Справка Кемеровского областного суда от 20 февраля 2012 г. N 01-07/26-166 о практике рассмотрения судами Кемеровской области гражданских дел в 2011 году по кассационным и надзорным данным (извлечение)

Справка Кемеровского областного суда от 20 февраля 2012 г. N 01-07/26-166
о практике рассмотрения судами Кемеровской области
гражданских дел в 2011 году по кассационным и надзорным данным
(извлечение)

 

Количественные данные по делам, рассмотренным
районными (городскими) судами и мировыми судьями

 

В 2011 году районными (городскими) судами Кемеровской области окончено 69 628 гражданских дел (из них с вынесением решений 56 817 дел), что на 2 238 дел (3,2%) больше по сравнению с 2010 годом (когда было окончено 67 390 дел). В 2011 году судами области окончено (с вынесением решений) на 1 752 дела больше, чем в 2010 году, а по сравнению с 2009 годом - на 11 160 дел меньше.

Мировыми судьями Кемеровской области в 2011 году окончено 213 425 гражданских дела (из них с вынесением решений/судебных приказов 203 891), что на 9 507 дел меньше по сравнению с 2010 годом (когда было окончено 222 932 гражданских дел). В 2011 году мировыми судьями области окончено с вынесением решений (выдачей судебных приказов) на 10 437 дел меньше по сравнению с 2010 годом, а по сравнению с 2009 годом - на 62 486 дел больше.

Причины отмены судебных постановлений в кассационной
и надзорной инстанциях

 

Анализ причин отмены судебных постановлений в судах кассационной и надзорной инстанций свидетельствует о том, что, как и ранее, основными причинами отмены являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

В настоящей справке отражены наиболее важные вопросы, возникающие у судей при рассмотрении гражданских дел и наиболее часто встречающиеся ошибки при рассмотрении и разрешении споров.

Вопросы, возникающие при рассмотрении дел о возмещении
вреда, причинённого здоровью

 

1. Реализация прав граждан на получение сумм возмещения вреда в полном объеме не может ставиться в зависимость от поступления (полностью или частично) или не поступления денежных средств в доход государства.

В соответствии с пунктом 2 ст. 1093 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае ликвидации юридического лица, признанного в установленном порядке ответственным за вред, причиненный жизни или здоровью, соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами.

По смыслу ст. 135 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" определение размера требований граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, осуществляется путем капитализации соответствующих повременных платежей, установленных на дату принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства и подлежащих выплате гражданам до достижения ими возраста семидесяти лет, но не менее чем за десять лет. Порядок и условия капитализации соответствующих повременных платежей определяются Правительством Российской Федерации. С согласия гражданина его право требования к должнику в сумме капитализированных повременных платежей переходит к Российской Федерации. В этом случае обязательства должника перед гражданином по выплате капитализированных повременных платежей переходят к Российской Федерации и исполняются Российской Федерацией в соответствии с федеральным законом в порядке, определенном Правительством Российской Федерации.

Согласно позиции, закрепленной в пункте 40 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", реализация прав граждан на получение сумм возмещения вреда в полном объеме не может ставиться в зависимость от поступления (полностью или частично) или не поступления денежных средств в доход государства.

Указанные требования действующего законодательства не были учтены Киселевским городским судом Кемеровской области при рассмотрении дела по иску С. к Министерству финансов Российской Федерации о возмещении вреда в связи с утратой трудоспособности.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, С. 6 апреля 1995 года при ненадлежащем обращении с взрывчатыми веществами, найденными им в горных отвалах АООТ "Шахта "Суртаиха", получил травму, в результате которой заключением межрайонной офтальмологической ВТЭК Центрального района г. Кемерово от 22 декабря 1997 года признан инвалидом второй группы с детства до очередного переосвидетельствования - 30 августа 1998 года.

Решением Киселевского городского суда Кемеровской области от 19 февраля 1998 года с АООТ "Шахта "Суртаиха" в пользу законного представителя несовершеннолетнего на тот момент истца - С. З.Н. взысканы ежемесячные суммы возмещения вреда здоровью за период с 1 февраля 1998 года по 30 октября 1998 года.

Также установлено, что вышеназванное решение суда исполнено не было, в период ликвидации предприятия требования С. в реестр кредиторов не включены, его согласия на переход права требования к Российской Федерации не имелось.

Разрешая спор, суд исходил из того, что на момент принятия решения о ликвидации АООТ "Шахта "Суртаиха" у юридического лица (лица, ответственного за причинение вреда) не было обязательства по возмещению вреда здоровью истца, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для возложения обязанности по возмещению вреда на Министерство финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации.

С указанными выводами суда первой инстанции согласился и суд кассационной инстанции.

Отменяя судебные постановления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что из вступившего в законную силу решения Киселевского городского суда Кемеровской области от 19 февраля 1998 года следует, что суд, признав АООТ "Шахта "Суртаиха" лицом, ответственным за причиненный С. вред, на основании ст. 1087 Гражданского кодекса РФ возложил на АООТ "Шахта "Суртаиха" обязанность по возмещению вреда.

Следовательно, судебным решением признано, что АООТ "Шахта "Суртаиха" является лицом, ответственным за причиненный вред С.

Как усматривается из материалов дела, заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что утрата профессиональной трудоспособности истца составляет 80 процентов с 1 января 1998 года бессрочно.

При таких обстоятельствах, определение в решении суда ко взысканию сумм возмещения вреда лишь до октября 1998 года не может свидетельствовать об освобождении АООТ "Шахта "Суртаиха" от дальнейшего возмещения вреда истцу и после его очередного переосвидетельствования.

Кроме того, не основаны на законе выводы суда о том, что на момент принятия решения о ликвидации АООТ "Шахта "Суртаиха", у него не имелось обязательств по возмещению вреда здоровью истца в связи с тем, что сумма капитализированных платежей для обеспечения по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, подлежащих выплате застрахованным, а именно - С. или его законному представителю, не была внесена в реестр требований кредиторов АООТ "Шахта Суртаиха".

По делу установлено, что истец, перед которым АООТ "Шахта "Суртаиха", впоследствии признанный банкротом, несет ответственность за причинение вреда здоровью, не связанного с исполнением им трудовых обязанностей, не является застрахованным или иным лицом, имеющим право на получение соответствующих страховых выплат по обязательному социальному страхованию, в связи с этим вышеуказанное в решении суда обстоятельство правового значения для разрешения данного спора не имеет.

Поскольку капитализированные платежи истцом не получены, при этом порядок перехода права требования к должнику (впоследствии согласие на переход обязанности по выплате повременных платежей к Российской Федерации) был нарушен не по его вине, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала неправомерным решение суда об отказе в удовлетворении требований С. о возмещении вреда здоровью за счет средств казны Российской Федерации, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (определение Верховного Суда РФ от 21.10.2011 N 81-В11-5)

2. При наступлении страхового случая (то есть установления правовой связи между повреждением здоровья и осуществлением определенного рода деятельности) после окончания действия трудового договора по той профессии, по которой застрахованный получил повреждение здоровья, он вправе выбрать заработок, который может быть учтен для исчисления страховой суммы, в размере обычного размера вознаграждения работника его квалификации в данной местности.

Право застрахованного на обеспечение по обязательному социальному страхованию возникает со дня наступления страхового случая, каковым в силу статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" признается подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию.

В соответствии с пунктом 3 статьи 12 названного Федерального закона среднемесячный заработок застрахованного исчисляется путем деления общей суммы его заработка (с учетом премий, начисленных в расчетном периоде) за 12 месяцев повлекшей повреждение здоровья работы, предшествовавших месяцу, в котором с ним произошел несчастный случай на производстве, установлен диагноз профессионального заболевания или (по выбору застрахованного) установлена утрата (снижение) его профессиональной трудоспособности, на 12.

Согласно пункту 5 указанной нормы, если страховой случай наступил после окончания срока действия трудового договора (контракта), по желанию застрахованного учитывается его заработок до окончания срока действия указанного договора (контракта) либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

Данная норма содержит указание на виды заработка, которые могут учитываться для исчисления страховой выплаты. Пострадавший (застрахованное лицо) вправе выбрать для исчисления страховой выплаты заработок, который он получал до окончания срока действия трудового договора, либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности.

Под "обычным размером вознаграждения работника" понимается заработок работника по однородной (одноименной) профессии, квалификации в одной и той же местности с профессией пострадавшего (квалификацией застрахованного лица).

Исходя из вышеизложенного, при наступлении страхового случая (то есть установления правовой связи между повреждением здоровья и осуществлением определенного рода деятельности) после окончания действия трудового договора по той профессии, по которой застрахованный получил повреждение здоровья, он вправе выбрать заработок, который может быть учтен для исчисления страховой суммы, в размере обычного размера вознаграждения работника его квалификации в данной местности.

Например, К. обратился в суд с иском к Государственному учреждению Кузбасскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации (филиал N 5) о перерасчете сумм ежемесячных страховых выплат.

Требования мотивированы тем, что в период работы проходчиком подземным в ОАО "Шахта "Киселевская" он повредил здоровье вследствие несчастного случая на производстве, произошедшего 18.04.1990 г.

Согласно выписке из акта освидетельствования в бюро МСЭ от 20.02.2008 г. ему было установлено 10% утраты профессиональной трудоспособности на срок с 20.02.2008 г. В дальнейшем бюро МСЭ неоднократно подтверждало утрату им 10% утраты профессиональной трудоспособности до настоящего времени.

Так как страховой случай наступил после окончания срока действия трудового договора, перерасчет страховых выплат в возмещение вреда ответчик должен был произвести из расчета обычного вознаграждения работника его квалификации (проходчика подземного) в данной местности.

Разрешая спор, Киселевский городской суд сослался на то, что на момент установления утраты профессиональной трудоспособности истец работал и имел заработок, следовательно, сумма, из которой исчисляется размер страховой выплаты, не могла быть учтена исходя из обычного размера вознаграждения работника его квалификации в данной местности, поскольку такой порядок расчета допускается только в том случае, когда страховой случай произошел после окончания действия трудового договора.

Судебная коллегия отменила решение суда, указав, что при рассмотрении дела судом первой инстанции допущено существенное нарушение норм материального права.

Из материалов дела видно, что К. повредил свое здоровье в результате несчастного случая на производстве в период работы проходчиком 4 разряда шахты"Киселевская". На момент установления утраты профессиональной трудоспособности он работал грузчиком по погрузке и выгрузке угля в ООО"Обогатительная фабрика"КАРО", то есть выполнял работу по другой профессии.

Таким образом, несмотря на то, что К. на момент установления утраты профессиональный трудоспособности работал по трудовому договору, выводы суда первой инстанции относительно отсутствия возможности исчислить страховую выплату исходя из обычного размера вознаграждения работника его квалификации в данной местности, являются основанными на неверном толковании норм материального права (дело 33-12532).

3. Вывод суда о возможности одновременного применения Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работником увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением им трудовых обязанностей, утвержденных Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 декабря 1992 года N 4214-1 и положений Отраслевого тарифного соглашения заключенного Российским независимым профсоюзом работников угольной промышленности, Министерством топлива и энергетики Российской Федерации, Министерством труда Российской Федерации при перерасчете ежемесячных страховых выплат пострадавшего не основан на законе.

В соответствии с п. 1 Указа Президента N 1274 от 08.12.1997 года "О мерах по возмещению вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей на ликвидируемых шахтах и разрезах угольной и сланцевой промышленности", а также п. 4 Постановления Правительства РФ N 1524 от 08.12.1997 года "О мерах по возмещению вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей на ликвидируемых шахтах и разрезах угольной и сланцевой промышленности" на Фонд социального страхования РФ была возложена обязанность по обеспечению с 1998 года выплат в возмещение вреда работникам ликвидированных и ликвидируемых шахт и разрезов угольной и сланцевой промышленности в размерах, предусмотренных законодательством о возмещении вреда и с учетом действовавших на 1 января 1998 года отраслевых тарифных соглашений, и в пределах средств, предусмотренных в федеральном бюджете на текущий год.

На 1 января 1998 года действовало Отраслевое (тарифное) соглашение между Российским независимым профсоюзом работников угольной промышленности, Министерством топлива и энергетики Российской Федерации, Министерством труда Российской Федерации сроком действия 1995-1997 годы.

Согласно п. 8.4.1. указанного Отраслевого (тарифного) соглашения по желанию потерпевших-членов профсоюза размер возмещения вреда подлежит перерасчету, исходя из новых тарифных ставок (окладов), предусмотренных соглашением.

Размер возмещенного вреда определяется (пересчитывается) исходя из фактической заработной платы за 12 месяцев, предшествующих трудовому увечью, проиндексированной на коэффициенты (индексы) роста тарифных ставок (окладов) в соответствии с ОТС на 1992-1993 г.г.

Таким образом, исходя из указанных норм материального права, размер возмещения вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей на ликвидируемых шахтах и разрезах угольной и сланцевой промышленности подлежал перерасчету, исходя из новых тарифных ставок (окладов), предусмотренных соглашением, по его желанию.

Кроме того, из вышеприведенных норм материального права не следует, что возможно одновременное применение при расчете ежемесячной страховой выплаты положений как Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работником увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением им трудовых обязанностей, утвержденных Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 декабря 1992 года N 4214-1 (в редакции ФЗ от 24.11.1995 г. N 180-ФЗ), так и положений Отраслевого тарифного соглашения на 1998 год, заключенного Российским независимым профсоюзом работников угольной промышленности, Министерством топлива и энергетики Российской Федерации, Министерством труда Российской Федерации.

Так, удовлетворяя исковые требования И. к Государственному учреждению - Кузбасское региональное отделение Фонда социального страхования РФ о перерасчете ежемесячных страховых выплат в возмещение вреда здоровью и взыскании недоплаты страховых выплат, Рудничный районный суд г. Кемерово пришел к выводу о том, что в силу пункта 1 Указа Президента РФ N 1274 от 08.12.1997 года, п. 4 постановления Правительства РФ N 1524 от 08.12.1997 года, с 1 января 1998 года ежемесячную выплату в возмещение вреда здоровью И. в связи с его профессиональным заболеванием ответчик должен был определить не только с учетом Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденных постановлением Верховного Совета РФ 24.12.1992 года, но и с учетом действовавших на 1 января 1998 года отраслевых тарифных соглашений.

Судебная коллегия признала это вывод суда основанным на неправильном применении и толковании норм материального права.

Из материалов дела усматривается, что страховые выплаты в возмещение вреда здоровью истцу первоначально назначались и выплачивались работодателем, который при определении размера страховой выплаты исходил из среднемесячного заработка истца за 12 месяцев работы на шахте "Северная", предшествовавших месяцу, в котором он уволился: с мая 1992 года по апрель 1993 года, в соответствии с Правилами о возмещении вреда здоровью. Суммы, учитываемые в составе заработка, работодателем были проиндексированы в порядке, установленном действующим законодательством при исчислении заработка для назначения пенсии в соответствии с частью 3 статьи 11 Правил (в редакции Федерального Закона РФ N 180-ФЗ от 24 ноября 1995 года). Истец не оспаривал выплаты, производимые работодателем по Правилам возмещения работодателями вреда, причиненного работником увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением им трудовых обязанностей. Данных о том, что И. желал применение тарифных ставок, предусмотренных Отраслевым тарифным Соглашением, но работодатель, а затем и Фонд социального страхования, отказали ему в этом, материалы дела не содержат.

Пункт 1 ст. 28 Федерального закона РФ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" предусматривает, что обеспечение по страхованию не может быть ниже установленного им ранее в соответствии с законодательством Российской Федерации возмещения вреда, причиненного увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением трудовых обязанностей.

Соответствующим актом являлись Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей, утв. Постановлением Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г. N 4214-1

При переходе обязанности по возмещению вреда к ГУ КРОФСС РФ, последний сохранил размер выплат И., установленный работодателем.

С учетом указанных норм и установленных обстоятельств, вывод суда об одновременном применении норм, содержащихся в Отраслевом тарифном соглашении и Правил при перерасчете ежемесячных страховых выплат, выплачиваемых ГУ КРОФСС РФ не основан на законе (дело 33-12747).

Дела, возникающие из трудовых и социальных правоотношений

 

1. Выплаты, произведенные работодателем третьим лицам в счет возмещения морального вреда, причиненного по вине работника, признаются прямым действительным ущербом для работодателя.

В соответствии с п. 1 ст. 1081 Гражданского кодекса РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

Согласно ст. 238 Трудового кодекса РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Таким образом, в соответствии со ст. 238 ТК РФ под прямым действительным ущербом понимается, в том числе и необходимость работодателя произвести выплаты на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Согласно п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм и при условии наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим лицам.

Выплаты, произведенные работодателем третьим лицам в счет возмещения морального вреда, причиненного по вине работника, также признаются прямым действительным ущербом для работодателя, поскольку влекут уменьшение его имущества (денежных средств) на размер суммы, выплаченной в порядке возмещения данного вреда.

Указанные требования закона не были учтены Центральным районным судом г. Кемерово, решением которого было отказано в удовлетворении исковых требований ГОУ СПО "Кемеровский государственный профессионально-педагогический колледж" к К. о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием в порядке регресса.

Отказывая в удовлетворении требований ГОУ СПО "Кемеровский государственный профессионально-педагогический колледж" во взыскании с К. возмещения ущерба, выплаченных истцом потерпевшей С. в качестве компенсации морального вреда, суд исходил из того, что данная сумма не является прямым действительным ущербом для работодателя и представляет собой обязанность истца, а не ответчика, поэтому она не является вредом, подлежащим возмещению по ст. ст. 1064, 1081 ГК.

В связи с неправильным применением норм материального права решение суда в кассационном порядке было отменено.

Несмотря на то что выплата потерпевшей компенсации морального вреда является обязанностью работодателя, а не работника, причинившего вред здоровью данному лицу (ст. 1068 ГК), данное правило не исключает материальной ответственности работника перед работодателем при условии доказанности существования трудовых правоотношений между сторонами спора на момент причинения вреда здоровью, факта производства выплат работодателем денежных сумм третьим лицам, наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим лицам и отсутствия обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника (ст. 239 ТК).

Также, исключая полную материальную ответственность ответчика К., суд не обсудил возможность взыскания причиненного работодателю ущерба в размере среднего месячного заработка ответчика в соответствии со ст. 241 ТК РФ (дело 33-10758).

