Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" (подготовлен Управлением контроля размещения государственного заказа ФАС России, октябрь 2019)

Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ
"О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц"
(подготовлен Управлением контроля размещения государственного заказа ФАС России, октябрь 2019)

 

1. Заказчик обязан установить в документации о закупке объемы и виды работ, которые должен будет выполнить подрядчик по договору.

Заказчик проводил аукцион в электронной форме на оказание услуг питания для нужд санатория.

В адрес Московского УФАС России поступила жалоба Заявителя на действия Заказчика при проведении указанного Аукциона.

Комиссия Московского УФАС рассмотрела указанную жалобу и установила следующие обстоятельства.

В соответствии с пунктом 1 части 10 статьи 4 Закона о закупках в документации о конкурентной закупке должны быть указаны требования к безопасности, качеству, техническим характеристикам, функциональным характеристикам (потребительским свойствам) товара, работы, услуги, к размерам, упаковке, отгрузке товара, к результатам работы, установленные заказчиком и предусмотренные техническими регламентами в соответствии с законодательством Российской Федерации о техническом регулировании, документами, разрабатываемыми и применяемыми в национальной системе стандартизации, принятыми в соответствии с законодательством Российской Федерации о стандартизации, иные требования, связанные с определением соответствия поставляемого товара, выполняемой работы, оказываемой услуги потребностям заказчика.

Согласно Техническому заданию указаны требования к содержанию помещений, переданных в безвозмездное пользование на период оказания услуг: "исполнитель в течении 5 (пяти) календарных дней после заключения договора, а также по завершении всего срока действия Договора должен произвести косметический ремонт (побелка и покраска помещений) зала питания и подсобных помещений столовых корпуса "Салют", корпуса "Арена", корпуса "Олимп" (общая площадь подсобных помещений - 1408,0 кв. м., общая площадь залов питания - 1010,1 кв. м.). Все материалы для проведения косметического ремонта должны быть согласованы с Заказчиком".

В своих письменных возражениях Заказчик ссылается на требования пункта 5.15 СанПиН 2.3.6.1079-01, согласно которым в организациях общественного питания должен проводиться косметический ремонт (побелка и покраска помещений, профилактический ремонт санитарно-технического и технологического оборудования) по мере необходимости и его покраска. По мнению Заказчика, необходимость проведения косметического ремонта не является предметом закупки, а служит одной из необходимых характеристик для оказания услуг по предмету закупки. Кроме того, документация не содержит запрета на привлечение соисполнителей. Следовательно, по мнению Заказчика, Аукционная документация не содержит требований, ограничивающих конкуренцию.

Комиссия оценивает доводы Заказчика критически в связи с тем, что требование о производстве ремонтных работ установлено в Техническом задании, являющимся неотъемлемой частью Аукционной документации, в соответствии с которой в дальнейшем заключается договор с победителем закупочной процедуры. Таким образом, утверждение Заказчика о том, что проведение косметического ремонта является лишь одной из характеристик непосредственного предмета Аукциона не соответствует фактическим обстоятельствам.

Согласно пункту 81 Положения о закупках при формировании лота не допускается ограничение конкуренции между участниками путем включения в один лот товаров, работ, услуг, технологически и функционально не связанных с товарами, работами, услугами, поставки, выполнение, оказание которых являются предметом конкурентной закупки, за исключением случаев, когда такое включение обусловлено необходимостью выполнения комплекса работ, оказания комплекса услуг, комплексной поставки товаров, и/или случаев, когда включение таких товаров, работ, услуг позволит сократить издержки заказчика, эффективно расходовать денежные средства.

Таким образом, действия Заказчика, выразившиеся в объединении в один лот оказания услуг по питанию и выполнению работ по косметическому ремонту, противоречат принципам равноправия, справедливости, отсутствия дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки, закрепленным в пункте 2 части 1 статьи 3 Закона о закупках.

Также Заявитель считает, что Аукционная документация не содержит данные об объеме работ, которые необходимо осуществить исполнителю в рамках проведения косметического ремонта, отсутствуют данные о состоянии помещения, в котором планируется оказание услуг по питанию его техническом оснащении.

Из письменных возражений Заказчика следует, что в качестве информации об объеме работ по проведению косметического ремонта в Техническом задании приведены сведения о площади подсобных помещений и залов питания. В связи с тем, что проведение косметического ремонта не является предметом закупки, указание спорных объемов не требуется. При этом Техническим заданием не предусмотрена передача оборудования и иного инвентаря для оказания услуг по питанию, то есть исполнитель самостоятельно оснащает помещения необходимым оборудованием. Кроме того, передача помещений происходит на основании акта приема-передачи, в котором указывается состояние помещения, что позволит исполнителю самостоятельно определить объем расходных материалов для выполнения ремонтных работ.

Комиссия оценила доводы Заказчика как несостоятельные в связи с тем, что документация о проведении закупки, являющаяся, по своей сути, офертой, в соответствии с положениями которой впоследствии заключается договор, не должна содержать возможности ее множественного толкования.

Указанная документация должна содержать в себе четкие, исчерпывающие требования к претендентам, подающим заявки на право участия в торгах, что исключает возможность субъективного толкования указанных в заявках предложений заказчиком.

Следовательно, Заказчиком должны быть указаны все необходимые данные, так как на этапе подачи заявки на участие в закупочной процедуре потенциальные участники должны полностью уяснить потребности Заказчика и на основании таких сведений принять решение об участии или неучастии в конкретной процедуре. Отсутствие существенной информации на этапе объявления процедуры не отвечает положениям пункта 1 части 10 статьи 4 Закона о закупках и нарушает принцип информационной открытости, закрепленный в пункте 1 части 1 статьи 3 Закона о закупках.

Названный правовой подход наиболее полно обеспечивает баланс частных и публичных интересов, на необходимость соблюдения которого указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 29.03.2011 N 2-П, поскольку направлен на повышенную защиту участника торгов как более слабой стороны в указанных правоотношениях.

Таким образом. Комиссия, изучив материалы дела, представленные доказательства, устанавливает в действиях Заказчика нарушения пункта 1 части 10 статьи 4 и пункта 1 части 1 статьи 3 Закона о закупках.

