Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Директива Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2019/771 от 20 мая 2019 г. о некоторых аспектах, касающихся контрактов на продажу товаров, об изменении Регламента (ЕС) 2017/2394 и Директивы 2009/22/EC, а также об отмене Директивы 1999/44/EC

Директива Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2019/771 от 20 мая 2019 г.
о некоторых аспектах, касающихся контрактов на продажу товаров, об изменении Регламента (ЕС) 2017/2394 и Директивы 2009/22/EC, а также об отмене Директивы 1999/44/EC*(1)

 

(Действие Директивы распространяется на Европейское экономическое пространство)

 

Европейский Парламент и Совет Европейского Союза,

Принимая во внимание Договор о функционировании Европейского Союза, и, в частности, Статью 114 Договора;

Принимая во внимание предложение Европейской Комиссии;

После передачи проекта законодательного акта национальным парламентам,

Принимая во внимание заключение Европейского комитета по экономическим и социальным вопросам*(2),

Действуя в соответствии с обычной законодательной процедурой*(3);

 

Принимая во внимание следующие обстоятельства:

(1) Для того чтобы оставаться конкурентоспособным на мировом рынке, Союзу необходимо улучшать функционирование внутреннего рынка и успешно решать многочисленные проблемы, возникающие в настоящий момент в результате дальнейшего развития экономики, основывающейся на технологиях. Стратегия Единого цифрового рынка*(4) устанавливает комплексные правовые рамки, направленные на содействие интеграции цифрового измерения во внутренний рынок. Первая опора Стратегии Единого цифрового рынка решает проблему фрагментации при осуществлении торговли внутри Союза, рассматривая все основные препятствия развитию трансграничной электронной коммерции, представляющей собой наиболее значительную часть трансграничных сделок продажи товаров между коммерческими структурами и потребителями.

(2) Статьей 26(1) и (2) Договора о функционировании Европейского Союза (TFEU) предусмотрено принятие Союзом мер, направленных на создание или обеспечение функционирования внутреннего рынка, который должен представлять собой пространство без внутренних границ, на котором обеспечено свободное перемещение товаров и услуг. Статьей 169(1) и пунктом (a) Статьи 169(2) TFEU предусмотрено внесение Союзом своего вклада в достижение высокого уровня защиты потребителей путем принятия мер в соответствии со Статьей 114 TFEU в контексте завершения формирования внутреннего рынка. Настоящая Директива направлена на достижение необходимого баланса между достижением высокого уровня защиты потребителей и развитием конкурентоспособности предприятий с одновременным обеспечением соблюдения принципа субсидиарности.

(3) Некоторые аспекты, касающиеся контрактов на продажу товаров, необходимо гармонизировать, взяв за основу высокий уровень защиты потребителей, для достижения создания подлинно единого цифрового рынка, повышения правовой определенности и снижения транзакционных издержек, в частности, для малых и средних предприятий ("SMEs*(5)").

(4) Электронная коммерция является ключевым фактором роста в рамках внутреннего рынка. Однако на данный момент ее потенциал роста далек от того, чтобы быть использованным в полной мере. В целях усиления конкурентоспособности Союза и для ускорения экономического роста Союзу необходимо действовать быстро и оказывать содействие экономическим субъектам в полном раскрытии потенциала, предлагаемого внутренним рынком. Полный потенциал внутреннего рынка может быть раскрыт только в том случае, если у всех участников рыночной деятельности будет удобный доступ к трансграничной продаже товаров, включая сделки электронной коммерции. Правила контрактного права, на основании которых участники рыночной деятельности заключают свои сделки, являются одним из ключевых факторов, позволяющих придать форму деловым решениям в отношении целесообразности предложения товаров на трансграничной основе. Данные правила также влияют на готовность потребителей к принятию данного вида покупок и оказанию ему доверия.

(5) Технологическая эволюция привела к росту рынка товаров, которые включают в себя цифровой контент или цифровые услуги или взаимосвязаны с ними. Благодаря возросшему количеству подобного рода устройств и их стремительно растущему освоению со стороны потребителей, необходимо принятие мер на уровне Союза, чтобы обеспечить наличие высокого уровня защиты потребителей и повысить правовую определенность в отношении правил, применимых к контрактам на продажу указанных продуктов. Возрастающая правовая определенность поможет укрепить доверие потребителей и продавцов.

(6) Правила Союза, применимые к купле-продаже товаров, все еще разобщены между собой, в то время как правила в отношении условий поставки, а также, применительно к дистанционным контрактам и контрактам по продаже товаров за пределами магазина, в отношении требований к преддоговорной информации и права на расторжение договора в одностороннем порядке, уже в полной мере гармонизированы Директивой 2011/83/EС Европейского Парламента и Совета ЕС*(6). Другие ключевые элементы контракта, такие как критерии соответствия, средства правовой защиты, предусмотренные в случаях несоответствия условиям контракта, и основные способы их применения, в настоящее время подлежат минимальной гармонизации в соответствии с Директивой 1999/44/EC Европейского Парламента и Совета ЕС*(7). Государствам-членам ЕС было разрешено выйти за рамки стандартов Союза, а также вводить или поддерживать в действии правила, обеспечивающие достижение еще более высокого уровня поддержки потребителей. При этом государства-члены ЕС действовали в отношении различных элементов и в различной мере. Таким образом на сегодняшний день национальные положения, преобразующие в национальное право положения Директивы 1999/44/EC, значительно разнятся между собой по таким существенным элементам, как, например, отсутствие или существование иерархии средств правовой защиты.

(7) Существующие диспропорции могут негативно сказаться на бизнесе и потребителях. В соответствии с Регламентом (EC) 593/2008 Европейского Парламента и Совета ЕС*(8) коммерческим структурам, деятельность которых направлена в сторону потребителей, находящихся в других государствах-членах ЕС, необходимо принимать во внимание обязательные для исполнения правила контрактного права в отношении защиты прав потребителей страны постоянного проживания потребителя. Поскольку данные правила отличаются в разных государствах-членах ЕС, коммерческие организации могут столкнуться с необходимостью несения дополнительных расходов. В этой связи многие коммерческие организации могут предпочесть продолжать вести торговлю на внутреннем рынке или осуществлять только экспортные операции в одно или два государства-члена ЕС. Такой выбор по минимизации подверженности издержками и рискам, связанный с осуществлением трансграничной торговли, приводит к утрате возможностей для коммерческой экспансии и экономии на масштабе. Особенно от этого страдают SMEs.

(8) Несмотря на то, что при совершении покупок за рубежом потребители пользуются высоким уровнем защиты благодаря применению Регламента (EC) 593/2008, правовая фрагментация также негативно влияет на степень доверия потребителей к трансграничным сделкам. В то время как ряд факторов способствует данному недоверию, неопределенность в отношении ключевых контрактных прав заметно выделяется среди прочих опасений потребителей. Данная неопределенность существует независимо от того, будут ли потребители иметь защиту, предоставляемую обязательными для исполнения правилами контрактного права в отношении защиты прав потребителей своего государства-члена ЕС в случае осуществления продавцами своей трансграничной деятельности по направлению к ним или нет, а также будут ли потребители заключать с продавцами трансграничные контракты, если соответствующий продавец не ведет коммерческой деятельности в государстве-члене ЕС потребителя.