2. Право на предоставление путевки на санаторно-курортное лечение сохраняется за лицом, имеющим право на получение мер социальной поддержки, до конца текущего года и в пределах квоты по обеспечению данными льготами на указанный год.

Согласно ч. 1, 2 ст. 9, ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 24.11.1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" реабилитация инвалидов представляет систему и процесс полного или частичного восстановления способностей инвалидов к бытовой, общественной и профессиональной деятельности. Реабилитация инвалидов направлена на устранение или возможно более полную компенсацию ограничений жизнедеятельности, вызванных нарушением здоровья со стойким расстройством функций организма, в целях социальной адаптации инвалидов, достижения ими материальной независимости и интеграции в общество.

Государство гарантирует инвалидам проведение реабилитационных мероприятий, получение технических средств и услуг, предусмотренных федеральным перечнем реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду за счет средств федерального бюджета.

Одним из основных направлений реабилитации инвалидов является санаторно-курортное лечение.

Согласно п. 1.1 п. 1 ст. 6.2 Федерального закона от 17.07.1999 г. N 178-ФЗ "О государственной социальной помощи" в состав предоставляемого гражданам из числа категорий, указанных в ст. 6.1. данного Федерального закона (в том числе инвалидам), набора социальных услуг включается предоставление при наличии медицинских показаний путевки на санаторно-курортное лечение.

В соответствии с Федеральным законом "О государственной социальной помощи" Постановлением Правительства РФ от 29.12.2004 г. N 864 разработаны и утверждены Правила финансирования расходов по предоставлению гражданам государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг, которыми определен порядок финансирования расходных обязательств Российской Федерации по предоставлению гражданам государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг, в том числе и предоставление при наличии медицинских показаний путевки на санаторно-курортное лечение.

В силу данных Правил средства на предоставление гражданам путевок на санаторно-курортное лечение направляются на оплату стоимости путевок санаторно-курортным учреждениям, отобранным по конкурсу, проводимому Фондом социального страхования Российской Федерации, и включенным в перечень, утвержденным Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Выдача гражданам путевок осуществляется Фондом социального страхования Российской Федерации при наличии медицинских показаний, справки учреждения здравоохранения.

В соответствии со ст. 6.3 п. 2 приведенного выше федерального закона периодом предоставления гражданам социальных услуг в соответствии с настоящей главой является календарный год.

В случае, если гражданин в течение календарного года приобрел право на получение социальных услуг в соответствии с настоящей главой, периодом предоставления ему социальных услуг является период с даты приобретения гражданином права на получение социальных услуг до 31 декабря текущего года.

В случае, если гражданин в течение календарного года утратил право на получение социальных услуг в соответствии с настоящей главой, периодом предоставления ему социальных услуг является период с 1 января до даты утраты гражданином права на получение социальных услуг.

В соответствии с положениями пунктов 3, 4 ст. 6.3 этого же закона допускается отказ от получения набора социальных услуг полностью либо в части, установлен порядок такого отказа, при этом гражданин может до 1 октября текущего года подать заявление об отказе от получения набора социальных услуг (социальной услуги) на период с 1 января года, следующего за годом подачи указанного заявления, и по 31 декабря года, в котором гражданин обратится с заявлением о возобновлении предоставления ему набора социальных услуг (социальной услуги).

Заявление о возобновлении предоставления набора социальных услуг (социальной услуги) подается до 1 октября текущего года на период с 1 января года, следующего за годом подачи заявления.

Гражданин может подать заявление об отказе от получения набора социальных услуг (социальной услуги) или о возобновлении его предоставления в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации лично или иным способом.

Также Приказом Минздравсоцразвития РФ от 29 декабря 2004 года N 328 утвержден Порядок предоставления набора социальных услуг отдельным категориям граждан, в соответствии с пунктами 3.3, 3.7 которого при наличии справки для получения путевки граждане обращаются с заявлением о предоставлении санаторно-курортной путевки в территориальные органы Фонда социального страхования РФ по месту жительства до 01 декабря текущего года для последующей передачи заявлений в исполнительные органы Фонда.

Так, разрешая спор по иску прокурора г. Ленинск-Кузнецкого к ГУ КРОФСС РФ о возложении обязанности предоставить путевку на санаторно-курортное лечение Е., Ленинск-Кузнецкий городской суд Кемеровской области, сделал вывод о том, что ГУ КРОФСС РФ обязан обеспечить Е. в срок до 31.12.2011 года путевкой на санаторно-курортное лечение, поскольку ему по медицинским показаниям рекомендовано санаторно-курортное лечение, однако в 2010 году путевка ему не предоставлена.

В кассационном порядке решение суда было отменено по следующим основаниям.

Разрешая спор в ноябре 2011 года и удовлетворяя исковые требования прокурора, суд не принял во внимание, что срок действия медицинской справки на получение путевки в 2010 г. истек 14.07.2010 года, обновленной справки не представлено, хотя в силу приведенных выше норм реализация права на предоставление путевки возможна исключительно при наличии медицинских показаний на санаторно-курортное лечение.

Индивидуальная программа реабилитации инвалида либо иные медицинские документы, в которых Е. рекомендовано санаторно-курортное лечение с указанием ежегодного обязательного предоставления такого лечения, в том числе, в 2011 году, в материалы дела не представлены.

Кроме того, суд первой инстанции не принял во внимание, что право на предоставление путевки на санаторно-курортное лечение сохраняется за лицом, имеющим право на получение мер социальной поддержки, до конца текущего года и в пределах квоты по обеспечению данными льготами на указанный год.

В материалах дела имеется заявление Е. о предоставлении ему санаторно-курортного лечения за 2010 год, датированное 26.01.2010 г., при том, что заявление на 2010 год должно быть подано до 01 октября 2009 года, заявление на 2011 год - до 01 октября 2010 года.

Также суд не установил, не отказался ли Е. на следующий год после обращения от набора социальных услуг, либо его части, в данном случае от санаторно-курортного лечения, что также имеет существенное значение для дела.

Кроме того, суд не установил, каковы были квоты ответчика ГУ КРОФСС РФ по обеспечению инвалидов санаторно-курортным лечением в спорный период, превысило ли обеспечение квотами по санаторно-курортному лечению количество заявителей - получателей набора социальных услуг, имея в виду, что за ними сохраняется право на получение льгот в натуральной форме и такие граждане не лишены права на получение санаторно-курортной путевки в порядке, предусмотренном действующим законодательством ( дело 33-14347).

Вопросы, возникающие в судебной практике при применении
Федерального закона от 29.12.2006 г. N 256-ФЗ "О дополнительных
мерах государственной поддержки семей, имеющих детей"

 

В Федеральном законе РФ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" отсутствуют ограничения заинтересованных лиц в выборе способа улучшения жилищных условий.

В соответствии с п. 1 ст. 10 Федерального закона "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" средства (часть средств) материнского (семейного) капитала в соответствии с заявлением о распоряжении могут направляться на приобретение (строительство) жилого помещения, осуществляемое гражданами посредством совершения любых не противоречащих закону сделок и участия в обязательствах (включая участие в жилищных, жилищно-строительных и жилищных накопительных кооперативах), путем безналичного перечисления указанных средств организации, осуществляющей отчуждение (строительство) приобретаемого (строящегося) жилого помещения, либо физическому лицу, осуществляющему отчуждение приобретаемого жилого помещения, либо организации, в том числе кредитной, предоставившей по кредитному договору (договору займа) денежные средства на указанные цели.

Приобретение в собственность доли в праве собственности на дом, а не собственно жилое помещение, не должно являться основанием для нарушения прав на получение, средств материнского (семейного) капитала, поскольку в силу положений ст. 30 Жилищного Кодекса права собственника жилого помещения не умаляются размером принадлежащей ему доли.

Так, отказывая в удовлетворении исковых требований Д. о признании незаконным решения Управления Пенсионного Фонда РФ в Зенковском районе г. Прокопьевска, Центральный районный суд г. Прокопьевска пришел к выводу, что данное решение не противоречит закону, поскольку Федеральным законом от 29.12.2006 N 256-ФЗ предусмотрено направление средств материнского капитала на погашение основного долга и уплату процентов по договорам займа только на приобретение жилого помещения, а не долей в праве собственности на жилое помещение.

Отменяя решение суда в связи с неправильным толкованием норм материального права, судебная коллегия по гражданским делам обратила внимание на то, что из материалов дела усматривается, что истца улучшила жилищные условия своей семьи путем приобретения доли в праве собственности на дом, поскольку она приобрела титул и полномочия собственника на указанное имущество, не имея такового ранее. Договор купли-продажи не противоречит требованиям закона, то есть истцом избран предусмотренный законом способ улучшения своих жилищных условий.

Разрешая спор, суд первой инстанции не учел, что в Федеральном законе отсутствуют ограничения заинтересованных лиц в выборе способа улучшения жилищных условий ( дело 33-13085).

Вопросы, возникающие в судебной практике при рассмотрении
споров, вытекающих из гражданских правоотношений

 

1. Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, сама по себе не свидетельствует о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли.

Согласно статье 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (виндикационный иск).

В силу пункта 1 статьи 302 данного Кодекса если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Как разъяснено в пункте 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" по смыслу пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли. Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

Решением Кировского районного суда г. Кемерово, оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Кемеровского областного суда, были удовлетворены исковые требования К., К.А.В. и других о признании недействительными договора мены квартиры на жилой дом и земельный участок, договор купли-продажи спорной квартиры и истребовании квартиры из владения новых собственников Б. и И.

Разрешая дело и удовлетворяя заявленные исковые требования, суд сослался на то, что истцы, меняя с С. и С.Д.А. 18 сентября 2009 г. принадлежащую им (истцам) квартиру на жилой дом и земельный участок, заблуждались относительно качеств предмета сделки - технического состояния указанного жилого дома, которое значительно снижает возможность его использования для проживания, в связи с чем договоры мены являются недействительными. Таким образом, как указал суд, недействительность договоров мены свидетельствует о выбытии спорной квартиры из владения истцов помимо их воли. В связи с этим был удовлетворен заявленный К. иск об истребовании указанной квартиры у добросовестных приобретателей - Б. и И.

Отменяя судебные постановления, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, указала на то, что выводы суда основаны на неправильном применении норм материального права, указав следующее.

Судом установлено, что мена принадлежащей истцам на праве собственности спорной квартиры на жилой дом и земельный участок была осуществлена в результате действий самих собственников, то есть по их воле.

Поскольку владение утрачено в результате действий самих владельцев, направленных на мену имущества, последнее считается выбывшим из владения этих лиц по их воле, если не доказано иное.

Ссылка суда на то, что истцы заблуждались относительно технического состояния приобретенного в результате мены жилого дома, не свидетельствует о том, что спорная квартира выбыла из владения истцов помимо их воли.

Б. и И., приобретшие данную квартиру по договору купли-продажи, являются, как установлено судом, добросовестными приобретателями. При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для истребования у них указанной квартиры в порядке ст. 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Указанные выше требования закона судом не были учтены при рассмотрении возникшего спора и привели к неправильному разрешению дела.

Истцы вправе защищать свои права иными предусмотренными законом способами, в частности, установленными ст. 475 ГК РФ (определение Верховного Суда РФ от 4.10.2011 г. N 81В11-4).

2. Ликвидация юридического лица прекращает обеспеченные залогом обязательства данного юридического лица.

Согласно п. 1 ст. 61 ГК РФ ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода соответствующих прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

Согласно п. 8 ст. 63 ГК РФ ликвидация считается завершенной с момента внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц.

Отсутствие правопреемства означает невозможность предъявления и удовлетворения после ликвидации юридического лица каких-либо требований, вытекающих из его обязательств. Требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества ликвидируемого лица, считаются погашенными, что означает прекращение соответствующего обязательства.

Согласно положениям ст. 407 ГК Российской Федерации обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

На основании ст. 352 ГК РФ залог прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства.

Согласно ст. 419 ГК РФ обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.).

Из системного толкования норм ст. ст. 352 и 419 ГК РФ следует, что если к моменту рассмотрения вопроса об обращении взыскания на предмет залога, прекращено обеспечиваемое залогом обязательство должника перед кредитором, требования кредитора удовлетворены быть не могут, поскольку вместе с основным обязательством прекращаются обязательства залога.

Так, разрешая исковые требования ОАО АК "Сберегательный банк" к Р. об обращении взыскания на заложенное имущество, Ленинский районный суд г. Кемерово пришел к выводу, что требования банка подлежат удовлетворению в полном объеме, поскольку иск предъявлен к Р. до исключения основного должника по кредитному договору ЗАО "К..." из Единого государственного реестра юридических лиц.

В связи с неправильным применением норм материального права решение суда было отменено.

При этом судебная коллегия по гражданским делам обратила внимание на то, что к моменту вынесения решения суда конкурсное производство в отношении ЗАО "К..." завершено, данное юридическое лицо ликвидировано и исключено из Единого государственного реестра юридических лиц, поэтому залог прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства (дело N 33-11415).

В указанных случаях на основании п. 1 ст. 367 ГК Российской Федерации в связи с прекращением обеспеченного им обязательства прекращается также и поручительство.

3. При увеличении размера требований по основному обязательству залог обеспечивает обязательство должника в том размере, в котором оно существовало бы без такого изменения.

В силу статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации залог прекращается: с прекращением обеспеченного залогом обязательства; по требованию залогодателя при наличии оснований, предусмотренных пунктом 3 статьи 343 Гражданского кодекса Российской Федерации; в случае гибели заложенной вещи или прекращения заложенного права, если залогодатель не воспользовался правом, предусмотренным пунктом 2 статьи 345 Гражданского кодекса Российской Федерации; в случае реализации (продажи) заложенного имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом, а также в случае, если его реализация оказалась невозможной.

Исходя из содержания указанной статьи изменение размера или срока исполнения обеспеченного залогом обязательства (например, вследствие изменения процентной ставки по кредиту либо изменения срока возврата кредита) по сравнению с тем, как такое условие согласовано в договоре о залоге, само по себе не является основанием для прекращения залога.

При увеличении размера требований по основному обязательству залог обеспечивает обязательство должника в том размере, в котором оно существовало бы без такого изменения, если стороны договора о залоге не пришли к соглашению о том, что при увеличении размера требований по основному обязательству на согласованную залогодателем и залогодержателем сумму залог обеспечивает обязательство должника в увеличенном в согласованных пределах размере.

Приведенные положения относятся как к случаям, когда залог предоставлен в обеспечение собственных долгов залогодателя, так и к случаям, когда залог предоставлен в обеспечение обязательств иного лица.

Согласно ст. 352 ГК РФ применяемой во взаимосвязи с правилами ст. 419 ГК РФ, залог прекращается при прекращении основного обязательства ликвидацией юридического лица (должника или кредитора).

Например, К. обратился в суд с иском к АКБ "Абсолют банк" о признании договора залога (ипотеки) прекращенным, мотивируя свои требования тем, что после заключения договора залога банком была изменена ставка процентов за пользование кредитом. Изменение такого существенного условия кредитного договора без согласия истца влечет увеличение риска имущественной ответственности его как залогодателя. При этом измененное условие кредитного договора с ним согласовано не было, измененное основное обязательство он своим имуществом не обеспечивал.

Удовлетворяя исковые требования К., Центральный районный суд г. Новокузнецка обосновал решение тем, что в силу положений ст. 414 Гражданского Кодекса РФ имеет место новация, поэтому прежнее кредитное обязательство считается прекращенным.

Судебная коллегия по гражданским делам признала выводы суда основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, обратив внимание на то, что предусмотренных ст. 352 ГК РФ оснований для прекращения договоров залога судом установлено не было.

Вывод суда о том, что предмет кредитного договора изменился, следовательно, в силу положений п. 1 ст. 414 ГК РФ имеет место новация, прежнее кредитное обязательство является прекращенным, нельзя признать правильным.

Из смысла п. 1 ст. 414 ГК РФ следует, что для прекращения обязательства новацией необходимо, чтобы новое обязательство связывало тех же лиц, что и первоначальное. Участие в новом обязательстве вместе со сторонами первоначального обязательства любого другого лица рассматривается как нарушение условий новации и не влечет прекращения первоначального обязательства.

Соглашение к кредитному договору не является новацией обязательств по кредитному договору, так как предмет (вид обязательства) не изменялся, а изменение размера ставки процентов свидетельствует об изменении отдельных условий договора в порядке статей 450, 452 ГК РФ ( дело 33-8251).

4. Договорный характер ипотеки не препятствует обращению взыскания на заложенную квартиру вне зависимости от того, является она единственным пригодным для постоянного проживания помещением для залогодателя и членов его семьи или не является.

Пункт 1 статьи 2 Федерального закона 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" предусматривает, что ипотека может быть установлена в обеспечение обязательства по кредитному договору, по договору займа или иного обязательства, в том числе обязательства, основанного на купле-продаже, аренде, подряде, другом договоре, причинении вреда, если иное не предусмотрено федеральным законом.

При этом в статье 5 указано, что по договору об ипотеке может быть заложено недвижимое имущество, указанное в пункте 1 статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации, права на которое зарегистрированы в порядке, установленном для государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, в том числе жилые дома, квартиры и части жилых домов и квартир, состоящие из одной или нескольких изолированных комнат.

Ипотека может быть установлена на указанное имущество, которое принадлежит залогодателю на праве собственности или на праве хозяйственного ведения (пункт 1 статьи 6 Закона ).

Статьей 334 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 50 Федерального закона РФ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" залогодержатель вправе обратить взыскание на имущество, заложенное по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этого имущества названных в статьях 3 и 4 данного Закона требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, в частности неуплатой или несвоевременной уплатой суммы долга полностью или в части, если договором не предусмотрено иное.

Таким образом, исходя из системного толкования указанных положений в их взаимосвязи по договору об ипотеке может быть заложено имущество, в том числе квартира, принадлежащая на праве собственности залогодателю, и на нее может быть обращено взыскание.

Согласно статье 79 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику-гражданину на праве собственности имущество, перечень которого установлен Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности: жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Из содержания указанных норм следует, что наличие у гражданина-должника жилого помещения, являющегося единственным пригодным для постоянного проживания помещением для него и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, не является препятствием для обращения на него взыскания, если соответствующее жилое помещение является предметом ипотеки (договорной или законной).

