Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 17 октября 2019 г. N АПЛ19-357 Решение об отказе в признании недействующими пункта 2 приказа Федеральной антимонопольной службы от 16 ноября 2018 г. N 1565/18 "О ценах (тарифах) на электрическую энергию (мощность), поставляемую в неценовых зонах оптового рынка на 2019 год", строк седьмой, тринадцатой, четырнадцатой, пятнадцатой пункта 7 приложения N 1 к данному приказу оставлено без изменения

Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 17 октября 2019 г. N АПЛ19-357

 

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Рыженкова А.М.

при секретаре Горбачевой Е.А.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению акционерного общества "Дальневосточная генерирующая компания" о признании недействующими пункта 2 приказа Федеральной антимонопольной службы от 16 ноября 2018 г. N 1565/18 "О ценах (тарифах) на электрическую энергию (мощность), поставляемую в неценовых зонах оптового рынка на 2019 год", строк седьмой, тринадцатой, четырнадцатой, пятнадцатой пункта 7 приложения N 1 к данному приказу по апелляционной жалобе акционерного общества "Дальневосточная генерирующая компания" на решение Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2019 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителя административного истца Рябининой Т.Е., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, представителя Федеральной антимонопольной службы Савостиной Е.В., возражавшей против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Федеральная антимонопольная служба (далее - ФАС России) приказом от 16 ноября 2018 г. N 1565/18 (далее - Приказ) утвердила цены (тарифы) на электрическую энергию (мощность), поставляемую в неценовых зонах оптового рынка на 2019 год (приложение N 1).

Пунктом 2 Приказа утверждена на 2019 год цена на электрическую энергию для расчетов за поставляемую АО "Дальневосточная генерирующая компания" электрическую энергию на оптовый рынок на уровне средневзвешенной величины по всем включенным в Сводный прогнозный баланс объемам производства электрической энергии на тепловых электростанциях, с использованием которых АО "Дальневосточная генерирующая компания" участвует в торговле электрической энергией и мощностью на оптовом рынке, в соответствии с приложением N 2 к названному приказу.

В строках седьмой, тринадцатой, четырнадцатой, пятнадцатой пункта 7 приложения N 1 к Приказу установлены тарифные ставки на электрическую энергию (мощность) на I и II полугодия 2019 г. для генерирующих объектов АО "Дальневосточная генерирующая компания": Приморской ГРЭС, Майской ГРЭС, Хабаровской ТЭЦ-1, Хабаровской ТЭЦ-3.

Нормативный правовой акт 24 декабря 2018 г. зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России), регистрационный номер 53121, и 25 декабря 2018 г. размещен на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru).

Акционерное общество "Дальневосточная генерирующая компания" (далее также - Общество, АО "ДГК") обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением, в котором просило признать недействующими пункт 2 Приказа и строки седьмую, тринадцатую, четырнадцатую, пятнадцатую пункта 7 приложения N 1 к Приказу. В обоснование заявления ссылалось на то, что оспариваемые положения противоречат нормам Федерального закона от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее - Закон об электроэнергетике), постановления Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2011 г. N 1178 "О ценообразовании в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике", нарушают права и законные интересы административного истца.

В административном исковом заявлении указано, что цена за поставляемую Обществом на оптовый рынок электрическую энергию на уровне средневзвешенной величины, установленная оспариваемыми предписаниями нормативного правового акта, является необоснованной, поскольку ее расчет произведен на основе неправомерно установленных цен по четырем генерирующим объектам АО "ДГК" (Приморская ГРЭС, Майская ГРЭС, Хабаровская ТЭЦ-1, Хабаровская ТЭЦ-3).

