Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 1 апреля 2002 г. N А13-5339/01-15 О признании недействительным решения налоговой инспекции в части предложения ЗАО уплатить НДС и пени

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа
от 1 апреля 2002 г. N А13-5339/01-15

 

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Абакумовой И.Д., судей Дмитриева В.В., Ломакина С.А.,

при участии от ЗАО "Вологодская птицефабрика" Власова С.Г. (доверенность от 01.02.2001),

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Вологодскому району Вологодской области на решение от 27.11.2001 (судьи Пестерева О.Ю., Маганова Т.В., Виноградова Т.В.) и постановление апелляционной инстанции от 25.01.2002 (судьи Богатырева В.А., Матеров Н.В., Романова А.В.) Арбитражного суда Вологодской области по делу N А13-5339/01-15,

установил:

Закрытое акционерное общество "Вологодская птицефабрика" (далее - общество) обратилось в арбитражный суд с иском к Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Вологодскому району Вологодской области (далее - налоговая инспекция) о признании недействительным ее решения от 28.08.2001 N 8.

В судебном заседании истец изменил предмет требования в соответствии со статьей 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и просил признать недействительным указанное решение налоговой инспекции в части начисления к уплате 614 391 руб. 35 коп. НДС и 85 331 руб. 88 коп. пеней.

Решением суда от 27.11.2001 иск удовлетворен.

Постановлением апелляционной инстанции от 25.01.2002 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе налоговая инспекция просит отменить судебные акты и в иске отказать. По мнению ответчика, судом неправильно применены нормы налогового законодательства, а именно статья 40 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) и статьи 7 Закона Российской Федерации "О налоге на добавленную стоимость" (далее - Закон об НДС).

Кассационная жалоба рассмотрена в отсутствие представителя налоговой инспекции, надлежащим образом извещенной о времени и месте судебного разбирательства.

В судебном заседании представитель общества возражал против удовлетворения жалобы.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как видно из материалов дела, налоговая инспекция провела выездную налоговую проверку правильности исчисления, удержания и полноты уплаты обществом НДС и налога с продаж за период с 01.01.2000 по 30.06.2000, о чем составила акт от 01.08.2001 N 8.

Из акта проверки усматривается, что налоговая инспекция выявила следующие нарушения.

В проверяемый период истец реализовывал продукцию (столовое яйцо) с отклонением более чем на 20% в сторону понижения от уровня цен, применяемых этим же налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам, в пределах непродолжительного периода времени, что повлекло неуплату 386 375 руб. 78 коп. НДС.

Кроме того, истец неправомерно предъявил к возмещению из бюджета 11 550 руб. НДС при расчете за поставленную продукцию векселем.

Также неправомерно предъявлено к возмещению 16 666 руб. 67 коп. НДС по расчетам, оформленным трехсторонними соглашениями между истцом, открытым акционерным обществом "Вологдагаз" (далее - ОАО "Вологдагаз") и обществом с ограниченной ответственностью "Югдон" (далее - ООО "Югдон").

Истец необоснованно предъявил к возмещению из бюджета 211 066 руб. 50 коп. НДС, так как отсутствуют сведения об уплате налога поставщиками материальных ресурсов.

Рассмотрев материалы проверки и возражения истца по акту проверки, налоговая инспекция вынесла решение от 28.08.2001 N 8, в котором предложила истцу уплатить 614 391 руб. 35 коп. НДС и 85 331 руб. 88 коп. пеней.

Судебные инстанции правомерно признали указанное решение недействительным в части начисления НДС по эпизодам реализации продукции с отклонением цен более чем на 20% в сторону понижения, расчетов за поставленную продукцию векселем и неподтверждения уплаты НДС поставщиками материальных ресурсов.

Согласно пункту 1 статьи 40 НК РФ для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен. Обязанность доказывать несоответствие цены сделки уровню рыночных цен лежит на налоговой инспекции.

Рыночной ценой согласно пункту 4 статьи 40 НК РФ признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях. Причем идентичными (пункт 6 статьи 40 НК РФ) признаются товары, имеющие одинаковые характерные для них основные признаки (физические характеристики, качество и репутация на рынке, страна происхождения и производитель). Однородными, согласно пункту 7 статьи 40 НК РФ, признаются товары, которые, не являясь идентичными, имеют сходные характеристики и состоят из схожих компонентов, что позволяет им выполнять одни и те же функции и (или) быть коммерчески взаимозаменяемыми. При определении однородности товаров учитываются, в частности, их качество, наличие товарного знака, репутация на рынке, страна происхождения.

Судебными инстанциями сделан вывод о том, что налоговая инспекция не доказала обстоятельств отклонения уровня цен при реализации истцом продукции от уровня рыночных цен, так как в своих расчетах использовала среднестатистические данные органов статистики. Это обстоятельство подтверждено материалами дела, и кассационная инстанция суда не праве переоценивать такой вывод.

В соответствии с пунктом 3 статьи 7 Закона Российской Федерации "О налоге на добавленную стоимость" (далее - Закон об НДС) в случае превышения сумм налога по товарно-материальным ценностям, стоимость которых фактически отнесена на издержки производства и обращения, а также по основным средствам и нематериальным активам над суммами налога, исчисленными по реализации товаров, возникающая разница засчитывается в счет предстоящих платежей или возмещается за счет общих платежей налогов в десятидневный срок со дня получения расчета за соответствующий отчетный период.

Порядок и условия возмещения НДС также определены в пунктах 21 и 22 Инструкции Государственной налоговой службы Российской Федерации N 39 от 11.10.95 "О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость".

Нормы статьи 7 Закона об НДС не указывают на форму расчета между покупателем и поставщиком: денежными средствами, векселем, другими материальными ресурсами или путем взаимозачета. Основанием для возмещения уплаченного налога на добавленную стоимость является завершение расчетов с поставщиком и, как следствие, возникновение обязанности у поставщика уплатить налог в бюджет.

Согласно пункту 2 статьи 7 Закона об НДС при использовании в расчетах за поставленные товары (выполненные работы, оказанные услуги) векселей суммы налога на добавленную стоимость подлежат возмещению (зачету) после оплаты векселей денежными средствами.

Вместе с тем вексель, являясь средством платежа, одновременно является ничем не обусловленным денежным обязательством, то есть сам по себе он никак не связан с условиями договора купли-продажи и его погашение не будет означать оплату товара.

Требование пункта 2 статьи 7 Закона об НДС об оплате векселя денежными средствами как обязательном условии возмещения НДС относится к расчетам с поставщиками собственными векселями.

Таким образом, истец правомерно предъявил к возмещению из бюджета 11550 руб. НДС, уплаченных поставщикам материальных ресурсов простым векселем третьего лица. При этом не имеет значения, какую сумму он уплатил при приобретении векселя.

Налоговым законодательством не предусмотрено в качестве обязательного условия для возмещения НДС подтверждение факта уплаты налога поставщиками материальных ресурсов. Иные условия в обоснование права на возмещение НДС истец выполнил, в связи с чем правомерно предъявил к возмещению 211 066 руб. 50 коп. НДС.

Вместе с тем судебными инстанциями неправомерно признано недействительным решение налоговой инспекции по эпизоду предъявления к возмещению 16 666 руб. 67 коп. НДС.

Из материалов дела следует, что между истцом, ООО "Югдон" и ОАО "Вологдагаз" 30.04.2000 заключено соглашение о проведении взаимных расчетов. Согласно соглашению ООО "Югдон" погашает задолженность ОАО "Вологдагаз" за выполненные работы на сумму 100 000 руб., ОАО "Вологдагаз" погашает задолженность истца за подачу природного газа на 100 000 руб., а истец отпускает продукцию ООО "Югдон" на 100 000 руб. Позднее, 10.05.2000, истец и ООО "Югдон" подписали соглашение о замене обязательства поставить продукцию новым обязательством о выплате истцом ООО "Югдон" 75 000 руб.

Аналогичные соглашение о проведении взаимных расчетов и соглашение о порядке расчетов и замене обязательства подписаны соответственно 12.05.2000 и 13.06.2000. Соглашение между теми же лицами о проведении взаимных расчетов на сумму 200 000 руб. подписано 02.06.2000, а соглашение о порядке расчетов и замене обязательства поставить продукцию на обязательство выплатить 150 000 руб. подписано между истцом и ООО "Югдон" 14.06.2000.

Истец по указанным операциям, после расчета денежными средствами с ООО "Югдон", предъявил к возмещению из бюджета НДС не с суммы, фактически выплаченной ООО "Югдон", а исходя из размера первоначального обязательства 400 000 руб.

Согласно статье 7 Закона об НДС условиями возмещения налога являются проведение расчетов с поставщиками материальных ресурсов и отнесение на издержки производства и обращения их стоимости.

В данном случае трехсторонние соглашения о проведении взаимных расчетов являются договорами об уступке права требования, согласно которым право требования к истцу по оплате природного газа перешло к ООО "Югдон" в размере 400 000 руб. Соглашениями между ними сумма обязательства была уменьшена, то есть стоимость природного газа, приобретенного истцом, стала 300 000 руб. Указанную сумму истец уплатил ООО "Югдон", в том числе 20% НДС. Следовательно, право на возмещение НДС истец имеет только исходя из фактически произведенных хозяйственных операций.

В указанной части решение суда подлежит отмене как вынесенное с нарушением норм материального права, с принятием решения об отказе в иске в этой части.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 174, пунктом 2 статьи 175 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение от 27.11.2001 и постановление апелляционной инстанции от 25.01.2002 Арбитражного суда Вологодской области по делу N А13-5339/01-15 отменить в части признания недействительным решения Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Вологодскому району Вологодской области от 28.08.2001 N 8 по эпизоду предъявления к возмещению 16 666 руб. 67 коп. НДС.

В этой части в иске отказать.

В остальной части судебные акты оставить без изменения.

 

Председательсгвующий
Судьи

И.Д.Абакумова
В.В.Дмитриев

С.А.Ломакин

 

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 1 апреля 2002 г. N А13-5339/01-15


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением пунктуации и орфографии источника