера Ч.Л.М., в котором было указано, что 8 сентября 2015 г. с расчетного счета истца платежным поручением от 8 сентября 2015 г. списано 60 000 руб. в пользу Н.В.А. в качестве оплаты аренды жилого помещения. Доказательств, которые могли бы послужить основанием для признания причин пропуска срока для обращения в суд уважительными, истцом не указано.

Апелляционное определение от 21 марта 2017 г. по делу N 33-550/2017

 

Обстоятельства, имеющие значение при рассмотрении дел, связанных с вопросами материальной ответственности работника

 

Изучение дел показало, что в подавляющем большинстве случаев судами правильно устанавливались обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, в соответствии с разъяснениями, данными в пункте 4 постановления Пленума от 16 ноября 2006 г. N 52, а именно - вина работника в причинении ущерба; причинная связь между действием (бездействием) работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба и его размер; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности; другие обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, обязанность доказать которые возложена на работодателя.

В свою очередь, бремя доказывания отсутствия вины в причинении ущерба несет работник.

 

Необходимыми условиями для наступления материальной ответственности работника за причиненный работодателю ущерб являются: наличие прямого действительного ущерба, противоправность поведения (действия или бездействия) работника, причинно-следственная связь между действиями или бездействием работника и причиненным ущербом, вина работника в причинении ущерба.

ООО "Автотрансгаз" обратилось в суд с иском к Т.Г.В. о взыскании задолженности по соглашению о добровольном возмещении вреда причиненного работодателю в размере 27 167,35 руб. и возмещении расходов по уплате государственной пошлины в размере 1015,02 руб.

Решением Ромодановского районного суда от 15 февраля 2018 г. в удовлетворении иска отказано по тем основаниям, что истец не представил доказательств, подтверждающих наличие ущерба и его размер, вину работника в причинении ущерба и противоправность его действий, а также причинную связь между ними. Подписанное ответчиком соглашение от 11 августа 2016 г. о добровольном возмещении вреда работодателю не может являться достаточным основанием для удовлетворения исковых требований.

Судебная коллегия отменила решение суда в части и приняла по делу новое решение, которым исковые требования удовлетворила частично.

Из материалов дела следует, что по трудовому договору Т.Г.В. был принят на должность начальника ремонтно-строительного участка ООО "Автотрансгаз".

11 августа 2016 г. стороны заключили соглашение о добровольном возмещении вреда, по условиям которого Т.Г.В. обязался возместить ООО "Автотрансгаз" причиненный материальный ущерб в размере 86 141 руб., из которых 6386,44 руб. - сумма недостачи товарно-материальных ценностей и 79 745,56 руб. - сумма ущерба, причиненного затоплением экскаватора марки "Hitachi", которое Т.Г.В. допустил не при исполнении трудовых обязанностей, а при выполнении не предусмотренных плановым заданием работ для частных лиц.

Т.Г.В. добровольно уплатил 58 964,67 руб.

Из анализа статей 238, 243, 247 ТК РФ, пункта 15 постановления Пленума от 16 ноября 2006 г. N 52 следует, что материальная ответственность может быть применена к работнику при наличии одновременно четырех условий: прямого действительного ущерба; противоправности поведения работника; вины работника в причинении ущерба; причинной связи между противоправным поведением работника и наступившим ущербом.

Пунктом 8 части 1 статьи 243 ТК РФ предусмотрено наступление материальной ответственности работника в полном размере причиненного ущерба в случае его причинения не при исполнении работником трудовых обязанностей.

Поскольку ущерб в размере 79 745,56 руб. был причинен не при исполнении трудовых обязанностей, судебная коллегия пришла к выводу о том, что Т.Г.В. должен нести в данном случае полную материальную ответственность.

В соответствии с частью 4 статьи 248 ТК РФ между сторонами было подписано соглашение о добровольном возмещении ущерба, в котором в том числе оговорены сроки для возмещения ущерба. Довод ответчика о том, что данное соглашение было заключено под давлением со стороны работодателя, судебная коллегия отклонила в виду отсутствия доказательств.

Вместе с тем оснований для взыскания с ответчика в пользу истца суммы ущерба, причиненного недостачей материальных ценностей, судебная коллегия не усмотрела, так как договор о полной материальной ответственности с Т.Г.В. заключен не был, доказательств, подтверждающих, что истцом ответчику вверялись товарно-материальные ценности, не представлено. Должность начальника ремонтно-строительного участка не входит в перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности, утвержденный постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации N 85 от 31 декабря 2002 г.

Судебная коллегия отметила, что положения статьи 248 ТК РФ не являются дополнительным основанием для возникновения у работника полной материальной ответственности, а письменное обязательство о возмещении работником ущерба работодателю не должно противоречить требованиям статьи 241 ТК РФ, ограничивающей размер материальной ответственности работника.

В связи с изложенным, апелляционным определением с Т.Г.В. в пользу ООО "Автотрансгаз" взыскана сумма материального ущерба, причиненного в результате затопления экскаватора, в размере 20 780,91 руб. и в возмещение расходов по уплате государственной пошлины 823 руб.

Апелляционное определение от 10 июля 2018 г. по делу N 33-1256/2018

 

ФКУ "Военный комиссариат Республики Мордовия" обратилось в суд с иском к Я.В.А. о взыскании суммы материального ущерба в пределах среднего месячного заработка 21 906,60 руб. указав, что в ходе контрольно-ревизионных мероприятий был выявлен ущерб, причиненный государству должностными лицами, принявшими решения, незаконность которых установлена судебными постановлениями. Так, на основании заключения Я.В.А., руководящего работой по медицинскому освидетельствованию граждан, призывник К.Д.А. решением призывной комиссии был признан годным к военной службе с незначительными ограничениями. Решением суда данное решение призывной комиссии признано незаконным и отменено. С истца как проигравшей стороны взысканы судебные расходы в размере 61 058,12 руб.

Решением Ленинского районного суда г. Саранска исковые требования оставлены без удовлетворения по тем основаниям, что истцом не представлено бесспорных доказательств, подтверждающих факт виновного причинения Я.В.А. вреда в виде действительного прямого ущерба и причины его возникновения.

Из материалов дела следует, что медицинское освидетельствование К.Д.А. проводилось в соответствии с законом; К.Д.А. был своевременно направлен в лечебное учреждение для дополнительного обследования; категория годности К.Д.А. к военной службе была определена на основании выставленного лечебным учреждением диагноза.

Судебное постановление, на которое ссылается истец, наличие противоправности поведения Я.В.А. в организации порядка медицинского освидетельствования, не установило; данным постановлением признано незаконным решение призывной комиссии о призыве на военную службу К.Д.А.

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

Решение Ленинского районного суда г. Саранска от 4 октября 2017 г. по делу N 2-2721/2017

 

Проведение проверки для установления причин возникновения ущерба и размера причиненного работником ущерба

 

Часть первая статьи 247 ТК РФ обязывает работодателя до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками провести проверку, в ходе которой должны быть установлены: размер причиненного ущерба и причины его возникновения.

В соответствии с частью второй статьи 247 ТК РФ работодатель обязан истребовать от работника письменное объяснение для установления причины возникновения ущерба. Если работник отказывается или уклоняется от предоставления объяснения, то об этом составляется акт.

Размер ущерба, причиненного имуществу работодателя, в частности, можно установить в ходе инвентаризации. Помимо инвентаризации для установления причин возникновения ущерба работодателю необходимо провести служебное расследование. Для этого работодатель вправе создать комиссию, которая должна установить: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения работника, причинившего вред имуществу работодателя; вину работника в причинении ущерба; причинную связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба работодателя. По результатам служебного расследования составляется акт, в котором отражаются факты, установленные комиссией.

Работник и (или) его представитель вправе знакомиться со всеми материалами проверки и обжаловать их в случае несогласия с ее результатами (часть третья статьи 247 ТК РФ).

Установленный порядок привлечения работника к материальной ответственности также обязателен в отношении бывшего работника. Данная правовая позиция изложена в Обзоре практики рассмотрения судами дел о материальной ответственности работника, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 5 декабря 2018 г.

 

До принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку, истребовать от работника (бывшего работника) письменное объяснение для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Материальная ответственность в полном размере может быть возложена на главного бухгалтера при условии, что это установлено трудовым договором.

ГБПОУ ОКДиТ обратилось с иском к Д. о возмещении ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей. В обосновании иска указали, что ответчик, работая в должности главного бухгалтера, не предоставила в пенсионный фонд в установленные сроки сведения о застрахованных лицах, за что к истцу применены финансовые санкции за несвоевременную сдачу отчетности в размере 58 500 руб.

Решением Ельниковского районного суда от 10 мая 2018 г. в удовлетворении исковых требований отказано в связи с тем, что пенсионным органом был установлен состав правонарушения именно в действиях учреждения, а не конкретного должностного лица.

В апелляционной жалобе представитель истца указывал на возникновение полной материальной ответственности ответчика как главного бухгалтера вне зависимости от наличия соглашения о полной материальной ответственности с работодателем.

Отклоняя доводы стороны истца, судебная коллегия исходила из того, что в силу статей 233, 238, 241, 242, 243 ТК РФ и разъяснений, содержащихся в пункте 10 постановления Пленума от 16 ноября 2006 г. N 52, материальная ответственность в полном размере может быть возложена на главного бухгалтера при условии, что это установлено трудовым договором.

Между тем, из трудового договора, заключенного с Д., следует, что работник несет дисциплинарную, материальную и иную ответственность согласно действующему законодательству Российской Федерации.