(9) В то время как онлайновая торговля товарами представляет собой подавляющее большинство всех сделок трансграничной купли-продажи в Союзе, различия между национальными положениями контрактного права равным образом отражаются на предприятиях розничной торговли, использующих каналы дистанционной продажи товаров, и предприятиях розничной торговли, продающих товары путем личных продаж, а также мешают им распространить свою деятельность за пределы национальных границ. Настоящая Директива призвана охватить собой все каналы продаж, чтобы создать равные возможности для всех коммерческих предприятий, осуществляющих продажу товаров потребителям. Устанавливая единые правила для всех каналов продаж, настоящая Директива должна избегать любых отклонений, которые способны создать несоизмеримое бремя для растущего числа предприятий розничной торговли, действующих на территории Союза, которые осуществляют омниканальные продажи. Потребность в поддержании согласующихся правил в отношении осуществления продаж и предоставления гарантий была подтверждена в Проверке Европейской Комиссии соответствия законодательству о защите прав потребителей и законодательству об осуществлении маркетинга*(9), опубликованной 29 мая 2017 г., в рамках которой была также охвачена Директива 1999/44/EC.

(10) Настоящая Директива охватывает собой правила, применимые к продаже товаров, включая товары с цифровыми элементами, только в отношении ключевых элементов контракта, необходимых для преодоления существующих на внутреннем рынке барьеров, относящихся к контрактному праву. С этой целью правила в отношении требований о соответствии товаров условиям контракта, средств правовой защиты в случаях несоответствия товаров условиям контракта, имеющихся у потребителей, а также основные способы их применения должны быть полностью гармонизированы, а уровень защиты потребителей должен быть повышен по сравнению с предложенным в Директиве 1999/44/EC. Полностью гармонизированные правила, касающиеся некоторых существенных элементов контрактного права в отношении защиты прав потребителей, позволили бы коммерческим организациям, особенно SMEs, предлагать свою продукцию в других государствах-членах ЕС. Благодаря полностью гармонизированным ключевым правилам потребители могли бы воспользоваться высоким уровнем защиты прав потребителей и увеличить свое благосостояние.

(11) Настоящая Директива дополняет положения Директивы 2011/83/ЕС. В то время как в Директиве 2011/83/ЕС в основном изложены положения, касающиеся требований к преддоговорной информации, права на расторжение в одностороннем порядке дистанционных контрактов и контрактов по продаже товаров за пределами магазина, а также правил в отношении осуществления поставки товара и перехода рисков, настоящая Директива вводит правила в отношении соответствия товаров договорным требованиям, средства правовой защиты в случае несоответствия товаров условиям контракта и способы их применения.

(12) Настоящая Директива должна применяться только к движимому имуществу, выраженному в материальной форме, представляющему собой товары в значении, установленном в настоящей Директиве. Таким образом, государства-члены ЕС должны иметь право регулировать заключение контрактов на продажу недвижимого имущества, например, жилых зданий и их основных компонентов, которые должны составлять основную часть указанного недвижимого имущества.

(13) Настоящая Директива и Директива (ЕС) 2019/770 Европейского Парламента и Совета ЕС*(10) должны дополнять друг друга. В то время как Директива (ЕС) 2019/770 устанавливает правила в отношении определенных требований, касающихся контрактов на поставку цифрового контента или цифровых услуг, в настоящей Директиве изложены правила в отношении определенных требований, касающихся контрактов на продажу товаров. Таким образом, чтобы отвечать ожиданиям потребителей и обеспечить четко выраженные и простые для понимания правовые рамки для продавцов цифрового контента или цифровых услуг, Директива (ЕС) 2019/770 подлежит применению к поставке цифрового контента или цифровых услуг, включая цифровой контент, поставляемый на материальных носителях, например, DVDs, CDs, USB флеш-накопители и карты памяти, а также непосредственно к самим материальным носителям при условии, что данные материальные носители служат исключительно носителем цифрового контента. Напротив, настоящая Директива должна применяться к контрактам на продажу товаров, включая товары, имеющие в своем составе цифровые элементы, которые требуют наличия цифрового контента или оказания цифровых услуг для того, чтобы выполнять свои функции.

(14) Термин "товары", как предусмотрено в настоящей Директиве, должен пониматься как включающий в себя "товары с цифровыми элементами" и, следовательно, также относящийся к цифровому контенту или цифровым услугам, которые включены в данные товары или взаимосвязаны ними, таким образом, что в случае отсутствия указанного цифрового контента или цифровых услуг данные товары не смогут выполнять свои функции. В качестве цифрового контента, включенного в товар или взаимосвязанного с ним, могут выступать любые данные, произведенные или поставленные в цифровой форме, например, операционные системы, приложения, а также другое программное обеспечение. Цифровой контент может быть предварительно установлен на момент заключения контракта на продажу товаров либо, если это предусмотрено контрактом, может быть установлен в дальнейшем. Цифровые услуги, взаимосвязанные с товаром, могут включать в себя услуги, позволяющие осуществлять создание, обработку или хранение данных в цифровой форме, или получение доступа к ним, например, программное обеспечение как услуга, предлагаемое в "облачной" вычислительная среде, непрерывная передача данных трафика в навигационной системе или непрерывное предоставление индивидуально адаптированных учебных планов в случаях, относящихся к "умным часам".

(15) Настоящая Директива должна применяться к контрактам на продажу товаров, включая товары с цифровыми элементами, в тех случаях, когда отсутствие включенного в их состав или взаимосвязанного с ними цифрового контента или цифровых услуг приведет к невозможности выполнения товарами своих функций, а также в тех случаях, когда цифровой контент или цифровая услуга предоставляются вместе с товарами в соответствии с контрактом на продажу данных товаров. Вопрос, будет ли поставка цифрового контента или цифровых услуг, включенных в состав товара или взаимосвязанных с ним, включена в контракт на продажу товаров, будет зависеть от содержания данного контракта. Настоящее положение содержит в себе цифровой контент или цифровые услуги, включенные в состав товара или взаимосвязанные с ним, поставка которых прямо требуется по условиям контракта. Настоящее положение включает в себя контракты на продажу товаров, которые могут трактоваться как охватывающие собой поставку определенного цифрового контента или определенных цифровых услуг, поскольку их наличие является нормальным для товаров данного вида и потребитель вправе разумно ожидать, что они будут поставлены вместе с товаром, учитывая характер данного товара, а также принимая во внимание любые публичные заявления, сделанные продавцом или другими лицами, задействованными в предыдущих звеньях цепочки сделки купли-продажи данного товара, включая производителя товара, либо заявления, сделанные от их имени. Если, к примеру, в рекламе "умного телевизора"*(11) указывалось, что он включает в себя конкретное видеоприложение, данное видеоприложение будет считаться входящим в состав контракта на продажу товаров. Настоящее правило должно применяться вне зависимости от того, был ли цифровой контент или цифровые услуги предварительно установлены непосредственно в сам товар или должны быть установлены в дальнейшем на другое устройство и являются только взаимосвязанными с данным товаром. Например, смартфон может продаваться вместе со стандартным предустановленным приложением, предусмотренным контрактом на продажу товаров, например, приложением будильник или приложением камера. Другой возможный пример - "умные часы". В данном случае сами по себе часы будут считаться товаром с цифровыми элементами, который может выполнять свои функции только вместе с приложением, предоставленным на основании контракта на продажу товаров, но которое должно быть загружено потребителем на смартфон; в данном случае приложение будет взаимосвязанным цифровым элементом. Это условие также должно применяться в случае, если цифровой контент или цифровая услуга, включенные в состав товара или взаимосвязанные с ним, не были поставлены самим продавцом, но в соответствии с контрактом на продажу товаров были поставлены третьей стороной. Во избежание неопределенности для продавца и для покупателя в случае возникновения сомнений, входит ли поставка цифрового контента или цифровой услуги в состав контракта на продажу товаров, должны применяться правила настоящей Директивы. Кроме того, на определение двусторонних договорных взаимоотношений между продавцом и потребителем, частью которых является поставка цифрового контента или цифровой услуги, включенных в состав товара или взаимосвязанных с ним, не должен оказывать влияние сам факт того, что потребитель должен выразить согласие с лицензионным соглашением, заключенным с третьей стороной, чтобы получить возможность пользоваться цифровым контентом или цифровой услугой.

