Решение Верховного Суда РФ от 21 августа 2019 г. N АКПИ19-470 Об отказе в признании недействующим пункта 3 Правил обустройства мест (площадок) накопления твёрдых коммунальных отходов и ведения их реестра, утв. постановлением Правительства РФ от 31 августа 2018 г. N 1039

Решение Верховного Суда РФ от 21 августа 2019 г. N АКПИ19-470

 

Именем Российской Федерации

 

Верховный Суд Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаровой А.М.,

судей Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Л.В., Иваненко Ю.Г.

при секретаре Сибиле Г.В.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Бессарабовой Светланы Сергеевны о признании недействующим пункта 3 Правил обустройства мест (площадок) накопления твёрдых коммунальных отходов и ведения их реестра, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 31 августа 2018 г. N 1039, установил:

постановлением Правительства Российской Федерации от 31 августа 2018 г. N 1039 утверждены Правила обустройства мест (площадок) накопления твёрдых коммунальных отходов и ведения их реестра (далее - Правила). Нормативный правовой акт опубликован на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru) 4 сентября 2018 г., в "Российской газете" 7 сентября 2018 г. N 199 и в Собрании законодательства Российской Федерации 10 сентября 2018 г., N 37, ст. 5746.

Согласно пункту 3 Правил места (площадки) накопления твёрдых коммунальных отходов создаются органами местного самоуправления, за исключением установленных законодательством Российской Федерации случаев, когда такая обязанность лежит на других лицах. Органы местного самоуправления создают места (площадки) накопления твёрдых коммунальных отходов путём принятия решения в соответствии с требованиями правил благоустройства такого муниципального образования, требованиями законодательства Российской Федерации в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения и иного законодательства Российской Федерации, устанавливающего требования к местам (площадкам) накопления твёрдых коммунальных отходов.

Бессарабова С.С. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением, в котором просит признать недействующим пункт 3 Правил, ссылаясь на его несоответствие статье 210 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 1 статьи 153, частям 2, 3 и 4 статьи 154, части 1 статьи 158 Жилищного кодекса Российской Федерации, пункту 1 статьи 13.4 Федерального закона от 24 июня 1998 г. N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления". Считает, что оспариваемым пунктом собственники индивидуальных жилых домов освобождены от обязанности создавать контейнерные площадки и от бремени их содержания, так как данные расходы за них несёт муниципальное образование, когда собственники помещений в многоквартирных домах вынуждены сами нести указанные расходы. По её мнению, такое выборочное произвольное правовое регулирование нарушает принцип равенства и ставит иных лиц, являющихся собственниками твёрдых коммунальных отходов, в привилегированное положение по сравнению с собственниками твёрдых коммунальных отходов, проживающих в многоквартирных домах. В обоснование заявленного требования административный истец указывает, что, являясь собственником жилого помещения в многоквартирном доме, несёт бремя содержания контейнерной площадки в соответствии с требованиями Правил и вносит плату за обращение с твёрдыми коммунальными отходами.

Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации, уполномоченное представлять интересы Правительства Российской Федерации, в письменных возражениях указало, что Правила изданы высшим исполнительным органом государственной власти Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий, оспариваемое нормативное положение соответствует законодательству Российской Федерации и не нарушает прав и свобод административного истца.

Административный истец Бессарабова С.С. в судебное заседание, о котором извещена надлежащим образом, не явилась, уполномоченного представителя не направила.

Представители Правительства Российской Федерации Попова О.В., Сорокин И.А. не признали административный иск.

Выслушав сообщение судьи-докладчика Иваненко Ю.Г., обсудив доводы административного истца Бессарабовой С.С., выслушав возражения представителей Правительства Российской Федерации Поповой О.В.,

Сорокина И.А., проверив оспариваемое нормативное положение на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей необходимым в удовлетворении заявленного требования отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения административного искового заявления.

Согласно частям первой и второй статьи 23 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации" Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации издаёт постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение. Акты, имеющие нормативный характер, издаются в форме постановлений Правительства Российской Федерации.

Правовые основы обращения с отходами производства и потребления в целях предотвращения вредного воздействия отходов производства и потребления на здоровье человека и окружающую среду, а также вовлечения таких отходов в хозяйственный оборот в качестве дополнительных источников сырья определены Федеральным законом от 24 июня 1998 г. N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления" (статья 1).

В соответствии с пунктом 4 статьи 13.4 указанного закона органы местного самоуправления определяют схему размещения мест (площадок) накопления твёрдых коммунальных отходов и осуществляют ведение реестра мест (площадок) накопления твёрдых коммунальных отходов в соответствии с правилами, утверждёнными Правительством Российской Федерации.