Таким образом, в заключенном с ответчиком трудовом договоре отсутствует указание на полную материальную ответственность работника, а имеется лишь отсылка к закону, который не предусматривает случаев материальной ответственности работника в полном размере ущерба только лишь на основании работы в должности главного бухгалтера организации.

Кроме того, судебная коллегия указала, что в нарушение требований части 2 статьи 247 ТК РФ истцом не проводилась проверка для установления размера, причиненного ущерба, и причин его возникновения, письменные объяснения для установления причины возникновения ущерба у ответчика не отбирались, акт проверки и заключение по итогам проверки не составлялись, приказ о привлечении работника к материальной ответственности не издавался. С материалами проверки ответчик ознакомиться не могла, в связи, с чем была лишена права донести до работодателя свои доводы и объяснения по поводу указанных обстоятельств.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу о том, что истцом были нарушены положения ТК РФ о порядке привлечения работника к материальной ответственности, что исключает возможность взыскания с Д. ущерба и в пределах ее среднего месячного заработка.

В этой связи решение суда оставлено судебной коллегий без изменения.

Апелляционное определение от 31 июля 2018 г. по делу N 33-1406/2018

 

В материалах дела по иску ГБУ "Автомобильные дороги" к водителю П.И.И. о взыскании в порядке регресса материального ущерба, причиненного уплатой административного штрафа в размере 5000 руб., отсутствуют сведения о проведении истцом в соответствии с требованиями статьи 247 ТК РФ проверки для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения, а также об истребовании от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба.

Судом данное обстоятельство в качестве юридически значимого признано не было, на обсуждение сторон не выносилось, истцу не было предложено представить письменные объяснения П.И.И., содержащие сведения об обстоятельствах совершения административного правонарушения, заключение по итогам такой проверки, приказ о привлечении работника к материальной ответственности.

Суд также не выяснил причины, по которым взыскание не было осуществлено на основании распоряжения работодателя согласно статье 248 ТК РФ.

Суд первой инстанции, руководствуясь статьями 1068 и 1081 ГК РФ, статьями 238, 392, 241, 243 ТК РФ и разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52 (пункт 12), удовлетворил исковые требования исходя из того, что вред причинен П.И.И. при выполнении трудовых обязанностей, свою вину в нарушении Правил дорожного движения ответчик не оспаривает, факт совершения административного правонарушения установлен вступившим в законную силу постановлением по делу об административном правонарушении, штраф истцом оплачен.

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

Решение Кочкуровского районного суда от 10 августа 2018 г. по делу N 2-195/2018

Аналогичным образом рассмотрено дело N 2-232/2018 (Ленинский районный суд г. Саранска).

 

Пределы материальной ответственности работника.

Определение размера ущерба

 

Частью первой статьи 238 ТК РФ установлена обязанность работника возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (часть вторая статьи 238 ТК РФ).

В соответствии со статьей 241 ТК РФ за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено данным кодексом или иными федеральными законами.

Основным видом материальной ответственности работника является ограниченная материальная ответственность. Она заключается в обязанности работника возместить причиненный работодателю прямой действительный ущерб, но не свыше установленного законом максимального предела, определяемого в соотношении с размером получаемой им заработной платы. Таким максимальным пределом является средний месячный заработок работника. Правило об ограниченной материальной ответственности работника в пределах его среднего месячного заработка применяется во всех случаях, кроме тех, в отношении которых ТК РФ или иным федеральным законом прямо установлена более высокая материальная ответственность, в частности полная материальная ответственность.

Полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возместить причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере (часть первая статьи 242 ТК РФ).

Частью второй статьи 242 ТК РФ установлено, что материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных данным кодексом или иными федеральными законами.

Перечень случаев полной материальной ответственности установлен статьей 243 ТК РФ.

Договоры о полной материальной ответственности заключаются по правилам, установленным статьей 244 ТК РФ. Письменные договоры о полной материальной ответственности могут заключаться только с теми работниками и на выполнение тех видов работ, которые предусмотрены указанным Перечнем ..., утвержденным Постановлением Минтруда России от 31 декабря 2002 г. N 85. Данный Перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

 

Отсутствие надлежащих условий для хранения товара явилось основанием для отказа в удовлетворении требований работодателя к материально ответственному работнику о возмещении убытков в результате выявленной недостачи товаров.

ООО "РузПечать" обратилось в суд с иском к К.Р.Р. о взыскании ущерба, причиненного при исполнении должностных обязанностей.

К.Р.Р. обратилась в суд со встречным иском к ООО "РузПечать" о признании инвентаризации незаконной и освобождении работника от материальной ответственности.

Решением Рузаевского районного суда от 11 мая 2017 г. исковые требования ООО "РузПечать" удовлетворены. В удовлетворении встречного иска отказано.

Судебная коллегия по апелляционной жалобе К.Р.Р. отменила решение суда.

Как установлено судом, К.Р.Р. принята на должность продавца в магазин ООО "РузПечать" с 29 сентября 2011 г., о чем с ней были заключены трудовой договор и договор о полной материальной ответственности.

В период с 21 по 28 октября 2016 г. К.Р.Р. находилась на стационарном лечении в больнице.

24 октября 2016 г. в магазине комиссией была проведена инвентаризация товарно-материальных ценностей, по результатам которой установлена недостача на сумму 495 871 руб. 72 коп., что следует из инвентаризационной описи товаров, материалов, тары от 24 октября 2016 г. и акта результатов инвентаризации от 24 октября 2016 г.

По результатам служебного расследования комиссия пришла к выводу, что К.Р.Р. допустила виновное бездействие, что послужило причиной утраты материальных ценностей, вверенных работнику.

К.Р.Р. отказалась от подписи в акте о проведении служебного расследования от 19 декабря 2016 г. и дачи пояснений относительно выявленной недостачи.

В возбуждении уголовного дела в отношении К.Р.Р. по факту недостачи в магазине ООО "РузПечать" было отказано за отсутствием состава преступления.

Проведенной по делу судебной бухгалтерской экспертизой установлено наличие недостачи в размере 495 871,72 руб.; указано, что при проведении инвентаризации были отступления от существующих на момент ее проведения ведомственных приказов, инструкций, действующего законодательства.

Удовлетворяя исковые требования ООО "РузПечать", суд первой инстанции пришел к выводу, что ущерб причинен в результате недобросовестного исполнения продавцом своих обязанностей по обеспечению сохранности вверенных работодателем товарно-материальных ценностей. Оставляя без удовлетворения встречные исковые требования К.Р.Р., суд исходил из того, что вина работника в причинении ущерба установлена, допущенные при проведении инвентаризации недостатки не свидетельствуют о незаконности ее результатов, не опровергают факт недостачи, не снимают с работника ответственности по возмещению вреда.

С данными выводами судебная коллегия не согласилась.

Руководствуясь статьей 238, частью 1 статьи 242, пунктом 2 части 1 статьи 243, статьей 244, статьей 239 ТК РФ и разъяснениями, данными в пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 52 от 16 ноября 2006 г. "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", судебная коллегия пришла к выводу, что в ходе рассмотрения дела было достоверно установлено, что работодателем не были созданы надлежащие условия для хранения товара, поскольку имел место факт неограниченного доступа к товарам со стороны других работников, а именно бухгалтера, организатора розничной торговли, сортировщиц, что в силу положений статьи 239 ТК РФ является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований работодателя.

Те обстоятельства, что магазин оборудован сигнализацией, в магазине имеется сейф для хранения денежных средств и других ценностей, стеллажи с товаром закрыты на ключ, не свидетельствуют о наличии надлежащих условий для хранения товара. Допрошенные в качестве свидетелей в суде первой инстанции работники ООО "РузПечать" пояснили, что возможность поместить весь товар в закрываемые стеллажи и сейф отсутствовала, проход к их рабочим местам осуществлялся через магазин, их рабочий день начинался раньше, чем у К.Р.Р.

Также судебная коллегия отметила, что акт инвентаризации, положенный в основу решения суда, не может являться допустимым доказательством, поскольку при проведении инвентаризации допущены существенные нарушения порядка ее проведения, а именно подпунктов 26, 27 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Министерства финансов Российской Федерации N 34н от 29 июля 1998 г.; пунктов 2.4, 2.8, 2.9 и 2.10 Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденными приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13 июня 1995 г. N 49.

Так, от К.Р.Р. не была отобрана расписка о том, что все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и все ценности, поступившие на ее ответственность, оприходованы, а выбывшие списаны в расход; в инвентаризационной описи отсутствуют сведения о количестве и цене товара; инвентаризация была проведена в отсутствие К.Р.Р. без ее надлежащего извещения о проведении инвентаризации.

В связи с изложенным, решение суда в части удовлетворения исковых требований ООО "РузПечать" было отменно с принятием по делу в этой части нового решения об отказе в удовлетворении данных исковых требований.

Также судебная коллегия отметила, что принятие самостоятельного искового заявления К.Р.Р. к ООО "РузПечать" о признании инвентаризации незаконной и освобождении работника от материальной ответственности как встречного искового заявления являлось неправильным, поскольку указанные требования не являются встречными и не подлежат рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку они рассматриваются и разрешаются в ином судебном порядке. Производство по делу в данной части судебной коллегий в соответствии со статьей 220 ГПК РФ прекращено.