(16) Наоборот, в том случае, если отсутствие цифрового контента или цифровой услуги, включенных в состав товара или взаимосвязанных с ним, не препятствуют выполнению товаром своих функций или если потребитель заключил контракт на поставку цифрового контента или цифровой услуги, не включенных в состав контракта на продажу товаров с цифровыми элементами, данный контракт будет считаться самостоятельным контрактом по отношению к контракту на продажу товаров, даже если продавец действует в качестве посредника по указанному второму контракту с поставщиком, являющимся третьей стороной, и может подпадать под сферу действия Директивы (ЕС) 2019/770, если соблюдены условия указанной Директивы. Например, если потребитель загрузил на смартфон игровое приложение из магазина приложений*(12), контракт на поставку игрового приложения будет считаться самостоятельным контрактом по отношению к контракту на продажу самого смартфона. Таким образом, настоящая Директива должна применяться только к контракту на продажу смартфона, в то время как поставка игрового приложения будет регулироваться Директивой (ЕС) 2019/770, если соблюдены условия указанной Директивы. Другим примером будет случай, когда в прямой форме было согласовано, что потребитель покупает смартфон без определенной операционной системы и впоследствии потребитель заключает контракт на поставку операционной системы третьей стороной. В этом случае поставка купленной отдельно операционной системы не будет являться частью контракта на продажу товара и, следовательно, не будет подпадать под сферу действия настоящей Директивы, но может подпадать под сферу действия Директивы (ЕС) 2019/770, если соблюдены условия указанной Директивы.

(17) В целях правовой ясности в настоящей Директиве должно содержаться определение контракта на продажу товаров, а также должна быть четко определена его сфера применения. Сферой действия настоящей Директивы также должны быть охвачены контракты на продажу товаров, которые еще только должны быть произведены, включая товары, которые должны быть изготовлены в соответствии с техническими условиями потребителя. Кроме того, установка товара может также подпадать под сферу действия настоящей Директивы, если установка составляет часть контракта на продажу товаров и должна быть осуществлена продавцом или иным лицом, ответственность за действия которого несет продавец. В том случае, если контракт включает в себя элементы договора на продажу товара и договора на оказание услуг, вопрос о том, может ли весь контракт быть классифицирован как контракт на продажу товаров в значении настоящей Директивы, должен быть передан на усмотрение национального законодательства.

(18) Настоящая Директива не должна оказывать влияния на национальное законодательство в той степени, в которой соответствующие вопросы не урегулированы в настоящей Директиве, в частности, вопросы, относящиеся к легальности товаров, возмещению убытков и таких общих аспектов контрактного права, как составление, юридическая сила, недействительность или действие контрактов. Такой же подход должен применяться в отношении последствий расторжения контракта и к ряду аспектов в отношении ремонта и замены товара, которые не регулируются настоящей Директивой. При осуществлении правового регулирования прав сторон на приостановление исполнения своих обязательств или их части до тех пор, пока другая сторона не выполнит свои обязательства, государства-члены ЕС должны иметь право регулировать условия и способы в отношении приостановки оплаты со стороны потребителя. Государства-члены ЕС также должны иметь право регулировать право потребителя на получение компенсации за причинение ущерба, понесенного в результате нарушения продавцом настоящей Директивы. Настоящая Директива также не должна оказывать влияния на национальные правила, которые необязательно относятся к контрактам с участием потребителей и которыми предусматриваются особые средства правовой защиты при наличии определенных видов дефектов, которые не являлись очевидными на момент заключения контракта на продажу товаров, а именно национальные положения, в которых могут содержаться особые правила в отношении ответственности продавца за скрытые дефекты. Настоящая Директива также не должна оказывать влияние на национальное законодательство, предусматривающее внедоговорные средства правовой защиты для потребителей в случае несоответствия товаров условиям контракта в отношении лиц, действовавших на этапе предыдущих звеньев цепочки сделок, например, производителей или иных лиц, выполнявших обязанности данных лиц.

(19) Настоящая Директива не должна оказывать влияние на право государств-членов ЕС разрешать потребителям выбрать конкретное средство правовой защиты в случае, если несоответствие товаров условиям контракта станет явным вскоре после их поставки, а именно речь идет о национальных положениях, предусматривающих право потребителя отказаться от товаров, имеющих дефект, и считать контракт расторгнутым или требовать немедленной замены товара в течение определенного короткого срока после поставки товаров, который не должен превышать 30 дней.

(20) Государства-члены ЕС должны оставаться независимыми в вопросе регулирования обязательств продавца, касающихся предоставления информации в связи с заключением контракта, или обязанности продавца предупредить потребителя, к примеру, об определенных характеристиках товара, пригодности материалов, предоставленных потребителем, или возможных неблагоприятных последствиях, которые могут наступить в результате выполнения особых указаний потребителя, например, просьбы потребителя использовать определенный материал для пошива бального платья.

(21) Государства-члены ЕС также должны оставаться независимыми в вопросе распространения сферы применения правил настоящей Директивы на контракты, которые исключены из сферы применения настоящей Директивы, или регулировать такие контракты иным образом. Например, государства-члены ЕС должны оставаться независимыми в вопросе распространения защиты, предоставляемой потребителям настоящей Директивой, также на физических и юридических лиц, которые не являются потребителями в значении настоящей Директивы, например, на неправительственные организации, стартапы или SMEs*(13).

(22) Определение потребителя должно включать в себя физических лиц, действующих за рамками своей хозяйственной деятельности, бизнеса, ремесла или профессии. Однако государства-члены ЕС также должны оставаться независимыми в вопросе определения в случаях, касающихся контрактов на продукцию двойного назначения, когда контракт заключен в целях, которые частично находятся в пределах, а частично - за пределами хозяйственной деятельности лица, заключившего контракт, в том случае, если цель данной хозяйственной деятельности является настолько ограниченной, что не может иметь превалирующее значение в общем контексте контракта, того, будет ли и на каких условиях данное лицо также считаться потребителем.

(23) Настоящая Директива должна применяться к любому контракту, по которому продавец передает или обязуется передать право собственности на товары потребителю. Поставщики платформы могут быть признаны продавцами по настоящей Директиве, если они действуют в целях, относящихся к их собственному бизнесу, и в качестве непосредственного контрактного партнера потребителя в отношении продажи товаров. Государства-члены ЕС должны оставаться независимыми в вопросе распространения применения настоящей Директивы на поставщиков платформы, которые не соответствуют установленным требованиям для того, чтобы быть признанными продавцами по настоящей Директиве.

(24) В целях достижения баланса между необходимостью в правовой определенности и надлежащей гибкостью правовых правил любые ссылки в настоящей Директиве на то, что можно ожидать от определенного лица или что может ожидать определенное лицо, должны пониматься как ссылка на то, что может быть разумно ожидаемо. Стандарт разумности должен оцениваться объективно с учетом природы и цели контракта, обстоятельств дела, а также обычаев и практической деятельности участвующих сторон.

(25) В целях обеспечения ясности по вопросу, чего именно потребитель может ожидать от товаров, и за что будет отвечать продавец в случае, если поставит не то, что ожидалось, представляется чрезвычайно важным полностью унифицировать правила определения того, соответствуют ли товары необходимым характеристикам. Любые ссылки на соответствие в настоящей Директиве должны относиться к соответствию товаров контракту на продажу товаров. Для защиты законных интересов обеих сторон контракта на продажу товаров соответствие должно оцениваться, основываясь на субъективных и объективных требованиях соответствия.