Отказывая Банку в удовлетворении исковых требований в части обращения взыскания на заложенное имущество, Междуреченский городской суд исходил из того, что жилое помещение, принадлежащее ответчикам, является для них единственным и постоянным местом жительства, кроме того, кредит был предоставлен ответчице Ц. на потребительские нужды, в связи с чем на данное жилое помещение не может быть обращено взыскание.

Судебная коллегия по гражданским делам отменила решение суда, в связи с тем, что выводы суда не основаны на законе.

Из материалов дела следует, что, реализуя право собственника квартиры, Ц. заключила договор ипотеки, передав квартиру в залог банку.

Договорный характер ипотеки, заключенной Банком и ответчицей, не препятствует обращению взыскания на заложенную квартиру вне независимости от того, является она единственным пригодным для постоянного проживания помещением для залогодателя и членов его семьи или не является.

Это судом учтено не было, что привело к неправомерному отказу в удовлетворении заявленных требований Банка об обращении взыскания на заложенное имущество (дело 33-7839).

5. Определение начальной продажной цены заложенного имущества - квартиры, исходя из ее ликвидационной стоимости, признано необоснованным.

В соответствии с подпунктами 3, 4 пункта 2 статьи 54 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" суд, принимая решение об обращении взыскания на имущество, заложенное по договору об ипотеке, в том числе должен определить и указать в решении способ реализации имущества, на которое обращается взыскание, а также начальную продажную цену заложенного имущества при его реализации.

Например, определяя начальную продажную стоимость заложенного имущества по делу по иску ОАО МДМ Банк к В. о взыскании кредитной задолженности и обращении взыскания на заложенное имущество-квартиру, Центральный районный суд г. Новокузнецка руководствовался отчетом об определении ликвидационной стоимости квартиры, которая представляет собой стоимость объекта оценки, если объект оценки должен быть отчужден в срок меньше обычного срока экспозиции аналогичных объектов, в то время как в материалах дела имелся отчет о рыночной стоимости квартиры, являющейся предметом залога.

Из материалов усматривается, что начальная продажная стоимость квартиры, установленная судом, не соответствует ее действительной цене (рыночной стоимости) на момент обращения на нее взыскания судом. Впоследствии это обстоятельство может привести к нарушению прав должника в ходе осуществления исполнительного производства. С учетом изложенного решение суда первой инстанции в части определения начальной продажной цены квартиры исходя из ликвидационной стоимости квартиры было изменено, суд кассационной инстанции определил начальную продажную стоимость квартиры исходя из рыночной стоимости, которая является значительно выше ликвидационной стоимости квартиры (дело N 11144).

По аналогичным основаниям Президиумом Кемеровского областного суда было изменено решение Центрального районного суда г. Кемерово по иску ОАО "МДМ Банк" к К. о взыскании задолженности по кредиту и обращении взыскания на заложенное имущество (дело N 44-г-79).

6. Переход права собственности на заложенное имущество не прекращает право залога. При этом тот факт, что приобретатель предмета залога не знал о наличии такого обременения, не освобождает последнего от перешедших к нему обязанностей залогодателя.

Согласно пункту 1 статьи 353 ГК Российской Федерации, в случае перехода права собственности на заложенное имущество от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу. Правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все обязанности залогодателя, если соглашением с залогодержателем не установлено иное.

В силу подпункта 3 пункта 2 статьи 351 Гражданского кодекса Российской Федерации залогодержатель вправе обратить взыскание на предмет залога в случае нарушения залогодателем правил о распоряжении заложенным имуществом (пункт 2 статьи 346).

Такое основание к прекращению залога, как приобретение заложенного имущества лицом, которое не знало о его обременении залогом, не указано и в статье 352 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующей прекращение залога.

Из указанных правовых норм следует, что переход права собственности не прекращает право залога: правопреемник залогодателя становится на его место. При этом каких-либо исключений, позволяющих освободить лицо, приобретшее заложенное имущество, от перешедших к нему обязанностей залогодателя на основании того, что при заключении договора купли-продажи оно не знало о наложенных на него обременениях, не предусмотрено.

Указанные требования закона не были учтены Центральным районным судом г. Кемерово при рассмотрении требований Банка ВТБ-24 к П. о взыскании задолженности и обращении взыскания на заложенное имущество. Отказывая в обращении взыскания на заложенное имущество, суд указал на то, что автомобиль 06.06.2010 года был приобретен А., поставлен им на учет в органах ГИБДД.

Отменяя решение, суд кассационной инстанции обратил внимание, что независимо от перехода права собственности на вещь к третьим лицам залогодержатель не утрачивает право обратить на нее взыскание по долгу, а права третьего лица (нового приобретателя) могут быть защищены в рамках иных отношений - между новым приобретателем (третьим лицом) и бывшим собственником (залогодателем) по поводу возмещения продавцом убытков, причиненных при изъятии товара у покупателя третьими лицами по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи( дело 33-14276).

По аналогичным основаниям было отменено решение Ленинск-Кузнецкого городского суда по иску ООО"Столичный Экспресс" к А. и К. о взыскании задолженности и обращении взыскания на заложенное имущество (дело 33-13562).

7. Условие договора о том, что в случае просрочки возврата части кредита проценты за пользование суммой кредита удваиваются, прав заемщика не нарушает.

Данное условие устанавливает ответственность заемщика за нарушение денежного обязательства, то есть равноценно пеням или иным санкциям, которые нередко стороны предусматривают в различных договорах (за просрочку оплаты, поставки и др.).

То, что повышенные проценты в случае просрочки возврата кредита законны и являются мерой ответственности, следует из п. 15 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами".

Начисление процентов в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, предусмотрено п. 1 ст. 811 Гражданского кодекса. Проценты начисляются независимо от уплаты процентов за пользование займом (п. 1 ст. 809 ГК РФ).

Рассматриваемое условие договора следует рассматривать как условие об ответственности должника за нарушение обязательств по кредитному договору. Кроме того, взыскание повышенных процентов за просрочку не влечет за собой увеличения процентов за пользование суммой займа и не нарушает прав заемщика.

Указанные положения действующего законодательства не были учтены Ленинским районным судом г. Кемерово при рассмотрении дела по иску К. к ООО "Русфинанс Банк" о признании недействительным кредитного договора в части и применении последствий недействительности сделки.

Удовлетворяя исковые требования К. в части признания п. 18 кредитного договора недействительным и применяя последствия недействительной сделки, Ленинский районный суд г. Кемерово исходил из того, что пунктом 18 кредитного договора банк необоснованно возложил на заемщика двойную ответственность, т.к. установил возможность начисления пеней на сумму неуплаченных своевременно процентов, что позволяет банку начислять пеню и на ту сумму неуплаченных своевременно процентов за кредит, которые начисляются в повышенном размере после даты просрочки платежа, что противоречит требованиям ст. 811 ГК РФ.

С таким выводом суда первой инстанции нельзя согласиться.

Статья 330 ГК РФ дает понятие неустойки - неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Отменяя решение Ленинского районного суда г. Кемерово, кассационная инстанция обратила внимание на то, что суд первой инстанции не учел, что кредитном договоре речь идет о штрафных санкциях, имеющих правовую природу пени в виде повышенных процентов, за неисполнение в срок обязательств по кредитному договору отдельно в отношении уплаты процентов за пользование кредитом и в отношении возврата основной суммы кредита (займа) и в кредитном договоре не содержится указания на возможность начисления пеней на ту сумму неуплаченных своевременно процентов за кредит, которые начисляются в повышенном размере после даты просрочки платежа, в то время как одновременное взыскание пени за не исполнение обязательств по кредитному договору по уплате суммы основного долга и процентов за пользование кредитом допускается законом, и не нарушает права ответчицы по настоящему делу (дело 33-11670).

8. Условие кредитного договора об осуществлении страхования только в страховой компании, согласованной с банком, нарушает права потребителя на свободу договора

Статьей 927 ГК РФ предусмотрено добровольное и обязательное страхование. Обязательное страхование возможно лишь в случаях, установленных законом.

Согласно пункту 1 статьи 819 Гражданского Кодекса Российской Федерации по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Следовательно, условие об осуществлении указанного страхования только в страховой компании, согласованной с истцом, нарушает права потребителя на свободу договора, установленные ст. 421 ГК РФ.

Указанные требования норм материального права не были учтены Центральным районным судом г. Кемерово, решением которого было отказано в удовлетворении исковых требований Д. о признании кредитного договора в части возложения обязанности застраховать автомобиль в ОСАО" Ингосстрах" недействительным.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что обязанность Д. застраховать приобретаемый транспорт по риску АВТОКАСКО в одной из аккредитованных Банком страховых компаний, а именно ОСАО "Ингосстрах" не ущемляет права заемщиков.

С данным выводом не согласился суд надзорной инстанции, указав, что условие о необходимости заключения договора страхования с ОСАО "Ингосстрах" относится к обязывающему приобретения заемщиками дополнительных услуг, поскольку в данном случае Банк не является лицом, реализующим услугу, а сама услуга (страхование) взаимосвязана с кредитным договором и является составной частью кредитной сделки.

Обязывая заемщика застраховать приобретаемое им транспортное средство в страховой компании ОСАО "Ингосстрах", Банк фактически обусловил заключение кредитного договора обязательным заключением договоров страхования транспортного средства только со страховой компанией ОСАО "Ингосстрах", что является нарушением требований части 2 статьи 16 Закона РФ "О защите прав потребителей", согласно которой запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).

Таким образом, пункт договора в части необходимости заключить договор страхования именно с ОСАО "Ингосстрах" ущемляет установленные законом права потребителя.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела установлены материалами дела, однако судом неправильно применены нормы материального права, Президиум Кемеровского областного суда принял новое судебное постановление о полном удовлетворении указанных требований истца.

9. Страховщик, задержавший выплату страхового возмещения банку, являющемуся выгодоприобретателем по договору страхования автомобиля, приобретенного страхователем на кредитные средства, обязан возместить последнему убытки, причиненные ненадлежащим исполнением обязательства.

П. обратилась в суд с исковыми требованиями к ОСАО "РЕСО-Гарантия" о взыскании убытков, а также судебных расходов.

В обоснование заявленных требований указала, что в Омском филиале открытого акционерного общества "Промсвязьбанк" (далее - Омский филиал ОАО "Промсвязьбанк") она заключила кредитный договор для приобретения автомобиля сроком до 20 февраля 2013 г.

Автомобиль марки был застрахован в ОСАО "РЕСО-Гарантия", в качестве выгодоприобретателя в договоре страхования указан Омский филиал ОАО "Промсвязьбанк".

После наступления страхового случая, страховщик исполнил денежные обязательства не своевременно, по причине чего П. понесла убытки в связи с переплатой процентов по кредиту за период с апреля 2009 г. по март 2010 г.

Разрешая спор, суды первой и кассационной инстанций исходили из того, что требование П. о взыскании с ответчика ОСАО "РЕСО-Гарантия" убытков в виде суммы процентов по кредитному договору не подлежит удовлетворению, поскольку обязанность (в том числе по уплате процентов) возложена на истца как законом, так и положениями кредитного договора, не зависит от факта ненадлежащего исполнения страховой компанией обязанности по перечислению суммы страхового возмещения. Кроме того, страховая компания не является стороной по кредитному договору, заключенному между П. и Омским филиалом ОАО "Промсвязьбанк".

В связи с неправильным применением норм материального права состоявшиеся судебные постановления были отменены Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по следующим основаниям.

Согласно ст. 309 ГК Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В силу части 2 ст. 314 ГК Российской Федерации обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.

В соответствии со ст. 393 ГК Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 15 названного Кодекса.

На основании статьи 15 ГК Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

В силу подпункта 1 пункта 1 статьи 343 ГК Российской Федерации залогодатель или залогодержатель в зависимости от того, у кого из них находится заложенное имущество (статья 338), обязан, если иное не предусмотрено законом или договором, страховать за счет залогодателя заложенное имущество в полной его стоимости от рисков утраты и повреждения, а если полная стоимость имущества превышает размер обеспеченного залогом требования, - на сумму не ниже размера требования.

Заложенное имущество находилось у залогодателя П., которая застраховала его, указав выгодоприобретателем залогодержателя Омский филиал ОАО "Промсвязьбанк".

Согласно ст. 337 ГК Российской Федерации если иное не предусмотрено договором, залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения, в частности, проценты, неустойку, возмещение убытков, причиненных просрочкой исполнения, а также возмещение необходимых расходов залогодержателя на содержание заложенной вещи и расходов по взысканию.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 351 ГК Российской Федерации залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства в случаях утраты предмета залога по обстоятельствам, за которые залогодержатель не отвечает.

Обязательства П. перед банком по кредитному договору могли быть досрочно погашены при условии согласия на то банка. То обстоятельство, что банк являлся выгодоприобретателем по договору страхования транспортного средства и не отказывался от получения страховой выплаты, свидетельствует о согласии Банка на досрочное исполнение кредитного договора путем выплаты ОСАО "РЕСО-Гарантия" страховой выплаты, которая обеспечивала его требование по кредитному договору в том объеме, какой оно имело к моменту удовлетворения.

Соответственно, при досрочном исполнении обязательства ОСАО "РЕСО-Гарантия" путем своевременной (в течение 30 дней) выплаты страхового возмещения Омскому филиалу ОАО "Промсвязьбанк" обязательства П. перед Банком считались бы исполненными.

Между тем ОСАО "РЕСО-Гарантия" от исполнения своих обязательств по договору страхования уклонялось, в связи с чем кредитные обязательства П. не были прекращены и заявительница, являясь добросовестной стороной кредитного договора, выплачивала банку задолженность по кредиту.

Таким образом, при разрешении дела судом не было учтено, что при своевременном исполнении ОСАО "РЕСО-Гарантия" обязанностей по договору имущественного страхования были бы прекращены и платежи, которые П. обязана была производить во исполнение кредитного договора (если бы заложенное имущество не было уничтожено), и которые являлись бы ее доходом (определение Верховного Суда РФ от 15.03.2011 N 50В10-10).

10. Решение по делу о взыскании просроченной задолженности по кредитному договору отменено, поскольку иск был заявлен взыскателем после наступления срока исполнения соответствующей части обязательства, и, соответственно, прекращения действия договора поручительства в части возврата денежных средств за пределами годичного срока.

По договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части (статья 361 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Статьей 367 Гражданского кодекса Российской Федерации определены основания прекращения поручительства.

В силу пункта 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю.

В соответствии со статьей 190 Гражданского кодекса Российской Федерации установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Условие договора о действии поручительства до фактического исполнения обеспечиваемого обязательства не может рассматриваться как устанавливающее срок действия поручительства, поскольку не соответствует требованиям статьи 190 Гражданского Кодекса.

Так, решением Кемеровского районного суда Кемеровской области от 19 января 2011 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 20 апреля 2011 г., были удовлетворены исковые требования ООО "Холод" к К.С.П., П., К.Ю.С., ООО "Маргаритка" о взыскании в солидарном порядке задолженности по договору займа.

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации состоявшиеся судебные постановления по делу были отменены в связи с неправильным применением норм материального права по следующим основаниям.

Как установлено судом, 2 декабря 2008 г. между ООО "Холод" и К.С.П. был заключен договор займа на срок до 30 мая 2009 г.

Обеспечением возврата выданного займа и уплаты процентов по нему явилось поручительство К.Ю.С., П., ООО "Маргаритка", основанное на договорах, заключенных между названными лицами и ООО "Холод" 2 декабря 2008 г.

Разрешая спор, суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований ООО "Холод" о взыскании с К.С.П., П., К.Ю.С., ООО "Маргаритка" солидарно долга по договору займа.

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда согласилась с выводами суда первой инстанции, указав, что обеспеченное поручительством обязательство по уплате займа должно было быть исполнено 30 мая 2009 г.

ООО "Холод" иск предъявило 19 мая 2010 г., то есть с соблюдением срока, установленного пунктом 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Однако установленное в пункте 3.1 договоров поручительства условие об их действии до полного исполнения должником своих обязательств по договору займа не является условием о сроке действия поручительства, поскольку связывается с событием, о котором неизвестно, наступит оно или нет.

Таким образом, поскольку каких-либо четких и определенных положений относительно срока действия вышеуказанные договоры поручительства не содержат, постольку срок, на который дано поручительство, в договорах в соответствии со статьей 190 Гражданского кодекса Российской Федерации не установлен.

В силу пункта 2.2 договора займа погашение займа должно производится заемщиком в соответствии с графиком путем наличного расчета шестью платежами, при этом первый платеж должен был быть осуществлен до 30 декабря 2008 г.

Таким образом, указанным договором предусмотрено исполнение обязательства по частям (статья 311 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Поскольку основным заемщиком ни один платеж, в том числе первый платеж до 30 декабря 2008 г., осуществлен не был, постольку с 30 декабря 2008 г. у ООО "Холод" возникло право требовать солидарного исполнения обязательства от заемщика и поручителей.

Между тем иск к заемщику и поручителям предъявлен лишь 27 мая 2010 г., то есть более чем через год после наступления срока исполнения соответствующей части обязательства и, соответственно, прекращения действия договора поручительства в части возврата денежных средств за пределами годичного срока в силу пункта 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Однако это судами первой и кассационной инстанций при разрешении спора учтено не было, в связи с чем ссылка суда кассационной инстанции на то, что ООО "Холод" предъявило иск с соблюдением срока, установленного пунктом 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации, является несостоятельной. В связи с неправильным применением норм материального права судебные постановления были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение (определение Верховного суда РФ 81-В11-8).

11. Обращаем внимание на изменение судебной практики по разрешению споров о признании недействительной сделки по распоряжению недвижимым имуществом, находящимся в совместной собственности супругов, либо сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, в том случае, если нотариально удостоверенное согласие другого супруга получено не было.

В соответствии с п. 3 ст. 253 ГК РФ каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Вместе с тем п. 4 ст. 253 ГК РФ установлено, что правила настоящей статьи применяются постольку, поскольку для отдельных видов совместной собственности настоящим Кодексом или другими законами не установлено иное.

В частности, иные, то есть отличные от п. 3 ст. 253 ГК РФ, правила распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности супругов, устанавливает п. 3 ст. 35 Семейного Кодекса РФ для сделок с недвижимостью и сделок, требующих нотариального удостоверения и (или) регистрации, если их предметом является совместная собственность супругов.