Апелляционное определение от 1 августа 2017 г. по делу N 33-1513/2017

 

Для установления наличия реального ущерба у работодателя и размера этого ущерба суд должен дать оценку представленным истцом документам, подтверждающим возникновение у него ущерба, с учетом положений Федерального закона "О бухгалтерском учете", устанавливающего единые требования к бухгалтерскому учету, в том числе бухгалтерской (финансовой) отчетности, действие которого распространяется и на индивидуальных предпринимателей (часть 1 статьи 1, пункт 4 части 1 статьи 2 названного закона), а также иных нормативных актов, регулирующих данные отношения, в частности Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29 июля 1998 г. N 34н, Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13 июня 1995 г. N 49, согласно которым первичные учетные документы, подлежащие своевременной регистрации и накоплению в регистрах бухгалтерского учета, и данные инвентаризации, в ходе которой выявляется фактическое наличие товарно-материальных ценностей и сопоставляется с данными регистров бухгалтерского учета, должны быть составлены в соответствии с требованиями законодательства.

Так, первичные учетные документы (к ним относятся и товарные накладные) должны содержать обязательные реквизиты, в том числе даты их составления, наименование экономического субъекта, составившего документ, наименование хозяйственной операции, подписи лиц, совершивших хозяйственную операцию, с указанием их фамилий и инициалов либо иных реквизитов, необходимых для идентификации этих лиц. Акты инвентаризации в обязательном порядке подписываются всеми членами инвентаризационной комиссии и материально-ответственным лицом, в конце описи имущества материально-ответственное лицо дает расписку, подтверждающую проверку комиссией имущества в их присутствии, об отсутствии к членам комиссии каких-либо претензий.

Отступление от этих правил оформления документов влечет невозможность с достоверностью установить факт наступления ущерба у работодателя, определить, кто именно виноват в возникновении ущерба, каков его размер, имеется ли вина работника в причинении ущерба.

Между тем, решением Старошайговского районного суда от 9 июня 2018 г. удовлетворены исковые требования ИП Ч.Е.Г. к Г.Ю.А., М.Е.Ю. о возмещении материального ущерба.

В обоснование иска указано, что ответчики работали в качестве продавцов в магазине истца и с ними были заключены договоры о полной материальной ответственности. По результатам проведенной 26 декабря 2017 г. инвентаризации была выявлена недостача. Представить объяснения о причинах недостачи ответчики отказались. Истец просил суд взыскать в его пользу в возмещение ущерба с Г.Ю.А. 369 991 руб. и с М.Е.Ю. 239 991 руб. и в возмещение расходов по оплате госпошлины 9735 руб.

Определяя размер ущерба, суд первой инстанции исходил из представленного истцом приемо-сдаточного акта ревизии от 26 декабря 2017 г., расписки ответчика Г.Ю.А. о наличии у нее задолженности перед истцом в размере 130 000 руб. и тетради с записями о долгах.

Между тем, согласно приемо-сдаточного акту за период с 14 апреля 2015 г. по 24 сентября 2017 г. ответчики приняли ценности на сумму 7 228 077,30 руб., реализовали на сумму 6 095 573,2 руб., списано товаров на сумму 5964,10 руб., остаток - 475 320,5 руб., сумма недостачи - 651 219,5 руб.

При том в материалах дела отсутствуют сведения об издании приказа об инвентаризации, принятое решение по результатам инвентаризации, документы о проведении последней и предпоследней инвентаризации, а также товарные отчёты за промежуток между инвентаризациями либо приходные и расходные документы (с указанием наименований товарно-материальных ценностей, их количества и стоимости), описи остатков и списаний, сличительные ведомости.

Имеющиеся в материалах дела тетради с записями не содержат сведений о наименовании товаров, их количестве и стоимости, о лицах, получивших и реализовавших данные товары, имеют значительное число неоговоренных исправлений и зачеркиваний.

Принимая решение, суд не проверил соблюдение работодателем процедуры и порядка проведения инвентаризации товарно-материальных ценностей в магазине как обстоятельство, имеющее значение.

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

Решение Старошайговского районного суда от 9 июня 2018 г. по делу N 2-210/2018

 

В случае причинения федеральным государственным гражданским служащим при исполнении служебных обязанностей вреда гражданину или юридическому лицу его возмещение производится в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации, за счет казны Российской Федерации. Лицо, возместившее вред, причиненный федеральным государственным гражданским служащим при исполнении им служебных обязанностей, имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Поскольку специальными законами не определены основания и порядок привлечения государственного гражданского служащего к материальной ответственности за ущерб, причиненный нанимателю, к материальной ответственности государственных служащих подлежат применению нормы ТК РФ о материальной ответственности работника.

По общему правилу за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами.

Министерство финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Республике Мордовия обратилось в суд с иском о взыскании с И.Н.П. в порядке регресса денежных средств в размере 28 275 руб.

Решением мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского района г. Саранска от 19 февраля 2018 г. исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением Октябрьского районного суда г. Саранска от 26 апреля 2018 г. указанное решение оставлено без изменения.

Президиум Верховного Суда Республики Мордовия апелляционное определение отменил, дело направил на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что И.Н.П. проходит федеральную государственную гражданскую службу в Управлении Росреестра по Республике Мордовия.

Постановлением И.Н.П. от 10 апреля 2015 г. Ш.П.Ф. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 7.1 КоАП РФ, ему было назначено наказание в виде штрафа в размере 5 000 руб.

В последующем данное постановление отменено, производство по делу прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ. Судебным решением с Министерства финансов Российской Федерации в пользу Ш.П.Ф. взысканы убытки и судебные расходы, понесенные по делу об административном правонарушении, в сумме 28 275 руб.

15 декабря 2016 г. решение суда было исполнено.

Суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, удовлетворяя исковые требования, исходя из положений статьи 1069 ГК РФ, пункта 1 статьи 1081 ГК РФ и пункта 3.1 статьи 1081 ГК РФ, пришел к выводу о том, что у истца имеется право регрессного требования к причинителю вреда в размере произведенной выплаты, поскольку ущерб, возмещенный за счет средств казны Российской Федерации возник в виду незаконных действий ответчика, установленных решением суда.

Между тем судами не было учтено, что ни Федеральным законом от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации", ни Федеральным законом от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе" не определены основания, порядок и виды материальной ответственности государственных гражданских служащих за ущерб, причиненный нанимателю. В этой связи к материальной ответственности государственных служащих подлежат применению нормы ТК РФ о материальной ответственности работника.

При этом судами первой и апелляционной инстанций не было установлено предусмотренных ТК РФ либо иными федеральными законами оснований для возложения на И.Н.П. материальной ответственности в полном размере.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о наличии оснований для взыскания с И.Н.П. вследствие ненадлежащего исполнения им своих служебных обязанностей в порядке регресса материального ущерба в полном объеме в размере выплаченного возмещения не может быть признан правомерным.

Как усматривается из обжалуемых судебных постановлений, размер среднего месячного заработка судами первой и апелляционной инстанций не выяснялся, в нарушение части 2 статьи 56 и части 1 статьи 196 ГПК РФ судебные инстанции не определили это обстоятельство в качестве юридически значимого для правильного разрешения спора, оно не вошло в предмет доказывания по делу и, соответственно, не получило правовой оценки судов. Ввиду изложенного, обжалуемое судебное постановление суда апелляционной инстанции было признано незаконным и отменено, а дело направлено на новое рассмотрение.

Постановление от 8 ноября 2018 г. по делу N 44-г-17/2018

 

В соответствии со статьей 250 ТК РФ суд может снизить размер сумм, подлежащих взысканию с работника, учитывая степень и форму вины, материальное положение работника и другие конкретные обстоятельства по делу. Вместе с тем суд не вправе полностью освободить работника от такой обязанности.

Снижение размера, подлежащего возмещению, не допускается, если ущерб причинен преступлением, совершенным с корыстной целью.

ООО "Сельта" обратилось в суд с иском к М.А.И. о возмещении материального ущерба, указав, что с водителем-экспедитором М.А.И. был заключен договор о полной материальной ответственности. При исполнении трудовых обязанностей М.А.И., управляя транспортным средством марки MAN TGA с прицепом, совершил наезд на барьерно-тросовое ограждение дороги, в результате чего транспортному средству были причинены механические повреждения. Вина ответчика в произошедшем дорожно-транспортном происшествии подтверждается постановлением по делу об административном правонарушении. Сумма восстановительного ремонта составила 523 364,48 руб.

Решением Пролетарского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 12 ноября 2018 г. требования удовлетворены частично. С М.А.И. в пользу ООО "Сельта" взыскано в возмещение причиненного материального ущерба 350 000 руб. и в возмещение расходов по оплате государственной пошлины 6 700 руб.

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь частью первой статьи 232, статьей 233, статьей 242 и пунктом 6 части первой статьи 243 ТК РФ, пришел к выводу о наличии оснований для полной материальной ответственности работника, поскольку причинение истцу ущерба М.А.И. при исполнении им трудовых обязанностей и в связи с совершением административного правонарушения подтверждается материалами дела.

Снижая размер суммы, подлежащей взысканию с ответчика, суд первой инстанции применил положения статьи 250 ТК РФ и разъяснения по ее применению, содержащиеся в пункте 16 постановления Пленума от 16 ноября 2006 г. N 52, и обоснованно принял во внимание степень и форму вины ответчика, его материальное положение, отсутствие препятствий к снижению размера ущерба.

Судебная коллегия согласилась с данными выводами суда первой инстанции, признав несостоятельными доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что наезд на барьерно-тросовое ограждение дороги произошел не в результате неосмотрительных действий М.А.И., а в связи с разрывом правого переднего колеса, поскольку никаких доказательств данному обстоятельству не было представлено (например, что разрыв колеса произошел до наезда на препятствие, в результате технической неисправности, износа, недостатков дорожного покрытия и прочее).

Отклонены судебной коллегией и доводы ответчика о том, что дорожно-транспортное происшествие произошло вследствие непреодолимой силы, поскольку наезд на дорожное ограждение в связи с разрывом колеса, связан с эксплуатацией транспортного средства, не носит внешний характер по отношению к управлению транспортным средством.