(26) Таким образом, товары должны соответствовать требованиям, согласованным между продавцом и потребителем в контракте на продажу товаров. Данные требования должны охватывать собой, inter alia, количество, качество, тип и описание товаров, их пригодность для указанной цели, а также поставку товара с согласованными принадлежностями и с любыми необходимыми инструкциями. Требования, содержащиеся в контракте на продажу товаров, должны включать в себя требования, вытекающие из предконтрактной информации, которая в соответствии с Директивой 2011/83/ЕС, составляет неотъемлемую часть контракта на продажу товаров.

(27) Понятие функциональности должно трактоваться как относящееся к способам, которыми товары выполняют свои функции, относящиеся к целевому назначению товаров. Понятие эксплуатационной совместимости относится к тому, смогут ли и, если да, то в какой степени товары функционировать вместе с техническими средствами или программным обеспечением, отличающимися от тех, с которыми обычно используются товары данного типа. Успешное функционирование может включать в себя, например, способность товаров обмениваться информацией с такими другими техническими средствами или программным обеспечением и использовать полученную информацию.

(28) Принимая во внимание тот факт, что цифровой контент и цифровые услуги, включенные в товар или взаимосвязанные с ним, постоянно развиваются, продавцы могут договориться с потребителем о предоставлении обновлений для данных товаров. Обновления, как согласовано в контракте на продажу товаров, могут улучшить и повысить качество элемента товаров, относящегося к цифровому контенту или к цифровым услугам, развить их функционал, адаптировать их к уровню технического развития, защитить их от новых угроз безопасности или служить иным целям. Таким образом, соответствие товаров с цифровым контентом или цифровыми услугами, включенными в товар или взаимосвязанными с ним, должно оцениваться также в отношении того, были ли произведены обновления соответствующего элемента таких товаров, относящегося к цифровому контенту или к цифровым услугам, в соответствии с контрактом на продажу товаров. Непредоставление обновлений, которые были согласованы в контракте на продажу товаров, должно расцениваться как несоответствие товаров. Более того, некачественные или неполные обновления также должны расцениваться как несоответствие товаров, поскольку это будет означать, что такие обновления не были произведены в том виде, который предусматривался контрактом на продажу товаров.

(29) Чтобы соответствовать требованиям контракта на продажу товаров, товары должны не только соответствовать субъективным требованиям к соответствию, но также должны соответствовать и объективным требованиям к соответствию, установленным в настоящей Директиве. Оценка соответствия должна производиться, inter alia, путем принятия во внимание цели, для которой обычно используются товары данного типа, были ли они поставлены с принадлежностями и инструкциями, получения которых потребитель мог разумно ожидать, а также относятся ли они к образцу или модели, которые продавец предоставил в распоряжение потребителя. Товары также должны обладать качествами и характеристиками, которые считаются нормальными для товаров данного типа и которые потребитель может разумно ожидать, исходя из характера товаров, а также принимая во внимание любые публичные заявления, сделанные продавцом или от его имени, либо иными лицами, задействованными в предыдущих звеньях цепочки сделок.

(30) В дополнение к обновлениям, согласованным в контракте, продавец также обязан предоставить обновления, включая обновления для системы безопасности, призванные обеспечить, чтобы товары с цифровым контентом или цифровыми услугами продолжали оставаться в соответствии. Обязательства продавца должны быть ограничены обновлениями, которые являются необходимыми для того, чтобы данные товары могли поддерживать состояние своего соответствия объективным и субъективным требованиям к соответствию, установленным в настоящей Директиве. Если в контракте стороны не согласуют обратное, продавец не должен предоставлять усовершенствованные версии цифрового контента или цифровых услуг либо усовершенствовать или расширять функционал товаров сверх того, что установлено требованиями к соответствию. В случае если обновление, предоставленное продавцом или третьей стороной, поставляющей по контракту на продажу товаров цифровой контент или цифровые услуги, приведет к несоответствию товара с цифровым контентом или цифровыми услугами, продавец должен нести ответственность за приведение товара в прежнее соответствие. Потребитель должен иметь право самостоятельно принимать решение, будет ли он устанавливать предоставленные обновления. Однако если потребитель решит не устанавливать обновления, которые являются необходимыми для товаров с цифровым контентом или цифровыми услугами для того, чтобы они оставались в соответствии, потребитель не должен ожидать, что такие товары продолжат оставаться в соответствии. Продавец обязан сообщить потребителю, что решение потребителя не устанавливать обновления, которые являются необходимыми для товаров с цифровым контентом или цифровыми услугами, чтобы они оставались в соответствии, включая обновления для системы безопасности, повлияет на ответственность продавца за соответствие тех характеристик товаров с цифровым контентом или цифровыми услугами, на поддержание в соответствии которых направлены соответствующие обновления. Настоящая Директива не должна оказывать влияния на обязательства по предоставлению обновлений для системы безопасности, предусмотренные другим законодательством Союза или национальным законодательством.

(31) В принципе в случаях, касающихся товаров с цифровым контентом, в соответствии с условиями поставки которых цифровой контент или цифровые услуги включены или взаимосвязаны с товарами, если поставка данных товаров осуществляется путем совершения единичного акта поставки, продавец должен нести ответственность только за то несоответствие, которое имело место на момент поставки. Однако обязательство по предоставлению обновлений должно отражать тот факт, что цифровое окружение любого из таких товаров постоянно меняется. Таким образом, обновления являются необходимым инструментом, обеспечивающим способность товаров функционировать таким же образом, что и на момент их поставки. Более того, в отличие от традиционных товаров товары с цифровыми элементами не являются полностью обособленными от сферы действия продавца, поскольку продавец или третье лицо, поставляющее цифровой контент или цифровые услуги по контракту на продажу товаров, имеют возможность обновлять товары дистанционно, как правило, посредством интернета. Таким образом, в случае если поставка цифрового контента или цифровых услуг осуществляется путем совершения единичного акта поставки, продавец должен отвечать за предоставление обновлений, необходимых для того, чтобы поддерживать товары с цифровыми элементами в соответствии в течение срока, на который потребитель может разумно рассчитывать, даже если товары находились в соответствии на момент поставки. Срок, в течение которого потребитель может разумно ожидать получения обновлений, должен рассчитываться, исходя из типа и целевого назначения товаров и цифровых элементов, а также принимая во внимание обстоятельства и природу контракта на продажу товаров. Потребитель может разумно ожидать получения обновлений в течение срока продолжительностью не менее того срока, в течение которого продавец несет ответственность за несоответствие, в то же время, в некоторых случаях разумные ожидания потребителя могут выходить за рамки указанного срока, в частности, в случаях, относящихся к обновлениям для системы безопасности. В иных случаях, например, в отношении товаров с цифровыми элементами, целевое назначение которых ограничено по времени, обязательства продавца по предоставлению обновлений, как правило, ограничены указанным периодом времени.

(32) Обеспечение более длительного срока службы товаров играет важную роль для достижения более устойчивых моделей потребления и циркулярной экономики. Сходным образом недопущение в экономику Союза несоответствующих товаров путем усиления надзора за рынком и предоставление надлежащих стимулов хозяйствующим субъектам является чрезвычайно важным для увеличения доверия к функционированию внутреннего рынка. В этих целях законодательство Союза об установлении требований к продукции является наиболее правильным средством для введения требований к сроку службы товаров и иных требований, относящихся к продукции, в отношении отдельных видов или групп продуктов с использованием в указанных целях адаптированных критериев. Таким образом, настоящая Директива должна служить дополнением к целям, преследуемым указанным законодательством Союза об установлении требований к продукции, и должна включать в себя требования к сроку службы товаров как к объективному критерию оценки соответствия товаров. Понятие срока службы товаров, содержащееся в настоящей Директиве, должно относиться к способности товаров поддерживать в действии требуемые от них функции и рабочее состояние в течение срока их нормальной эксплуатации. Для того чтобы товары оставались в соответствии, они должны обладать такими качествами долговечности, которые являются нормальными для товаров данного типа и которые потребитель может нормально ожидать, принимая во внимание природу соответствующих товаров, включая возможную необходимость в осуществлении разумного технического обслуживания товаров, например, регулярное осуществление проверок или смену фильтров в автомобиле, а также принимая во внимание любые публичные заявления, сделанные любыми лицом, представляющим собой звено в цепочке сделок, или от его лица. При проведении оценки также необходимо принимать во внимание все относящиеся к делу обстоятельства, например, цену товаров и интенсивность или частоту использования товаров потребителем. В дополнение, в той мере, в которой конкретная информация о сроке службы товаров включена в любое предконтрактное заявление, являющееся частью контракта на продажу товаров, потребитель должен иметь возможность полагаться на данную информацию как на часть субъективных требований к соответствию.

(33) В соответствии с настоящей Директивой продавец должен поставить потребителю товары находящимися в соответствии на момент поставки. Возможна такая ситуация, что для того, чтобы выполнить свои обязательства по ремонту товаров в случае их несоответствия, имевшего место на момент их поставки, продавцу придется использовать запасные части. Несмотря на то, что настоящая Директива не должна налагать на продавцов обязательство по обеспечению наличия запасных частей в течение определенного периода времени в качестве объективного требования к соответствию, она не должна оказывать влияние на другие положения национального законодательства, налагающие на продавца, производителя или иное лицо, представляющее собой звено в цепочке сделок, обязательство по обеспечению того, чтобы запасные части имелись в наличии, или сообщить потребителям о таком наличии.

(34) Большому числу товаров необходима установка для того, чтобы они могли эффективно использоваться потребителем. В дополнение в случаях, касающихся товаров с цифровыми элементами, установка цифрового контента или цифровой услуги, как правило, является необходимой для потребителя, чтобы он имел возможность использовать данные товары в соответствии с их целевым назначением. Таким образом, к любому несоответствию, вытекающему из неправильной установки товаров, в том числе неправильной установки цифрового контента или цифровой услуги, которые включены или взаимосвязаны с данными товарами, необходимо относиться как к несоответствию, если установка была произведена продавцом или под контролем продавца. В случае если товары предназначались для установки потребителем, к несоответствию, вытекающему из неправильной установки товаров, необходимо относиться как к несоответствию товаров вне зависимости от того, была ли установка произведена потребителем или третьим лицом, действующим под контролем потребителя, если неправильная установка явилась результатом недостатков, содержащихся в инструкции по установке, например, неполной информации или недостаточной ясности, что сделало инструкцию по установке сложной для использования среднестатистическим потребителем.

(35) Понятие соответствия должно охватывать собой материальные и правовые недостатки. Ограничения, вытекающие из нарушения прав третьих лиц, в частности, прав интеллектуальной собственности, могут привести к запрету или к ограничению использования товаров в соответствии с контрактом. Государства-члены ЕС обязаны обеспечить, чтобы в подобных случаях потребителю были предоставлены средства правовой защиты в случае несоответствия, как установлено в настоящей Директиве, за исключением случаев, когда национальным законодательством в подобных случаях предусмотрена ничтожность заключенного контракта или его расторжение.

(36) Чтобы обеспечить необходимую гибкость применяемых правил, например, в отношении продажи товаров, бывших в употреблении, стороны должны иметь возможность отступить от объективных требований к соответствию, предусмотренных в настоящей Директиве. Такое отступление от требований должно быть возможным только в том случае, если потребитель был в явной форме уведомлен об этом и если потребитель согласился с этим, отдельно от других заявлений или договоренностей, в форме активного и недвусмысленного акта волеизъявления.

(37) Повышение правовой определенности для потребителей и для продавцов требует четкого указания на срок, в который должна производиться оценка соответствия товаров. Надлежащим сроком для проведения оценки соответствия товаров должно быть время поставки товаров. Настоящее правило также должно применяться к товарам, которые включают в себя цифровой контент или цифровые услуги, поставляемые в соответствии с единичным актом поставки, или взаимосвязаны с ними. Тем не менее в тех случаях, когда цифровой контент или цифровые услуги, которые включены в товар или взаимосвязаны с ним, должны поставляться на постоянной основе в течение определенного периода времени, надлежащим сроком для целей установления соответствия указанного элемента цифрового контента или цифровых услуг должен быть не какой-либо определенный момент времени, а скорее период времени, начинающий течь с момента поставки. В целях правовой определенности указанный период времени должен быть равен сроку, в течение которого продавец несет ответственность за несоответствие товара условиям контракта.

(38) В настоящей Директиве не должно регулироваться определение понятия "поставка", которое должно быть отнесено на усмотрение национального законодательства, в частности, в отношении вопроса, что должно быть сделано продавцом для того, чтобы выполнить обязательства продавца по поставке товаров. Кроме того, любые ссылки в настоящей Директиве на момент поставки должны трактоваться без ущерба действию правил о переходе рисков, предусмотренных в Директиве 2011/83/ЕС и соответствующим образом имплементированных в законодательство государств-членов ЕС.

(39) Товары с цифровыми элементами будут считаться поставленными потребителю в момент, когда осуществлена поставка физического компонента товара и совершен единый акт поставки цифрового контента или цифровых услуг либо когда началась непрерывная поставка цифрового контента или цифровых услуг в течение определенного периода времени. Это означает, что продавец также должен предоставить цифровой контент или цифровые услуги в распоряжение потребителю или предоставить ему к ним доступ таким образом, чтобы цифровой контент или цифровая услуга либо иные средства, приспособленные для загрузки или осуществления доступа к ним, достигли сферы деятельности потребителя и никаких дальнейших действий со стороны продавца, направленных на предоставление потребителю возможности использовать цифровой контент или цифровые услуги в соответствии с контрактом, например, путем предоставления способа связи или опции загрузки, более не требуется. Таким образом, надлежащим моментом для установления соответствия должен быть момент поставки цифрового контента или цифровых услуг, в случае если физический компонент товара был поставлен ранее.

(40) В случае если установка товара должна быть произведена продавцом, в определенных случаях потребитель не может использовать товар или обнаружить дефект до того момента, как будет завершена установка. В этой связи в тех случаях, когда в соответствии с контрактом на продажу товара товары должны быть установлены продавцом или под контролем продавца, товары будут считаться поставленными потребителю после завершения установки.

(41) В целях обеспечения правовой определенности для продавцов и полного доверия потребителя к трансграничным покупкам необходимо предусмотреть период, в течение которого потребитель имеет право на средства правовой защиты в случае любого несоответствия, имеющегося на релевантный момент времени, предусмотренный для установления соответствия. Принимая во внимание, что при имплементации Директивы 1999/44/EC большое количество государств-членов ЕС предусмотрели период сроком два года, а также принимая во внимание, что на практике указанный период признается разумным участниками рыночной деятельности, данный период должен быть соблюден. Такой же период должен применяться в случаях, касающихся товаров с цифровыми элементами. Однако если контрактом предусмотрена непрерывная поставка товара в течение более двух лет, потребитель должен иметь право на средства правовой защиты в случае любого несоответствия цифрового контента или цифровой услуги, которые произошли или стали явными за период, в течение которого цифровой контент или цифровая услуга должны были быть поставлены по контракту. Чтобы обеспечить необходимую гибкость для государств-членов ЕС в решении в своем национальном законодательстве вопроса о повышении уровня защиты потребителей, государства-члены ЕС должны иметь право предусматривать более продолжительные сроки ответственности продавцов, нежели установленные в настоящей Директиве.

(42) В целях обеспечения согласованности с существующими национальными правовыми системами государства-члены ЕС должны иметь право предусматривать, чтобы продавцы несли ответственность за несоответствие, которое стало явным в течение установленного срока, который может совпадать по продолжительности со сроком исковой давности, либо чтобы средства правовой защиты предоставлялись только в пределах срока исковой давности. В первом случае государства-члены ЕС должны обеспечить, чтобы срок ответственности продавца невозможно было обойти с помощью срока исковой давности для использования потребителем средств правовой защиты. Таким образом, несмотря на то, что настоящая Директива не должна гармонизировать отправной момент течения национальных сроков исковой давности, она должна обеспечивать, чтобы такие сроки исковой давности не укорачивали срок действия права потребителя на использование предоставленных ему средств правовой защиты в случае любого несоответствия, которое станет явным в течение срока, когда продавец несет ответственность за несоответствие. В последнем случае государства-члены ЕС должны иметь возможность оставить в действии или ввести срок исковой давности только в отношении средств правовой защиты потребителя, не вводя специальный срок, в течение которого несоответствие должно стать явным, чтобы продавец начал нести ответственность. Для обеспечения того, чтобы все потребители имели равную защиту, в подобных случаях государства-члены ЕС также обязаны обеспечить, чтобы в случае, если применяется только срок исковой давности, он все равно должен позволять потребителям использовать средства правовой защиты в случае любого несоответствия, которое стало явным, по крайней мере в течение срока, предусмотренного в настоящей Директиве, в качестве срока исковой давности.

(43) В отношении определенных аспектов различное регулирование товаров, бывших в употреблении, может быть оправданно. Несмотря на то, что несение ответственности или действие срока исковой давности в течение двух лет и более обычно примиряет интересы и продавца и потребителя, это может не касаться товаров, бывших в употреблении. Таким образом, государствам-членам ЕС должно быть разрешено дать сторонам возможность согласования сокращенного срока несения ответственности или действия срока исковой давности в отношении таких товаров. Передача данного вопроса для урегулирования контрактом между сторонами повышает свободу договора и обеспечивает, чтобы потребитель был извещен о характере товара как товара, бывшего в употреблении, а также о сокращенном сроке ответственности или исковой давности. Тем не менее такой согласованный в контракте срок не может составлять менее одного года.

(44) Настоящая Директива не должна регулировать условия, в соответствии с которыми срок ответственности, как предусмотрено в настоящей Директиве, или срок исковой давности могут быть приостановлены или прерваны. Таким образом, государства-члены ЕС должны иметь возможность предусмотреть приостановление или перерыв срока ответственности или срока исковой давности, например, в случае ремонта, замены товара или ведения переговоров между продавцом и потребителем с целью достижения мирового соглашения.

(45) В течение срока, равного одному году, или срока, равного двум годам, если государства-члены ЕС решат применять двухлетний срок, потребителю нужно будет доказать только тот факт, что товар находится в несоответствии, без необходимости доказывания также, что несоответствие фактически имело место на соответствующий момент времени, предусмотренный для установления соответствия. Чтобы опровергнуть требование потребителя, продавцу также придется доказать, что на указанный момент несоответствие отсутствовало. В дополнение в некоторых случаях презумпция того, что несоответствие имело место на соответствующий момент времени, предусмотренного для установления соответствия, может оказаться несовместимой с характером товаров или с характером несоответствия. Первый случай может относиться к ситуациям, касающимся товаров, которые по своему характеру могут испортиться, например, такие скоропортящиеся товары, как цветы, или товары, предназначенные только для одноразового использования. В качестве примера последнего случая можно назвать несоответствие, которое может возникнуть только в результате действия потребителя или в результате очевидной внешней причины, которые произошли после того, как товары были доставлены потребителю. В случаях, касающихся товаров с цифровыми элементами, если контрактом предусмотрена непрерывная поставка цифрового контента или цифровых услуг, потребитель не должен доказывать, что цифровой контент или цифровая услуга находились не в соответствии в течение релевантного срока для установления соответствия. Чтобы опровергнуть требование потребителя, продавцу потребуется доказать, что цифровой контент или цифровая услуга находились в соответствии в течение указанного периода.

(46) Государствам-членам ЕС должно быть разрешено поддерживать в действии или вводить положения, устанавливающие, что для того, чтобы воспользоваться правами, предоставленными потребителю, потребитель должен сообщить продавцу о несоответствии в течение не более двух месяцев со дня, когда потребителем было замечено несоответствие. Государствам-членам ЕС должно быть разрешено обеспечивать, чтобы потребители имели более высокий уровень защиты, не вводя такое обязательство.

(47) Для повышения правовой определенности и в целях устранения одного из главных препятствий, тормозящих развитие внутреннего рынка, настоящая Директива должна полностью гармонизировать средства правовой защиты, предоставляемые потребителям в отношении несоответствия товаров, а также условия, в соответствии с которыми можно использовать указанные средства правовой защиты. В частности, в случае несоответствия потребителям должно быть предоставлено право требовать приведения товаров в соответствие либо получить пропорциональное уменьшение цены, либо расторгнуть контракт.

(48) Что касается приведения товаров в соответствие, потребители должны иметь право выбора между проведением ремонта товара и его заменой. Предоставление потребителям возможности требовать проведения ремонта должно способствовать устойчивому потреблению и внести свой вклад в более длительный срок службы товаров. Выбор потребителя между проведением ремонта товара и его заменой должен быть ограничен только в том случае, когда выбранная опция является юридически или фактически невозможной для выполнения или может возложить на продавца расходы, несоразмерные по сравнению с другой предлагаемой опцией. Например, может оказаться несоразмерным требовать замены товара по причине небольшой царапины, если такая замена приведет к возникновению существенных расходов и такая царапина может быть легко устранена.

(49) Продавцу должно быть разрешено отказаться от приведения товаров в соответствие, если их ремонт и замена не представляются возможными или если это возложит на продавца несоразмерные расходы. Это же правило должно применяться в случае, если невозможны либо ремонт, либо замена, а альтернативное средство правовой защиты возложит на продавца несоразмерные расходы. Например, если товары расположены в месте, отличающемся от того места, в которое они были изначально поставлены, расходы на пересылку и перевозку могут оказаться несоразмерными для продавца.

(50) При обнаружении несоответствия товара потребитель должен известить об этом продавца, чтобы предоставить продавцу возможность привести товар в соответствие. Продавец обязан сделать это в течение разумного срока. Соответственно, потребитель не вправе в принципе требовать немедленного уменьшения цены или расторжения контракта, но должен дать продавцу разумный срок для проведения ремонта или замены несоответствующего товара. Если продавец не смог осуществить ремонт или заменить товар в течение указанного срока, потребитель вправе предъявить требование и получить уменьшение цены или расторгнуть контракт без какого-либо дальнейшего ожидания.

(51) В случае если в результате ремонта или замены товара потребитель не получил надлежащего приведения товара в соответствие, потребитель вправе требовать уменьшения цены или расторгнуть контракт. В частности, это относится к ситуациям, когда продавец не произвел полный ремонт или замену, либо если из обстоятельств дела становится очевидно, что продавец не сможет произвести полный ремонт или замену, или если продавец отказался привести товары в соответствие по причине того, что ремонт и замена являются невозможными или приведут к возложению на продавца несоразмерных расходов.

(52) В определенных ситуациях представляется оправданным, чтобы потребитель имел право на немедленное снижение цены или расторжение контракта. В случае если продавец предпринял усилия к приведению товаров в соответствие, однако впоследствии обнаружилось их несоответствие, необходимо объективно определить, стоит ли потребителю разрешить продавцу совершать дальнейшие попытки приведения товаров в соответствие, принимая во внимание все обстоятельства дела, в том числе тип и стоимость товаров, а также характер и то, насколько существенным является несоответствие. В частности, в отношении дорогостоящих или сложных товаров может быть оправданным разрешить продавцу предпринять другую попытку исправить несоответствие. Также необходимо принять во внимание, насколько потребитель может сохранять доверие к способности продавца привести товары в соответствие, например, в случае возникновения одной и той же проблемы дважды. Сходным образом в определенных ситуациях несоответствие может оказаться настолько серьезным по своему характеру, что потребитель не сможет сохранять доверие к способности продавца привести товары в соответствие, например, когда несоответствие серьезным образом отражается на возможности потребителя использовать товары нормальным образом, и не следует ожидать от потребителя, что он поверит в то, что ремонт или замена товара продавцом исправят проблему.

(53) Для поддержания баланса между правами и обязанностями сторон по договору потребитель должен иметь право расторгнуть контракт только в тех случаях, если несоответствие не является незначительным.

(54) Государства-члены ЕС также должны иметь возможность регулировать условия, на основании которых обязательства должника могут быть исполнены другим лицом, например, условия, на основании которых обязательство продавца произвести ремонт товара может быть выполнено потребителем или третьей стороной за счет продавца.

(55) Для защиты потребителей от риска длительных задержек любой ремонт или замена должны быть успешно завершены в течение разумного времени. Ответ на вопрос, что следует считать разумным временем для завершения ремонта или замены, должен соответствовать кратчайшему возможному времени, необходимому для завершения ремонта или замены. Указанное время подлежит объективному определению с учетом характера и сложности товаров, характера и серьезности несоответствия, а также усилий, необходимых для выполнения ремонта или замены. При имплементации настоящей Директивы государства-члены ЕС должны иметь возможность интерпретировать понятие разумного времени для завершения ремонта или замены путем установления фиксированных сроков, которые в целом могут считаться разумными для осуществления ремонта или замены, в частности, в отношении специальных категорий продукции.

(56) В настоящей Директиве не должны устанавливаться положения, касающиеся того, когда должны быть выполнены обязательства должника. Таким образом, в настоящей Директиве не содержатся ни указание на место поставки, ни предписание, где должны быть произведены ремонт или замена; данный вопрос должен быть передан на усмотрение национального законодательства.

(57) В случае если продавец приведет товары в соответствие путем замены, потребитель не должен быть обязан платить за нормальное использование товаров до момента их замены. Использование товаров должно считаться нормальным, если оно осуществляется в соответствии с характером и целевым назначением товаров.

(58) Для приданию праву на расторжение контракта большей эффективности для потребителей в ситуациях, когда потребитель приобретает различные товары и несоответствие касается лишь отдельных товаров, поставленных по контракту, потребитель имеет право расторгнуть контракт также и в отношении других товаров, приобретенных вместе с несоответствующими товарами, даже если данные товары находятся в соответствии, если от потребителя нельзя разумно ожидать, чтобы он оставил только соответствующие товары.

(59) Если потребитель расторгает контракт по причине несоответствия, в настоящей Директиве должны быть установлены правила только в отношении основных правовых последствий и практических аспектов осуществления права на расторжение контракта, в частности, в отношении обязательств сторон на возврат полученного по контракту. Таким образом, продавец обязан возместить сумму цены товара, полученную от потребителя, а потребитель обязан вернуть товары.

(60) Настоящая Директива не должна затрагивать свободы государств-членов ЕС регулировать последствия расторжения контракта, которые не предусмотрены в настоящей Директиве, например, последствия снижения стоимости товаров или их уничтожения, или утраты. Государствам-членам ЕС также должно быть разрешено регулировать практические аспекты возмещения стоимости товаров потребителю, например, практические аспекты в отношении способов, подлежащих использованию для осуществления такого возмещения, или в отношении возможных расходов, возникших в результате осуществления такого возмещения. Государства-члены ЕС также должны иметь право, например, предусматривать определенные сроки для осуществления возмещения стоимости товаров или возврата товаров.

(61) Принцип ответственности продавца за причинение ущерба является ключевым элементом контрактов на продажу товаров. Таким образом, потребители должны иметь право требовать компенсации за любое причинение ущерба, вызванное нарушением со стороны продавца настоящей Директивы, включая ущерб, понесенный в результате несоответствия. Указанная компенсация должна максимально возможным образом поставить потребителя в положение, в котором он бы находился, если бы товары были в соответствии. Поскольку наличие права на возмещение ущерба уже и так гарантировано во всех государствах-членах ЕС, настоящая Директива должна действовать без ущерба для национальных правил, касающихся компенсации потребителям убытков, причиненных нарушением указанных правил. Государства-члены ЕС также должны иметь право регулировать вопросы осуществления права потребителей на компенсацию в ситуациях, когда ремонт или замена товаров причинили потребителю значительные неудобства или были произведены с задержкой.

(62) Для обеспечения прозрачности необходимо предусмотреть определенные требования, касающиеся коммерческих гарантий наряду с требованиями к преддоговорной информации о наличии и условиях предоставления коммерческих гарантий, как указано в Директиве 2011/83/ЕС. Более того, для повышения правовой определенности и во избежание введения потребителей в заблуждение в настоящей Директиве должно быть предусмотрено, чтобы в тех случаях, когда условия коммерческих гарантий, содержащиеся в рекламе, связанной с соответствующими товарами, являются более благоприятными для потребителя, нежели чем включенные в гарантийное заявление, более благоприятные условия должны иметь преимущественную силу. Наконец, в настоящей Директиве должны предусматриваться правила в отношении содержания гарантийного заявления, а также способов, с помощью которых они могут предоставляться потребителям. Например, в гарантийное заявление должны быть включены условия коммерческой гарантии и заявление, что коммерческая гарантия не влияет на юридическую гарантию соответствия, которое ясно указывает, что условия коммерческой гарантии представляют собой обязательство, являющееся дополнительным по отношению к юридической гарантии соответствия. Государства-члены ЕС должны иметь право устанавливать правила в отношении иных аспектов коммерческих гарантий, не подпадающих под действие настоящей Директивы, например, в отношении связанных должников по коммерческой гарантии, не являющихся гарантом, при условии, что указанные правила не лишат потребителей защиты, предоставленной им полностью гармонизированными положениями настоящей Директивы в отношении коммерческих гарантий. Несмотря на то, что государства-члены ЕС должны продолжать иметь право требовать, чтобы коммерческие гарантии предоставлялись на безвозмездной основе, они обязаны обеспечить, чтобы любое обязательство продавца или производителя, подпадающее под определение коммерческих гарантий, как указано в настоящей Директиве, соответствовало гармонизированным правилам настоящей Директивы.

(63) Принимая во внимание, что продавец несет ответственность перед потребителем за любое несоответствие товаров, вытекающее из действий или бездействия продавца или третьей стороны, продавец должен иметь возможность пользоваться средствами правовой защиты в отношении лиц, несущих ответственность в предыдущих звеньях цепочки сделок. Указанные средства правовой защиты должны включать в себя средства, предусмотренные в отношении несоответствия товаров, которое возникло в результате отсутствия обновления, включая обновление для системы безопасности, и которое являлось бы необходимым для того, чтобы поддерживать товар с цифровыми элементами в соответствии. Однако настоящая Директива не должна оказывать влияния на принцип свободы договора между продавцом и другими сторонами в цепочке сделок. Условия осуществления указанного права, в частности, в отношении кого и каким образом должны применяться данные средства правовой защиты, а также носят ли указанные средства правовой защиты обязательный характер, должны быть предусмотрены государствами-членами ЕС. Вопрос, вправе ли потребитель предъявить требования также непосредственно в отношении лица, задействованного в предыдущих звеньях цепочки сделок, не должен регулироваться в настоящей Директиве, за исключением случаев, когда производитель предлагает потребителю коммерческую гарантию в отношении товаров.

(64) Лица или организации, определенные в национальном законодательстве как имеющие правомерный интерес в защите контрактных прав потребителя, должны иметь право возбуждать разбирательство в суде и в административном органе власти, обладающем компетенцией по принятию решений в отношении предъявляемых требований или возбуждению надлежащего судебного разбирательства.

(65) Ничто в настоящей Директиве не должно действовать в ущерб применению правил международного частного права, в частности, Регламента (EC) 593/2008 и Регламента (ЕС) 1215/2012 Европейского Парламента и Совета ЕС*(14).

(66) Директива 1999/44/EC должна быть отменена. Дата отмены должна быть согласована с датой преобразования в национальное право настоящей Директивы. Для обеспечения того, чтобы законодательные, регламентарные и административные положения, необходимые для соблюдения государствами-членами ЕС настоящей Директивы, применялись единообразным образом, настоящая Директива не должна применяться к контрактам, заключенным до даты преобразования в национальное право.

(67) Таким образом, Приложение к Регламенту (ЕС) 2017/2394 Европейского Парламента и Совета ЕС*(15) подлежит дополнению для включения в него ссылки на настоящую Директиву, чтобы способствовать трансграничному сотрудничеству по приведению в исполнение настоящей Директивы.

(68) Приложение I к Директиве 2009/22/EC Европейского Парламента и Совета ЕС*(16) подлежит дополнению для включения в него ссылки на настоящую Директиву, чтобы обеспечить защиту коллективных интересов потребителей, указанных в настоящей Директиве.

(69) В соответствии с Общей политической Декларацией от 28 сентября 2011 г. государств-членов ЕС и Европейской Комиссии о пояснительных документах*(17) государства-члены ЕС приняли на себя обязательства в обоснованных случаях сопровождать официальное уведомление о принятии мер по преобразованию в национальное право одним или более документами, разъясняющими взаимосвязь между компонентами директивы и соответствующими частями национальных актов, преобразующих ее в национальное право. В отношении настоящей Директивы законодатель считает передачу таких документов оправданной.

(70) Поскольку цели настоящей Директивы, а именно, внесение своего вклада в функционирование внутреннего рынка путем последовательного преодоления препятствий в области контрактного права, стоящих на пути трансграничной продажи товаров на территории Союза, не могут быть в достаточной степени достигнуты на уровне государств-членов ЕС, принимая во внимание тот факт, что каждое государство-член ЕС по отдельности не имеет возможности преодолеть имеющуюся несогласованность правовой основы путем обеспечения соответствия своего законодательства законодательству других государств-членов ЕС, но могут быть эффективнее достигнуты на уровне Союза путем преодоления принципиальных препятствий в области контрактного права посредством полной гармонизации, Союз может принимать меры в соответствии с принципом субсидиарности, как указано в Статье 5 Договора о Европейском Союзе. В соответствии с принципом пропорциональности, как указано в данной Статье, настоящая Директива не выходит за пределы того, что необходимо для достижения указанной цели.

(71) Для Европейской Комиссии представляется целесообразным осуществить пересмотр применения настоящей Директивы через пять лет после ее вступления в силу, в частности, включая положения, относящиеся к средствам правовой защиты, бремени доказывания - также в отношении товаров, бывших в употреблении, и товаров, продаваемых через публичные аукционы, - и коммерческой гарантии производителя в отношении срока службы товаров. Европейская Комиссия также должна произвести оценку того, насколько применение настоящей Директивы и Директивы (ЕС) 2019/770 обеспечивает наличие последовательных и согласованных правовых рамок в отношении поставки цифрового контента или цифровых услуг, а также товаров с цифровыми элементами.

(72) В настоящей Директиве учитываются основные права и свободы, а также соблюдаются принципы, признаваемые, в частности, в Хартии Европейского Союза об основных правах, включая принципы, закрепленные в ее Статьях 16, 38 и 47,

Приняли настоящую Директиву:

 

 

Совершено в Брюсселе 20 мая 2019 г.

 

От имени Европейского Парламента

 

Председатель
A. TAJANI

 

От имени Совета ЕС

Председатель
G. CIAMBA

 

______________________________

*(1) Directive (EU) 2019/771 of the European Parliament and of the Council of 20 May 2019 on certain aspects concerning contracts for the sale of goods, amending Regulation (EU) 2017/2394 and Directive 2009/22/EC, and repealing Directive 1999/44/EC (Text with EEA relevance). Опубликована в Официальном Журнале (далее - ОЖ) N L 136, 22.5.2019, стр. 28.

*(2) OЖ N C 264, 20.07.2016, стр. 57.

*(3) Позиция Европейского Парламента от 26 марта 2019 г. (еще не опубликована в ОЖ) и Решение Совета ЕС от 15 апреля 2019 г.

*(4) Англ. - Digital Single Market Strategy - прим. перевод.

*(5) Англ. - small and medium-sized enterprises - прим. перевод.

*(6) Директива 2011/83/ЕС Европейского Парламента и Совета ЕС от 25 октября 2011 г. о правах потребителей, изменяющая Директиву 93/13/ЕЭС Совета ЕС и Директиву 1999/44/ЕС Европейского Парламента и Совета ЕС и отменяющая Директиву 85/577/ЕЭС Совета ЕС и Директиву 97/7/ЕС Европейского Парламента и Совета ЕС (ОЖ N L 304, 22.11.2011, стр. 64).

*(7) Директива 1999/44/EC Европейского Парламента и Совета ЕС от 25 мая 1999 г. о некоторых аспектах продажи потребительских товаров и предоставляемых гарантиях (ОЖ N L 171, 07.07.1999, стр. 12).

*(8) Регламент (EC) 593/2008 Европейского Парламента и Совета ЕС от 17 июня 2008 г. о праве, подлежащем применению к договорным обязательствам (Рим I) (ОЖ N L 177, 04.07.2008, стр. 6).

*(9) Англ. - Commission's Fitness Check on consumer and marketing law - прим. перевод.

*(10) Директива (EC) 2019/770 Европейского Парламента и Совета ЕС от 20 мая 2019 г. о некоторых аспектах, касающихся контрактов на поставку цифрового контента и цифровых услуг (см. стр. 1 настоящего ОЖ).

*(11) Англ. - smart TV - прим. перевод.

*(12) Англ. - app store - прим. перевод.

*(13) Малые и средние предприятия (small and medium enterprises) - прим. перевод.

*(14) Регламент (ЕС) 1215/2012 Европейского Парламента и Совета ЕС от 12 декабря 2012 г. о юрисдикции, признании и исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим делам (ОЖ N L 351, 20.12.2012, стр. 1).

*(15) Регламент (ЕС) 2017/2394 Европейского Парламента и Совета ЕС от 12 декабря 2017 г. о сотрудничестве между национальными органами, ответственными за соблюдение законодательства о защите потребителей, и об отмене Регламента (ЕС) 2006/2004 (ОЖ N L 345, 27.12.2017, стр. 1).

*(16) Директива 2009/22/EC Европейского Парламента и Совета ЕС от 23 апреля 2009 г. о запретах для защиты интересов потребителей (ОЖ N L 110, 01.05.2009, стр. 30).

*(17) ОЖ N L 369, 17.12.2011, стр. 14.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Директива Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2019/771 от 20 мая 2019 г. о некоторых аспектах, касающихся контрактов на продажу товаров, об изменении Регламента (ЕС) 2017/2394 и Директивы 2009/22/EC, а также об отмене Директивы 1999/44/EC


Директива адресована государствам-членам Европейского Союза. Российская Федерация членом ЕС не является


Настоящая Директива вступает в силу на двадцатый день со дня ее опубликования в Официальном Журнале Европейского Союза

Статья 22 настоящей Директивы применяется с 1 января 2022 г.


Текст перевода официально опубликован не был; текст Директивы на английском языке опубликован в Официальном Журнале, N L 136, 22.5.2019, стр. 28


Переводчик - Шамирова В.Н.