При установлении цен (тарифов) на электрическую энергию (мощность) на 2019 г. ФАС России применен метод индексации, при котором цены (тарифы) устанавливаются в соответствии с методическими указаниями, утверждаемыми данным федеральным органом исполнительной власти (пункт 40 Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2011 г. N 1178 (далее также - Основы ценообразования). Кроме того, тарифы утверждаются на основании экономического анализа прогнозных параметров деятельности в предстоящий регулируемый период, представленных регулируемой организацией в регулирующий орган. Тарифы должны устанавливаться в соответствии с целями и принципами государственного регулирования с учетом правил функционирования рынков электроэнергии (пункты 7, 12, 11-40 Основ ценообразования, пункты 8, 11-17, 22-25, 28 Правил государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2011 г. N 1178 (далее также - Правила государственного регулирования цен (тарифов)). ФАС России также должна руководствоваться Формулами индексации регулируемых цен (тарифов) на электрическую энергию (мощность), применяемыми в договорах купли-продажи электрической энергии (мощности), порядком их применения, а также порядком установления плановых и фактических показателей, используемых в указанных формулах, утвержденными приказом Федеральной службы по тарифам от 28 августа 2014 г. N 210-э/1 (далее - Формулы индексации). Однако при утверждении на 2019 г. цен (тарифов) на электрическую энергию (мощность), поставляемую в неценовых зонах оптового рынка по четырем генерирующим объектам административного истца (Приморская ГРЭС, Майская ГРЭС, Хабаровская ТЭЦ-1, Хабаровская ТЭЦ-3), расчеты были произведены иным образом.

Общество также полагало, что оспариваемые положения Приказа и приложения N 1 к нему нарушают принцип достижения баланса интересов поставщиков и потребителей электрической энергии, а действующее законодательство не предусматривает разную методику расчета цены (тарифа) на электрическую энергию (мощность) на генерирующих объектах одного юридического лица.

В отношении расчета стоимости топлива по Приморской ГРЭС ФАС России приняла структуру сжигаемого топлива и калорийность топлива (угля) не по факту трех отчетных лет. В заявке, направленной АО "ДГК" в ФАС России, структура топлива и его калорийность соответствовали договорным значениям 2018 г., а именно: калорийность павловского угля - 2800 ккал/кг, цена - 1559 руб./тн. ФАС России в расчете стоимости павловского угля индексирует цену топлива 2018 г. (1231,83 руб./тн) с учетом калорийности, принятой ею в размере 2590 ккал/кг, но при этом увеличивает калорийность топлива до уровня, заявленного Обществом (2800 ккал/кг), тем самым необоснованно занижая количество тонн натурального топлива и его стоимость. Калорийность угля, заявленная АО "ДГК", соответствовала заявленной цене, а не цене, примененной ФАС России в расчете, с учетом индексации ее от цены с более низкой калорийностью, соответствовавшей ранее заключенным договорам.

Калорийность, указанная в тарифной заявке, не может быть принята при регулировании тарифов по Формулам индексации, так как ее увеличение обусловлено одновременным ростом цены в соответствии с результатами торгов и заключенными договорами, что не учтено в расчете ФАС России (поставка более дорогого угля с более высокими характеристиками).

Калорийность топлива должна определяться ФАС России по году, к которому производилась индексация, то есть к 2018 г., когда калорийность составляла 2595 ккал/кг, а не 2800 ккал/кг, как в расчете на 2019 г. Рассчитав калорийность топлива, но не приняв при этом цену заявленного топлива, ФАС России увеличила убытки Общества.

Такой подход не учитывает полноту, достоверность и экономическую обоснованность представленных АО "ДГК" как регулируемой организацией сведений и не позволяет добиться утверждения такого размера тарифа, который позволял бы административному истцу собрать необходимую валовую выручку для стабильного осуществления своей деятельности.

По итогам работы Майской ГРЭС стоимость дизельного топлива регулятором распределена на производство электрической и тепловой энергии по доле условного топлива без учета особенностей хозяйственной деятельности и технологии производства, что противоречит Правилам государственного регулирования цен (тарифов). ФАС России неправомерно не учла долю дизельного топлива в общей структуре сжигаемого топлива в размере 12,3%, при расчете тарифной ставки учла долю сжигаемого дизельного топлива на уровне утвержденной в 2018 г. - 7,8%.

По мнению административного истца, по Хабаровской ТЭЦ-1 в нарушение пункта 21 Основ ценообразования при установлении цены (тарифа) принята структура топлива без учета сжигаемого газа. По Хабаровской ТЭЦ-3 Общество ссылалось на существенные изменения в последние годы в структуре поставок топлива, снижение доли сжигания нерюнгринского угля, частичное его замещение кузнецким (кузбасским) углем. АО "ДГК" представило в ФАС России структуру топлива по Хабаровской ТЭЦ-3, учитывающую долю кузнецкого (кузбасского) угля по цене, определенной по результатам проведенного конкурса, и индекс дефлятора в соответствии с пунктом 29 Основ ценообразования, однако ФАС России не учла предложение регулируемой организации.

ФАС России и Минюст России возражали против удовлетворения административного иска, указав, что оспариваемые положения нормативного правового акта соответствуют действующему законодательству и прав административного истца не нарушают.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2019 г. в удовлетворении административного искового заявления Обществу отказано.

Не согласившись с таким решением, АО "ДГК" подало апелляционную жалобу, в которой просит его отменить и принять по административному делу новое решение об удовлетворении административного иска. Считает, что судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда не соответствуют обстоятельствам административного дела.

В жалобе указано, что согласно протоколу заседания Правления ФАС России от 15 ноября 2018 г. N 36, на котором определялись цены (тарифы) на электрическую энергию (мощность) для электростанций АО "ДГК", при расчете данных цен (тарифов) расходы на топливо принимались с учетом анализа структуры и динамики его использования, сложившейся за последние три года. Однако это утверждение, по мнению административного истца, не соответствует фактическим обстоятельствам.

При утверждении на 2019 г. цен (тарифов) на электрическую энергию (мощность), поставляемую в неценовых зонах оптового рынка по четырем генерирующим объектам Общества (Приморская ГРЭС, Майская ГРЭС, Хабаровская ТЭЦ-1, Хабаровская ТЭЦ-3), расчеты были произведены иначе, чем это установлено действующим законодательством.

Так, по Приморской ГРЭС административный истец выражает несогласие с калорийностью топлива, определенной ФАС России.

По Майской ГРЭС за последние три года доля сжигаемого дизельного топлива составляет 12,31%, в то время как регулирующий орган при расчете тарифной ставки учитывает долю сжигаемого дизельного топлива на уровне утвержденной в 2018 г. - 7,8%. Сохранение доли сжигаемого топлива на уровне принятой в 2017-2018 гг. противоречит Основам ценообразования.

По Хабаровской ТЭЦ-1 ФАС России при расчете тарифной ставки на электроэнергию учитывает долю сжигаемого газа на уровне утвержденной в 2018 г. - 64,8%, в то время как по итогам работы за последние три года доля сжигаемого газа в структуре топлива составляет 71,2%, фактическая доля сжигаемого газа в структуре условного топлива за 2018 г. составляет 84,7%.

По Хабаровской ТЭЦ-3 ФАС России в нарушение пункта 4.3 Формул индексации при расчете стоимости топлива не учитывала кузнецкий (кузбасский) уголь, являющийся новым видом топлива.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу ФАС России просит в ее удовлетворении отказать, считая, что оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции, предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, не имеется.

Минюст России представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором указал, что поддерживает решение суда первой инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения суда не находит.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для признания нормативного правового акта не действующим полностью или в части является его несоответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу. По настоящему административному делу такое основание для признания недействующими пункта 2 Приказа и строк седьмой, тринадцатой, четырнадцатой, пятнадцатой приложения N 1 к нему отсутствует.

Пунктом 2 статьи 23.1 Закона об электроэнергетике предусмотрено, что государственному регулированию на оптовом рынке подлежат цены (тарифы) или предельные (минимальный и (или) максимальный) уровни цен (тарифов) на электрическую энергию (мощность) в неценовых зонах оптового рынка.

Согласно пункту 2 статьи 24 названного закона установление цен (тарифов) или предельных (минимальных и (или) максимальных) уровней цен (тарифов) на электрическую энергию (мощность) в неценовых зонах оптового рынка осуществляет уполномоченный федеральный орган исполнительной власти в области регулирования тарифов.

Таким органом исходя из положений пункта 1 и подпункта 5.3.21.11 Положения о Федеральной антимонопольной службе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 331, является ФАС России.

Следовательно, вывод суда первой инстанции о том, что оспариваемый в части Приказ издан ФАС России в пределах предоставленных ему федеральным законодателем полномочий, обоснован.

Пунктом 1 статьи 20 Закона об электроэнергетике определены основные принципы государственного регулирования в электроэнергетике, к числу которых отнесены, в частности, достижение баланса экономических интересов поставщиков и потребителей электрической энергии; обеспечение доступности электрической энергии для потребителей и защита их прав; обеспечение защиты потребителей от необоснованного повышения цен (тарифов) на электрическую энергию (мощность).

В силу пункта 1 статьи 23 названного закона государственное регулирование цен (тарифов), надбавок осуществляется в порядке, установленном основами ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике и правилами государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденными Правительством Российской Федерации; при этом регулируемые цены (тарифы), надбавки могут устанавливаться как в числовом выражении, так и в виде формул или порядка определения таких цен (тарифов) и надбавок.

В пункте 2 указанной статьи закреплены принципы, которые должны соблюдаться при государственном регулировании цен (тарифов) в электроэнергетике, в том числе определение экономической обоснованности планируемых (расчетных) себестоимости и прибыли при расчете и утверждении цен (тарифов); обеспечение экономической обоснованности затрат коммерческих организаций на производство, передачу и сбыт электрической энергии; учет результатов деятельности организаций, осуществляющих регулируемые виды деятельности, по итогам работы за период действия ранее утвержденных цен (тарифов).

Выбор и применение методов государственного регулирования цен (тарифов) в электроэнергетике осуществляются в порядке, установленном Основами ценообразования и Правилами государственного регулирования цен (тарифов), утвержденными Правительством Российской Федерации (абзац восьмой пункта 4 приведенной статьи).

Основы ценообразования определяют основные принципы и методы регулирования цен (тарифов) в электроэнергетике (пункт 1).

При регулировании цен (тарифов) применяются метод экономически обоснованных расходов (затрат), метод индексации тарифов, метод сравнения аналогов, метод доходности инвестированного капитала и метод долгосрочной индексации необходимой валовой выручки (абзац первый пункта 12).

При определении регулируемых цен (тарифов) для поставщиков на территориях неценовых зон может применяться любой из перечисленных методов регулирования, за исключением случаев определения регулируемых цен (тарифов) на электрическую энергию и мощность по методике согласно приложению N 5(1) к Основам ценообразования в случаях, предусмотренных абзацем вторым пункта 49 данного акта (абзац первый пункта 48).

Как следует из материалов дела, при установлении на 2019 г. цен (тарифов) на электрическую энергию (мощность), поставляемую в неценовых зонах оптового рынка, для АО "ДГК" регулирующим органом применялся метод индексации.

Согласно пункту 40 Основ ценообразования индексации подлежат ранее утвержденные регулируемые цены (тарифы) и (или) их предельные (минимальный и (или) максимальный) уровни либо необходимая валовая выручка регулируемых организаций. При применении указанного метода цены (тарифы) устанавливаются в соответствии с методическими указаниями, утверждаемыми ФАС России, с учетом: программ сокращения расходов организаций, осуществляющих регулируемую деятельность, согласованных с регулирующими органами; изменения состава и (или) объемов финансирования инвестиционной программы; отклонения фактических показателей производства продукции на розничном рынке и (или) оказываемых услуг от прогнозных; отклонения фактических цен на топливо от прогнозных; отклонения фактического индекса потребительских цен от принятого при установлении регулируемых цен (тарифов) прогнозного индекса; изменений нормативных правовых актов, влияющих на размер расходов организаций, осуществляющих регулируемую деятельность; изменения регулируемых цен (тарифов) на топливо в соответствии с решениями регулирующих органов; изменения ставок налогов и сборов в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах; изменения размера платежей, вносимых в соответствии с договорами, необходимыми для осуществления деятельности в сфере электроэнергетики и участия в оптовом и розничных рынках электрической энергии (мощности) в соответствии с законодательством Российской Федерации об электроэнергетике; технологических особенностей производства электрической энергии (мощности) (для эксплуатирующих организаций, осуществляющих деятельность в области использования атомной энергии, - в соответствии с утвержденными в установленном порядке программами мероприятий по обеспечению безопасности атомных станций на всех стадиях их жизненного цикла и развития); изменения расходов регулируемых организаций, обусловленного изменением количества активов, используемых для осуществления регулируемой деятельности, с учетом коэффициента эластичности подконтрольных расходов по количеству активов.

В обжалуемом решении правомерно указано, что установленные в пункте 7 приложения N 1 к Приказу тарифные ставки на электрическую энергию (мощность) на I полугодие 2019 г. для генерирующих объектов АО "ДГК" (Приморской ГРЭС, Майской ГРЭС, Хабаровской ТЭЦ-1, Хабаровской ТЭЦ-3) соответствуют абзацу первому пункта 11.1 Основ ценообразования, в силу которого регулируемые цены (тарифы) и их предельные (минимальный и (или) максимальный) уровни (если установление таких предельных уровней предусмотрено законодательством Российской Федерации) устанавливаются с календарной разбивкой исходя из непревышения величины цен (тарифов) и их предельных уровней без учета налога на добавленную стоимость в первом полугодии очередного годового периода регулирования над величиной соответствующих цен (тарифов) и их предельных уровней без учета налога на добавленную стоимость во втором полугодии предшествующего годового периода регулирования по состоянию на 31 декабря, если иное не установлено актами Правительства Российской Федерации.

При расчете цены на электрическую энергию (мощность) методом индексации ФАС России руководствовалась Формулами индексации, которые определяют зависимость стоимости единицы электрической энергии (мощности), в том числе от прогнозных показателей инфляции на соответствующий год, изменений цен на топливо, технологических особенностей производства электрической энергии (для эксплуатирующих организаций, осуществляющих деятельность в области использования атомной энергии, в соответствии с утвержденными в установленном порядке программами мероприятий по обеспечению безопасности атомных станций на всех стадиях их жизненного цикла и развития), ставок водного налога (для гидроэлектростанций), а также изменений ставок иных налогов и платежей, вносимых поставщиками электрической энергии и мощности в соответствии с договорами, необходимыми для осуществления деятельности в сфере электроэнергетики и участия на оптовом рынке электрической энергии (мощности) в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 3).

Данная зависимость отражает динамику изменения цены электрической энергии при применении формул индексации с учетом перечисленных выше факторов, которые применяются в случаях, определенных порядком расчета методом индексации.

Разрешая настоящее административное дело, суд первой инстанции правильно установил, что расчет индексированной цены (тарифа) на электрическую энергию, поставляемую Обществом в неценовых зонах оптового рынка на 2019 г., произведен регулирующим органом в соответствии с Формулами индексации и действующему законодательству не противоречит.

Доводы административного истца о том, что при расчете тарифов на электрическую энергию (мощность) по четырем генерирующим объектам АО "ДГК" (Приморская ГРЭС, Майская ГРЭС, Хабаровская ТЭЦ-1, Хабаровская ТЭЦ-3) ФАС России были нарушены положения нормативных правовых актов, имеющих большую юридическую силу, судом первой инстанции проверялись и получили надлежащую правовую оценку в обжалуемом решении.

Так, при расчете тарифов на электрическую энергию (мощность) по Приморской ГРЭС ФАС России приняла калорийность топлива с учетом анализа принятой динамики калорийности топлива, сложившейся за последние 3 года, включая 2018 г., что не противоречит методу индексации. При этом регулирующий орган согласился с предложением Общества по калорийности топлива.