При этом согласно правовой позиции, содержащейся в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный и непредотвратимый при данных условиях характер. Требование чрезвычайности подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях. Если иное не предусмотрено законом, обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий. Не могут быть признаны непреодолимой силой обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства.

Апелляционное определение от 29 января 2019 г. по делу N 33-169/2019

 

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника, в том числе в случае причинения ущерба в результате административного проступка, установленного соответствующим государственным органом.

Прокуратура Республики Мордовия обратилась в суд с иском к А.А.С. о взыскании материального ущерба, указав, что при выполнении трудовых обязанностей ответчик, управляя автомобилем марки Тойота Камри, допустил нарушение Правил дорожного движения, что стало причиной столкновения автомобилей, в результате которого им были причинены механические повреждения. Общая сумма причиненного ущерба составила 111 415,75 руб. В добровольном порядке А.А.С. возместил ущерб в размере его среднего месячного заработка 28 180,20 руб. Истец просил взыскать оставшуюся сумму ущерба в размере 83 188,06 руб.

Решением Ленинского районного суда г. Саранска от 16 февраля 2017 г. в иске отказано по тем основаниям, что не имеется оснований для возложения на ответчика полной материальной ответственности, поскольку доказательств тому, что причинение ущерба ответчиком имуществу работодателя имело место в результате совершения работником административного проступка в материалы дела не представлено. Указание в постановлении об отказе в возбуждении административного дела о нарушении ответчиком Правил дорожного движения не свидетельствует о совершении им административного проступка, установленного соответствующим государственным органом.

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

Решение Ленинского районного суда г. Саранска от 16 февраля 2017 г. по делу N 2-357/2017

 

Взыскание с работника сумм, потраченных на его обучение

 

Обобщение показало, что при рассмотрении судами дел о взыскании с работника сумм, потраченных на его обучение, суды в целом правильно определяют юридически значимые обстоятельства и применяют законодательство. Однако в ряде случаев имели место трудности, которые привели к отмене судебных постановлений в кассационном или апелляционном порядке.

 

Возможность включения в трудовой договор условий, обязывающих работника возместить работодателю затраты, понесенные на его обучение, в случае увольнения работника без уважительных причин до истечения определенного трудовым договором срока, предусмотрена нормами ТК РФ и не снижает уровень гарантий работника по сравнению с установленными трудовым законодательством.

ПАО "МРСК Волги" обратилось в суд с иском к М.К.Е. о взыскании расходов, понесенных на оплату его обучения в сумме 486 111 руб. и госпошлины в размере 8061 руб.

Решением Ленинского районного суда г. Саранска от 9 июня 2017 г. в удовлетворении исковых требований ПАО "МРСК Волги" отказано.

Апелляционным определением от 28 марта 2017 г. решение суда оставлено без изменения.

Президиум Верховного Суда Республики Мордовия решение первой инстанции и апелляционное определение отменил и принял по делу новое решение, которым исковые требования ПАО "МРСК Волги" удовлетворил по следующим основаниям.

Судами установлено и это следует из материалов гражданского дела, что в соответствии с распоряжением ПАО "Россети" и договором об оказании образовательных услуг, заключенным между ПАО "МРСК Волги" и НОУ МШУ "Сколково", заместитель директора по инвестиционной деятельности филиала "Мордовэнерго" М.К.Е. прошел обучение по программе повышения квалификации "Развитие лидеров электросетевого комплекса". Стоимость обучения составила 500 000 руб. Оплату за обучение М.К.Е. общество произвело в полном объеме.

Дополнительным соглашением к трудовому договору ПАО "МРСК Волги" и М.К.Е. предусмотрели обязанность М.К.Е. после обучения проработать в обществе не менее трех лет и полностью возместить обществу денежные средства, перечисленные на оплату его обучения, в случаях увольнения по собственному желанию до истечения трехлетнего срока после обучения, а также за нарушение трудовой дисциплины, совершение других виновных действий, за которые законодательством предусмотрено увольнение с работы.

Приказом от 27 мая 2016 г. М.К.Е. уволен с 27 мая 2016 г. по пункту 5 части 1 статьи 81 ТК РФ (за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание).

М.К.Е. расходы, понесенные на его обучение, в сумме 486 111 руб. ПАО "МРСК Волги" не были возмещены.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что дополнительное соглашение к трудовому договору не является ученическим договором, поскольку оно не было направлено на обучение М.К.Е. новой профессии, специальности или на присвоение ему новой квалификации; в данном случае имело место повышение квалификации работника, так как после прохождения обучения новой специальности ответчик не получил. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что понесенные работодателем на оплату повышения квалификации ответчика затраты не относятся к расходам, которые могут быть взысканы с работника в соответствии со статьей 249 ТК РФ.

Суд апелляционной инстанции согласился с такими выводами суда первой инстанции, указав также, что условие заключенного с ответчиком дополнительного соглашения к трудовому договору об обязанности возмещения затрат на обучение в случае досрочного увольнения не соответствует нормам ТК РФ и поэтому не подлежит применению.

Между тем, судами не были учтены положения частей 4 и 5 статьи 57 ТК РФ, частей 1 и 2 статьи 196 ТК РФ (в редакции от 2 июля 2013 г. N 185-ФЗ, действовавшей на время возникновения спорных отношений), статьи 249 ТК РФ, исходя из которых, допускается включение в трудовой договор условий об обязанности работника отработать после обучения, проводимого за счет средств работодателя, не менее установленного договором срока.

Заключая соглашение об обучении за счет средств работодателя, работник добровольно принимает на себя обязанность отработать не менее определенного срока у работодателя, оплатившего обучение, а в случае увольнения без уважительных причин до истечения данного срока - возместить работодателю затраты, понесенные на его обучение, при их исчислении по общему правилу пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени. Тем самым обеспечивается баланс прав и интересов работника и работодателя: работник повышает профессиональный уровень и приобретает дополнительные преимущества на рынке труда, а работодателю компенсируются затраты по обучению работника, досрочно прекратившего трудовые отношения с данным работодателем без уважительных причин (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 марта 2015 г. N 498-О).

Таким образом, работодателем и работником могут заключаться как ученический договор, так и иные договоры об обучении, то есть ученический договор является не единственным видом заключаемых между работником и работодателем договоров об обучении. Подготовка работников и их дополнительное профессиональное образование осуществляются работодателем в том числе и на условиях, определенных трудовым договором.

С учетом изложенного Президиум Верховного Суда Республики Мордовия отменил состоявшиеся судебные постановления с вынесением нового решения об удовлетворении исковых требований ПАО "МРСК Волги" о взыскании с М.К.Е. денежных средств в размере 486 111 руб. и возмещении понесенных истцом расходов на оплату госпошлины в размере 11 061 руб.

Постановление от 17 августа 2017 г. по делу N 44-г-14/2017

 

По аналогичным основаниям Президиум Верховного Суда Республики Мордовия отменил апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия от 18 апреля 2017 г., которым было отменено решение Пролетарского районного суда г. Саранска от 17 января 2017 г. о взыскании с С.Е.В. в пользу работодателя ГАУ РМ "Госинформ" затрат, понесенных на его обучение, и принято новое решение об отказе в иске ГАУ РМ "Госинформ", с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

При этом Президиум Верховного Суда Республики Мордовия указал, что условие об обязанности работника отработать после обучения не менее определенного договором срока, если обучение проводилось за счет средств работодателя, в соответствии с частью 4 статьи 57 ТК РФ может быть включено в трудовой договор. В случае неисполнения этой обязанности статья 249 ТК РФ устанавливает обязанность работника возместить работодателю затраты, связанные с его обучением.

Утверждение С.Е.В. о том, что повышение его квалификации осуществлялось работодателем исключительно в интересах третьего лица АУ "Технопарк-Мордовия" Президиум Верховного Суда Республики Мордовия признал не соответствующим действительности. Так, из материалов дела следует, что С.Е.В. после окончания полного курса обучения, включающего и образовательные программы, не связанные с работой на определенном (специальном) оборудовании, а направленные на повышение профессионального уровня работника в сфере обслуживания электронно-вычислительных машин и системного администрирования, вплоть до своего увольнения работал в ГАУ РМ "Госинформ", в трудовых отношениях с АУ "Технопарк-Мордовия" не состоял.

Постановление от 9 ноября 2017 г. по делу N 44-г-17/2017

 

Наличие уважительных причин, по которым ученик по окончании ученичества не приступает к работе, является основанием для освобождения его от негативных правовых последствий в виде возмещения работодателю расходов, понесенных в связи с ученичеством.

ГУП Республики Мордовия "Фармация" обратилось в суд с иском к А.А.И. о взыскании расходов, понесенных на ее обучение в ГБПОУ Республики Мордовия "Саранский медицинский колледж".

В судебном заседании сторона ответчика не признала иск, ссылаясь на пропуск срока для обращения в суд, а также на не трудоустройство ответчицы по окончании обучения, несмотря на её обращения к истцу по вопросу трудоустройства.

Из материалов дела следует, что обучение А.А.И. закончила 30 июня 2014 г., а истец предложил заключить с ней трудовой договор только 3 мая 2018 г.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не представлены доказательства того, что А.А.И. предлагалась должность специалиста, соответствующая полученной ею специальности и квалификации. То, что истец не исполнил, принятые на себя обязательства по трудоустройству А.А.И., суд расценил как отказ истца в предоставлении А.А.И. рабочего места.

Учитывая, что А.А.И. по окончании обучения не приступила к работе по уважительной причине - в связи с отсутствием вакантных мест, соответствующих ее специальности и квалификации, суд пришел к выводу, что А.А.И. освобождается от обязанности возместить понесенные истцом расходы на её обучение, и отказал в удовлетворении исковых требований.