Заказчик, не согласившись с решением УФАС обжаловал его в судебном порядке. Суд, рассмотрев материалы дела, заслушав мнения сторон, пришел к следующим выводам "Таким образом, как верно указал антимонопольный орган, действия заказчика, выразившиеся в объединении в один лот услуг по организации питания и выполнению работ по косметическому ремонту, противоречат принципам равноправия, справедливости, отсутствия дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки, закрепленным в п. 2 ч. 1 ст. 3 Закона о закупках.

Также податель жалобы указывал, что аукционная документация не содержала данных об объеме работ, которые необходимо осуществить исполнителю в рамках проведения косметического ремонта, а также на то, что отсутствуют данные о состоянии помещения (в котором планируется оказание услуг по питанию) и его техническом оснащении.

В свою очередь, заказчик указывал, что в качестве информации об объеме работ по проведению косметического ремонта в Техническом задании приведены сведения о площади подсобных помещений и залов питания. В связи с тем, что проведение косметического ремонта не является предметом закупки, указание спорных объемов не требуется. При этом Техническим заданием не предусмотрена передача оборудования и иного инвентаря для оказания услуг по питанию, то есть исполнитель самостоятельно оснащает помещения необходимым оборудованием. Кроме того, передача помещений происходит на основании акта приема-передачи, в котором указывается состояние помещения, что позволит исполнителю самостоятельно определить объем расходных материалов для выполнения ремонтных работ.

Между тем, как верно указал антимонопольный орган, заказчиком должны быть предусмотрены все необходимые данные, так как на этапе подачи заявки на участие в закупочной процедуре потенциальные участники должны обладать полными и достоверными сведениями о потребностях заказчика и на основании таких сведений принимать решение об участии в конкретной процедуре.

Отсутствие всей необходимой информации на этапе объявления процедуры не отвечает положениям п. 1 ч. 10 ст. 4 Закона о закупках и нарушает принцип информационной открытости закупок (п. 1 ч. 1 ст. 3 Закона о закупках).

Избранный антимонопольным органом правовой подход наиболее полно обеспечивает баланс частных и публичных интересов, на необходимость соблюдения которого указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 29.03.2011 N 2-П, поскольку направлен на повышенную защиту участников торгов как более слабой стороны в рассматриваемых правоотношениях.

Выводы антимонопольного органа соответствуют обстоятельствам и материалам дела, а заявителем не оспариваются, в связи с чем в силу ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ, считаются признанными им. "

Учитывая изложенное, заявителю было отказано в удовлетворении заявленных требований.

(см. решение Арбитражного суда г. Москвы от 14.08.2019 г. по делу N А40-113614/19-33-1044)

 

2. Действия Заказчика по объединению в один лот услуг, оказываемых на нескольких территориях, удаленных друг от друга, в разное время года, по включению в состав одного лота лицензируемых и не лицензируемых видов деятельности, а также работ на разных товарных рынках, технологически и функционально не связанных между собой противоречат п. 2 ч. 1 ст. 3 Закона о закупках, поскольку необоснованно ограничивают возможность участия потенциальных участников в отдельных процедурах.

Заказчик проводил предварительный квалификационный отбор с ограничением срока подачи заявок в электронной форме на право заключения договора на выполнение работ по созданию и эксплуатации автоматизированных систем и комплексов для нужд заказчика.

В адрес Московского УФАС России поступила жалоба Заявителя на действия Заказчика при проведении указанного Аукциона.

Комиссия Московского УФАС рассмотрела указанную жалобу и установила следующие обстоятельства.

Квалификационный отбор, согласно Закону о закупках - это процедура, проводимая организатором закупки, целями которой является осуществление отбора квалифицированных исполнителей контракта.

Понятие "предварительный квалификационный отбор" в действующем законодательстве появилось в связи со вступлением силу изменений, предусмотренных законом 505-ФЗ. В новой редакции появилась ст. 3.4, которая указывает на особенности осуществления конкурентных процедур в рамках Закона о закупках.

Часть 4 указанной нормы гласит о том, что при проведении конкурса в электронной форме одним из его этапов может быть квалификационный отбор. Таким образом, предварительный квалификационный отбор в действующей редакции Закона о закупках - это не отдельный закупочный процесс.

Частью 6 ст. 3.4 Закона о закупках были закреплены правила осуществления предварительного квалификационного отбора при проведении аукциона в электронной форме: в извещении должны быть установлены конкретные сроки; единые требования для всех участников; заявки лиц должны содержать только те документы, которые указаны в документации.

Кроме того, ст. 3.4 Закона о закупках раскрывает "особенности осуществления конкурентной закупки в электронной форме и функционирования электронной площадки для целей осуществления конкурентной закупки, участниками которой могут быть только субъекты малого и среднего предпринимательства".

Кроме того, проведение указанной процедуры противоречит законодательству, поскольку с 01.01.2019 должны вступить в силу новые правила проведения закупок, а проведение квалификационного отбора, который не даст возможность участвовать в закупках Заказчика в течение следующего года, с учетом применениям Заказчиком старого Положения, не приведенного в соответствие с Законом N 505-ФЗ. Таким образом, действия Заказчика могут быть оценены не иначе как противоречащие нормам Закона о закупках, так как подобные действия носят антиконкурентный характер, поскольку именно из-за действий Заказчика существенно затрудняется исполнение целей, установленных Законом о закупках.

Кроме того, согласно доводам жалобы Заявителя, Заказчик необоснованно ограничивает круг потенциальных участников, которые могут участвовать в закупках Заказчика.

В пункте 3.5 Документации перечислены виды работ (услуг) согласно Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности, выполнение которые предполагает Заказчик в рамках осуществляемой закупки: 33 /33,58.2/58.2,62/ 62,63/63.

Это значит, что Заказчик сможет проводить в период до 31 декабря 2019 года закупки с ограниченным участием (среди участников, прошедших оспариваемый квалификационный отбор) по ремонту и монтажу машин и оборудования, разработке программного обеспечения, консультационных услуг и любой деятельности в области информационных технологий только среди тех, кто прошел предварительный квалификационный отбор и имеет опыт по созданию/разработке программного обеспечения в сфере дистрибуции билетов и электронных платежей на железнодорожном/автомобильном транспорте, техническому обслуживанию и ремонт сопутствующих программно-аппаратных комплексов и конечного оборудования

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 3 Закона о закупках при закупке товаров, работ, услуг заказчики руководствуются принципами равноправия, справедливости, отсутствия дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки.