При расчете тарифов на электрическую энергию (мощность) по Майской ГРЭС и Хабаровской ТЭЦ-1 ФАС России приняла расходы на топливо с учетом анализа существующей структуры и динамики его использования, сложившейся за последние 3 года, включая 2018 г., и сохранения доли сжигаемого топлива на уровне принятого в 2017-2018 гг., что соответствует подпункту 4 пункта 21 Основ ценообразования. Согласно данной норме расходы на топливо, включаемые в необходимую валовую выручку, определяются на основе в том числе расчетных объемов потребления топлива (за исключением ядерного) с учетом структуры и динамики его использования, сложившейся за последние 3 года. По Майской ГРЭС регулирующий орган определил расходы на топливо на производство электрической энергии в полном соответствии с Формулами индексации.

Нельзя согласиться с утверждением Общества о том, что при расчете тарифов на электрическую энергию (мощность) на 2019 г. по Хабаровской ТЭЦ-3 ФАС России в нарушение пункта 4.3 Формул индексации не учла кузнецкий уголь. Из содержания приведенной нормы усматривается, что ее применение должно быть обусловлено появлением нового вида угля, отсутствовавшего в году, предшествующем периоду регулирования. Вместе с тем, как следует из материалов дела, данный вид угля в структуре топлива по Хабаровской ТЭЦ-3 был заявлен на 2017 г. и последующие периоды регулирования, однако в структуре топлива при установлении тарифа регулятором не учитывался. Следовательно, кузнецкий уголь не может рассматриваться как новый вид топлива применительно к пункту 4.3 Формул индексации. В связи с тем, что в базе расчетной ставки предыдущего периода регулирования указанный уголь отсутствует, он не использовался в расчете на 2019 г.

Кроме того, при расчете цены на электрическую энергию (мощность) включены выпадающие доходы, связанные с отклонением фактических индексов цен на топливо за 2017 г. от плановых индексов цен на топливо за 2017 г., с условием их компенсации в 2019-2020 гг., что соответствует Основам ценообразования.

При установлении цен на 2019 г. посредством метода индексации рост ставки на электрическую энергию, поставляемую Обществом в неценовых зонах оптового рынка, составил по Приморской ГРЭС - 5,25%, по Майской ГРЭС - 4,35%, по Хабаровской ТЭЦ-3 - 6,28%.

С учетом изложенного суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что цена на электрическую энергию для расчетов за поставляемую АО "ДГК" электроэнергию на оптовый рынок на уровне средневзвешенной величины, предусмотренной пунктом 2 Приказа, является обоснованной, так как расчет цены произведен в соответствии с правовыми нормами, регулирующими установление цены по генерирующим объектам Общества: Приморской ГРЭС, Майской ГРЭС, Хабаровской ТЭЦ-1, Хабаровской ТЭЦ-3.

Доводы как административного искового заявления, так и апелляционной жалобы фактически базируются на собственных расчетах АО "ДГК", которые не являются основанием для признания оспариваемых положений Приказа и приложения N 1 к нему недействующими. Решение об установлении для Общества на 2019 г. цены на электрическую энергию (мощность), поставляемую в неценовых зонах оптового рынка, принято исходя из всех факторов, принимаемых во внимание регулирующим органом в соответствии с Законом об электроэнергетике, Основами ценообразования и Формулами индексации.

Суд первой инстанции принял решение с учетом правовых норм, регулирующих рассматриваемые отношения, при правильном их толковании. Выводы суда о законности оспариваемых предписаний Приказа и приложения N 1 к нему подробно мотивированы и соответствуют обстоятельствам административного дела.

Установив, что какому-либо федеральному закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, пункт 2 Приказа, строки седьмая, тринадцатая, четырнадцатая, пятнадцатая пункта 7 приложения N 1 к данному приказу не противоречат, суд первой инстанции правомерно, руководствуясь пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, отказал Обществу в удовлетворении заявленного требования.

Обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права. Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308-311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2019 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу акционерного общества "Дальневосточная генерирующая компания" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Г.В. Манохина

 

Члены коллегии

В.Ю. Зайцев

 

 

А.М. Рыженков

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 17 октября 2019 г. N АПЛ19-357


Текст определения опубликован не был