При этом суд первой инстанции указал, что последствия, указанные в абзаце 2 статьи 207 ТК РФ, наступают только в том случае, если обязательства не выполнены учеником без уважительных причин. Если ученик по окончании ученичества не приступает к работе по уважительной причине, то его ответственность не наступает, и он освобождается от обязанности возместить все понесенные работодателем расходы в связи с его ученичеством.

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

Решение Пролетарского районного суда г. Саранска от 3 октября 2018 г. по делу N 2-836/2018

 

Трудовое законодательство гарантирует возмещение работодателем командировочных расходов работникам, направляемым на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование с отрывом от работы в другую местность. Такие расходы не включаются в затраты, понесенные работодателем на обучение работника, и не подлежат возмещению работником работодателю в случае увольнения работника без уважительных причин до истечения срока, обусловленного соглашением об обучении.

В соответствии с частью первой статьи 196 ТК РФ необходимость подготовки работников (профессиональное образование и профессиональное обучение) и дополнительного профессионального образования для собственных нужд определяет работодатель.

Подготовка работников и дополнительное профессиональное образование работников осуществляются работодателем на условиях и в порядке, которые определяются коллективным договором, соглашениями, трудовым договором (часть вторая статьи 196 ТК РФ).

Статьей 197 ТК РФ определено, что работники имеют право на подготовку и дополнительное профессиональное образование. Указанное право реализуется путем заключения договора между работником и работодателем.

Одним из видов такого договора является ученический договор, порядок и условия заключения которого определены в главе 32 ТК РФ. Ученический договор с работником организации является дополнительным к трудовому договору (часть вторая статьи 198 ТК РФ).

Ученический договор согласно части первой статьи 199 ТК РФ должен содержать: наименование сторон; указание на конкретную квалификацию, приобретаемую учеником; обязанность работодателя обеспечить работнику возможность обучения в соответствии с ученическим договором; обязанность работника пройти обучение и в соответствии с полученной квалификацией проработать по трудовому договору с работодателем в течение срока, установленного в ученическом договоре; срок ученичества; размер оплаты в период ученичества.

Последствия невыполнения обучающимся обязательств после окончания ученичества приступить к работе по вновь полученной профессии, специальности или квалификации и отработать у данного работодателя в течение срока, установленного ученическим договором, определены в статье 207 ТК РФ. В соответствии с частью второй указанной нормы в случае, если ученик по окончании ученичества без уважительных причин не выполняет свои обязательства по договору, в том числе не приступает к работе, он по требованию работодателя возвращает ему полученную за время ученичества стипендию, а также возмещает другие понесенные работодателем расходы в связи с ученичеством.

Статьей 249 ТК РФ предусмотрено, что в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

Из приведенных норм следует, что необходимость подготовки работников (профессиональное образование и профессиональное обучение) и дополнительного профессионального образования для собственных нужд определяет работодатель. При этом подготовка работников и дополнительное профессиональное образование работников за счет средств работодателя осуществляются им на условиях и в порядке, которые определяются коллективным договором, соглашениями, трудовым договором. В целях профессиональной подготовки работников для нужд работодателя между работодателем и работником могут заключаться как ученический договор, так и иные договоры об обучении. Условия о подготовке работников и об их дополнительном профессиональном образовании могут содержаться и в трудовом договоре. В частности, в заключаемое сторонами трудового договора (работником и работодателем) соглашение об обучении работника за счет средств работодателя может быть включено условие об обязанности работника отработать после обучения не менее установленного договором срока. Аналогичное условие в соответствии со статьей 57 ТК РФ может содержаться и в трудовом договоре. В случае невыполнения работником без уважительных причин обязанности отработать после обучения, проводимого за счет средств работодателя, не менее установленного соглашением об обучении или трудовым договором срока этот работник должен возместить работодателю затраты, связанные с его обучением. Конкретный перечень таких затрат нормами ТК РФ не установлен.

Вместе с тем, определяя права и обязанности работников по профессиональному обучению и получению дополнительного профессионального образования за счет средств работодателя, законодатель для таких работников установил ряд гарантий и компенсаций.

Гарантии и компенсации работникам, направляемым работодателем на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование, определены статьей 187 ТК РФ.

Как указано в части первой статьи 187 ТК РФ, при направлении работодателем работника на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование с отрывом от работы за ним сохраняются место работы (должность) и средняя заработная плата по основному месту работы. Работникам, направляемым на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование с отрывом от работы в другую местность, производится оплата командировочных расходов в порядке и размерах, которые предусмотрены для лиц, направляемых в служебные командировки.

Работникам помимо закрепленных в названном кодексе общих гарантий и компенсаций (гарантии при приеме на работу, переводе на другую работу, по оплате труда и др.) за счет средств работодателя предоставляются иные гарантии и компенсации, в частности, при направлении в служебные командировки и в других случаях, предусмотренных кодексом и иными федеральными законами (часть первая статьи 165 ТК РФ).

При предоставлении гарантий и компенсаций соответствующие выплаты производятся за счет средств работодателя (часть вторая статьи 165 ТК РФ).

В соответствии с частью первой статьи 166 ТК РФ служебная командировка - это поездка работника по распоряжению работодателя на определенный срок для выполнения служебного поручения вне места постоянной работы.

При направлении работника в служебную командировку ему гарантируется сохранение места работы (должности) и среднего заработка, а также возмещение расходов, связанных со служебной командировкой (статья 167 ТК РФ).

В случае направления в служебную командировку работодатель обязан возмещать работнику: расходы по проезду; расходы по найму жилого помещения; дополнительные расходы, связанные с проживанием вне места постоянного жительства (суточные); иные расходы, произведенные работником с разрешения или ведома работодателя (часть первая статьи 168 ТК РФ).

По смыслу приведенных нормативных положений командировочные расходы, понесенные работодателем в связи с направлением работника на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование, являются самостоятельной группой расходов и относятся к компенсациям (денежным выплатам), предоставляемым работнику за счет средств работодателя в целях возмещения работнику затрат, связанных с исполнением им трудовых и иных обязанностей, в том числе обязанности по профессиональному обучению или дополнительному профессиональному образованию. К числу таких затрат, которые работодатель обязан возмещать работнику при направлении его в служебную командировку для профессионального обучения или получения дополнительного профессионального образования, относятся расходы по проезду работника к месту обучения и обратно; расходы по найму жилого помещения, дополнительные расходы, связанные с проживанием вне места постоянного жительства (суточные). Возврат работником предоставленных ему работодателем компенсаций (командировочных расходов) в связи с направлением работника за счет средств работодателя на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование нормами ТК РФ не предусмотрен.

Изложенная правовая позиция согласуется с разъяснениями, данными судам в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2012 года, утверждённом Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20 июня 2012 г. (ответ на вопрос 11).

Между тем, решением Ленинского районного суда г. Саранска от 13 сентября 2017 г. удовлетворены исковые ООО "Агротехпарк" к В.А.В. о взыскании затрат, понесенных на его обучение.

В обоснование иска указано, что в соответствии с условиями трудового договора, предусматривающими направление работника на обучение для получения дополнительного образования либо необходимого уровня квалификации, В.А.В. прошел обучение стоимостью 36 810,04 руб., в том числе стоимость обучения, проживание в гостинице, командировочные и транспортные расходов. Условиями трудового договора предусмотрена обязанность В.А.В. отработать после обучения 24 месяца, однако, через два месяца после обучения ответчик уволился с работы по собственному желанию. Истец просил суд взыскать с ответчика в возмещение расходов понесенных на его обучение 10 284,34 руб., исчисленных пропорционально отработанному времени с учетом удержаний из заработной платы 23 458,20 руб.

При рассмотрении дела суд установил, что распоряжением истца В.А.В. был направлен в командировку с отрывом от производства для прохождения обучения. На обучение В.А.В. истец затратил 36 810,04 руб., а именно: 19 152,54 руб. - стоимость обучения, 6 450 руб. - стоимость проживание в гостинице, 11 207,50 руб. - командировочные и транспортные расходы.

Разрешая спор, суд исходил из того, что работодатель вправе требовать от работника возмещения затрат на его обучение (в том числе и повышение квалификации), поскольку В.А.В. не отработал после обучения, проведенного за счет средств работодателя, оговоренный срок без уважительных причин.

Определяя размер ущерба, суд исходил из того, что в силу статьи 249 ТК РФ работодатель вправе требовать возмещения ему любых расходов, если они были связаны с обучением работника и документально подтверждены. К таким расходам суд отнес оплату непосредственно обучения, стипендию, а также командировочные расходы на оплату проезда, жилья, суточные.

Оснований для исключения из затрат на обучение командировочных расходов суд не усмотрел, ссылаясь на то, что положения статьей 167, 168 ТК РФ не исключают возможности взыскания таких расходов в порядке статьи 249 ТК РФ.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Решение Ленинского районного суда г. Саранска от 13 сентября 2017 г. по делу N 2-2218/2017

 

Рассмотрение дел о коллективной (бригадной ответственности)

 

Статьей 244 ТК РФ в качестве основания для возложения на работников полной материальной ответственности за недостачу вверенных им товарно-материальных ценностей предусмотрено наличие заключенных между этими работниками и их работодателями письменных договоров о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности.

Частями первой и второй статьи 245 ТК РФ определено, что при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере, может вводиться коллективная (бригадная) материальная ответственность. Письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба заключается между работодателем и всеми членами коллектива (бригады).