Согласно п. 1 ст. 34 Семейного Кодекса РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

Пункт 3 статьи 35 Семейного Кодекса РФ прямо указывает, что в случаях совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимым имуществом, находящимся в совместной собственности супругов, и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Абзацем 2 пункта 3 статьи 35 Семейного Кодекса РФ предусмотрено, что супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Данной нормой закона не предусмотрена обязанность супруга, обратившегося в суд, доказывать то, что другая сторона в сделке по распоряжению недвижимостью или в сделке, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, совершенной одним из супругов без нотариального согласия другого супруга, знала или должна была знать об отсутствии такого согласия (определение Верховного суда РФ от 6.12.2011 г. дело N 67-В11-5).

Дела, возникающие из пенсионных правоотношений

 

1. Отказывая истцу во включении в льготный стаж периода работы в особых условиях, суд сослался на разъяснения Минтруда РФ от 22.05.1996 N 5, при этом не учел, что спорный период работы имел место до принятия указанных разъяснений.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Закона, мужчинам по достижении возраста 55 лет и женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали на работах с тяжелыми условиями труда соответственно не менее 12 лет 6 месяцев и 10 лет и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет.

Подпунктом "б" пункта 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 18 июля 2002 г. N 537 "О списках производств, работ, профессий и должностей, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", предусмотрено, что при досрочном назначении трудовой пенсии по старости работникам, занятым на работах с тяжелыми условиями труда, применяется Список N 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, утвержденный Постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. N 10.

При этом время выполнявшихся до 1 января 1992 г. работ, предусмотренных Списком N 2 производств, цехов, профессий и должностей, работа в которых дает право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 22 августа 1956 г. N 1173, засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, наравне с работами, предусмотренными Списком N 2 от 26 января 1991 г. N 10.

Списком N 2, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 22 августа 1956 г. N 1173, была предусмотрена профессия "электросварщики".

Списком N 2 , утвержденным постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. N 10, предусмотрена профессия - "электросварщики ручной сварки", а также профессия "электрогазосварщики занятые на резке и ручной сварке на полуавтоматических машинах, а также на автоматических машинах с применением флюсов, содержащих вредные вещества не ниже 3 класса опасности".

В соответствии постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. N 10 Списки производств, работ, профессий, должности показателей, которые дают право на пенсию по возрасту на льготных условиях, должны применяться независимо от ведомственного подчинения, используемых форм собственности и хозяйствования на предприятиях и в организациях, а также в колхозах и других кооперативах.

Таким образом, периоды работы по профессиям и в должностях, дающих право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости, засчитываются в специальный стаж по Списку N 2, утвержденному Постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. N 10, а работа в период до 1 января 1992 г. может также засчитываться в специальный стаж по Списку N 2, утвержденному Постановлением Совета Министров СССР от 22 августа 1956 г. N 1173.

В соответствии с вышеуказанными нормами действующего законодательства, период работы до 1 января 1992 г. в качестве электросварщика может засчитываться в специальный стаж без уточнения вида сварки, а после 1 января 1992 г. данная профессия может быть засчитана в специальный стаж при условии занятости на резке и ручной сварке, в связи с чем для включения в специальный стаж периода работы после 1 января 1992 г. необходимо подтверждение занятости работника на резке и ручной сварке.

Так, разрешая спор и принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований о включении в льготный стаж периода работы Г. в качестве электросварщика, Мысковский городской суд Кемеровской области, руководствуясь разъяснениями Министерства труда Российской Федерации от 22 мая 1996 г. N 5, пришел к выводу о том, что для включения периода работы Г. с 29 мая 1989 г. по 1 января 1992 г. в качестве электросварщика в льготный стаж необходимо подтверждение выполнения им работ в течение полного рабочего дня, однако истец таких доказательств не представил, в связи с чем оснований для удовлетворения иска не имеется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала данный вывод суда основанным на неправильном толковании норм материального права.

Действительно, согласно пункту 5 вышеуказанных разъяснений право на пенсию в связи с особыми условиями труда имеют работники, занятые выполнением работ, предусмотренных Списками, не менее 80% рабочего времени.

Аналогичные положения содержались и в разъяснениях Министерства труда Российской Федерации от 8 января 1992 г. N 1, утвержденных приказом Министерства труда и занятости РСФСР N 3, Министерства социальной защиты населения РСФСР от 8 января 1992 г. N 235.

Между тем судом не было учтено, что данные разъяснения были утверждены после 1 января 1992 г., а истцом заявлены требования о включении в специальный стаж периода работы, который имел место до принятия указанных разъяснений, в связи с чем вывод об отказе во включении в льготный стаж периода работы истца с 29 мая 1989 г. по 1 января 1992 г. в качестве электросварщика в кооперативе нельзя признать соответствующим требованиям закона.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не передавая дело на новое рассмотрение, приняла новое решение об удовлетворении заявленных Г. требований (Определение Верховного Суда РФ от 20.01.2012 N 81-В11-9).

2. Назначение социальной пенсии коренным малочисленным народам связано не только с их национальной принадлежностью, но и с местом проживания в определенных районах Севера и приравненных к нему областях

В соответствии с Федеральным законом от 15.12.2001 г. N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" пп.4 п. 1 ст. 11 право на социальную пенсию в соответствии с настоящим Федеральным законом имеют постоянно проживающие в Российской Федерации граждане из числа малочисленных народов Севера, достигшие возраста 55 и 50 лет (соответственно мужчины и женщины).

Пенсионное обеспечение данной категории граждан осуществляется в совокупности с Федеральным законом "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации".

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 30 апреля 1999 г. N 82-ФЗ "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации" под коренными малочисленными народами Российской Федерации понимаются народы, проживающие на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционные образ жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающие в Российской Федерации менее 50 тысяч человек и осознающие себя самостоятельными этническими общностями.

Правительство Российской Федерации в целях защиты исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов малочисленных народов Российской Федерации утверждает перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации по представлению органов государственной власти субъектов Российской Федерации, на территориях которых проживают эти народы, а также перечень видов традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации (ч. 2 ст. 5).

Постановлением Правительства РФ от 24 марта 2000 г. N 255 утвержден Единый перечень коренных малочисленных народов РФ, в котором перечислены наименования малочисленных народов Севера и субъектов РФ, на территории которых они проживают. В соответствии с указанным Перечнем, к числу малочисленных народов Севера, проживающих на территории Кемеровской области, относятся шорцы и телеуты.

Перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 мая 2009 г. N 631-р.

Из правового анализа Федерального закона от 15 декабря 2001 года N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" следует, что назначение пенсии коренным малочисленным народам связано не только с их национальной принадлежностью, но и местом проживания в определенных районах Севера и приравненных к нему областях с сохранением мест традиционного расселения предков, перечень которых указан в распоряжении Правительства РФ от 08.05.2009 г. N 631-р.

Указанные нормы материального права не были применены Междуреченским городским судом, который разрешая исковые требования Ч. об обязании Управления Пенсионного Фонда РФ г. Междуреченска назначить ей социальную пенсию, исходил из того, что вышеуказанный перечень не имеет отношения для назначения социальной пенсии, так как утвержден в целях защиты исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов малочисленных народов.

С данным выводом судебная коллегия по гражданским делам не согласилась, поскольку истица Ч. проживает на территории г. Междуреченска, который не назван в Перечне районов проживания малочисленных районов, утвержденном распоряжением Правительства РФ от 8.05.2009 г. N 631-р, следовательно, проживание в г. Междуреченске не дает право на назначение социальной пенсии.

Решение Междуреченского городского суда Кемеровской области в связи с неправильным применением норм материального закона было отменено, в удовлетворении исковых требований Ч. к Управлению Пенсионного Фонда РФ г. Междуреченска об установлении социальной пенсии было отказано (дело N 33-10500).

По аналогичным основаниям было отменено решение Таштагольского городского суда по иску П. к Управлению Пенсионного Фонда РФ в г. Таштаголе о назначении социальной пенсии. Принимая решение об удовлетворении заявленных П. требований, суд первой инстанции исходил из того, что истец достигла возраста 50 лет, относится к коренным малочисленным народам Российской Федерации. Отменяя решение, суд кассационной инстанции указал, что для признания за гражданином права на социальную пенсию необходима совокупность условий, одним из которых является проживание на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционный образ жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающие в Российской Федерации менее 50 тысяч человек и сознающие себя самостоятельными этническими общностями. Перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности утвержден распоряжением Правительства РФ N 631-р от 08.05.2009 года, в который город Таштагол, где проживает истица, не включен (дело N 33-13773).

3. Действующее пенсионное законодательство предусматривает определенную процедуру назначения гражданам трудовой пенсии посредством их обращения в пенсионный орган.

В соответствии с п.п. 1, 2 ст. 19 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" N 173-ФЗ от 17.12.2001 г. трудовая пенсия (часть трудовой пенсии по старости) назначается со дня обращения за указанной пенсией (за указанной частью трудовой пенсии по старости), за исключением случаев, предусмотренных пунктами 4 и 4.1 настоящей статьи, но во всех случаях не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию (указанную часть трудовой пенсии по старости).

Днем обращения за трудовой пенсией (частью трудовой пенсии по старости) считается день приема органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, соответствующего заявления со всеми необходимыми документами.

Согласно п. 6 Правил обращения за пенсией, назначения пенсии и перерасчета размера пенсии, перехода с одной пенсии на другую в соответствии с Федеральными законами "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", утвержденных Постановлением Минтруда России и Пенсионного фонда Российской Федерации от 27.02.2002 г. N 17/19пб граждане подают заявление о назначении пенсии в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации по месту жительства.

В силу п. 7 указанных Правил граждане могут обращаться за пенсией в любое время после возникновения права на нее, без ограничения каким-либо сроком, путем подачи соответствующего заявления непосредственно либо через представителя.

Заявление о назначении пенсии по старости может быть принято территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации и до наступления пенсионного возраста гражданина, однако не ранее чем за месяц до возникновения права на эту пенсию.

В соответствии с пунктом 5 Перечня документов, необходимых для установления трудовой пенсии и пенсии по государственному пенсионному обеспечению в соответствии с Федеральными законами" О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" к заявлению гражданина, обратившегося за назначением трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27, 27.1 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", в необходимых случаях, в дополнение к документам, предусмотренным в пункте 2 настоящего Перечня, должны быть приложены документы, подтверждающие стаж на соответствующих видах работ (пункт 1 статьи 27, пункт 1 статьи 27.1 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации").

Согласно п. 12 указанных Правил при рассмотрении документов, представленных для установления пенсии, территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации: дает оценку содержащимся в них сведениям, их соответствия данным индивидуального (персонифицированного) учета, а также правильности оформления документов; проверяет в необходимых случаях обоснованность их выдачи и соответствие сведениям, содержащимся в индивидуальном лицевом счете застрахованного лица; принимает меры по фактам представления документов, содержащих недостоверные сведения; принимает решения и распоряжения об установлении пенсии либо об отказе в ее установлении на основании совокупности представленных документов.

Пункт 13 Правил, утвержденных Постановлением Минтруда России и Пенсионного фонда Российской Федерации от 27.02.2002 г. N 17/19пб предусматривает, что решения и распоряжения об установлении пенсии или об отказе в установлении пенсии принимаются территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации на основе всестороннего, полного и объективного рассмотрения всех представленных документов.

В соответствии с ч. 7 ст. 18 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" решения об установлении или отказе в установлении трудовой пенсии, о выплате указанной пенсии, об удержаниях из этой пенсии и о взыскании излишне выплаченных сумм такой пенсии могут быть обжалованы в вышестоящий пенсионный орган ( по отношению к органу, вынесшему соответствующее решение) и (или) в суд.

С учетом анализа приведенных норм пенсионного законодательства, пенсионные правоотношения носят заявительный характер, возникают только на основании письменного заявления в Пенсионный Фонд гражданина, обращающегося за назначением пенсии.

Часть 1 статьи 3 ГПК РФ также предусматривает, что заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Таким образом, приведенные нормы права предоставляют возможность гражданину обратиться в суд за защитой лишь нарушенного (оспоренного) кем-либо права. Объективная спорность правового вопроса является одним из условий подведомственности дела суду.

Так, Березовским городским судом Кемеровской области были удовлетворены исковые требования М. о признании, что работа М. с 01.10.1987 года по 14.11.1993 года в должности машиниста котла в цехе по производству кирпича Северокузбасского производственного объединения по добыче угля ("Северокузбассуголь") Шахта "Первомайская" дает право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии с п.п. 2 п. 1 ст. 27 Федерального закона РФ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

В кассационном порядке решение суда было отменено, так как из материалов дела усматривается, что М. в пенсионный орган с требованием зачесть спорный период в специальный стаж работы не обращалась, ею было получено устное разъяснение по вопросу, связанному с наличием права на назначение пенсии, соответственно, не исследовались ответчиком и не учитывались им при решении вопроса о назначении истцу досрочной трудовой пенсии документы, которые были положены в обоснование решения. Решение пенсионного органа в материалах дела отсутствует.

При таких обстоятельствах судебная коллегия признала, что обращение истицы в суд с требованиями о включении в специальный стаж периодов ее работы в должности машиниста котла является преждевременным, поскольку пенсионное право М. в данном случае нельзя считать нарушенным. Действующее пенсионное законодательство предусматривает определенную процедуру назначения гражданам трудовой пенсии, посредством их обращения в пенсионный орган, суд не может подменять пенсионный орган в осуществлении предоставленных ему (пенсионному органу) полномочий (дело 33-13623).

4. В случае невозможности получения гражданами надлежащих документов, удостоверяющих получение заработной платы в определенном размере во внесудебном порядке, установление указанного факта, имеющего юридическое значение, возможно в судебном порядке.

В силу статьи 55 ГПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, могут устанавливаться, в частности, с помощью показаний свидетелей.

Вместе с тем статья 60 ГПК РФ предусматривает, что обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Недопустимость свидетельских показаний по данной категории дел основана на ст. ст. 5 и 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", в соответствии с которыми величины среднемесячного заработка застрахованного лица, учитываемая при подсчете страховой части трудовой пенсии, определяется на основании на основании документов, выдаваемых в установленном порядке работодателями либо государственными( муниципальными) органами.

Из этого следует вывод, что среднемесячный заработок может быть подтвержден лишь на основании документов, выданных в установленном порядке.

Доказательства, на основании которых суд устанавливает размер заработной платы, определяется исходя из Перечня документов, необходимых для установления трудовой пенсии и пенсии по государственному пенсионному обеспечению в соответствии с Федеральными законами "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", утвержденного Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации и Пенсионного фонда Российской Федерации от 27.01.2002 N 16/19па (в ред. Приказа Минздравсоцразвития РФ N 141н, ПФ РФ N 53п от 12.03.2010).

В случае ликвидации работодателя либо государственного (муниципального) органа или прекращения их деятельности по другим причинам указанные справки выдаются правопреемником, вышестоящим органом или архивными организациями, располагающими необходимыми сведениями.

В соответствии с совместным Письмом Министерства труда и социального развития РФ N 8389-ЮЛ и Пенсионного фонда РФ N ЛЧ-06-27/9704 от 27 ноября 2001 г. в случае невозможности определения причинителя вреда, в частности в случаях наводнений, землетрясений, ураганов, органами, осуществляющими пенсионное обеспечение, могут быть приняты к производству документы, косвенно подтверждающие фактический заработок работника на данном конкретном предприятии. К таким документам могут быть отнесены учетные карточки членов партии и партийные билеты, учетные карточки членов профсоюза и профсоюзные билеты, учетные карточки членов комсомола и комсомольские билеты, расчетные книжки (расчетные листы), которые оформлены в соответствии с требованиями, предъявляемыми к оформлению первичных учетных документов по оплате труда, приказы и другие документы, из которых можно сделать вывод об индивидуальном характере заработка работника.

Например, отменяя решение Рудничного районного суда г. Кемерово по делу по заявлению П. об установлении размера заработной платы, судебная коллегия по гражданским делам указала на то, что суд в нарушение вышеуказанных Правил не предложил заявителю представить документы, подтверждающие оплату труда в спорный период, в том числе косвенно подтверждающие фактический заработок работника на конкретном предприятии, не оказал содействие в их получении, не установил обстоятельства, имеющие значение для дела, что привело к необоснованному отказу в удовлетворении заявления об установлении юридического факта (дело 33-12195).

5. Решение суда об удовлетворении требования о включении периодов в стаж работы, дающий право для назначения досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью, о признании выполняемых функций, характера деятельности соответствующими должности, которая дает право на досрочное назначение пенсии признано неправильным, поскольку должность, которую занимал истец, имеет самостоятельное наименование и не предусмотрена Списками.

М.В. обратился в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в г. Кемерово и Кемеровском районе Кемеровской области (межрайонное) о признании незаконным отказа в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью.

Считает отказ в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью незаконным, поскольку в течение спорных периодов он, работая в должности педагога-организатора, осуществлял педагогическую деятельность по физическому воспитанию детей. Фактически должность тренера-преподавателя и педагога-организатора предполагает выполнение одинаковых должностных обязанностей, связанных с воспитанием детей.

Разрешая спор, и удовлетворяя исковые требования М. в полном объеме, Центральный районный суд г. Кемерово исходил из того, что в нарушение требований Постановления Министерства труда РФ от 22 января 1993 года, N 8, предписывающих всем руководителям спортивных школ привести наименования должностей лиц, осуществляющих спортивную подготовку в спортивных школах как "тренер-преподаватель", работодатель в спорный период с 01.10.1999 г. по 19.03.2004 г. указал в трудовой книжке истца его должность как "педагог-организатор".

Однако суд кассационной инстанции с такими выводами не согласился, поскольку они не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Как видно из материалов дела, М. работал в должности педагога-организатора детско-юношеского клуба физической подготовки N 5 (ДЮКФП N 5). При этом указанный клуб был переименован в Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования для детей "Детско-юношеская спортивная школа N 5" только решением КУМИ администрации г. Кемерово от 16 октября 2007 года, N 2209, когда трудовые отношения с М. уже были прекращены, поскольку 19 марта 2004 года истец уволен из клуба.

Также из штатных расписаний ДЮКФП N 5 в период работы истца видно, что были предусмотрены лишь должности "педагога-организатора", "педагога дополнительного образования", а должности "тренер-преподаватель" вообще не значилось в штатном расписании.