При этом действия Заказчика по объединению в один лот услуг, оказываемых на нескольких территориях, удаленных друг от друга, в разное время года, по включению в состав одного лота лицензируемых и не лицензируемых видов деятельности, а также работ на разных товарных рынках, технологически и функционально не связанных между собой противоречат п. 2 ч. 1 ст. 3 Закона о закупках, поскольку необоснованно ограничивают возможность участия потенциальных участников в в отдельных процедурах при отсутствии опыта в ИТ.

При этом Заказчик также не смог пояснить и обосновать цель сужения необходимого опыта по предмету Закупки временным периодом в 2 года (с 2017 года по 2018 год).

Соответственно, Комиссия усматривает нарушение Заказчиком положений п. 2 ч. 1 ст. 3 Закона о закупках, поскольку Документация не соответствует положениям действующего законодательства, а требования, указанные Заказчиком в Документации, могут привести к ограничению количества участников закупок.

Заказчик, не согласившись с решением ФАС России, обжаловала его в судебном порядке. Суд, рассмотрев материалы дела, заслушав мнения сторон, пришел к следующим выводам "Таким образом, действия Заказчика не могут быть оценены иначе, как противоречащие нормам Закона о закупках и представляющие собой исключительно злоупотребление правом, не подлежащее судебной защите (ч. 2 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), так как проведение рассматриваемого предварительно отбора ограничивает количество участников процедур 2019 года.

Более того, вышеизложенные условия проведения рассматриваемого отбора свидетельствуют о наличии в действиях Заявителя стремления всеми возможными способами обойти законодательные изменения порядка проведения отдельных способов осуществления закупок, что указывает на наличие в его поведении признаков злоупотребления правом, на недопустимость которого указывает ст. 10 ГК РФ.

Таким образом, антимонопольный орган правомерно усмотрел в действиях Заявителя нарушение ст. 3 Закона о закупках

Так, в силу п. 2 ч. 1 указанной статьи при закупке товаров, работ, услуг заказчики руководствуются принципами равноправия, справедливости, отсутствия дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки.

В настоящем случае является очевидным, что, проведя предварительный отбор участников неограниченного числа будущих процедур с расширенным предметом заключаемых контрактов, Заказчик необоснованно ограничил конкуренцию среди участников закупок 2019 года, поскольку получил возможность проводить практически любую закупку с упомянутым ограничением среди заранее определенного круга участников.

Изложенная линия поведения не соответствует ни принципу равноправия участников, ни принципу отсутствия необоснованных ограничений конкуренции.

При этом условия проведения такого отбора противоречат требованиям ст. 3.4 Закона о закупках, распространяющей свое действие на процедуры 2019 года, что не позволяет антимонопольному органу оценить действия Заказчика в качестве правомерных.

Доводы Заявителя о соответствии его действий требованиям собственного Положения о Закупках не свидетельствуют о незаконности принятого решения.

В соответствии с ч. 1 ст. 2 Закона о закупках при закупке товаров, работ, услуг заказчики руководствуются Конституцией Российской Федерации, Гражданским кодексом Российской Федерации, названным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также принятыми в соответствии с ними и утвержденными с учетом положений ч. 3 упомянутой нормы правовыми актами, регламентирующими правила закупки.

Таким образом, положение о закупках не является единственным правовым актом, регламентирующим деятельность заказчиков.

В этой связи, разрабатываемое Заявителем положение о закупках не может и не должно противоречить действующему законодательству, а право заказчиков устанавливать особенности проведения закупочных процедур, на что ссылается заявитель, не освобождает их от необходимости соблюдения действующего законодательства, прав и законных интересов участников как более слабой стороны в рассматриваемых правоотношениях.

Кроме того, в рамках исследования условий проведения спорного квалификационного отбора антимонопольным органом установлено предъявление Заказчиком требований, ограничивающих потенциальное число участников.

В соответствии с п. 73 Положения при формировании лота не допускается ограничение конкуренции между участниками конкурентной процедуры закупки путем включения в один лот товаров, работ, услуг, технологически и функционально не связанных с товарами, работами, услугами, поставки, выполнение, оказание которых являются предметом конкурентной процедуры закупки, за исключением случаев, когда такое включение обусловлено необходимостью выполнения комплекса работ, оказания комплекса услуг, комплексной поставки товаров, и/или случаев, когда включение таких товаров, работ, услуг позволит сократить издержки заказчика, эффективно расходовать денежные средства.

В пункте 3.5 Документации о проведении квалификационного отбора перечислены виды работ (услуг), подлежащих выполнению после прохождения такого отбора и следующих за ним торгов.

Так, Заказчик планировал провести квалификационный отбор для последующего оказания услуг (выполнения работ) по следующим позициям Общероссийского классификатора видов экономической деятельности: 33, 58.2, 62, 63.

То есть, проведя спорную процедуру, Заказчик сможет проводить в период до 31 декабря 2019 года закупки с ограниченным участием (среди участников, прошедших оспариваемый квалификационный отбор) по: ремонту и монтажу машин и оборудования, разработке программного обеспечения, консультационных услуг и любой деятельности в области информационных технологий.

При этом, объединив указанные виды деятельности в один лот, Заказчик в п. 12.2 документации установил квалификационные требования к участникам отбора. Так, надлежащим участником может признаваться лицо, в том числе имеющее: опыт по созданию/разработке программного обеспечения в сфере дистрибуции билетов и электронных платежей на железнодорожном/автомобильном транспорте, техническому обслуживанию и ремонт сопутствующих программно-аппаратных комплексов и конечного оборудования, лицензии, перечисленные в упомянутом пункте документации, квалифицированный персонал в сфере ИТ технологий.

В свою очередь, какого-либо объективного обоснования в необходимости наличия у участника подобного опыта, например, для ремонта и монтажа машин и оборудования со стороны Заказчика не приведено.