Правила утверждены высшим исполнительным органом государственной власти Российской Федерации во исполнение полномочия, возложенного на него федеральным законом.

Доводы административного истца о противоречии пункта 3 Правил положениям действующего законодательства Российской Федерации лишены правовых оснований.

Пунктом 1 статьи 22 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" закреплено, что отходы производства и потребления подлежат сбору, накоплению, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению, условия и способы которых должны быть безопасными для здоровья населения и среды обитания и которые должны осуществляться в соответствии с санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Правила определяют порядок создания мест (площадок) накопления твёрдых коммунальных отходов, правила формирования и ведения реестра мест (площадок) накопления твёрдых коммунальных отходов, требования к содержанию указанного реестра (пункт 1).

Пунктом 1 статьи 13.4 Федерального закона "Об отходах производства и потребления" предусмотрено, что накопление отходов допускается только в местах (на площадках) накопления отходов, соответствующих требованиям законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения и иного законодательства Российской Федерации. Накопление отходов может осуществляться путём их раздельного складирования по видам отходов, группам отходов, группам однородных отходов (раздельное накопление) (пункт 2).

В силу статьи 8 поименованного закона к полномочиям органов местного самоуправления городских поселений, муниципальных районов, муниципальных районов на территориях сельских поселений и на межселённой территории, городских округов в области обращения с твёрдыми коммунальными отходами относятся в том числе создание и содержание мест (площадок) накопления твёрдых коммунальных отходов, за исключением установленных законодательством Российской Федерации случаев, когда такая обязанность лежит на других лицах.

Кроме того, пункт 18 части 1 статьи 14, пункт 14 части 1 статьи 15, пункт 24 части 1 статьи 16 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" относят к вопросам местного значения городского, сельского поселения, муниципального района, муниципального, городского округа участие в организации деятельности по накоплению (в том числе раздельному накоплению) и транспортированию твёрдых коммунальных отходов.

Предписания пункта 3 Правил о том, что места (площадки) накопления твёрдых коммунальных отходов создаются органами местного самоуправления, за исключением установленных законодательством Российской Федерации случаев, когда такая обязанность лежит на других лицах, и что органы местного самоуправления создают эти места (площадки) путём принятия решения в соответствии с требованиями правил благоустройства такого муниципального образования, требованиями законодательства Российской Федерации в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения и иного законодательства Российской Федерации, устанавливающего требования к местам (площадкам) накопления твёрдых коммунальных отходов, соответствуют приведённым выше законоположениям.

Вопреки доводам административного истца пункт 3 Правил не содержит предписаний, противоречащих статье 210 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 1 статьи 153, частям 2, 3 и 4 статьи 154, части 1 статьи 158 Жилищного кодекса Российской Федерации, и не может рассматриваться как нарушающий указанный в заявлении принцип равенства, так как не содержит предписаний, возлагающих обязанность по созданию мест (площадок) накопления твёрдых коммунальных отходов ни на граждан - собственников помещений в многоквартирном доме, ни на граждан - собственников жилых домов (домовладений). Оспариваемый пункт Правил не регулирует отношения, непосредственно связанные с бременем содержания собственником принадлежащего ему имущества, участием собственника помещения в многоквартирном доме в расходах на содержание общего имущества, взиманием платы за жилое помещение и коммунальные услуги, а также освобождением собственников жилых домов от обязанности вносить плату за обращение с твёрдыми коммунальными отходами, на которые ошибочно указывает административный истец.

Федерального закона или иного нормативного правового акта большей юридической силы, которым бы противоречил пункт 3 Правил, также не имеется. Оспариваемое нормативное положение не нарушает прав административного истца в указанных им аспектах, соответствует требованию правовой определённости.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного искового заявления суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признаётся соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Руководствуясь статьями 175-180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации решил:

в удовлетворении административного искового заявления Бессарабовой Светланы Сергеевны о признании недействующим пункта 3 Правил обустройства мест (площадок) накопления твёрдых коммунальных отходов и ведения их реестра, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 31 августа 2018 г. N 1039, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

 

Председательствующий судья Верховного Суда Российской Федерации

 А.М. Назарова

 

Судьи Верховного Суда Российской Федерации 

Л.В. Борисова

 

 

Ю.Г. Иваненко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Решение Верховного Суда РФ от 21 августа 2019 г. N АКПИ19-470


Текст решения опубликован не был