Из представленных работодателем должностных инструкций видно, что должностная инструкция на "тренера-преподавателя" разработана лишь в 2009 году, на 2004 год имелась должностная инструкция на "педагога дополнительного образования", должностная инструкция "педагога-организатора" отсутствует.

При таких данных суд, разрешая спор, не принял во внимание, что штатные расписания ДЮКФП N 5 были разработаны уже в период действия Постановления Министерства труда РФ от 22 января 1993 года, N 8. Указанное постановление касалось именно спортивных школ, но не клубов, а в спорный период работы М. работал в спортивном клубе, в котором должности "тренера-преподавателя" предусмотрены и не были.

Кроме того, суд не принял во внимание, что соответствующие Списки должностей, утвержденные Постановлениями Правительства РФ от 29 октября 2002 года, N 781 года, и от 22 сентября 1999 года, N 1067, действующие на период работы М. в спорный период, должности "педагог-организатор" не предусматривают.

В соответствии с Единым тарифно-квалификационным справочником должностей руководителей, специалистов и служащих, в разделе должностей работников образования предусмотрены как самостоятельные должности "тренер-преподаватель" и "педагог-организатор", должностные обязанности которых отличаются друг от друга.

Действующее законодательство, как и пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии" от 20.12.2005 года, N 25 не предусматривают возможности установления соответствия выполняемой работы наименованию другой должности, нежели той, в которой работал гражданин. В судебном порядке может быть установлена лишь тождественность выполняемых функций по должности, имеющей иное или неправильное наименование, не предусмотренное Списками или Перечнем, наименованию должности, содержащемуся в Списках учреждений, профессий и должностей, работа в которых дает право на льготное назначение пенсии.

То есть если гражданин работал в должности, наименование которой соответствует наименованию должности, указанному в Тарифно-квалификационных справочниках (ЕТКС), то оснований устанавливать тождественность данной должности другой должности, работа в которой дает право на льготное пенсионное обеспечение, наименование которой также предусмотрено Тарифно-квалификационным справочником или ЕТКС, не имеется.

Удовлетворяя исковые требования М., суд также сослался на пояснения истца о том, что фактически он выполнял должностные обязанности "тренера-преподавателя", однако при этом суд не привел иных допустимых доказательств в соответствии со ст. 56 ГПК РФ в подтверждение, как доводов истца, так и своих выводов в этой части.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия признала выводы суда о включении периода работы истца с 01.10.1999 г. по 19.03.2004 г. - 04 года 05 месяцев 20 дней - в должности педагога-организатора детско-юношеского клуба физической подготовки N 5 в специальный стаж, дающий право на получение досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности, необоснованными, так как не любая работа с детьми дает право на льготное назначение пенсии в соответствии со ст. 27 п. 1 пп. 19 Федерального Закона РФ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

С учетом того, что указанный спорный период работы М. с 01.10.1999 г. по 19.03.2004 г. не подлежит включению в его специальный стаж, то не может быть включен и другой спорный период его работы, а именно, с 01.04.2004 г. по 31.03.2006 г. - 02 года 01 день - в должности тренера-преподавателя специализированной детско-юношеской школы Олимпийского резерва, поскольку в нарушение пункта 12 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со ст. 27 Федерального Закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 года, N 781, работа в должностях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование должностей" списка, в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование учреждений" Списка, за периоды, начиная с 1 января 2001 г. засчитывается в стаж работы при наличии одновременно следующих условий: на 1 января 2001 г. у лица имеется стаж работы в должностях в учреждениях, указанных в списке, продолжительностью не менее 16 лет 8 месяцев; и у лица имеется факт работы (независимо от ее продолжительности) в период с 1 ноября 1999 г. по 31 декабря 2000 г. в должностях в учреждениях, указанных в пункте 2 раздела "Наименование должностей" и в пункте 2 раздела "Наименование учреждений" списка.

Однако первое обязательное условие- необходимая продолжительность педагогической работы 16 лет 8 месяцев на 01 января 2001 года у М. отсутствует.

Поскольку все обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены полно, на основании имеющихся доказательств, то судебная коллегия, не передавая дело на новое рассмотрение, постановила по делу новое решение об отказе М. в иске в полном объеме (дело 33-10171).

Вопросы, возникающие в судебной практике при применении
Федерального закона от 21.12.1996 N 159-ФЗ "О дополнительных
гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей"

 

1. Достижение 23-летнего возраста лицами, относящимися к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не поставленным на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении до указанного возраста, является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о предоставлении жилого помещения.

Жилищный кодекс Российской Федерации, определяя общий порядок предоставления жилых помещений по договорам социального найма лицам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, связал его с очередностью исходя из времени принятия их на учет (часть 1 статьи 57) и установил исключение для отдельных категорий граждан, которым жилые помещения из жилищного фонда социального использования предоставляются вне очереди. Пунктом 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации к таким категориям отнесены дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Федерального закона от 21.12.1996 N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

Регистрационный учет детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, осуществляется как по месту жительства (место закрепления за ними жилой площади), так и по месту временного пребывания (учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, общежитие, семья опекуна (попечителя), приемная семья) ( ч. 2 ст. 8 Закона).

Как следует из преамбулы Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" от 21.12.1996 N 159-ФЗ, а также из статьи 1 указанного закона, его положения распространяются на детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа до достижения ими 23-летнего возраста.

Приведенные положения закона не были учтены Промышленновским районным судом Кемеровской области при рассмотрении дела по иску А. к Администрации Промышленновского муниципального района Кемеровской области о предоставлении жилого помещения.

Так, удовлетворяя исковые требования А., суд обосновал решение тем, что она относится к категории лиц, оставшихся без попечения родителей, достижение А. 23-летнего возраста, по мнению суда, не влечет отказ в удовлетворении иска, поскольку социальная поддержка в виде внеочередного обеспечения жилой площадью будет реализована только после предоставления жилого помещения.

Решение суда в кассационном порядке было отменено в связи с неправильным применением норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам обратила внимание на то, что А. до достижения им возраста 23 лет в установленном порядке с заявлением о постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении к ответчику не обращался.

Признавая необходимость государственной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, статья 39 Конституции РФ предполагает создание для соответствующей категории граждан условий, обеспечивающих их достойную жизнь.

Вместе с тем, закрепление в Конституции РФ обязанности государства по защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не подразумевает право этих граждан на получение мер социальной поддержки без ограничения каким-то сроком, в течение которого социально незащищенная категория граждан требует особого внимания.

Поэтому достижение лицом 23-летнего возраста, не вставшим (поставленным) на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении до указанного возраста, а также не обратившегося в суд с иском о предоставлении жилого помещения до достижения указанного возраста является основанием для отказа в удовлетворении требования о предоставлении жилого помещения во внеочередном порядке.

Судебной коллегией по гражданским делам было вынесено новое решение, которым в удовлетворении исковых требований А. о предоставлении жилого помещения было отказано (дело N 33-10087).

По аналогичным основаниям было отменено решение Юргинского городского суда по иску Б. к Администрации г. Юрги о предоставлении жилого помещения (дело N 33-10009)

2. Обязательным условием предоставления вне очереди жилого помещения детям, оставшимся без попечения родителей, является отсутствие закрепленного за ними жилого помещения и нуждаемость этих лиц в жилом помещении.

Например, отменяя решение Центрального районного суда г. Кемерово по иску О. к Администрации г. Кемерово о внеочередном предоставлении жилого помещения, судебная коллегия обратила внимание на то, что судом не был исследован вопрос о том, нуждается ли О. в предоставлении жилого помещения, несмотря на то, что в материалах дела имелись документы, свидетельствующие о том, что О. одна зарегистрирована и проживает с ребенком в жилом помещении по договору найма, необходимые документы, подтверждающие право состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий ею не представлены. В связи с тем, что судом не были установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, решение суда было отменено и направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение (дело N 33-10748).

При рассмотрении указанной категории дел следует иметь в виду, что обеспечение лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, временным жилым помещением (например койко-местом в общежитии), не свидетельствует о выполнении требований закона о предоставлении вне очереди указанной категории лиц жилого помещения по договору социального найма на постоянной основе.

3. Детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, жилое помещение должно предоставляться по договору социального найма, общей площадью на одного человека не менее нормы предоставления.

В соответствии пунктом 3 ст. 3 Закона Кемеровской области от 16.05.2006 года N 67-ОЗ (в ред. от 30.06.2007 г.) "О дополнительных гарантиях жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" по договору социального найма жилое помещение должно предоставляться детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, по месту постановки их на учет (в черте соответствующего населенного пункта) общей площадью на одного человека не менее нормы предоставления.

Согласно пункту 1 статьи 50 ЖК РФ норма предоставления площади жилого помещения по договору социального найма - это минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого, определяется размер общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма.

Норма предоставления жилого помещения согласно пункту 2 статьи 50 ЖК РФ устанавливается органом местного самоуправления в зависимости от достигнутого в соответствующем муниципальном образовании уровня обеспеченности жилыми помещениями, предоставляемым по договорам социального найма.

Так, разрешая спор о предоставлении жилого помещения Ч., относящейся к категории детей-сирот, Новокузнецкий районный суд Кемеровской области сделал вывод, что Администрация Новокузнецкого района Кемеровской области обязана предоставить Ч. по договору социального найма жилое помещение, отвечающее санитарным и техническим требованиям с учетом нормы предоставления жилого помещения по Новокузнецкому району. При этом суд сослался на Постановление Совета народных депутатов Новокузнецкого района от 9.08.2005 г. N 176, которым утверждены нормы предоставления площади жилого помещения по договору социального найма гражданам:-13 кв. м. на одного члена семьи из двух и более человек, 33 кв. м. общей площади на одиноко проживающего человека.

Однако, определяя размер предоставляемого жилого помещения общей площадью не менее 13.кв. м., суд названное Постановление применил неправильно, поскольку из его содержания следует, что норма предоставления площади жилого помещения 13 кв. м. на человека применяется в случае предоставления жилого помещения на семью из двух и более человек, а в случае предоставления жилого помещения на семью из одного человека (что имеет место в данном случае) его размер должен быть не менее 33 кв. м.

С учетом изложенного судебная коллегия изменила решение суда, обязав Администрацию Новокузнецкого района предоставить Ч. жилое помещение общей площадью не менее 33 кв. м. ( дело 33-13630).

При разрешении указанной категории дел следует иметь в виду, что исходя из системного толкования норм Федерального закона от 21.12.1996 N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" и пункта 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации право на внеочередное предоставление жилого помещения имеют только лица, относящиеся к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, следовательно, размер предоставляемой жилой площади должен определяться без учета иных членов их семьи.

Применение жилищного законодательства

 

1. Предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, предусмотренным статьями 86 - 88 Жилищного Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению.

Исходя из определения Конституционного суда РФ от 05.03.2009 года N 376-О-П, по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования пункт 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации не исключает возможность предоставления жилых помещений малоимущим гражданам, лишившимся жилища в результате пожара, по договорам социального найма во внеочередном порядке, если они нуждаются в жилом помещении.

Решение же вопроса о признании конкретных лиц нуждающимися в жилье по причине утраты пригодного для проживания жилого помещения в результате пожара в соответствии с предусмотренными Жилищным кодексом Российской Федерации основаниями относится к компетенции правоприменительных органов, включая суды общей юрисдикции, которые при этом должны принимать во внимание весь комплекс юридически значимых фактических обстоятельств, включая характер действий, приведших к уничтожению жилого помещения, наличие договора о страховании жилого помещения, объем страховых выплат и т.п.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат.

В силу п. 37 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 02.07.2009 N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" при рассмотрении споров связанных с невозможностью использования жилого помещения по назначению (дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу; жилое помещение подлежит переводу в нежилое помещение; жилое помещение признано непригодным для проживания; судам надлежит учитывать, что предоставляемое гражданам по договору социального найма другое жилое помещение должно отвечать требованиям статьи 89 ЖК РФ: оно должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта. Если наниматель и члены его семьи занимали квартиру или комнату (комнаты) в коммунальной квартире, им предоставляется квартира или жилое помещение, состоящее из того же числа комнат, в коммунальной квартире.

В соответствии со ст. 87 ЖК РФ если жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, признано непригодным для проживания, выселяемым из такого жилого помещения гражданам наймодателем предоставляется другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма.

Как следует из ч. 1 ст. 89 ЖК РФ предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены статьями 86 - 88 настоящего Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта.

Реальное обеспечение прав и свобод граждан правосудием (статья 18 Конституции Российской Федерации) предполагает обязанность судов при применении положений статьи 89 ЖК Российской Федерации исследовать и оценивать все потребительские свойства жилых помещений, предлагаемых для переселения граждан, и учитывать все обстоятельства, свидетельствующие о равнозначности или неравнозначности предоставляемого конкретным лицам определенного жилого помещения.

Таким образом, предоставление в порядке ст. 89 ЖК РФ равнозначных по общей площади жилых помещений в виде квартир предполагает равнозначность не только в соотношении жилой площади и площади вспомогательных помещений, составляющих общую площадь вновь предоставляемого и ранее занимаемого жилого помещения, но и равнозначность в количестве комнат по сравнению с ранее имевшимся.

Например, Прокурор г. Прокопьевска обратился в суд в интересах семьи Н. к Администрации г. Прокопьевска о предоставлении им вне очереди на семью из 3-х человек благоустроенного жилого помещения по договору социального найма по нормам предоставления с учетом права на дополнительную площадь.

Удовлетворяя исковые требования, Центральный районный суд г. Прокопьевска исходил из того, что дом, в котором проживают истцы, уничтожен ввиду пожара, ремонту и реконструкции не подлежит, а потому истцы должны быть обеспечены жилой площадью вне очереди в порядке ст. 57 ЖК РФ. При этом суд обязал администрацию г. Прокопьевска предоставить истцам вне очереди благоустроенное жилое помещение в черте г. Прокопьевска общей площадью не менее 54 кв. метров, исходя из нормы предоставления жилого помещения по договору социального найма с учетом права на дополнительную жилую площадь.

Указанный вывод суда сделан без учета установленных по делу обстоятельств и основан на неправильном применении норм материального права.

Из обстоятельств дела следует, что жилое помещение истцам предоставляется не в связи с улучшением жилищных условий, а в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ, следовательно, предоставляемое жилье должно быть равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, поскольку предоставляется как компенсация за утраченное жилое помещение.

В связи с неправильным применением норм материального права решение суда в кассационном порядке было отменено и направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции ( дело 33-12228).

По другому делу, удовлетворяя иск администрации Анжеро-Судженского городского округа и выселяя в связи со сносом дома ответчиков из квартиры, Анжеро-Судженский городской суд исходил из того, что предоставленное ответчикам жилое помещение является благоустроенным жилым помещением, имеет большую площадь по сравнению с площадью ранее занимаемой ими квартиры, отвечает установленным требованиям и находится в черте данного населенного пункта.

Однако, судебная коллегия не согласилась с выводом суда, указав, что предоставление гражданам другого жилого помещения носит компенсационный характер и гарантирует им условия проживания, которые не должны быть ухудшены по сравнению с прежними.

Из материалов дела видно, что занимаемая ответчиками квартира, состоит из двух комнат, тогда как предоставляемая им в связи со сносом дома квартира состоит из одной комнаты. В данном случае переселение ответчиков в квартиру, состоящую из одной комнаты, является нарушением норм действующего законодательства.

Принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены, судебная коллегия приняла новое решение, которым в иске Администрации Анжеро-Судженского городского округа к В. о выселении отказала ( дело 33-7343)

2. Для решения вопроса о праве на социальную выплату на приобретение жилого помещения в соответствии с требованиями, предусмотренными Постановлением Правительства РФ N 428 от 13.07.2005 года "О порядке предоставления субвенций на реализацию программ местного развития и обеспечение занятости для шахтерских городов и поселков" необходимо выяснить, является ли истец членом семьи гражданина, проживающего в сносимом жилом помещении, принадлежащем ему на праве собственности и является ли сносимое жилое помещение его постоянным местом жительства.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ N 428 от 13.07.2005 года "О порядке предоставления субвенций на реализацию программ местного развития и обеспечение занятости для шахтерских городов и поселков" средства федерального бюджета по программе ветхого жилья направляются на счета органа местного самоуправления в виде субвенций.

В настоящее время данным постановлением Правительства (в редакции от 14.11.2007 года N 428) "О порядке предоставления межбюджетных трансфертов на реализацию программ местного развития и обеспечение занятости для шахтерских городов и поселков" предусматривается предоставление межбюджетных трансфертов Федеральным агентством по энергетике местным бюджетам шахтерских городов и поселков.

В соответствии с пунктом 5 данного постановления межбюджетные трансферты направляются на финансирование, в том числе сноса ветхого жилищного фонда, ставшего в результате ведения горных работ на ликвидируемых угольных (сланцевых) шахтах непригодным для проживания по критериям безопасности и содействие переселяемым из ветхого жилья гражданам в приобретении (строительстве) жилья взамен сносимого.

Пунктом 8 Постановления N 428 от 13.07.2005 года "О порядке предоставления межбюджетных трансфертов на реализацию программ местного развития и обеспечение занятости для шахтерских городов и поселков" предусматривается, что содействие переселяемым из ветхого жилья гражданам в приобретении (строительстве) жилья взамен сносимого, а также выезжающим гражданам - в приобретении (строительстве) жилья по новому месту жительства осуществляется в форме предоставления социальных выплат.

В силу пунктов 9-10 указанного постановления размер социальной выплаты, предоставляемой гражданам, определяется из расчета стоимости жилья, приобретаемого по норме площади жилья (33 кв. м. - для одиноких граждан; 42 кв. м. - на семью из 2 человек; 18 кв. м. на каждого члена семьи, состоящей из 3 человек и более), и средней рыночной стоимости 1 кв. м. общей площади жилья на территории субъекта РФ по месту проживания (для граждан, переселяемых из ветхого жилья) или на территории субъекта РФ, избранного для постоянного проживания, но не выше средней рыночной стоимости 1 кв. м. общей площади жилья по Российской Федерации, определяемой уполномоченным федеральным органом исполнительной власти для (выезжающих граждан).