Таким образом, требования Заказчика о наличии у участников опыта в сфере создания/разработки программного обеспечения и наличия определенных лицензий ко всем услугам, объединенным в один лот, следует признать необъективным и немотивированным.

Кроме того, следует отметить, что сами по себе действия Заказчика по объединению в один лот услуг, оказываемых на нескольких территориях и в разное время года, по включению в состав одного лота лицензируемых и нелицензируемых видов деятельности и работ на разных товарных рынках, которые технологически и функционально не связаны между собой, противоречат не только собственному положению Заказчика о закупках, но и п. 2 ч. 1 ст. 3 Закона о закупках, поскольку необоснованно ограничивают возможность участия заинтересованных лиц в отдельных процедурах при отсутствии опыта в ИТ сфере.

Также антимонопольным органом правомерно признано необоснованным требование Заказчика о наличии у участника опыта в вышеуказанной сфере с ограничением временного периода, поскольку каких-либо объективных причин ограничения временных рамок имеющегося у заинтересованного в участии лица опыта не приведено. При этом доводы Заявителя о соответствии любого опыта участника требованиям Заказчика не были отражены в документации о проводимой закупке, в связи с чем не могут быть основанием для признания акта антимонопольного органа недействительным.

На основании изложенного, суд соглашается с выводом антимонопольного органа о злоупотреблении Заказчиком правом на проведение закупок подобным образом. "

Учитывая изложенное, заявителю было отказано в удовлетворении заявленных требований.

(см. решение Арбитражного суда г. Москвы от 14.06.2019 г. по делу N А40- 69517/19-154-580)

 

3. Отказ комиссии в допуске участника закупки, основанный на незаконных требованиях документации о закупке, является незаконным.

В ФАС России поступила на действия (бездействие) заказчика ПАО (далее - Заказчик) при проведении квалификационного отбора участников на выполнение работ по разработке проектно-сметной документации, выполнение строительно-монтажных работ по реконструкции и капитальных ремонтов (далее - Отбор, Жалоба).

Рассмотрев представленные материалы и выслушав пояснения представителей Заявителя, Заказчика, а также руководствуясь частью 17 статьи 18.1 Закона о защите конкуренции, Комиссия ФАС России установила следующее.

Согласно доводу Жалобы, Заказчиком принято неправомерное решение об отказе Заявителю в допуске к участию в Конкурсе.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 3 Закона о закупках при закупке товаров, работ, услуг заказчики руководствуются, в том числе принципом равноправия, справедливости, отсутствия дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки.

Аналогичный принцип закупочной деятельности Заказчика установлен пунктом 1.2 Положения о закупке.

Согласно части 6 статьи 3 Закона о закупках, не допускается предъявлять к участникам закупки, к закупаемым товарам, работам, услугам, а также к условиям исполнения договора требования и осуществлять оценку и сопоставление заявок на участие в закупке по критериям и в порядке, которые не указаны в документации о закупке. Требования, предъявляемые к участникам закупки, к закупаемым товарам, работам, услугам, а также к условиям исполнения договора, критерии и порядок оценки и сопоставления заявок на участие в закупке, установленные заказчиком, применяются в равной степени ко всем участникам закупки, к предлагаемым ими товарам, работам, услугам, к условиям исполнения договора.

Пунктом 3.1.8 Документации установлено, что к участию в Отборе приглашаются юридические лица (далее - Участники), которые должны соответствовать требованиям, предъявляемым в соответствии с законодательством Российской Федерации к лицам, осуществляющим поставку товаров (выполнение работ, оказание услуг) по предмету Отбора, Положению о закупках Банка, в том числе требованию об отсутствии случаев предоставления Участником в Банк при проведении закупочных процедур недостоверной информации и/или фиктивных документов в течение 2 (Двух) лет, предшествующих дате объявления Отбора.

В соответствии с протоколом от 07.08.2018 N 055/18 Заявителю отказано в допуске к участию в Отборе в связи с несоответствием пункту 3.1.8 Документации.

На заседании Комиссии ФАС России представитель Заказчика представил материалы, заявки участников Отбора и сообщил, что Заказчиком принято решение об отклонении заявки Заявителя, как несоответствующей требованию пункта 3.1.8 Документации, в связи с тем, что генеральным директором Заявителя ранее (не в рамках Отбора) предоставлялись документы в отношении ООО "Ореон", генеральным директором которой являлся директор Заявителя, признанные службой безопасности Заказчика фиктивными.

Вместе с тем, по мнению Комиссии ФАС России, установление в Документации требования об отсутствии случаев предоставления недостоверной информации и/или фиктивных документов в течение 2 (Двух) лет в качестве обязательного ограничивает количество участников Отбора, поскольку несоответствие такому требованию, относящемуся к деловой репутации перед Заказчиком, не подтверждает невозможность участника закупки исполнить обязательства по договору, заключаемому по результатам будущих закупок.

Таким образом, Комиссия ФАС России приходит к выводу, что действия Заказчика, установившего требование пункта 3.1.8 Документации в качестве обязательного требования к участникам Отбора и отказавшего Заявителю в допуске к участию в Отборе ввиду несоответствия такому требованию Документации, противоречат пункту 1.2 Положения о закупке, пункту 2 части 1 статьи 3 Закона о закупках и нарушают требования части 1 статьи 2, части 6 статьи 3 Закона о закупках, что содержит признаки состава административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена частью 8 статьи 7.32.3 Кодекса Российский Федерации об административных правонарушениях.

Заказчик, не согласившись с решением ФАС России, обжаловал его в судебном порядке. Суд, рассмотрев материалы дела, заслушав мнения сторон, пришел к следующим выводам "Из материалов дела следует, что заявителем принято решение об отклонении заявки ООО "Цефей", как несоответствующей требованию п. 3.1.8 документации, в связи с тем, что генеральным директором ООО "Цефей" ранее (не в рамках отбора) предоставлялись документы в отношении ООО "Ореон", генеральным директором которой являлся директор ООО "Цефей", признанные службой безопасности заказчика фиктивными.

Вместе с тем, установление в документации требования об отсутствии случаев предоставления недостоверной информации и/или фиктивных документов в течение 2-х лет в качестве обязательного ограничивает количество участников отбора, поскольку несоответствие такому требованию, относящемуся к деловой репутации перед заказчиком, не подтверждает невозможность участника закупки исполнить обязательства по договору, заключаемому по результатам будущих закупок.

Таким образом, антимонопольным органом сделан обоснованный вывод о том, что действия заказчика, установившего требование п. 3.1.8 документации в качестве обязательного требования к участникам отбора и отказавшего заявителю в допуске к участию в отборе ввиду несоответствия такому требованию документации, противоречат требованиям п. 1.2 Положения о закупке, п. 2 ч. 1 ст. 3 Закона о закупках и нарушают требования ч. 1 ст. 2, ч. 6 ст. 3 Закона о закупках. "

Учитывая изложенное, заявителю было отказано в удовлетворении заявленных требований.

(см. постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.08.2019 г. по делу N А40-9812/19)

 

4. Заказчик вправе проводить закупку по конкретному торговому наименованию только в случаях, установленных в Законе о закупках.

Заказчик проводил открытые конкурентные переговоры в электронной форме на право заключения договора на поставку оборудования для замены воздушного выключателя.

В адрес Московского УФАС России поступила жалоба Заявителя на действия Заказчика и Организатора при проведении Закупки.

Комиссия, рассмотрев представленные на заседании сведения и материалы, признает жалобу обоснованной на следующих основаниях.

Представитель Заказчика и Организатора указывает на то обстоятельство, что согласно разработанной проектной документации N 43-07-2018-052-ЭП, проектным центром к замене оборудования были рекомендованы воздушные выключатели 20 кВ трансформаторных блоков производства АВВ, что указано в электротехническом решении основных рабочих чертежей рабочей документации.

Учитывая изложенное. Заказчиком в Документации установлено требование по поставке оборудования производителя АВВ, без возможности поставки аналогов.

При этом в данном случае необходимо учитывать изменения действующего законодательства, внесенные Федеральным законом от 31.12.2017 N 505-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 505).

В силу ч. 3 ст. 4 Закон N 505 с учетом использования Заказчиком Положения о закупках в редакции от 01.10.2018 к рассматриваемым правоотношениям применяется редакция Закона о закупках, действующая после 01.07.2018.

В редакции закона N 505 ч. 6.1 ст. 3 Закона о закупках установлены правила, которыми должен руководствоваться заказчик при описании в документации о конкурентной закупке предмета закупки.

Согласно п. 2 ч. 6.1 ст. 3 Закона о закупках в описание предмета закупки не должны включаться требования или указания в отношении товарных знаков при условии, что такие требования влекут за собой необоснованное ограничение количества участников закупки, за исключением случаев, если не имеется другого способа, обеспечивающего более точное и четкое описание указанных характеристик предмета закупки; описание предмета закупки не должны включаться требования или указания в отношении товарных знаков (в случае использования в описании предмета закупки указания на товарный знак необходимо использовать слова "или эквивалент".

При этом согласно пп. "а" ч. 6.1 ст. 3 Закона о закупках указание товарного знака без использования слова "или эквивалент" возможно в случае несовместимости товаров, на которых размещаются другие товарные знаки, и необходимости обеспечения взаимодействия таких товаров с товарами, используемыми заказчиком.

На заседании Комиссии представитель Заказчика и Организатора указывал, что указанный подпункт дает возможность установить требование о поставке оборудования с товарным знаком АВВ на основании того, что на блоке N 7 уже установлено оборудование этой компании, а использование другого оборудования на блоке 8 повлечет дополнительные расходы по обслуживанию.

При этом Заявитель указывал, что технологической связи с уже используемым оборудованием Заказчика в данном случае нет, и Заказчик необоснованно ограничивает возможность поставки аналогичного оборудования в нарушение п. 2 ч. 6.1 ст. 3 Закона о закупках.

Комиссия 2 раза объявляла перерыв для того, чтобы Организатор представил доказательства технологической связи между блоками N 7 и 8, которые не позволяют использовать оборудование с другим товарным знаком.

При этом представитель Заказчика и Организатора данным правом не воспользовались, представив пояснения, которые не подтверждают невозможность использования оборудования других производителей.

В этой связи Комиссия в действиях Заказчика усмотрела признаки нарушения принципов равноправия, справедливости, отсутствия дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки, установленных п. 2 ч. 1 ст. 3 Закона о закупках. Кроме того, в нарушение п. 2 ч. 6.1 ст. 3 Закона о закупках Заказчик необоснованно ограничил возможные к поставке товары лишь одним товарным знаком, чем заведомо исключил возможность участия в Закупке и заключение договора с хозяйствующими субъектами, имевшими намерение принять участие в Закупке, но не соответствующими предъявленным требованиям, что поставило их в неравное положение с иными подрядными организациями, и, как следствие, привело к ограничению конкуренции.

Заказчик, не согласившись с решением ФАС России, обжаловал его в судебном порядке. Суд, рассмотрев материалы дела, заслушав мнения сторон, пришел к следующим выводам "Как усматривается из материалов дела, Заявителем 01.11.2018 на официальном сайте Единой информационной системы в сфере закупок (далее - ЕИС. Официальный сайт) размещено извещение о проведении открытых конкурентных переговоров на поставку оборудования для замены воздушного выключателя 20 кВ трансформатора блока N 8 для нужд филиала Костромской ГРЭС АО "Интер РАО - Электрогенерация".

Вместе с тем, в закупочной документации установлено требование о поставке элегазового генераторного распределительного устройства HECS-100L производства компании "ABB". При этом согласно п. 1.3 Технического задания данное требование носит обязательный характер и аналог не допускается.

В ходе рассмотрения жалобы представитель Заявителя пояснил, что на блоке N 7 уже уставлено оборудование этой компании, а использование иного оборудования на блоке N 8 повлечет дополнительные расходы по обслуживанию, однако, как указывает заинтересованное лицо, какого-либо документального подтверждения приведено не было.

Кроме того, ограничения поставки аналогичного оборудования, установленные в закупочной документации, были обусловлены, как указал Заявитель, несовместимостью товаров других производителей с товарами, используемыми заказчиками. Однако доказательств, подтверждающих указанную несовместимость, также представлено не было.

С учетом изложенного, комиссия антимонопольного органа пришла к выводу об отсутствии у Заявителя оснований для ограничения поставки эквивалентного оборудования.

Доводы Заявителя о наличии объективных оснований для ограничения поставки аналогичного оборудования подлежат отклонению ввиду следующего.

Правовые основы проведения закупок заказчиками со специальной правосубъектностью установлены Федеральным законом от 18.07.2011 N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" (далее - Закон о закупках).

К числу основных принципов закупочной деятельности Закон относит информационную открытость закупки, равноправие, справедливость, отсутствие дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки, целевое и экономически эффективное расходование денежных средств на приобретение товаров, работ, услуг (с учетом при необходимости стоимости жизненного цикла закупаемой продукции) и реализацию мер, направленных на сокращение издержек заказчика, отсутствие ограничения допуска к участию в закупке путем установления неизмеряемых требований к участникам закупки (ч. 1 ст. 3 Закона о закупках).

Законодательство о закупках, развивая вышеуказанные принципы, в частности принцип недопустимости необоснованного ограничения конкуренции по отношению к участникам закупки, допускает установление в положениях о закупках заказчиков правил проведения закупочных процедур, в то же время ,предусматривая определенные ограничения для такого вида процедур, как конкурентные закупки.

В рассматриваемом случае Заявителем проводилась закупка на поставку оборудования для замены воздушного выключателя 20 кВ трансформатора блока N 8 для нужд филиала Костромской ГРЭС АО "Интер РАО - Электрогенерация".

В свою очередь, данная закупка является конкурентной закупкой.

В отношении конкурентных закупок данным законом введен специальный режим регулирования, который обязывает заказчиков безальтернативно предусматривать в закупочной документации возможность использования эквивалентного товара.

Так, в соответствии с пунктом 2 части 6.1 статьи 3 Закона о закупках в описание предмета закупки не должны включаться требования или указания в отношении товарных знаков, знаков обслуживания, фирменных наименований, патентов, полезных моделей, промышленных образцов, наименование страны происхождения товара, требования к товарам, информации, работам, услугам при условии, что такие требования влекут за собой необоснованное ограничение количества участников закупки.

На основании положений части 1 статьи 2 Закона о закупках при осуществлении закупочной деятельности заказчик руководствуется, в первую очередь - положениями законодательства о закупках, а впоследствии собственным положением о закупках, утвержденным на основании законодательства о закупках.

Разрабатываемые заказчиками со специальной правосубъектностью положения о закупках не могут и не должны противоречить действующему законодательству, а право заказчиков устанавливать особенности проведения закупочных процедур не освобождает их от необходимости соблюдения действующего законодательства, прав и законных интересов участников как более слабой стороны в правоотношениях.

В свою очередь, Закон о закупках распространяется на все закупки заказчиков со специальной правосубъектностью, в том числе, на процедуры по конкурентному отбору.

Таким образом, к конкурентной закупочной процедуре применяются все ограничения, предусмотренные Законом о закупках, в том числе, и об обязательности возможности поставки (использования) эквивалентного товара.

Вместе с тем, включение в документацию о закупке требований к закупаемому товару, которые свидетельствуют о его конкретном производителе, является безусловным ограничением конкуренции.

Таким образом, в силу прямого указания закона Заявитель не вправе ограничивать возможность поставки оборудования до единственного возможного товара.

В свою очередь, доводы Заявителя о том, что необходимость поставки конкретного товара обусловлена его объективной потребностью, опровергаются материалами дела.

Ссылаясь на обстоятельства в виде возможных дополнительных затрат, а также возможного причинения вреда жизни и здоровью персонала Общества, Заявитель указывает на объективную потребность поставки товара конкретного производителя.

В соответствии с пунктом 5.2 Положения о порядке проведения регламентированных закупок товаров, работ, услуг АО "Интер РАО - Электрогенерация" устанавливаемые требования к Продукции должны быть понятными и полными, обеспечивать четкое и однозначное изложение требований к функциональным характеристикам (потребительским свойствам), техническим и качественным характеристикам, а также эксплуатационным характеристикам (при необходимости) закупаемой Продукции.

Таким образом, описание предмета закупки (в данном случае описание поставляемого товара) должно носить объективный характер, а также быть обусловлено исключительной потребностью Заявителя в поставке вводов конкретного производителя.

Исключая из положений закупочной документации возможность поставки аналогичного товара, Заявитель ссылается на ранее заключенный договор, техническое задание которого определяет необходимость в поставке оборудования конкретного производителя.

В свою очередь, на заседание комиссии Заявителем не представлено доказательств технологической связи между блоками N 7 и N 8.

Закон о закупках, наделяя заказчика правом на самостоятельное формирование закупочной документации, возлагает на него обязанность по исчерпывающему, объективному, обоснованному определению в закупочной документации потребности Заказчика в поставке определенного товара.

Кроме того, помимо наличия объективных причин установления требования о поставке товара конкретного производителя, на Заказчика возложена обязанность по отражению этих причин в закупочной документации. В ином другом случае, отсутствие обоснования исключения возможности поставки эквивалента влечет нарушение основных принципов равноправия, справедливости и исключает возможность участия в закупке хозяйствующих субъектов, имевших возможность удовлетворить потребность заказчика путем поставки совместимого оборудования.

Вместе с тем, формирование закупочной документации таким образом ставит в неравное положение подрядные организации, имеющие возможность поставить товар конкретного производителя, и организации, поставляющие аналогичный товар других производителей, технические характеристики которых являются идентичными, что влечет ограничении конкуренции.

В соответствии с ч. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Таким образом, Общество сочло возможным ограничить круг участников конкурентной процедуры путем установления требований к поставляемой продукции в виде конкретного производителя.

Из буквального толкования приведенных положений Закона о закупках относительно правил формирования закупочной документации следует, что именно на заказчике лежит бремя по обоснованию невозможности предложения к поставке для его нужд эквивалентного товара или товара с аналогичными требуемым характеристиками.