По договору о коллективной (бригадной) материальной ответственности ценности вверяются заранее установленной группе лиц, на которую возлагается полная материальная ответственность за их недостачу. Для освобождения от материальной ответственности член коллектива (бригады) должен доказать отсутствие своей вины (часть третья статьи 245 ТК РФ).

При добровольном возмещении ущерба степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется по соглашению между всеми членами коллектива (бригады) и работодателем. При взыскании ущерба в судебном порядке степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется судом (часть четвертая статьи 245 ТК РФ).

Согласно части второй статьи 244 ТК РФ перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Такой перечень работ, при выполнении которых может вводиться полная коллективная (бригадная) материальная ответственность за недостачу вверенного имущества, и типовая форма договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности соответственно содержатся в приложениях N 3 и 4 к постановлению Минтруда России от 31 декабря 2002 г. N 85.

Как следует из содержания типовой формы договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, решение работодателя об установлении полной коллективной (бригадной) материальной ответственности оформляется приказом (распоряжением) работодателя и объявляется коллективу (бригаде). Приказ (распоряжение) работодателя об установлении полной коллективной (бригадной) материальной ответственности прилагается к договору о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности. Комплектование вновь создаваемого коллектива (бригады) осуществляется на основе принципа добровольности. При включении в состав коллектива (бригады) новых работников принимается во внимание мнение коллектива (бригады). Руководитель коллектива (бригадир) назначается приказом (распоряжением) работодателя. При этом принимается во внимание мнение коллектива (бригады). При смене руководства коллектива (бригадира) или при выбытии из коллектива (бригады) более 50 процентов от его первоначального состава договор должен быть перезаключен. Договор не перезаключается при выбытии из состава коллектива (бригады) отдельных работников или приеме в коллектив (бригаду) новых работников. В этих случаях против подписи выбывшего члена коллектива (бригады) указывается дата его выбытия, а вновь принятый работник подписывает договор и указывает дату вступления в коллектив (бригаду).

В пункте 14 постановления Пленума от 16 ноября 2006 г. N 52 дано разъяснение о том, что, если иск о возмещении ущерба заявлен по основаниям, предусмотренным статьей 245 ТК РФ (коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба), суду необходимо проверить, соблюдены ли работодателем предусмотренные законом правила установления коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также ко всем ли членам коллектива (бригады), работавшим в период возникновения ущерба, предъявлен иск. Если иск предъявлен не ко всем членам коллектива (бригады), суд, исходя из статьи 43 ГПК РФ, вправе по своей инициативе привлечь их к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика, поскольку от этого зависит правильное определение индивидуальной ответственности каждого члена коллектива (бригады). Определяя размер ущерба, подлежащего возмещению каждым из работников, суду необходимо учитывать степень вины каждого члена коллектива (бригады), размер месячной тарифной ставки (должностного оклада) каждого лица, время, которое он фактически проработал в составе коллектива (бригады) за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба.

Если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что работник обязан возместить причиненный ущерб, суд в соответствии с частью первой статьи 250 ТК РФ может с учетом степени и формы вины, материального положения работника, а также других конкретных обстоятельств снизить размер сумм, подлежащих взысканию, но не вправе полностью освободить работника от такой обязанности. Снижение размера ущерба допустимо в случаях как полной, так и ограниченной материальной ответственности. Такое снижение возможно также и при коллективной (бригадной) ответственности, но только после определения сумм, подлежащих взысканию с каждого члена коллектива (бригады), поскольку степень вины, конкретные обстоятельства для каждого из членов коллектива (бригады) могут быть неодинаковыми (например, активное или безразличное отношение работника к предотвращению ущерба либо уменьшению его размера). При этом необходимо учитывать, что уменьшение размера взыскания с одного или нескольких членов коллектива (бригады) не может служить основанием для соответствующего увеличения размера взыскания с других членов коллектива (бригады) (пункт 16 постановления Пленума от 16 ноября 2006 г. N 52).

Из приведенных норм материального права и разъяснений постановления Пленума от 16 ноября 2006 г. N 52 по их применению следует, что коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба может вводиться только при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере. Решение работодателя об установлении полной коллективной (бригадной) материальной ответственности оформляется приказом (распоряжением) работодателя. При этом коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба наступает лишь в случае, когда все члены коллектива (бригады) добровольно принимают на себя такую ответственность. Одним из оснований для возложения на коллектив работников материальной ответственности в полном размере за ущерб, причиненный работодателю, является наличие единого письменного договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности, заключенного со всеми членами коллектива (бригады) работников в соответствии с типовой формой договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, утвержденной постановлением Минтруда России от 31 декабря 2002 г. N 85.

Обязанность доказать наличие оснований для заключения договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба и соблюдение правил заключения такого договора возложена законом на работодателя. Невыполнение работодателем требований трудового законодательства о порядке и условиях заключения договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности является основанием для освобождения работника от обязанности возместить причиненный по его вине ущерб в полном размере, превышающем его средний месячный заработок.

 

Заключение с работниками договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности не освобождает работодателя, предъявившего требование о возложении на работников такой ответственности, от обязанности доказать соблюдение порядка его заключения и размер ущерба

ООО "Свежий хлеб" обратилось в суд с иском к Ф.Н.А. о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю при исполнении трудовых обязанностей, указав, что Ф.Н.А. являлась работником обособленного подразделения магазин N 11 ООО "Свежий хлеб" и с ней заключен договор о полной материальной ответственности. По результатам инвентаризация от 20 марта 2015 г. выявлена недостача в размере более 400 000 руб., образовавшаяся по вине в равной степени продавцов и заведующего магазином. Работники добровольно согласились возместить причиненный ущерб, в том числе Ф.Н.А., которая частично погасила ущерб, но от возмещения оставшейся суммы долга отказалась. Истец просил суд взыскать с Ф.Н.А. недостачу в размере 55 950,83 руб., исходя из равенства вины членов коллектива, разделил сумму недостачи на семь работников.

Определением суда к участию в деле в качестве третьих на стороне ответчика, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора привлечены: Д.Н.В., Н.И.А., Я.Н.С., С.Т.В., Б.М.А., Е.М.И., Т.О.А.

При рассмотрении дела судом было установлено, что с Ф.Н.А. заключен договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности, условия которого приняты, в том числе и другими продавцами магазина N 11 ООО "Свежий хлеб" Д.Н.В., Б.М.А., Н.И.А., Т.О.А. Впоследствии указанный договор заключен также с Я.Н., С.Т. и с руководителем Е.М.И., дата присоединения новых членов коллектива к указанному договору и выбытия, не указаны. Истцом причин образования недостачи не установлено.

Решением Пролетарского районного суда г. Саранска от 9 декабря 2016 г. в удовлетворении исковых требований отказано в связи с недоказанностью истцом оснований для возложения на Ф.Н.А. обязанности по возмещению материального ущерба.

При этом суд учел, что ООО "Свежий хлеб" не выполнена обязанность проведения инвентаризации при выбытии из членов коллектива магазина N 11 ООО "Свежий хлеб" продавца Т.О.А. на дату её увольнения при том, что стороны договора коллективной (бригадной) материальной ответственности требовали проведения инвентаризации при увольнении Т.О.А.

Кроме этого, суд указал на пропуск ООО "Свежий хлеб" срока обращения в суд, предусмотренного статьей 392 ТК РФ, о применении которого заявлено Ф.Н.А.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции, отметив, что в подтверждение заявленных требований истцом каких-либо относимых, допустимых и, в совокупности, достаточных доказательств виновности Ф.Н.А. в недостаче на заявленную в иске сумму, противоправность ее поведения, а также причинно-следственную связь между ее действиями и наступившим ущербом, не было представлено.

Апелляционное определение от 14 февраля 2017 г. по делу N 33-266/2017

 

Если иск предъявлен не ко всем членам коллектива (бригады), суду по своей инициативе следует привлечь их к участию в деле в качестве третьих лиц, поскольку от этого зависит правильное определение индивидуальной ответственности каждого члена коллектива (бригады).

АО "РТК" обратилось в суд с иском к У.К.П. о возмещении ущерба, указав, что У.К.П. осуществляла свою трудовую деятельность в офисе продаж Р705 в составе коллектива (бригады), на который по договору о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности возложена полная материальная ответственность за недостачу вверенных товарно-материальных ценностей. По результатам инвентаризаций выявлены недостачи. Коллективом материально-ответственных лиц размер подлежащего возмещению ущерба конкретными работниками определен самостоятельно. По соглашениям о добровольном возмещении ущерба из заработной платы У.К.П. удержана часть суммы, непогашенная задолженность составляет 4691,74 руб. и 1990 руб.

Определением суда к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены члены коллектива (бригады) Ч.Н.И., А.М.В., Б.М.Н., А.Е.А.

Частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что предусмотренные законом правила установления полной коллективной (бригадной) материальной ответственности работодателем соблюдены, правомерность заключения такого договора доказана. Порядок проведения инвентаризации и размер причиненного ущерба ответчицей не оспаривается. Доказательств отсутствия вины в причинении работодателю ущерба ответчица не представила. При рассмотрении дела причину возникновения недостачи (невнимательность сотрудников офиса продаж) ответчица не оспаривала.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что исковые требования о взыскании с ответчицы причиненного работодателю ущерба подлежат удовлетворению.

Вместе с тем суд не согласился с определенным работодателем размером ущерба, взыскиваемого с ответчицы, по следующим основаниям.

В соответствии с частью четвертой статьи 245 ТК РФ определение степени вины каждого члена коллектива (бригады) осуществляется либо по соглашению между всеми членами коллектива (бригады) и работодателем при добровольном возмещении ущерба, либо судом при взыскании ущерба в судебном порядке.

Установлено, что 26 февраля 2016 г. в офисе продаж проведена инвентаризация, по результатам которой выявлена недостача товара. Факт ее возникновения в период с 15 февраля до 26 февраля 2016 г. лицами, участвующими в деле, не оспаривается.

Согласно табелю учета рабочего времени в данный период в офисе работали руководитель коллектива (бригады) А.М.В. и члены коллектива (бригады) У.К.П., Б.М.Н., А.Е.А.

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возложена на членов коллектива (бригады) У.К.П. в размере 5994,8 руб., А.Е.А. в размере 2331,31 руб., Б.М.Н. в размере 5994,79 руб.

А.Е.А. добровольно возместила ущерб.

Из заработной платы У.К.П. в возмещение ущерба удержано 1303,06 руб.

11 марта 2016 года в офисе продаж повторно проведена инвентаризация, по результатам которой выявлена недостача. Факт ее возникновения за период с 26 февраля 2016 г. до 11 марта 2016 г. лицами, участвующими в деле, не оспаривается.

Согласно табелю учета рабочего времени в указанный период работали руководитель коллектива (бригады) А.М.В., члены коллектива (бригады) У.К.П. по 4 марта 2016 г., Б.М.Н. и А.Е.А. по 29 февраля 2016 г.

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба в сумме 1990 руб. возложена на члена коллектива (бригады) У.К.П.

В соответствии с пунктом 17 договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности члены коллектива (бригады) вправе определить степень вины и размер материальной ответственности каждого из них по письменному соглашению между всеми членами коллектива (бригады) и работодателем.

Доказательств заключения такого соглашения между всеми членами коллектива (бригады) и работодателем суду представлено не было.

Ответчица У.К.П. и третье лицо А.Е.А. в судебном заседании пояснили, что в период работы в составе коллектива (бригады) все члены коллектива (бригады), в том числе его руководитель А.М.В., имели равный доступ к вверенным коллективу (бригаде) товарно-материальным ценностям. Доказательств иного суду не представлено. Доказательств отсутствия своей вины в причинении обнаруженного ущерба в результате инвентаризаций другими членами коллектива (бригады) суду не было представлено.

При таких обстоятельствах, суд посчитал, что оснований для вывода о том, что размер материальной ответственности ответчицы определен по соглашению между всеми членами коллектива (бригады) и работодателем с учетом степени вины каждого члена коллектива (бригады) не имеется. Письменные соглашения о добровольном возмещении ущерба, заключенные между с У.К.П., которая при увольнении отказалась возместить ущерб и при рассмотрении дела заявила, что размер ее материальной ответственности работодателем определен без учета вины каждого члена коллектива (бригады), безусловным основанием для возложения на ответчицу материальной ответственности в заявленном истцом размере с учетом установленных обстоятельств не являются.

В этой связи, суд определил размер ущерба, подлежащего возмещению ответчицей, в соответствии с положениями части 4 статьи 245 ТК РФ и разъяснениями постановления Пленума от 16 ноября 2006 г. N 52, изложенными в пункте 14, с учетом степени вины каждого члена коллектива (бригады), размера должностного оклада каждого лица, времени, которое он фактически проработал в составе коллектива (бригады) в юридически значимый период.

Кроме того, руководствуясь статьей 250 ТК РФ и разъяснениями указанного постановления, изложенными в пункте 16, суд, принимая во внимание имущественное и семейное положение У.К.П. (состоит в браке, не работает, имеет двоих малолетних детей, состоит на учете по беременности, доход ее семьи от трудовой деятельности супруга составляет 35000 руб.) снизил размер взыскиваемого с ответчицы ущерба, обнаруженного 26 февраля 2016 г., до 2418 руб. и ущерба, обнаруженного 11 марта 2016 г., до 582 руб.

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

Решение Рузаевского районного суда от 7 апреля 2017 г. по делу N 2-298/2017

 

Аналогично рассмотрен спор по делу N 2-380/2018 (Рузаевский районный суд)

Между тем Атюрьевским районным судом по делу по иску АО "РТК" к С.А.С. о возмещении ущерба, вопрос о привлечении к участию в деле в качестве третьих лиц иных членов коллектива (бригады) не разрешался, распределение ответственности и вины иных членов коллектива (бригады) в причинении ущерба работодателю не исследовались.

Истец в обоснование иска ссылался на то, что С.А.С. осуществлял свою трудовую деятельность в офисе продаж F238 на условиях полной материальной ответственности, что подтверждается трудовым договором и договором о полной коллективной материальной ответственности. Ответчик был включен в состав коллектива (бригады) путем заключения с работодателем договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности. По результатам инвентаризаций 9 февраля 2016 г. была выявлена недостача в размере 14 074,10 руб., с размером которой С.А.С. был согласен. По соглашению о добровольном возмещении ущерба из заработной платы С.А.С. удержана часть суммы, непогашенная задолженность составляет 5679 руб.

Разрешая спор, суд первой инстанции учитывал, что с С.А.С. был заключен договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, размер недостачи подтверждается надлежащими доказательствами, С.А.С. с размером недостачи был согласен, частично возместив истцу ущерб.

Суд удовлетворил иск, принимая во внимание, что недостача образовалась в период исполнения трудовых обязанностей С.А.С., ответчиком не представлено доказательств отсутствия своей вины в установленной недостаче при отсутствии обстоятельств освобождающих его от материальной ответственности.

В апелляционном порядке решение не обжаловалось.

Решение Атюрьевского районного суда от 6 июня 2017 г. по делу N 2-70/2017

 

Процессуальные вопросы

 

Исковые заявления, к которым не приложены надлежащие документы, подтверждающие полномочия представителя истца на подачу данного иска, в силу части первой статьи 136 ГПК РФ подлежат оставлению без движения.

Согласно абзацу 4 статьи 132 ГПК РФ к исковому заявлению прилагается доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочия представителя.

Положениями статьи 48 ГПК РФ предусмотрено, что дела организаций ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители. Полномочия органов, ведущих дела организаций, подтверждаются документами, удостоверяющими служебное положение их представителей, а при необходимости учредительными документами.

Положениями статьи 53 ГПК РФ предусмотрено, что полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом. Доверенность от имени организации выдается за подписью ее руководителя или иного уполномоченного на это ее учредительными документами лица, скрепленной печатью этой организации (при наличии печати).

В силу пункта 4 статьи 185.1 ГК РФ доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это в соответствии с законом и учредительными документами.

Следовательно, полномочия представителя юридического лица должны быть выражены в доверенности, выданной за подписью руководителя юридического лица или иного уполномоченного на это его учредительными документами лица, скреплённой печатью этой организации (при наличии печати).

Соответственно, к заявлению юридического лица должен быть приложен подлинник доверенности или надлежащим образом заверенная копия доверенности, удостоверяющие полномочие представителя на подачу заявлений в суд в интересах данного юридического лица.

Кроме того, из содержания приведенных норм процессуального закона следует, что в подтверждение полномочий на выдачу доверенностей руководителей организации к исковому заявлению должны быть приложены документы, удостоверяющие их служебное положение, и учредительные документы в виде подлинников или надлежащим образом заверенных копий.

Понятия заверенной копии документа и отметки о заверении копии даны в национальном стандарте Российской Федерации ГОСТ Р 7.0.8-2013 "СИБИД. Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения", утверждённом приказом Росстандарта от 17.10.2013 N 1185-ст.

Согласно подпункту 25 пункта 3.1, подпункту 70 пункта 3.2.1 заверенная копия документа - копия документа, на которой в соответствии с установленным порядком проставлены реквизиты, обеспечивающие её юридическую значимость, а отметка о заверении копии - реквизит, используемый для придания копии правового статуса.

Отметка о заверении копии проставляется в соответствии с требованиями пункта 5.26 ГОСТ Р 7.0.97-2016. Национальный стандарт Российской Федерации. Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Организационно-распорядительная документация. Требования к оформлению документов, утвержденному Приказом Росстандарта от 8 декабря 2016 г. N 2004-ст.

Согласно этим требованиям отметка о заверении копии проставляется под реквизитом "Подпись" и включает: слово "Верно"; наименование должности лица, заверившего копию; его собственноручную подпись; расшифровку подписи (инициалы, фамилию); дату заверения копии. Если копия выдается для представления в другую организацию, отметка о заверении копии дополняется надписью о месте хранения документа, с которого была изготовлена копия и заверяется печатью организации.

Изложенная правовая позиция согласуется с разъяснениями, данными судам в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2012 года, утверждённом Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20 июня 2012 г. (ответ на вопрос 2).

На основании части первой статьи 77 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-1 верность копии доверенности может быть засвидетельствована нотариусом.

При отсутствии подлинника доверенности или надлежащим образом заверенной копии доверенности, а также документов, подтверждающих полномочия руководителей на выдачу доверенностей, судья лишен возможности удостовериться в наличии полномочий соответствующего представителя истца на обращение в суд с иском.

Соответственно, исковые заявления, к которым не приложены надлежащие документы, подтверждающие полномочия представителя истца на подачу данного иска, в силу части первой статьи 136 ГПК РФ подлежат оставлению без движения с предоставлением разумного срока для представления соответствующих документов.

Так, определением судьи правильно было оставлено без движения исковое заявление ПАО "Совкомбанк" к К.О.А. о взыскании ущерба по тем основаниям, что к иску были приложены копии документов, подтверждающих полномочия управляющего филиалом "Центральный" ПАО "Совкомбанк" П.И.А. на выдачу доверенностей, в виде ненадлежащим образом заверенных копий.

Определение судьи Ленинского районного суда г. Саранска от 4 апреля 2018 г. по делу N 2-1191/2018

Между тем, определениями судьи Зубово-Полянского районного суда принято к производству суда, по делу назначена подготовка дела к судебному разбирательству и в этот же день дело признано подготовленным к разбирательству с назначением судебного заседания исковое заявление ФКУ ИК-5 УФСИН России по Республике Мордовия к начальнику производственно-технического отдела центр трудовой адаптации осужденных К.С.Г. о взыскании ущерба, причиненного ненадлежащим хранением вверенных ему продуктов питания, подписано врио начальника Т.В.П., в подтверждение полномочий которого к иску не приложено никаких документов.

Определения судьи Зубово-Полянского районного суда от 29 декабря 2017 г. по делу N 2-64/2018

Аналогичные нарушения по принятию к производству суда исковых заявлений в отсутствии надлежащим образом оформленных документов, подтверждающих полномочия представителя истца на подачу иска, допущены по делам N 2-1520/2018, N 2-550/2018 (Зубово-Полянский районный суд), N 2-1055/2018 (Рузаевский районный суд), N 2-801/2017 (Старошайговский районный суд), N 2-1191/2018 (Ленинский районный суд г. Саранска).

Определением судьи Зубово-Полянского районного суда (а не суда) прекращено производство по делу по иску АО "Русская Телефонная компания" к С.Д.С. о возмещении ущерба на основании абзаца 4 статьи 220 ГПК РФ в связи отказом истца от иска. При этом заявление об отказе от иска подано представителем истца, в подтверждение полномочий которого на представление интересов АО "Русская Телефонная компания" в деле не имеется ни каких документов.

Определения судьи Зубово-Полянского районного суда от 18 декабря 2017 г. по делу N 2-1520/2018

Аналогичные нарушения по принятию заявления об отказе от иска в отсутствии надлежащим образом оформленных документов, подтверждающих полномочия представителя истца, допущены по делам N 2-1292/2018, N 2-123/2017 (Рузаевский районный суд), N 2-70/2017 (Атюрьевский районный суд), N 2-858/2018 (Зубово-Полянский районный суд), N 2-1202/2017 (Октябрьский районный суд г. Саранска), N 2-952/2017 (судебный участок Ардатовского района).

Кроме того, проводя досудебную подготовку и одновременно назначая судебное заседание по указанному делу N 2-64/2018, судья создал ситуацию, при которой все процессуальные действия в рамках подготовки дела к судебному разбирательству, производились после назначения дела к слушанию.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" обращено внимание судей на то, что соблюдение требований закона о проведении надлежащей подготовки гражданских дел к судебному разбирательству является самостоятельной стадией гражданского процесса, имеющей целью обеспечить правильное и своевременное их рассмотрение и разрешение, подготовка к судебному разбирательству обязательна по каждому гражданскому делу (статья 147 ГПК РФ).

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату названного постановления следует читать как "24 июня 2008 г."

Аналогичные нарушения по одновременному назначению судебного заседания с проведением досудебной подготовки дела к судебному разбирательству допущены по делам N 2-1520/2018 (Зубово-Полянский районный суд), N 2-305/2017, N 2-952/2017, 2-612/2018 (судебный участок Ардатовского района), N 2-858/2018, N 2-385/2017 (Зубово-Полянский районный суд).

 

Оставление искового заявления без рассмотрения на основании абзаца 8 статьи 222 ГПК РФ возможно, если одновременно соблюдены два следующих условия: истец был надлежащим образом уведомлен о дате заседания, и он не требовал рассмотрения дела в его отсутствие.

Разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания (статья 155 ГПК РФ).

В соответствии с абзацем 8 статьи 222 ГПК РФ суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если истец, не просивший о разбирательстве дела в его отсутствие, не явился в суд по вторичному вызову, а ответчик не требует рассмотрения дела по существу.

Европейский Суд по правам человека в постановлении по делу "Суханов и другие (Sukhanov and Others) против Российской Федерации", принятом по жалобе N 56251/12, отметил, что "явка в суд в гражданских делах является правом, а не обязанностью истца...". Суд может посчитать повторную неявку истца косвенным отказом от иска и, следовательно, вынести решение об оставлении заявления без рассмотрения. Это последнее решение возможно, если одновременно соблюдены два следующих условия: истец был надлежащим образом уведомлен о дате заседания; и он не требовал рассмотрения дела в его отсутствие... (пункт 50 постановления).

Частью третьей статьи 167 ГПК РФ предусмотрено, что суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

Частью первой статьи 113 ГПК РФ установлено, что лица, участвующие в деле, извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

Таким образом, независимо от того, какой из способов извещения участников судопроизводства избирается судом, любое используемое средство связи или доставки должно обеспечивать достоверную фиксацию переданного сообщения и факт его получения адресатом.

Между тем, определением Зубово-Полянского районного суда от 19 января 2018 г. оставлено без рассмотрения в виду неявки представителя истца указанное дело N 2-64/2018.

Согласно протоколу судебного заседания от 18 января 2018 г. в судебном заседании, назначенном на 16 часов, суд определил об отложении рассмотрения дела на 9 часов 19 января 2018 г.

При этом в протоколе судебного заседания от 18 января 2018 г. указано, что о времени и месте судебного заседания истец ФКУ ИК-5 УФСИН России по Республике Мордовия извещен надлежащим образом, о чем имеется уведомление.

Однако в деле нет никаких сведений о получении истцом извещения о времени и месте судебного заседания, назначенного на 18 января 2018 г. В повестке, врученной ответчику 18 января 2018 г., не указаны сведения о времени судебного заседания, отложенного на 19 января 2018 г.

Не имеется в деле и сведений о получении истцом извещения об отложении судебного заседания на 9 часов 19 января 2018 г.

В апелляционном порядке определение не обжаловалось.

Определение Зубово-Полянского районного суда от 19 января 2018 г. по делу N 2-64/2018

 

О рассмотрении дела в порядке заочного производства суд выносит определение.

Согласно части первой статьи 233 ГПК РФ в случае неявки в судебное заседание ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, не сообщившего об уважительных причинах неявки и не просившего о рассмотрении дела в его отсутствие, дело может быть рассмотрено в порядке заочного производства. О рассмотрении дела в таком порядке суд выносит определение.

Установив состав явившихся в судебное заседание лиц, выяснив сведения о надлежащем извещении и причине неявки ответчика, суд оценивает наличие оснований для заочного производства и выносит на обсуждение участвующих в деле лиц вопрос о рассмотрении дела в порядке заочного производства. Закон допускает рассмотрение дела в порядке заочного производства только при согласии истца и при неизменности исковых требований (статья 233 ГПК РФ).

Между тем, Кадошкинский районный суд Республики Мордовия рассмотрел в порядке заочного производства гражданское дело по иску К.Ж.В. к З.Г.Н. о возмещении ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей, без вынесения определения о рассмотрении дела в порядке заочного производства и выяснения мнения истца о согласии с рассмотрением дела в таком порядке.

Заочное решение Кадошкинского районного суда от 30 марта 2017 г. по делу N 2-46/2017

 

Уплаченная государственная пошлина подлежит возврату частично или полностью в случае прекращения производства по делу или оставления заявления без рассмотрения.

Согласно пункту 3 части 1 статье 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации уплаченная государственная пошлина подлежит возврату частично или полностью в случае прекращения производства по делу (административному делу) или оставления заявления (административного искового заявления) без рассмотрения Верховным Судом Российской Федерации, судами общей юрисдикции или арбитражными судами.

При заключении мирового соглашения до принятия решения Верховным Судом Российской Федерации, арбитражными судами возврату истцу подлежит 50 процентов суммы уплаченной им государственной пошлины. Данное положение не применяется в случае, если мировое соглашение заключено в процессе исполнения судебного акта.

Не подлежит возврату уплаченная государственная пошлина при добровольном удовлетворении ответчиком (административным ответчиком) требований истца (административного истца) после обращения указанных истцов в Верховный Суд Российской Федерации, арбитражный суд и вынесения определения о принятии искового заявления (административного искового заявления) к производству, а также при утверждении мирового соглашения, соглашения о примирении Верховным Судом Российской Федерации, судом общей юрисдикции.

Между тем, по большинству представленных дел, по которым производство прекращено в связи с отказом истца от иска либо исковое заявление оставлено без рассмотрения, вопрос о возврате государственной пошлины, уплаченной при подаче иска, судом не разрешался; справки на возврат или зачет уплаченной государственной пошлины в материалах дел отсутствуют.

 

Выводы

 

Обобщение судебной практики показало, что суды, в основном, правильно применяют нормы материального права и определяют приоритеты в соотношении договора и закона при разрешении дел указанной категории, судебная практика применения норм трудового права и подходы судов к рассмотрению дел данной категории в основном соответствуют требованиям закона, а допущенные ошибки не носят системный характер.

Вместе с тем, в ряде случаев судебные акты приняты без соблюдения требований действующего законодательства, без учета разъяснений, данных Верховным Судом Российской Федерации, Верховным Судом Республики Мордовия.

В целях формирования единой судебной практики и недопущения нарушений при рассмотрении указанной категории дел судам необходимо обсудить данное обобщение, рекомендовать судьям повысить качество подготовки и рассмотрения дел, а председателям судов осуществлять постоянный контроль за результатами рассмотрения дел.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного Суда Республики Мордовия

 

Гражданско-правовая секция Научно-консультативного совета

при Верховном Суде Республики Мордовия

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения судами Республики Мордовия в 2017 - 2018 годах дел о материальной ответственности работника (утв. Президиумом Верховного Суда Республики Мордовия 11 июля 2019 г.)


Текст справки опубликован не был