Например, отказывая в удовлетворении исковых требований П. о признании права на предоставление социальной выплаты, о включении в списки на предоставление жилья, предоставлении социальной выплаты из расчета 18 кв. м. Осинниковский городской суд исходил из того, что на момент принятия решения о ликвидации ОАО "Шахты "Капитальная" в 1998 г. в списки граждан, подлежащих переселению, П. не была включена, поскольку не была зарегистрирована в данном доме, стала проживать в спорном доме только после того, как данный дом был признан непригодным. В связи, с чем суд пришел к выводу, что исковые требования П. не основаны на нормах постановления Правительства N 428, поскольку основанием для включения в Списки и предоставления социальной выплаты является постоянное проживание в сносимом жилом помещении, зарегистрированных на данной площади граждан и членов его семьи.

В кассационном порядке решение суда было отменено в связи с неправильным применением норм материального права.

Действительно в соответствии с Постановлением Правительства РФ N 428 от 13.07.2005 г. "О порядке предоставления межбюджетных трансфертов на реализацию программ местного развития и обеспечение занятости для шахтерских городов и поселков" право на предоставление социальных выплат возникает при наличии следующих условий: признание жилья ветхим и непригодным для проживания по критериям безопасности в результате ведения горных работ на ликвидируемых шахтах; наличие права на данное жилое помещение на день принятия решения о ликвидации предприятия угольной промышленности и нуждаемость граждан, проживающим в этом жилье, в переселении, то есть не обеспеченных иным жильем.

В данном конкретном случае, право собственности у мужа П. на спорный дом возникло до принятия решения о ликвидации шахты. Однако на момент ликвидации шахты социальные выплаты ему предоставлены не были. Законодательством в данном случае предусмотрено изменение списков (уточнение) на день предоставления социальных выплат.

Материалами дела бесспорно установлено, что истца являлась членом семьи собственника-женой, право на получение социальной выплаты и включение в списки на переселение у ее супруга возникло на момент ликвидации шахты, другого жилого помещения в собственности или пользовании она не имеет, с момента заключения брака проживала одной семьей с мужем и его родственниками в спорном доме.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что у П. не возникло право на получение социальной выплаты, основан на неправильном применении норм материального права.

В соответствии с п. 8 указанного Постановления социальные выплаты предоставляются на основании составленных на день принятия решения о ликвидации организации угольной промышленности и ежегодно уточняемых списков граждан, подлежащих переселению, утвержденных органами местного самоуправления шахтерских городов и поселков и согласованных с Министерством энергетики Российской Федерации, а также в соответствии с ежегодно уточняемыми списками жильцов сносимых домов.

Поскольку все обстоятельства по делу установлены судом первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда вынесла новое решение, признав за П. право на предоставление социальной выплаты для приобретения жилья, взамен ветхого, ставшего непригодным для проживания в результате ведения горных работ ОАО "Шахта "Капитальная за счет средств, предусмотренных на реализацию программ местного развития и обеспечение занятости для шахтерских городов и поселков, обязав Администрацию Осинниковского городского округа обязана включить П. в список граждан, подлежащих переселению из ветхого жилья, ставшего непригодным для проживания в результате ведения горных работ на ликвидируемой ОАО "Шахта Капитальная", а также предоставить истице социальную выплату для приобретения жилья, взамен ветхого, ставшего непригодным для проживания в результате ведения горных работ ОАО "Шахта "Капитальная" из расчета 18 кв. метра на одного человека (дело 33-12023).

Вопросы, возникающие в судебной практике при применении
Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ "О страховых
взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд
социального страхования Российской Федерации, Федеральный
фонд обязательного медицинского страхования и территориальные
фонды обязательного медицинского страхования"

 

В период нахождения индивидуального предпринимателя в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет страховые взносы в Пенсионный Фонд РФ не уплачиваются.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 5 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования" (далее по тексту - Закон N 212-ФЗ), вступившего в законную силу с 01.01.2010 г., плательщиками страховых взносов являются, в том числе, индивидуальные предприниматели.

В соответствии с пунктом 1 статьи 14 Закона N 212-ФЗ индивидуальные предприниматели уплачивают соответствующие страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации и фонды обязательного медицинского страхования в размере, определяемом исходя из стоимости страхового года.

Федеральным законом N 212-ФЗ не предусматривается освобождение индивидуальных предпринимателей, временно не осуществляющих свою предпринимательскую деятельность по различным причинам, в том числе по причине ухода за ребенком до достижения им возраста полутора лет, от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды.

Несмотря на то, что норм о приостановлении обязанностей уплаты страховых взносов в период нахождения индивидуального предпринимателя в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет Федеральный закон N 212-ФЗ не содержит, остались неизменными положения Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" N 167-ФЗ и Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", касающиеся порядка зачета нестраховых периодов в страховой стаж и финансирования расходов фонда в связи с этим за счет межбюджетных трансфертов из федерального бюджета.

В соответствии с Федеральным законом РФ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" от 17.12.2001 N 173-ФЗ при определении права на пенсию учитывается страховой стаж граждан. В страховой стаж засчитывается суммарная продолжительность периодов работы, в течение которых уплачивались пенсионные взносы, и иных периодов, засчитываемых в стаж.

Статьей 11 данного Закона предусмотрено, что к иным периодам относятся период получения пособия по государственному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности и период ухода одного из родителей за каждым ребенком до достижения им возраста полутора лет.

Следовательно, наличие страхового стажа является обязательным условием для назначения пенсии. Страховой стаж складывается из периодов работы, когда уплачивались пенсионные взносы, и иных периодов, в частности периода ухода за ребенком до достижения им возраста полутора лет.

В период отпуска по уходу за ребенком пенсионные взносы не перечисляются. Эти неуплаченные взносы Пенсионному фонду выделяются из средств федерального бюджета в объемах, предусмотренных законодательством. Сумма, полученная фондом за каждое застрахованное лицо, включается в расчетный пенсионный капитал застрахованного лица, из которого исчисляется страховая часть его трудовой пенсии.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.05.2005 г. N 182-О, нормативные положения частей 1-3 статьи 28 Закона N 167-ФЗ во взаимосвязи с положениями статьи 17 названного Закона, а также статей 2, 3, 10 и 11 Закона N 173-ФЗ не предполагают взимание с индивидуального предпринимателя сумм страховых взносов в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации в виде фиксированного платежа на финансирование страховой и накопительной частей трудовой пенсии за период, в течение которого предпринимательская деятельность им не осуществлялась в связи с уходом за ребенком до достижения им возраста полутора лет.

Кроме того, в резолютивной части вышеуказанного определения Конституционный Суд Российской Федерации указал, что выявленный в отмеченном определении конституционно-правовой смысл положений пунктов 1-3 статьи 28 Закона N 167-ФЗ является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

Согласно определению Конституционного Суда Российской Федерации от 12.05.2005 г. N 182-О, положения статьи 28 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", предусматривающие взимание с индивидуальных предпринимателей страховых взносов в бюджет Пенсионного фонда РФ в виде фиксированного платежа и устанавливающие минимальный размер фиксированного платежа на финансирование страховой и накопительной частей трудовой пенсии, обязательный для уплаты, не могут истолковываться как ограничивающие право данной категории застрахованных лиц на зачет в страховой стаж периода ухода за ребенком до достижения им возраста полутора лет (но не более трех лет в общей сложности) либо устанавливающие иные, ухудшающие их положение, условия реализации данного права по сравнению с тем, как они определены действующим пенсионным законодательством для лиц, работающих по трудовому договору.

Таким образом, исходя из вышеизложенных норм права, следует, что в период нахождения индивидуального предпринимателя в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет страховые взносы в Пенсионный Фонд РФ не уплачиваются.

Данная позиция, в частности, изложена в письме Минздравсоцразвития РФ от 22.03.2011 года N 19-5/10/2-2767).

Принимая во внимание изложенное, было признано незаконным и отменено в кассационном порядке решение Центрального районного суда г. Кемерово, которым было отказано в удовлетворении исковых требований Г. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в г. Кемерово и Кемеровском районе Кемеровской области (межрайонное) о признании незаконным требования об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов. Вывод суда о том, что действия Управления по направлению требования по уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафов в части периода, приходящегося на нахождение индивидуального предпринимателя Г. в отпуске по уходу за ребенком до достижения им полутора лет, являются законными, судом кассационной инстанции признан неправильным и не соответствующим нормам материального права (дело 33-10800).

Вопросы, возникающие в судебной практике при разрешении
споров о возмещении материального ущерба, причинённого
незаконным получением пособия по безработице

 

Правовой статус участника общества с ограниченной ответственностью прекращается с момента подачи заявления о выходе из состава участников и, в силу прямого указания Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", права и обязанности участника общества прекращаются вне зависимости от того, внесены ли в учредительные документы соответствующие изменения и были ли такие изменения зарегистрированы.

ГУ "Центр занятости населения г. Юрги" обратилось в суд с иском к Ш. о возмещении материального ущерба, причиненного незаконным получением пособия по безработице. Требования мотивированы тем, что Ш. скрыл тот факт, что он является учредителем ООО "..." и приказом ГУ ЦЗН г. Юрги N 449 от 02.04.2008 г. он признан безработным с 25.03 2008 г.

Таким образом, в результате обманных действий Ш. Центру занятости населения г. Юрги (федеральному бюджету) причинен ущерб.

Удовлетворяя исковые требования, Юргинский городской суд мотивировал решение тем, что согласно выписки из ЕГРЮЛ от 22.09.2010 г. ответчик является учредителем (участником) общества с ограниченной ответственностью, созданного 25.03.2003 г., поэтому, несмотря на наличие у него права на выход из общества на основании Федерального Закона РФ "Об обществах с ограниченной ответственностью" и реализацию им этого права в 2003 году, он продолжает оставаться учредителем общества по сведениям из ЕГРЮЛ, изменения в которые не внесены до настоящего времени. При этом суд сослался на положения ст. 52 п. 3 ГК РФ и Федерального Закона РФ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" от 08.08.2001 г. N 129-ФЗ.

В связи с неправильным применением норм материального права решение суда было отменено в кассационном порядке.

Отменяя решение, судебная коллегия по гражданским делам обратила внимание на то, что судом не было учтено, что статус участника общества с ограниченной ответственностью, его права и обязанности установлены Федеральным Законом РФ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Согласно п. 1 ст. 8, п. 1 ст. 26 данного закона участник общества вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников.

09.10.2003 г. ответчиком подано в ООО"..." заявление о выходе из состава участников данного общества, которое в это же день рассмотрено и удовлетворено, что отражено в протоколе общего собрания участников.

На основании п. 2 ст. 26 Федерального Закона РФ "Об обществах с ограниченной ответственностью" в случае выхода участника из общества его доля переходит к обществу с момента подачи заявления о выходе из общества.

В п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 90, Пленума ВАС РФ N 14 от 09.12.1999 г. "О некоторых вопросах применения Федерального Закона РФ "Об обществах с ограниченной ответственностью" разъяснено, что исходя из п. 2 ст. 26 Закона, подача заявления участником общества порождает правовые последствия, предусмотренные этой нормой, которые не могут быть изменены в одностороннем порядке (участник общества может в любое время выйти из него на основании заявления, с момента подачи которого его доля переходит к обществу).

Решением Юргинского городского суда от 17.10.2006 г. с ООО "..." в пользу Ш. взыскана сумма, которая представляет собой стоимость его доли в ООО "...". Таким образом, с 09.10.2003 г. доля Ш. в ООО "..." перешла к обществу и, следовательно, на момент регистрации ответчика в качестве безработного в ГУ ЦЗН г. Юрги его доля перешла к ООО "..." в соответствии с положениями Федерального Закона РФ "Об обществах с ограниченной ответственностью", то есть участником общества Ш. уже не являлся.

Ссылка в решении на отсутствие сведений о выходе ответчика из ООО "..." в Едином государственном реестре юридических лиц как на доказательство того обстоятельства, что ответчик продолжал оставаться участником Общества, в том числе на момент обращения в ГЦ ЦЗН г. Юрги, необоснованна.

Тот факт, что эти изменения в ЕГРЮЛ внесены не были, не означает, что выход ответчика из общества не состоялся и он продолжает оставаться участником общества: законом момент выхода участника из общества не связывается с моментом государственной регистрации решения о выходе из общества.

В связи с этим судом неправильно применены п. 3 ст. 52 ГК РФ и аналогичные положения Федерального Закона РФ N 129-ФЗ от 08.08.2001 г., согласно которым изменения учредительных документов приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации, а в случаях, установленных законом, - с момента уведомления органа, осуществляющего государственную регистрацию, о таких изменениях, так как речь в этих нормах идет о третьих лицах, а не об участнике общества, вышедшем из его состава.

Кроме того, в соответствии с Федеральным Законом РФ N 129-ФЗ от 08.08.2001 г. "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" заявителями при государственной регистрации внесения изменений, как связанных, так и не связанных с внесением изменений в учредительный документы юридического лица, могут быть определенные лица, указанные в данном Федеральном Законе Российской Федерации, однако Ш. к таким лицам не относится и сведений о том, что он был уполномочен на совершение действий по внесению изменений в ЕГРЮЛ, не имеется, поэтому он не может нести ту или иную ответственность за последствия, связанные с отсутствием в ЕГРЮЛ записи об изменениях в составе участников ООО "...".

Поскольку материальный закон применен судом неправильно, судебная коллегия по гражданским делам приняла по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска (дело 33-5251).

Применение процессуального законодательства

 

1. Прокурор вправе обратиться в суд в интересах Российской Федерации с иском о взыскании средств семейного капитала.

В соответствии с пунктом 2 ст. 2 Федерального закона РФ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" материнский (семейный) капитал - средства федерального бюджета, передаваемые в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации на реализацию дополнительных мер государственной поддержки, установленных настоящим Федеральным законом.

Согласно п. 1 ст. 18 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" средства пенсионного фонда Российской Федерации имеют целевое назначение.

Поскольку средства материнского (семейного) капитала, передаваемые в бюджет Пенсионного фонда РФ, находятся в собственности Российской Федерации, взыскание этих средств в пользу Пенсионного фонда РФ производится в интересах государства, и обращение прокурора в суд с таким иском соответствует положениям ч. 1 ст. 45 Гражданского процессуального Кодекса РФ, согласно которой прокурор вправе обратиться в суд в защиту интересов Российской Федерации.

Неправильное применение норм процессуального права привело к отмене определения Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка, которым было оставлено без движения исковое заявление Прокурора Куйбышевского района г. Новокузнецка в интересах Российской Федерации к И. о взыскании средств семейного капитала. Вывод суда о том, что исковое заявление подано прокурором с нарушением требований ч. 3 ст. 131 Гражданского процессуального Кодекса РФ, поскольку в нем не указано, чем нарушено субъективное право Пенсионного фонда Российской Федерации как распорядителя денежными средствами материнского капитала и не мотивирована невозможность Пенсионного фонда самостоятельно обратиться в суд за защитой материальных интересов судебной коллегией по гражданским делам признан необоснованным ( дело N 33-11309).

2. Отказ прокурору в принятии заявления, поданного им в защиту интересов несовершеннолетних детей, признан незаконным.

В соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина. Такое заявление может быть подано прокурором в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

В силу действующего законодательства право прокурора на обращение в суд в интересах несовершеннолетнего гражданина не зависит от наличия либо отсутствия у ребенка законного представителя, обладающего правом на такое обращение, но не использующего его.

Реализация прокурором полномочий, предусмотренных названной статьей, в части предъявления заявлений в интересах несовершеннолетних служит гарантией защиты прав несовершеннолетнего и свидетельствует о заботе и охране интересов ребенка со стороны государства.

Прокурор в порядке ч. 1 ст. 45 ГПК РФ обратился в суд в интересах несовершеннолетнего О. к К., А. о взыскании компенсации морального вреда.

Отказывая прокурору в принятии заявления, Новоильинский районный суд г. Новокузнецка исходил из того, что у несовершеннолетнего О. есть родители, которые осуществляют защиту его прав и законных интересов. Каких-либо доказательств, препятствующих самостоятельному обращению в суд самих родителей, прокурор не представил.

Судебная коллегия по гражданским делам отменила определение суда, указав, что О. в силу своего несовершеннолетнего возраста не может обратиться в суд самостоятельно. Судебная защита прав детей, которая в соответствии с действующим законодательством должна осуществляться государством, возможна и путем обращения в суд прокурора ( дело N 33-13736)..

3. Иски прокурора о признании незаконной деятельности юридических лиц по проведению лотерей относятся к подведомственности судов общей юрисдикции.

Согласно пункту 4 статьи 27, пункту 3 статьи 35 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" прокурор вправе обратиться в суд с заявлением, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, когда нарушены права и свободы значительного числа граждан либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение.

В силу части 1 статьи 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан и неопределенного круга лиц.

Учитывая, что действующим Федеральным законом от 29 декабря 2006 года N 244-ФЗ "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" проведение азартных игр разрешено лишь в определенных зонах, организация азартных игр и проведение лотерей под их видом на территории Российской Федерации запрещена, в связи с чем организатор лотереи не вправе осуществлять соответствующую деятельность.

Создание игорных зон на территории Кемеровской области не предусмотрено.

В соответствии со ст. 27 Арбитражного процессуального Кодекса РФ арбитражным судам подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Федеральный закон "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" и Федеральный закон "О лотереях" не содержит указания на подведомственность указанной категории исков арбитражному суду.

Так, Прокурор Центрального района г. Новокузнецка обратился в суд с иском к ООО "Л..." о признании деятельности незаконной, мотивируя требования тем, что обособленными подразделениями данного общества под видом лотерейных клубов, осуществляющих всероссийские негосударственные бестиражные лотереи "Щит отечества", "Студенческий билет" и "Фермер", фактически осуществляется незаконная организация азартных игр с использованием игровых автоматов.

Прекращая производство по иску, Центральный районный суд г. Новокузнецка указал, что данное заявление в соответствии с частью 2 статьи 27 АПК РФ подведомственно арбитражному суду, требования прокурора затрагивают предпринимательскую деятельность общества, спор носит экономический характер.

Определение суда о прекращении производства по делу было отменено в кассационном порядке, поскольку требования прокурора о прекращении деятельности общества, связанной с организацией и проведением лотереи и азартных игр заявлены к ответчику не как к участнику осуществления предпринимательской деятельности, а в защиту гарантированных Конституцией Российской Федерации прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, которые не находятся в экономических отношениях с ответчиком.