Учитывая принципы осуществления закупочной деятельности, такое обоснование своей потребности должно происходить из положений закупочной документации для однозначного определения круга участников закупки, которые имеют реальную возможность удовлетворить потребность заказчика в том или ином товаре (работах, услугах).

Между тем, в настоящем случае такое обоснование не было представлено ни в рамках проведения самой закупки, ни в рамках рассмотрения жалобы в антимонопольном органе, комиссия которого, как это следует из оспариваемого решения, 2 раза объявляла перерыв в заседании с целью получения от заказчика документального подтверждения невозможности использования оборудования иных производителей, кроме тех, которые были указаны в закупочной документации. Вместе с тем, таких документов представлено не было.

Ссылка заявителя на положения разработанной ранее технической документации подлежит отклонению, поскольку, как обоснованно отмечено в оспариваемом решении, из данного документа не следует, что использование оборудования иного производителя на другом блоке приведет к ущербу заказчика.

В связи с изложенным комиссия Управления правомерно признала в действиях Заявителя нарушение пункта 2 части 6.1 пункта 3 части 6.1 статьи 3 Закона о закупках. "

Учитывая изложенное, заявителю было отказано в удовлетворении заявленных требований.

(см. решение Арбитражного суда г. Москвы от 23.08.2019 г. по делу N А40-55624/19-79-429)

 

5. Положения документации о закупке не должны вводить участника закупки в заблуждение.

Заказчик проводило конкурс в электронной форме на право заключения договора на оказание услуг по доработке модуля МСФО в автоматизированной системе управленческой отчетности по стандартам МСФО (АСУО) на базе конфигурации "1C: Управление холдингом".

В адрес Московского УФАС России поступила жалоба Заявителя на действия Заказчика при проведении Конкурса.

Комиссия, изучив представленные документы, установила следующее.

В соответствии с пунктом 2 части 10 статьи 4 Закона о закупках в документации о конкурентной закупке должны быть указаны требования к содержанию, форме, оформлению и составу заявки на участие в закупке.

Раздел 4.5 Конкурсной документации содержит общие требования к участникам закупки. В частности, пунктом 4.5.11 названного раздела установлен запрет на содержание во второй части заявки участников процедуры закупки ценового предложения.

На заседании Комиссии Заказчик пояснил, что в составе заявки Общества было представлено решение единственного участника от 15.11.2018 N 11 /18, в котором было прямо указано, что цена, предложенная ООО "Бизнес-консультант" в составе заявки - 16 000 000 (шестнадцать миллионов) руб. 00 коп., НДС не облагается, что не соответствует части 21 статьи 3.4 Закона о закупках, согласно которой в случае содержания во второй части данной заявки сведений о ценовом предложении данная заявка подлежит отклонению.

Заявитель не отрицал наличие в решении от 15.11.2018 N 11/18 ценового предложения, но аргументировал, что тем самым Общество исполняло требования действующего законодательства. Так, согласно пункту 3 статьи 46 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об ООО) в решении о согласии на совершение крупной сделки должны быть указаны лицо (лица), являющееся ее стороной, выгодоприобретателем, цена, предмет сделки и иные ее существенные условия или порядок их определения. Следовательно, по мнению Заявителя, несоблюдение требований пункта 3 статьи 46 Закона об ООО влечет недействительность решения об одобрении крупной сделки.

Комиссия, заслушав стороны, оценив представленные в материалы дела доказательства, приходит к выводу, что Заказчик, установив требование о представлении во второй части заявки решения об одобрении крупной сделки самостоятельно создал коллизию, в результате которой Заявитель, соблюдая требования Конкурсной документации и части 21 статьи 3.4 Закона о закупках, нарушает положения Закона об ООО, и наоборот.

При таких обстоятельствах, представляется возможным сделать вывод, что Конкурсная документация сформирована Заказчиком ненадлежащим образом, что в итоге привело к ограничению конкуренции по отношению к участникам закупки.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 3 Закона о закупках при закупке товаров, работ, услуг заказчики руководствуются принципами равноправия, справедливости, отсутствия дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки.

Комиссия признает в действиях Заказчика нарушение пункта 2 части 1 статьи 3, и признает данный довод жалобы обоснованным.

При этом, изучив заявку ООО "1 Клик", Комиссия приходит к выводу о том, что довод Заявителя о несоответствии представленного в составе заявки ООО "1" решения об одобрении крупной сделки положениям Закона об ООО не нашел своего правового подтверждения, в связи с чем признается необоснованным.

Заказчик, не согласившись с решением ФАС России, обжаловал его в судебном порядке. Суд, рассмотрев материалы дела, заслушав мнения сторон, пришел к следующим выводам "Формулируя вывод о незаконности действий заказчика и удовлетворяя жалобу ООО "Бизнес-консультант", антимонопольный орган исходил из наличия в конкурсной документации противоречий, позволяющих заказчику манипулировать поданными заявками.

Выводы названного органа являются обоснованными.

Согласно ч. 21 ст. 3.4 Закона о закупках в случае содержания в первой части заявки на участие в конкурсе в электронной форме, аукционе в электронной форме запросе предложений в электронной форме сведений об участнике таких конкурса, аукциона или запроса предложений и (или) о ценовом предложении либо содержания во второй части данной заявки сведений о ценовом предложении данная заявке подлежит отклонению.

Аналогичное требование установлено заказчиком в разделе 4.5 конкурсной документации (п. 4.5.11).

Отклоняя заявку ООО "Бизнес-консультант", заказчик исходил из того, что в составе второй части этой заявки содержалось решение об одобрении крупной сделки от 15.11.2018 N 11/18, в котором содержалось указание на предложение цены договора (16 млн. руб.)

В то же время, оценивая поведение заказчика и его доводы, следует признать, что имевшая место ситуация была обусловлена действиями самого заказчика, воспользовавшегося несовершенством собственной документации в целях отклонения заявки ООО "Бизнес-консультант".

Так, согласно п. 11 Приложения N 3 к Информационной карте (являющегося неотъемлемым элементом конкурсной документации), вторая часть заявки должна содержать копию решения об одобрении или о совершении крупной сделки, если требование о необходимости наличия такого решения для совершения крупной сделки установлено законодательством, учредительными документами юридического лица, если для участника процедуры закупки заключение договора или предоставлении обеспечения заявки, обеспечения договора являются крупной сделкой.

Учитывая высокую концентрацию в рассматриваемых правоотношения: публично- правовых элементов, с учетом баланса сторон, то есть учитывая боле зависимое и слабое положение участников в правоотношениях с заказчиком, в материальных интересах последних в принципе не должно существовать никакой правовой неопределенности в связи с формированием заявок. Это корреспондирует обязанности заказчика максимально четко и ясно формулировать требования, чтобы они не вызывали множественного и (или) двоякого толкования. Разделы документации не могут и не должны противоречить друг другу, а равно исполнение требований тех или иных требований заказчика не должно приводить к несоблюдению участником норм Закона и позволять заказчикам в связи с этим отсекать соответствующих участников.

Документация о проведении закупки, являющаяся, по своей сути, офертой, в соответствии с положениями которой впоследствии заключается договор, не должна содержать возможности ее множественного толкования. Такая документация должна содержать в себе четкие, исчерпывающие требования к претендентам, подающим заявки на право участия в торгах, что исключает возможность субъективного толкования указанных в заявках предложений заказчиком.

Наличие в документации пробелов, противоречий, либо таких условий соблюдение которых нарушает иные требования или закон, должно исключать последующую возможность отклонения заявок.

Обратное же будет противоречить не только требованиям Закона о закупках и не соответствовать балансу частных и публичных интересов (на необходимость соблюдении которого указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 29.03.2011 N 2-П) и стабильности публичных правоотношений, но и законодатель" закрепленному принципу равенства участников гражданских правоотношений (ч. 1 ст. 1. Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), презумпции добросовестности участников таких правоотношений (ч. 5 ст. 10 ГК РФ), а также законодательно установленному запрету на злоупотребление правом (ч. 1 ст. 10 ГК РФ) поскольку оставит разрешение вопроса о допуске той или иной заявки к участию в аукционе на исключительное субъективное усмотрение заказчика, который получи возможность отклонять заявки в связи с их несоответствием одним требованиям документации и закона при одновременном соответствии другим.

Как отмечено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

Требование формулировать закупочные документации максимально прозрачно четко и недвусмысленно действует объективно, в связи с чем не имеют правовой значения доводы заявителя о том, что спорные требования проистекали из его Положения о закупках, а участники были с ними ознакомлены и не оспаривали их.

Участники торгово-закупочных процедур являются слабой и зависимой стороной по отношению к заказчику и подчиняются его требованиям, поскольку будучи связанными внешней правомерностью этих требований, авторитетом заказчика и невозможностью отступления от предписанных им порядков, вынуждены буквально следовать им, даже в ущерб собственным интересам; при этом участники исходят из презумпции добросовестности действий заказчика (ч. 5 ст. 10 ГК РФ).

Заявитель ссылается на то, что ООО "Бизнес-консультант" имело возможность; представить решение об одобрении крупной сделки, содержащее лишь сведения о максимальных и минимальных параметрах, а также на то, что представление такого решения для названного общества в принципе не требовалось, поскольку оно состоит из единственного участника - генерального директора.

Оценивая данные доводы, следует признать, что требования п. 11 Приложения N 3 к Информационной карте, которые толкуются участниками буквально, подобных оговорок не содержат.

С целью избежать отклонения заявки, участник, буквально толкующий содержание конкретного требования, исполняет его именно в соответствии с предписанным в нем алгоритмом.

Опасаясь отклонения заявки в связи с отсутствием в ее составе документа о( одобрении крупной сделки, принимая во внимание, что соответствующее требование заказчиком сформулировано абсолютно, ООО "Бизнес-консультант", в целях соблюдения п. 11 Приложения N 3 к Информационной карте, представило решение об одобрении крупной сделки от 15.11.2018 N 11/18.

Этот документ отвечал требованиям п. 11, поскольку принятие такого решены безотносительно к корпоративным отношениям (наличие у общества одного участника - генерального директора) прямо предусмотрено уставом общества, в соответствии с п. 26.1.16 которого на общем собрании принимаются решения о совершении крупных сделок, связанных с приобретением и (или) отчуждением имущества, стоимость которого превышает двадцать пять процентов стоимости имущества общества Общество подчинялось требованиям документации и положениям собственного устава.

ООО "Бизнес-консультант", которое осуществляет гражданские прав; самостоятельно и в собственном интересе (ст. 1 ГК РФ), определяет, какая сделка является для него крупной и требуется ли для одобрения оформлены соответствующего решения.

ООО "Бизнес-консультант", определив, что сделка при участии в закупке будет являться для него крупной, и будучи обязанным соблюсти требования п. 11 Приложения N 3 к Информационной карте на условиях, в нем предусмотренных, представило решение от 15.11.2018 N 11/18, фактически явившись заложнику ситуации, искусственно созданной заказчиком.

Таким образом, отклоняются доводы заявителя о законности его действий обоснованные ссылками на п. п. 3 и 7 ст. 46 Закона N 14-ФЗ.

В своих объяснениях представитель заявителя также настаивала на том, что конкретная сумма сделки может быть представлена на этапе заключения контракта. Между тем, этот довод противоречит как содержанию п. 11 Приложения N 3 к Информационной карте, так и положениям Закона N 14-ФЗ, которыми не предусмотрено подобного правопорядка: решение должно носить абсолютный и конкретный характер (ст. 46).

Доводы заявителя о том, что законность его действий подтверждена решением комиссии Госкорпорации "Ростех" отклоняются, поскольку заявитель является дочерним обществом корпорации и его акты не имеют для суда обязательной или преюдициальной силы."

Учитывая изложенное, заявителю было отказано в удовлетворении заявленных требований.

(см. решение Арбитражного суда г. Москвы от 03.04.2019 г. по делу N А40-4099/19-33-33)

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" (подготовлен Управлением контроля размещения государственного заказа ФАС России, октябрь 2019)


Материал подготовлен для компании "Гарант" начальником Управления контроля размещения государственного заказа ФАС России Лобовым А.Ю.