Таким образом, спор экономического характера в данном случае предметом иска не является, в связи с чем данный спор к подведомственности арбитражного суда не относится (дело 33-14475).

4. На требования о разделе недвижимого имущества супругов, заявленными вне рамок бракоразводного процесса, распространяются правила исключительной подсудности, установленные пунктом 1 ст. 30 Гражданского процессуального Кодекса РФ.

Согласно ч. 1 ст. 30 ГПК Российской Федерации, иски о правах на земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, а также об освобождении имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества.

Правила исключительной подсудности запрещают применение при предъявлении иска норм о других видах территориальной подсудности, установленных ГПК Российской Федерации.

Исключительная подсудность установлена для исков о любых правах на недвижимое имущество (земельные участки, жилые и нежилые помещения, здания, строения и т.д.), в том числе о праве владения и пользования им, о разделе недвижимого имущества, находящегося в долевой или совместной собственности, и выделе из него доли, о праве пользования недвижимым имуществом (включая определение порядка пользования им), не связанным с правом собственности на него (например, о правах, возникших из договоров найма жилого помещения, аренды и т.п.).

Таким образом, иски о любых правах на недвижимое имущество на основании ч. 1 ст. 30 ГПК РФ должны рассматриваться в суде по месту нахождения этого имущества.

Так, определением Киселевского городского суда гражданское дело по иску С. к М. о разделе общего совместного имущества было передано по подсудности по месту жительства ответчика в Усть-Калманский районный суд Алтайского края. При этом суд исходил из того, что споры, вытекающие из раздела общего имущества супругов, предметом раздела которого является недвижимое имущество не подпадают под правило исключительной подсудности, установленное ч. 1 ст. 30 Гражданского процессуального Кодекса РФ. По мнению суда, при разрешении таких споров следует руководствоваться нормами ст. 28 Гражданского процессуального Кодекса РФ, согласно которой иск предъявляется по месту жительства ответчика.

Отменяя определение, судебная коллегия по гражданским делам обратила внимание на то, что указанный вывод суда не соответствует нормам процессуального права, поскольку данное исковое заявление с учетом требований, установленных в ст. 30 Гражданского процессуального Кодекса подсудно Киселевскому городскому суду (дело 33-14361).

Правило исключительной подсудности действует тогда, когда требования о разделе недвижимого имущества супругов являются самостоятельными, заявленными вне рамок бракоразводного процесса.

В то же время следует иметь в виду, что согласно ст. 24 Семейного Кодекса РФ при расторжении брака в судебном порядке суд по требованию супругов либо одного из них обязан произвести раздел имущества, находящегося в их совместной собственности, включая и объекты недвижимости. Это означает, что при обращении в суд с иском о расторжении брака и разделе имущества действуют общие правила территориальной подсудности для споров о расторжении брака независимо от места расположения объекта недвижимого имущества.

5. Подсудность по искам о защите прав потребителей, установленная ч. 7 ст. 29 Гражданского процессуального Кодекса РФ, на иски, вытекающие из договора имущественного страхования, не распространяется.

Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. "О защите прав потребителей" регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав ( преамбула Закона).

Отношения по страхованию урегулированы главой 48 Гражданского кодекса Российской Федерации, Законом Российской Федерации "Об организации страхового дела", а также специальными законами об отдельных видах страхования.

Согласно п. 1 ст. 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В соответствии с п. 1 ст. 2 Закона Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации" страхование -это отношения по защите интересов физических и юридических лиц, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков.

Целью страхования при заключении договора имущественного страхования является погашение за счет страховщика риска имущественной ответственности перед другими лицами, или риска возникновения иных убытков в результате страхового случая.

Из анализа приведенных правовых норм следует, что отношения по имущественному страхованию не подпадают под предмет регулирования Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", поэтому правила п. 7 ст. 29 ГПК РФ, предусматривающие право выбора подсудности по искам потребителей, в данном случае применению не подлежат.

Указанные требования норм материального и процессуального права не были учтены Междуреченским городским судом Кемеровской области по делу по иску к ОАО "Страховая группа МСК" о защите прав потребителей и взыскании суммы страхового возмещения и морального вреда, что повлекло отмену в кассационном порядке определения об отказе в удовлетворении ходатайства ОАО "Страховая группа МСК" о передаче дела по подсудности на основании ч. 2 ст. 29 ГПК РФ (по месту нахождения филиала). В данном случае суд исходил из того, что истцом заявлены требования по договору имущественного страхования, заключенному между гражданином и страховой организацией и регулируются нормами Гражданского Кодекса РФ и Законом "О защите прав потребителей". Однако вывод суда о том, что дело принято с соблюдением правил подсудности судом кассационной инстанции признан неправильным (дело N 33-10752).

6. Если цена иска по спору о признании недействительным кредитного договора в части уплаты денежных сумм за ведение ссудного счета (комиссионное вознаграждение банка) и применении последствий недействительности договора посредством взыскания этих денежных сумм не превышает пятидесяти тысяч рублей (определяется из суммы незаконно удержанных денежных средств), в том числе, когда заявлены требования о компенсации морального вреда, дело подлежит рассмотрению мировым судьей.

Например, Г. обратился в суд с иском к ОАО "Сбербанк России" о защите прав потребителей, просил признать недействительными условия кредитного договора в части взимания комиссии за ведение ссудного счета, взыскать в его пользу уплаченную комиссию и компенсацию морального вреда.

Определением мирового судьи судебного участка N 2 Центрального района г. Кемерово исковое заявление было возвращено Г.

В апелляционном порядке определение оставлено без изменения.

Президиумом Кемеровского областного состоявшиеся судебные постановления были отменены в связи с нарушением норм процессуального права.

Возвращая заявителю исковое заявление, в связи с подсудностью дела районному суду, мировой судья не учел, что требование о признании п. 3.1 кредитного договора недействительным имеет денежную оценку, носит имущественный характер, цена иска, заявленная истцом, не превышает пятидесяти тысяч рублей.

Как было разъяснено Верховным Судом РФ, "Поскольку Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. (в редакции от 21 декабря 2004 г.) "О защите прав потребителей" регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), то есть имущественные отношения, дела, связанные с защитой прав потребителей, подсудны мировому судье как дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда, в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ.

Не основан на правильном толковании закона вывод судебных инстанций о том, что споры, вытекающие из неимущественных правоотношений, не относятся к компетенции мировых судей.

Так, компенсация морального вреда в имущественных отношениях, как это вытекает из ст. ст. 3 и 151 Гражданского кодекса РФ, допускается лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Таким законом является Закон РФ "О защите прав потребителей", на который ссылается истец в своем иске.

Подсудность дел по имущественным спорам определяется по правилу, установленному в п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, в зависимости от цены иска.

С учетом этого правила должна определяться и подсудность дел по спорам, возникающим из имущественных отношений, по которым предъявлены также требования о компенсации морального вреда: если цена иска по имущественному требованию не превышает 500 размеров оплаты труда, то дело подсудно мировому судье независимо от размера требуемой компенсации морального вреда, если превышает - районному суду.

Как усматривается из гражданского материала требование Г. о компенсации морального вреда производно от требования о признании п. 3.1. кредитного договора недействительным, в связи с чем, данное требование также подсудно мировому суду.

Мировой судья и суд апелляционной инстанции приведенных выше положений закона не учли, допустив существенное нарушение норм материального и процессуального права.

При изложенных выше обстоятельствах определение мирового судьи и определение апелляционной инстанции отменено и передано на рассмотрение мировому судье.

7. Функции по осуществлению работы с выморочным имуществом возложены на Росимущество в лице его территориальных органов.

Б. обратился с заявлением о восстановлении срока для принятия наследства после смерти его отца, умершего 21 мая 1996 года.

Определением Тайгинского городского суда Кемеровской области от 12 октября 2011 года дело было передано по подсудности в Анжеро-Судженский городской суд Кемеровской области.

В кассационном порядке определение суда было отменено.

Суд первой инстанции в определении указал, что в данном случае дело подлежит рассмотрению по месту нахождения ответчика, в порядке, предусмотренном ст. 28 ГПК РФ. При этом ответчиком по делу суд определил ОАО "Сбербанк России".

Судебная коллегия признала данный вывод суда необоснованным, поскольку оснований считать ответчиком по делу именно ОАО "Сбербанк России", исходя из имеющихся материалов дела, - нет.

Согласно ст. 1151 ГК РФ, в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования, либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника, имущество умершего считается выморочным.

Иное выморочное имущество (не являющееся жилым помещением) переходит в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации.

На основании пункта 3 статьи 1151 ГК РФ, а также статьи 4 Федерального закона от 26 ноября 2001 г. N 147-ФЗ "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" впредь до принятия соответствующего закона, определяющего порядок наследования и учета выморочного имущества, переходящего в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации, а также порядок передачи его в собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образований, при рассмотрении судами дел о наследовании от имени Российской Федерации выступает Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (Росимущество) в лице его территориальных органов, осуществляющее в порядке и пределах, определенных федеральными законами, актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, полномочия собственника федерального имущества, а также функцию по принятию и управлению выморочным имуществом (пункт 5.35 Положения о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 5 июня 2008 г. N 432); от имени субъектов Российской Федерации и муниципальных образований - их соответствующие органы в рамках компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

Таким образом, функции по осуществлению работы с выморочным имуществом возложены на Росимущество в лице его территориальных органов.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что суд первой инстанции необоснованно передал дело по подсудности в Анжеро-Судженский городской суд по месту нахождения ОАО "Сбербанк России".

8. При разрешении заявления о восстановлении процессуального срока на обжалование в надзорном порядке судебных постановлений необходимо учитывать время рассмотрения надзорных жалоб, в отношении которых были вынесены определения об их возврате без рассмотрения по существу.

Согласно статье 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Согласно части 2 статьи 376 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 4 декабря 2007 г. N 330-ФЗ) судебные постановления могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции в течение шести месяцев со дня их вступления в законную силу.

Данный процессуальный срок предоставляется лицам, указанным в ч. ч. 1, 3 ст. 376 ГПК РФ, для реализации своего права на обжалование судебных постановлений в порядке надзора.

Срок рассмотрения жалобы или дела в суде надзорной инстанции - это процессуальный срок, в течение которого судом надзорной инстанции должна быть рассмотрена надзорная жалоба (представление) или истребованное по надзорной жалобе дело, при этом продолжительность данного срока не зависит от лица, которое обращается в суд с надзорной жалобой.

Как разъяснил в своем Постановлении Пленум Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 12 февраля 2008 г. "О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 4 декабря 2007 г. N 330-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации", время рассмотрения надзорной жалобы или представления прокурора в суде надзорной инстанции при исчислении названного срока (шесть месяцев со дня вступления судебного постановления в законную силу) учитываться не должно, так как оно не зависит от лица, подавшего надзорную жалобу, или прокурора, подавшего представление.

Кемеровский районный суд, разрешая заявление М. о восстановлении процессуального срока на обжалование в надзорном порядке решения суда от 22 октября 2010 г. и кассационного определения от 22 декабря 2010 г. и отказывая в его удовлетворении, сослался на отсутствие уважительных причин пропуска заявителем процессуального срока на подачу надзорной жалобы на указанные судебные постановления.

Между тем, с такими выводами суда первой согласиться нельзя.

При разрешении заявления М. о восстановлении процессуального срока на обжалование в надзорном порядке судебных постановлений по делу, судом не учтены и не проверены доводы М., что по ее жалобам в Кемеровский областной суд, в судебную коллегию по гражданским делам Верховного суда РФ, дело длительное время находилось на рассмотрении, течение предусмотренного законом 6-месячного срока прерывалось в общей сложности на 140 дней.

Указанные обстоятельства подлежали проверке, т.к. в случае их подтверждения, суд должен был учесть, что указанные обстоятельства не зависели от М., в связи с чем должны были быть учтены судом первой инстанции при разрешении заявления о восстановлении процессуального срока на обжалование в порядке надзора вынесенных по существу рассмотрения дела судебных постановлений( дело 33-13770).

По аналогичным основаниям было отменено определение Междуреченского городского суда по заявлению Ш. о восстановлении срока (дело 33-14317).

9. Жалоба на действия (бездействия) судебного пристава-исполнителя подается в суд, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель.

В соответствии с ч. 2 ст. 441 Гражданского процессуального Кодекса РФ заявление об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) подается в суд, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности указанное должностное лицо.

В силу ч. 1 ст. 33 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" если должником является гражданин, то исполнительные действия совершаются и меры принудительного исполнения применяются судебным приставом - исполнителем по его месту жительства, месту пребывания или местонахождению его имущества. Если должником является организация, то исполнительные действия совершаются и меры принудительного исполнения применяются судебным приставом-исполнителем по ее юридическому адресу, местонахождению имущества или по юридическому адресу представительства или филиала.

По смыслу Федерального закона "Об исполнительном производстве" место нахождения судебного пристава-исполнителя определяется его юрисдикцией, то есть территорией, на которой он совершает исполнительные действия, и не связано с местом нахождения подразделения службы судебных приставов- исполнителей.

Кроме того, дела по жалобам на действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя, связанные с исполнением в сфере гражданского судопроизводства судебных постановлений, а также постановлений иных органов, относятся к категории возникающих из публичных правоотношений дел об оспаривании решений, действий (бездействия) должностных лиц. Из содержания статей 24-27 ГПК Российской Федерации, к которым отсылает часть 2 статьи 254 данного Кодекса, следует, что такого рода дела относятся к подсудности районного суда, осуществляющего свою деятельность в пределах судебного района, на территории которого непосредственно выполняют функции по исполнению судебных актов и актов других органов судебные приставы-исполнители, объединенные в районные, межрайонные или соответствующие им согласно административно-территориальному делению субъектов Российской Федерации подразделения судебных приставов.

В пункте 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" содержится правовая позиция относительно подсудности таких дел: заявления по делам данной категории, подсудные районным судам, подаются в суд по месту нахождения (по месту фактического расположения) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, в том числе, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспариваются.

Если место нахождения органа или лица не совпадает с территорией, на которую распространяется их компетенция (например, местная администрация расположена вне границ данного муниципального образования), то заявление подается в суд, в районе деятельности которого исполняют свои обязанности указанные орган или лицо.

Таким образом, такого рода дела относятся к подсудности суда, осуществляющего свою деятельность в пределах судебного района, на территории которого выполняет функции по исполнению судебных актов и актов других органов судебный пристав-исполнитель.

Например, возвращая заявление Администрации Киселевского городского округа об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора, судья Киселевского городского суда пришла к выводу о том, что данное заявление подсудно суду по месту нахождения Отдела по особым исполнительным производствам УФССП по Кемеровской области, который расположен в Центральном районе г. Кемерово.

Определение суда отменено в кассационном порядке в связи с неправильным применением норм материального и процессуального права.

Из содержания заявления и приложенных к нему документов следует, что заявитель оспаривает постановление судебного пристава-исполнителя Отдела по особым исполнительным производствам УФССП по Кемеровской области Ф. о взыскании исполнительского сбора, вынесенное судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительного производства.

Исполнительное производство, в рамках которого принято оспариваемое постановление, находится в производстве судебного пристава-исполнителя Отдела по особым исполнительным производствам УФССП по Кемеровской области Ф., которая исполняет свои обязанности в г. Киселевске.

Следовательно, судебный пристав-исполнитель Отдела по особым исполнительным производствам УФССП по Кемеровской области Ф. в данном случае исполняет свои обязанности в районе деятельности Киселевского городского суда Кемеровской области. Само по себе то обстоятельство, что Отдел по особым исполнительным производствам УФССП по Кемеровской области расположен в Центральном районе г. Кемерово, основанием для отнесения данного заявления к подсудности Центрального районного суда г. Кемерово не является (дело N 33-10826).

10. Для дел, возникающих из административных правонарушений, существует установленный Кодексом РФ об административных правонарушениях порядок их рассмотрения.

В силу части 1 статьи 113 Федерального закона "Об исполнительном производстве" от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ в случае невыполнения законных требований судебного пристава-исполнителя, иного нарушения законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель налагает на виновное лицо штраф в порядке и размере, которые установлены законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях.

Так, за неисполнение законных требований судебного пристава-исполнителя постановлением судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела судебных приставов по особым исполнительным производствам УФССП по Кемеровской области Администрации г. Мыски был назначен штраф на основании ст. 6 Федерального закона "Об исполнительном производстве" от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ, статьи 17.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Отказывая Администрации г. Мыски в удовлетворении требований о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о наложении штрафа, Мысковский городской суд исходил из положений ст. ст. 6, 113 Федерального закона "Об исполнительном производстве" от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ.

Между тем, при разрешении настоящего дела, судом не было учтено то обстоятельство, что для дел, возникающих из административных правонарушений, существует установленный Кодексом РФ об административных правонарушениях порядок их рассмотрения.

Данная позиция согласовывается с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 10 февраля 2009 года "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих", согласно которому в порядке главы 25 Гражданского процессуального кодекса РФ суды не вправе рассматривать дела об оспаривании решений, для которых главой 30 Кодекса РФ об административных правонарушениях установлен порядок их обжалования, в частности постановлений по делам об административных правонарушениях.

Поскольку в настоящем деле заявлены требования об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя в части наложения штрафа, при данных обстоятельствах суд ошибочно рассмотрел дело в соответствии Гражданским процессуальным кодексом РФ, тогда как указанные правоотношения урегулированы нормами Кодекса РФ об административных правонарушениях и должны рассматриваться в рамках названного Закона.

Поскольку при рассмотрении судом дела имело место существенное нарушение норм процессуального права, Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда отменила решение суда и прекратила производство по делу на основании ст. ст. 220 и п. 1 ст. 134 Гражданского процессуального Кодекса РФ (дело N 33-9254).

По аналогичным основаниям было отменено решение Рудничного районного суда г. Кемерово по заявлению К. об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя (дело N 33-8358), решение Рудничного районного суда г. Прокопьевска по заявлению конкурсного управляющего ООО" шахта Зенковская" об оспаривании постановлений судебного пристава-исполнителя о наложении штрафа (дело N 33-9512).

11. Положений, предусматривающих солидарную обязанность участвующих в деле лиц по возмещению судебных расходов, понесенных лицом, в пользу которого был принят судебный акт, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации не содержит.

Согласно ст. 322 Гражданского Кодекса РФ солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства.

Как следует из ч. 1 ст. 40, ч. 1 ст. 98 Гражданского процессуального Кодекса РФ возмещение судебных расходов происходит за счет стороны, которая может быть представлена несколькими истцами или ответчиками.

Таким образом, обязанность по возмещению судебных расходов несут все лица, участвующие в деле на одной стороне в качестве истцов или ответчиков в долевом порядке (дело 33-10616 по иску ОАО "Альфа-Банк" к З.,Д., Л. об обращении взыскания на заложенное имущество).

Вместе с тем, следует иметь в виду, что статья 363 Гражданского Кодекса РФ устанавливает именно солидарную ответственность поручителя и должника перед кредитором по возмещению судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должника, если иное не предусмотрено договором поручительства.

12. Решение суда в части определения размера государственной пошлины при вынесении решения суда с ответчика признано неправильным

Удовлетворяя исковые требования прокурора Рудничного района г. Кемерово в интересах несовершеннолетнего Д. об обязании обеспечить техническими средствами реабилитации, Центральный районный суд г. Кемерово взыскал в ГУ КРОФСС РФ госпошлину в доход местного бюджета в размере 4000 рублей.

Не согласившись с решением суда в указанной части, кассационная инстанция указала на то, что в нарушение пп 3, 7 п. 1 ст. 333.19, п. 9, 15, 17 ст. 333.36 Налогового Кодекса РФ суд не принял во внимание, что заявление прокурором подано от имени и в интересах физического лица, которое при подаче иска неимущественного характера оплачивало бы государственную пошлину в размере 200 рублей, если бы не было освобождено от ее уплаты в силу закона. В связи с чем при удовлетворения иска с ответчика ГУ КРОФСС РФ подлежит взысканию в доход местного бюджета именно эта сумма.

В связи с неправильным применением норм материального и процессуального права решение суда в части взыскания судебных расходов было изменено, судебная коллегия снизила размер государственной пошлины, подлежащей взысканию в доход местного бюджета с 4000 рублей до 200 рублей ( дело N 33-10640).

13. Отказ в удовлетворении заявления об изменении способа и порядка исполнения решения суда, вступившего в законную силу, признан неправильным.

ГУ-КРОФСС РФ обратилось в суд с заявлением об изменении способа и порядка исполнения решения суда.

Заявление мотивировано тем, что решением Киселевского городского суда от 13.09.2010 г. ГУ-КРОФСС РФ обязан возобновить ежемесячные страховые выплаты в пользу М. в связи с утратой им 10% трудоспособности с момента их прекращения.

В настоящее время М. зарегистрирован и постоянно проживает в г. Томске.

Просил изменить порядок исполнения Киселевского городского суда от 13.09.2010 г. возложить обязанность по выплате ежемесячных страховых выплат в пользу М. на Государственное учреждение Томское региональное отделение Фонда социального страхования РФ.

Определением Киселевского городского суда Кемеровской области от 07 февраля 2011 года было отказано ГУ КРОФСС РФ в удовлетворении заявления об изменении способа и порядка исполнения решения суда от 13 сентября 2010 года.

Отменяя определение суда, судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда обратила внимание на следующие обстоятельства.

В соответствии со ст. 203 ГПК РФ суд, рассмотревший дело, по заявлениям лиц, участвующих в деле, либо исходя из имущественного положения сторон или других обстоятельств, вправе изменить способ и порядок его исполнения.

Судом установлено, что решением Киселевского городского суда от 13.09.2010 г. на ГУ-КРОФСС РФ возложена обязанность возобновления М. ежемесячных страховых выплат в связи с утратой трудоспособности с момента их прекращения.

Решение вступило в законную силу 03.11.2010 г.

М. зарегистрирован и постоянно проживает в городе Томске.

В соответствии с п. 2.1 Порядка передачи личных (учетных) дел пострадавших от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний по месту их жительства, утвержденным постановлением Фонда социального страхования РФ от 27.01.2003 г. N 6, передаче подлежат дела пострадавших из региональных отделений Фонда, которыми назначены и осуществляются страховые выплаты в отделение Фонда по месту постоянного жительства пострадавших.

Согласно п. 3.4 вышеназванного Порядка, дела пострадавших, страховые выплаты которым производятся по решениям суда, установивших исполнителями решений судов региональные отделения Фонда, не подлежат передаче до вынесения судами решений об изменении способа и порядка их решений в соответствии со ст. 203 ГПК РФ.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия не согласилась с выводом суда первой инстанции об отказе в удовлетворении заявления ГУ-КРОФСС (филиала N 5) об изменении способа и порядка исполнения решения суда. Кроме того, Федеральным законом от 24 июля 1998 года обязанность по выплате страхового возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья при исполнении обязанностей по трудовому договору, возлагается на Фонд социального страхования Российской Федерации.

При новом рассмотрении вопроса об изменении способа и порядка исполнения решения суда, суду было предложено обсудить вопрос о привлечении к участию в деле Государственное учреждение - Томское региональное отделение Фонда РФ.

14. Информация по вопросу обжалования определений о назначении судебной экспертизы

Исходя из положений статей 104 и 218 ГПК РФ в апелляционном порядке могут быть обжалованы только определения суда о назначении экспертизы по вопросам, связанным с судебными расходами, а также о приостановлении производства по делу. Указанное определение суда в части разрешения иных вопросов не препятствует движению дела, в связи с чем в силу статей 331 ГПК РФ не подлежит обжалованию в апелляционном порядке(обзор Верховного Суда РФ по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утв. пост. Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 14.12.2011 г.)

Ответы на вопросы

 

Вопрос: Подлежит ли взысканию компенсация на основании ст. 236 Трудового Кодекса РФ в том случае, если организация - работодатель признана несостоятельным (банкротом) и в отношении нее открыто конкурсное производство?

В соответствии со ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено взыскание компенсации за задержку выплаты заработной платы.

Установив, что решением Арбитражного суда ответчик признан несостоятельным (банкротом) и в отношении него открыто конкурсное производство, суд, руководствуясь, в том числе положениями ст. 124 и 129 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", должен иметь в виду, что при признании работодателя банкротом меняется правовое положение работника - он становится кредитором, и соответствующие правоотношения регулируются не трудовым законодательством, а законодательством о банкротстве.

На основании ч. 1 ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации денежная компенсация за задержку выплаты заработной платы не является компенсацией, связанной с исполнением работником трудовых обязанностей, а является видом материальной ответственности работодателя и фактически представляет собой санкцию за нарушение работодателем срока выплаты заработной платы в виде процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно.

В соответствии с абзацем третьим пункта 1 ст. 126 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 N 127-ФЗ с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращается начисление неустоек (штрафов, пеней), процентов и иных финансовых санкций по всем видам задолженности должника.

Таким образом, компенсация на основании ст. 236 Трудового Кодекса РФ в том случае, если организация - работодатель признана несостоятельным (банкротом) и в отношении нее открыто конкурсное производство, взысканию судом общей юрисдикции не подлежит.

Вопрос: Вправе ли кредиторы при осуществлении процедур в рамках дела о признании банкротом индивидуального предпринимателя предъявить свои требования по обязательствам, не связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, вне рамок дела о банкротстве?

 

В соответствии с абз.1 п. 1 ст. 63 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного указанным Федеральным законом порядка предъявления требований к должнику.

В силу п. 2 ст. 215 того же Закона при осуществлении процедур, применяемых в деле о банкротстве индивидуального предпринимателя, его кредиторы, требования которых не связаны с обязательствами, вытекающими из его предпринимательской деятельности, а также кредиторы, требования которых неразрывно связаны с их личностью, вправе также предъявить свои требования.

В соответствии с п. 2 ст. 25 Гражданского кодекса Российской Федерации при осуществлении процедуры признания банкротом индивидуального предпринимателя его кредиторы по обязательствам, не связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, также вправе предъявить свои требования.

Из указанных норм не следует, что кредитор, требования которого не связаны с предпринимательской деятельностью индивидуального предпринимателя, обязан заявлять такие требования в рамках дела о банкротстве индивидуального предпринимателя.

Таким образом, при осуществлении процедур о признании банкротом индивидуального предпринимателя кредитор вправе по своему усмотрению предъявить требования либо в суд общей юрисдикции либо в арбитражный суд в рамках процедуры банкротства.

Вопрос: Может ли приниматься как доказательство при рассмотрении гражданских дел по искам о признании подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне и свидетельствовать о наличии у истца суммарной эффективной эквивалентной дозы облучения, дающей право на получение мер социальной поддержки по законодательству Российской Федерации справка, выданная Научно-исследовательским институтом радиационной медицины и экологии Министерства здравоохранения республики Казахстан в соответствии с Законом Республики Казахстан от 18.12.1992 г. "О социальной защите граждан, пострадавших вследствие ядерных испытаний на Семипалатиснком полигоне, а также удостоверение, подтверждающее право на льготы пострадавшему вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском испытательном ядерном полигоне, выданное на основании указанного закона Республики Казахстан?

Имеется ли на территории Российской Федерации учреждение, в компетенцию которого входит проведение медицинской экспертизы по определению суммарной эффективной дозы облучения, полученной гражданином?

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 10 января 2002 г. N 2-ФЗ "О социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне" гражданам, которые проживали в 1949-1963 годах в населенных пунктах на территории Российской Федерации и за ее пределами, включенных в утверждаемые Правительством Российской Федерации перечни населенных пунктов, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, и которые получили суммарную (накопленную) эффективную дозу облучения более 5 сЗв (бэр), а также детям в возрасте до 18 лет первого и второго поколения указанных граждан, страдающим заболеваниями вследствие радиационного воздействия на одного из родителей, гарантируются меры социальной поддержки, установленные настоящим Федеральным законом.

Меры социальной поддержки, предусмотренные настоящим Федеральным законом, предоставляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Порядок отнесения граждан к категории лиц, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, определяется Правительством Российской Федерации.

В соответствии с действующим законодательством с учетом правовых позиций, изложенных в ряде Постановлений Конституционного суда Российской Федерации основным условием предоставления гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, мер социальной поддержки является получение ими суммарной (накопленной) эффективной дозы облучения более 5 сЗв (бэр), а также проживание в период 1949-1963 годов в населенных пунктах, подвергшихся радиационному воздействию.

В соответствии со ст. 5 названного закона гражданам, получившим суммарную (накопленную) эффективную дозу облучения более 5 сЗв (бэр), уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти выдаются удостоверения единого образца, которые дают право на получение мер социальной поддержки с момента их предъявления. Порядок выдачи этих удостоверений определяется уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Документом, подтверждающим право на получение мер социальной поддержки детям, указанным в ст. 4 Федерального закона, является заключение межведомственного экспертного совета по установлению причинной связи заболевания с радиационным воздействием. Установление причинной связи развившихся заболеваний с последствиями ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне осуществляется межведомственными экспертными советами в порядке определяемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

В силу пункта 2 Правил отнесения граждан к категории лиц, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15 ноября 2004 года N 634, отнесение граждан к категории лиц, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, получивших суммарную (накопленную) эффективную дозу облучения более 5 сЗв (бэр), осуществляется на основании сведений об их проживании или прохождении военной службы в 1949-1963 годах в населенных пунктах, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, включенных в перечни, утверждаемые в установленном порядке.

Определение населенных пунктов, в которых граждане за счет внешнего и внутреннего облучения получили суммарную (накопленную) эффективную дозу более 5 сЗв (бэр), осуществляется на основании расчетов доз облучения граждан (с учетом особенностей радиационного воздействия при проведении конкретных ядерных испытаний) в соответствии с методикой оценки доз облучения, утвержденной в установленном порядке. Подтверждением отнесения граждан к категории лиц, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, являются удостоверения единого образца, выдаваемые Министерством Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий ( пункты 3 и 5 Правил).

Перечень населенных пунктов бывшей Казахской ССР, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, определен распоряжением Правительства Российской Федерации от 15 марта 1995 г. N 356-р (действовавшему в редакции распоряжения Правительства Российской Федерации от 8 февраля 2002 г. N 156-р). Из указанного Перечня следует, что населенные пункты дифференцировались в зависимости от полученной населением суммарной (накопительной) эффективной дозы облучения вследствие проведения ядерных испытаний 29 августа 1949 г. и 7 августа 1962 г.

Предоставление в Российской Федерации мер социальной поддержки на основании Федерального закона от 10 января 2002 г. N 2-ФЗ "О социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне" возможно только в соответствии с международными договорами.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" даны разъяснения о том, что при рассмотрении судом гражданских, уголовных или административных дел непосредственно применяется такой международный договор Российской Федерации, который вступил в силу и стал обязательным для Российской Федерации и положения которого не требуют издания внутригосударственных актов для их применения и способны порождать права и обязанности для субъектов национального права (часть 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, части 1 и 3 статьи 5 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации", часть 2 статьи 7 ГК РФ).

Однако, международных договоров между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о взаимном признании национального законодательства, регулирующего вопросы социальной защиты граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, не имеется, следовательно, нет законных оснований для применения при рассмотрении оспариваемого дела норм права иностранного государства, Республики Казахстан, на территории Российской Федерации.

Статья 13 Конвенции Содружества Независимых Государств о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (с изменениями от 28 марта 1997 г. обеспечивает лишь признание аутентичности (подлинности) документов, исходящих от органов, должностных или специально уполномоченных лиц иностранных государств, без необходимости дополнительного удостоверения (консульской легализации или проставления апостиля).

Согласно п. 1 ст. 1 Конвенции граждане каждой из Договаривающихся Сторон, а также лица, проживающие на ее территории, пользуются на территории всех других Договаривающихся Сторон в отношении своих личных и имущественных прав такой же правовой защитой, как и собственные граждане Договаривающейся Стороны.

Из смысла вышеуказанной нормы следует, что речь идет о способах защиты уже имеющихся прав и не подразумевает наделение граждан государств - участников Конвенции правами граждан конкретного государства.

Следовательно, Конвенция 1993 г. не дает права гражданам РФ требовать на территории РФ предоставления им льгот, установленных иным государством - участником Конвенции.

Таким образом, справка, выданная Научно-исследовательским институтом радиационной медицины и экологии Министерства здравоохранения республики Казахстан в соответствии с Законом Республики Казахстан от 18.12.1992 г. "О социальной защите граждан, пострадавших вследствие ядерных испытаний на Семипалатиснком полигоне, а также удостоверение, подтверждающее право на льготы пострадавшему вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском испытательном ядерном полигоне, выданное на основании указанного закона Республики Казахстан сама по себе не может являться основанием для получения мер социальной поддержки по законодательству Российской Федерации, поскольку доза радиационного облучения определена в соответствии с Законом Республики Казахстан от 18 декабря 1992 года "О социальной защите граждан, пострадавших вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне" и является документом, подтверждающим право на льготы и компенсации, только в Республике Казахстан.

Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 21.01.2010 N 5 утверждены Методические указания МУ 2.6.1.2574-2010 об "Определении суммарных (накопленных) эффективных доз облучения лиц из населения, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, вступившие в действие с 04.05.2010 г.

Орган, в компетенцию которого входит проведение медицинской экспертизы по определению суммарной эффективной дозы облучения, полученной гражданином, в настоящее время отсутствует.

Однако, отсутствие органов, уполномоченных определять дозы облучения лиц из населения, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, и выносить официальные заключения о соответствии (несоответствии) полученных ими суммарных (накопленных) эффективных доз облучения само по себе не может служить препятствием к реализации права на получение мер социальной поддержки на основании Федерального закона "О социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне"

В силу статьи 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Применительно к правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении от 4 декабря 2007 г. N 960-О-П, вопросы о возможности предоставления мер социальной поддержки гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, могут быть решены судами общей юрисдикции в зависимости от фактических обстоятельств, подтверждающих либо опровергающих получение ими суммарной (накопленной) эффективной дозы облучения свыше 5 сЗв (бэр). При этом исходя из того, что обязанность возмещения вреда, причиненного гражданам в результате радиационного воздействия вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, государство приняло на себя, на соответствующие государственные органы должна возлагаться процессуальная обязанность по доказыванию того обстоятельства, что полученная лицом суммарная (накопленная) эффективная доза облучения менее 5 сЗв (бэр).

Вопрос: Учитывается ли износ автомобиля при взыскании с причинителя вреда на основании статьи 1072 Гражданского Кодекса РФ разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред?

Возмещение причиненных убытков является одним из способов возмещения вреда (статья 1082, пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с преамбулой Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" он действует в целях защиты прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью и имуществу при использовании транспортных средств другими лицами, через систему обязательного страхования гражданской ответственности.

Законодательство об обязательном страховании гражданской ответственности ограничивает возмещение вреда за счет страховщика установлением предельного размера страховой суммы (статья 7 Закона) и вычета стоимости износа комплектующих изделий в случае восстановительного ремонта при повреждении транспортного средства (подпункт б пункта 2.1, пункт 2.2. статьи 12 Закона). Между тем расходы, определенные с учетом износа, не всегда совпадают с реальными расходами, необходимыми для приведения транспортного средства в состояние, предшествовавшее повреждению и необходимое для дальнейшего использования владельцем, что дает потерпевшему лицу право потребовать возмещения вреда за счет виновного лица.

В отличие от законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств Гражданский кодекс Российской Федерации провозглашает принцип полного возмещения вреда.

Этот принцип подлежит применению судом, однако с исключением в каждом конкретном споре неосновательного значительного улучшения транспортного средства после восстановительного ремонта с установкой новых комплектующих изделий, влекущего увеличение его стоимости за счет причинившего вред лица.

Следовательно, при предъявлении иска к причинителю вреда на основании статьи 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации о взыскании разницы между размером причиненного вреда и страховой суммой, полученной по договору ОСАГО, необходимо исходить из общих оснований ответственности о возмещении вреда. При удовлетворении иска истец не должен получить неосновательного значительного улучшения транспортного средства после восстановительного ремонта за счет причинившего вред лица.

Таким образом, при определении стоимости ущерба после восстановительного ремонта автомобиля необходимо учитывать износ частей, узлов и деталей автомобиля до восстановительного ремонта.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Справка Кемеровского областного суда от 20 февраля 2012 г. N 01-07/26-166 о практике рассмотрения судами Кемеровской области гражданских дел в 2011 году по кассационным и надзорным данным (извлечение)


Текст справки предоставлен Кемеровским областным судом по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника