Постановление Конституционного суда РТ от 7 февраля 2003 г. N 8-П "По делу о толковании положения части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан"

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан
от 7 февраля 2003 г. N 8-П
"По делу о толковании положения части первой статьи 1
Конституции Республики Татарстан"

 

Конституционный суд Республики Татарстан в составе Председателя С.Х.Нафиева, судей Д.А.Алкаевой, А.Л.Васина, А.Г.Гатауллина, Л.А.Гусевой, А.В.Косорукова,

с участием представителей народных депутатов Республики Татарстан (депутатов Государственного Совета Республики Татарстан), направивших запрос в Конституционный суд Республики Татарстан, - народного депутата Республики Татарстан М.Г.Галеева, народного депутата Республики Татарстан И.Р.Тагирова; экспертов - заведующего кафедрой конституционного и международного права Казанского государственного университета им.В.И.Ульянова-Ленина, доктора юридических наук, профессора Г.И.Курдюкова, заведующего кафедрой политологии Казанского государственного университета им.В.И.Ульянова-Ленина, доктора политических наук, профессора М.Х.Фарукшина, профессора кафедры конституционного и международного права Казанского государственного университета им.В.И.Ульянова-Ленина, доктора юридических наук Б.Л.Железнова, доцента кафедры теории и истории права и государства Казанского государственного университета им.В.И.Ульянова-Ленина, кандидата политических наук Р.Г.Валиева; представителя Президента Республики Татарстан - заведующего сектором Аппарата Президента Республики Татарстан А.А.Ощепкова; полномочного представителя Государственного Совета Республики Татарстан - председателя постоянной Комиссии по вопросам законодательства, законности и депутатской этики Государственного Совета Республики Татарстан М.М.Курманова; полномочного представителя Кабинета Министров Республики Татарстан - начальника правового управления Кабинета Министров Республики Татарстан Р.Ф.Гафиятуллина; представителя Председателя Верховного Суда Республики Татарстан - заместителя Председателя Верховного Суда Республики Татарстан И.И.Гилазова; представителя прокурора Республики Татарстан - первого заместителя прокурора Республики Татарстан В.Г.Метелина; представителя Председателя Арбитражного суда Республики Татарстан - начальника отдела обобщения и информации Арбитражного суда Республики Татарстан И.Ф.Нафиева; Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан Р.Г.Вагизова,

руководствуясь частью второй статьи 109 Конституции Республики Татарстан, частью третьей статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 39, статьями 55, 68, 93 и 94 Закона Республики Татарстан "О Конституционном суде Республики Татарстан",

рассмотрел в открытом заседании дело о толковании положения части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан.

Поводом к рассмотрению дела явился запрос народных депутатов Республики Татарстан (депутатов Государственного Совета Республики Татарстан) о толковании положения части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан, согласно которому суверенитет Республики Татарстан выражается в обладании всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан и является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в понимании указанного конституционного положения.

Заслушав сообщение судьи-докладчика А.В.Косорукова, объяснения представителей народных депутатов Республики Татарстан, обратившихся с запросом в Конституционный суд Республики Татарстан, - М.Г.Галеева, И.Р.Тагирова, заключения экспертов - Г.И.Курдюкова, М.Х.Фарукшина, Б.Л.Железнова, Р.Г.Валиева, выступления приглашенных в заседание полномочного представителя Государственного Совета Республики Татарстан М.М.Курманова, представителя Председателя Верховного Суда Республики Татарстан И.И.Гилазова, представителя прокурора Республики Татарстан В.Г.Метелина, Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан Р.Г.Вагизова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный суд Республики Татарстан установил:

1. В части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан закреплено, что Республика Татарстан - демократическое правовое государство, объединенное с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан" и являющееся субъектом Российской Федерации. Суверенитет Республики Татарстан выражается в обладании всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан и является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан.

По мнению народных депутатов Республики Татарстан, обратившихся с запросом в Конституционный суд Республики Татарстан, часть первая статьи 1 Конституции Республики Татарстан нуждается в толковании в целях установления закрепленного ею содержания и уровня суверенитета Республики Татарстан. Как считают заявители, в настоящее время имеет место неопределенность в понимании данного конституционного положения, обусловленная тем, что частью первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан в ее взаимосвязи со статьей 5 Конституции Российской Федерации республика, являющаяся субъектом Российской Федерации, определена как государство и в силу своего государственного статуса не может не обладать государственным суверенитетом, в котором выражается верховенство, самостоятельность и ответственность ее государственной власти в решении вопросов своего ведения, вопросов внутренней и внешней жизни с учетом общих принципов, установленных федеральной властью.

Исходя из этого предметом толкования в данном деле является положение части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан в ее редакции от 19 апреля 2002 года, согласно которому суверенитет Республики Татарстан выражается в обладании всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан и является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан.

2. В соответствии с частью второй статьи 109 Конституции Республики Татарстан Конституционный суд Республики Татарстан дает толкование Конституции Республики Татарстан по запросам, в том числе одной пятой депутатов Государственного Совета Республики Татарстан. Поскольку настоящий запрос внесен группой народных депутатов Республики Татарстан (депутатов Государственного Совета Республики Татарстан) в составе 29 человек, постольку он является поданным надлежащим заявителем и подведомственным Конституционному суду Республики Татарстан.

3. Как следует из части второй статьи 68 Закона Республики Татарстан "О Конституционном суде Республики Татарстан", Конституционный суд Республики Татарстан принимает решение, оценивая как буквальный смысл конституционного положения, подлежащего толкованию, так и смысл, придаваемый ему сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе нормативных правовых актов. В силу этого конституционное положение, подлежащее толкованию, следует рассматривать во взаимосвязи с другими нормами Конституции Республики Татарстан, соответствующими нормами Конституции Российской Федерации, положениями Договора Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 года "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан", иными нормативными правовыми актами и общепризнанными нормами международного права, имеющими отношение к данному вопросу.

4. Учитывая, что государственность Республики Татарстан в ее современном состоянии является историческим результатом становления и развития федеративных отношений в рамках обновленной Российской Федерации, содержание и конституционно-правовой смысл подлежащего толкованию положения части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан не могут быть раскрыты вне системно-исторического подхода, который предполагает установление и конституционно-правовую оценку правовых актов, связанных с определением, юридическим закреплением и последующим развитием государственно-правового статуса Республики Татарстан.

4.1. Первым Съездом народных депутатов РСФСР 12 июня 1990 года была принята Декларация о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, которой торжественно провозглашен государственный суверенитет РСФСР на всей ее территории и заявлено о решимости создать демократическое правовое государство в составе обновленного Союза ССР (преамбула). При этом Декларация закрепляла, что Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика есть суверенное государство, созданное исторически объединившимися в нем народами (статья 1); суверенитет РСФСР - естественное и необходимое условие существования государственности России, имеющей многовековую историю, культуру и сложившиеся традиции (статья 2); государственный суверенитет РСФСР провозглашается во имя высших целей, в том числе обеспечения каждому народу права на самоопределение в избранных им национально-государственных и национально-культурных формах (статья 4). Подтверждая, в частности, необходимость существенного расширения прав автономных республик, автономных областей, автономных округов, равно как краев и областей РСФСР (статья 9), Декларация признавала себя в качестве основы для разработки новой Конституции РСФСР, заключения Союзного договора и совершенствования республиканского законодательства (статья 15).

4.2. Сознавая историческую ответственность за судьбу многонационального народа республики, свидетельствуя уважение к суверенным правам всех народов, населяющих Российскую Федерацию и Союз Советских Социалистических Республик, отмечая несоответствие статуса автономной республики интересам дальнейшего политического, экономического, социального и духовного развития ее многонационального народа, реализуя неотъемлемое право татарской нации, всего народа республики на самоопределение, а также стремясь создать демократическое правовое государство, Верховный Совет Татарской ССР своей Декларацией от 30 августа 1990 года N 334-XII "О государственном суверенитете Татарской Советской Социалистической Республики" провозгласил государственный суверенитет Татарстана (статья 1) и определил данную Декларацию в качестве основы для разработки Конституции Татарской ССР, развития законодательства Татарской ССР, участия Татарской ССР в подготовке и заключении Союзного договора, договоров с РСФСР и другими республиками, вынесения наиболее важных вопросов государственного строительства Татарской ССР и ее отношений с Союзом ССР, РСФСР и другими республиками на обсуждение ее народа (статья 5).

В целях реализации указанной выше Декларации Законом Татарской ССР от 18 апреля 1991 года "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Татарской Советской Социалистической Республики" в статье 1 Конституции Татарской ССР от 31 мая 1978 года было закреплено, что Татарская ССР есть суверенное демократическое государство, выражающее волю и интересы всего многонационального народа республики, а также установлено, что суверенитет и полномочия государства исходят от народа; государственный суверенитет есть неотъемлемое качественное состояние Татарской ССР. Положения о государственном суверенитете были включены также в наименование главы 6 и в содержание статей 64, 66, 67 и 70 Конституции Татарской ССР от 31 мая 1978 года.

В последующем, учитывая, что определение государственного статуса Республики Татарстан является важнейшим вопросом государственной жизни, затрагивает интересы каждого гражданина Республики Татарстан, и, реализуя конституционный принцип осуществления государственной власти народом непосредственно путем референдума, Верховный Совет Республики Татарстан своим постановлением от 21 февраля 1992 года N 1437-XII "О проведении референдума Республики Татарстан по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан" вынес вопрос о государственном статусе Республики Татарстан на референдум Республики Татарстан (пункт 1), назначив его проведение на 21 марта 1992 года (пункт 2), и определил для включения в бюллетень для голосования следующую формулировку вопроса, выносимого на референдум: "Согласны ли Вы, что Республика Татарстан - суверенное государство, субъект международного права, строящее свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров?", предусмотрев два варианта ответа на него: "Да" или "Нет" (пункт 3).

Уважая право многонационального народа Республики Татарстан на выражение своей воли в решении вопроса о государственно-правовом статусе республики путем референдума, назначенного на 21 марта 1992 года, Республика Татарстан не участвовала в инициированном 13 марта 1992 года подписании Федеративного договора (Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти республик в составе Российской Федерации).

Вместе с тем в связи с многочисленными просьбами граждан и трудовых коллективов официально разъяснить существо вопроса референдума Республики Татарстан 21 марта 1992 года постановлением Верховного Совета Республики Татарстан от 16 марта 1992 года N 1454-XII "О разъяснении формулировки вопроса референдума Республики Татарстан, назначенного на 21 марта 1992 года" было определено, что целью референдума Республики Татарстан 21 марта 1992 года является подтверждение Декларации о государственном суверенитете Республики Татарстан (пункт 1). При этом в указанном постановлении особо оговаривалось, что вопросы государственного обособления Республики Татарстан от Российской Федерации, изменения ее территориальной целостности и границ предметом проводимого референдума не являются (пункт 2); Республика Татарстан выступает за реформирование отношений с Российской Федерацией на основе Договора о делегировании полномочий (пункт 3), гарантирует на своей территории равноправие всех граждан, соблюдение общепризнанных прав человека независимо от национальной принадлежности, вероисповедания и других признаков (пункт 4).

Тем самым, обеспечивая легитимность как проведения референдума Республики Татарстан, так и его решения, законодатель своим разъяснением формулировки вопроса, вынесенного на референдум, исключил возможность его истолкования как санкционирующего или поощряющего действия, которые вели бы к расчленению, частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства Российской Федерации, что недопустимо в силу принципа равноправия и самоопределения, установленного Декларацией о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 года.

4.3. В период до проведения референдума Республики Татарстан 21 марта 1992 года Декларация о государственном суверенитете Татарской ССР от 30 августа 1990 года, Закон Татарской ССР от 18 апреля 1991 года "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Татарской ССР", Закон Татарской ССР от 29 ноября 1991 года "О референдуме Татарской ССР", постановление Верховного Совета Республики Татарстан от 21 февраля 1992 года N 1437-XII "О проведении референдума Республики Татарстан по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан" явились предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации своим постановлением от 13 марта 1992 года по делу о проверке конституционности указанных выше нормативных правовых актов Республики Татарстан признал не соответствующими Конституции РСФСР положения части второй статьи 5 и статью 6 Декларации о государственном суверенитете Татарской ССР от 30 августа 1990 года, ограничивающие действие законов Российской Федерации на территории Республики Татарстан, отложив разбирательство вопроса о конституционности других статей Декларации до завершения определения государственно-правового статуса Республики Татарстан в процессе заключения Федеративного договора и принятия новых конституций Российской Федерации и Республики Татарстан (пункты 1 и 2 резолютивной части).

Оценивая конституционность Закона Татарской ССР от 18 апреля 1991 года "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Татарской ССР", Конституционный Суд Российской Федерации постановлением от 13 марта 1992 года признал содержащееся в статье 4 данного Закона положение о том, что "отношения Татарской ССР с Союзом ССР, РСФСР, другими республиками строятся на основе Союзного договора, договоров с РСФСР и другими республиками", не соответствующим Конституции РСФСР в той мере, в какой это исключает конституционно-правовые основы урегулирования отношений Республики Татарстан и Федерации в целом, поскольку это связано с односторонним изменением национально-государственного устройства Российской Федерации и означает, что Республика Татарстан не состоит в Российской Федерации (пункт 4 резолютивной части). В то же время статьи 1, 2, 3 и 7 данного Закона в их единстве со статьями 4 и 53 Конституции Республики Татарстан от 31 мая 1978 года были признаны соответствующими Конституции РСФСР при условии, что Республика Татарстан состоит в Российской Федерации (пункт 3 резолютивной части). Оговаривая условие конституционности названных выше норм Закона Республики Татарстан, Конституционный Суд Российской Федерации тем самым признал полное соответствие Конституции РСФСР закрепленных статьей 2 данного Закона положений статьи 1 Конституции Республики Татарстан, которыми устанавливалось, что Республика Татарстан есть суверенное демократическое государство, выражающее волю и интересы всего многонационального народа республики; суверенитет и полномочия государства исходят от народа; государственный суверенитет есть неотъемлемое качественное состояние Республики Татарстан; внесенного статьей 3 данного Закона в наименование главы 6 Конституции Республики Татарстан положения о том, что Татарская ССР (Республика Татарстан) - суверенное государство; установленного статьей 7 данного Закона положения части второй статьи 70 Конституции Республики Татарстан, в соответствии с которым Конституция и законы Татарской ССР по вопросам ведения Татарской ССР обладают верховенством на всей территории Татарской ССР.

Исходя из того, что законодательный орган республики в пределах своих полномочий не обязан принимать законы, полностью совпадающие с федеральными (пункт 2 мотивировочной части), Конституционный Суд Российской Федерации постановлением от 13 марта 1992 года признал часть вторую статьи 1 и статью 33 Закона Татарской ССР от 29 ноября 1991 года "О референдуме Татарской ССР" (в единстве со статьями 4 и 53 Конституции Республики Татарстан) соответствующими Конституции РСФСР (пункт 5 резолютивной части). Тем самым в порядке конституционного судопроизводства была подтверждена конституционность законодательной основы проведения референдума Республики Татарстан 21 марта 1992 года.

Оценивая постановление Верховного Совета Республики Татарстан от 21 февраля 1992 года N 1437-XII "О проведении референдума Республики Татарстан по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан", Конституционный Суд Российской Федерации констатировал, что оно является актом, имеющим нормативное значение, предопределяющим направление и содержание правотворческого процесса; нормативный характер постановления определяется также последствиями его реализации, прямым влиянием любых результатов референдума на дальнейшее конституционное развитие как в республике, так и в России в целом (пункт 3 мотивировочной части). Исходя из правового анализа всей формулировки вопроса, вынесенного на референдум Республики Татарстан 21 марта 1992 года, Конституционный Суд Российской Федерации признал постановление Верховного Совета Республики Татарстан от 21 февраля 1992 года N 1437- XII "О проведении референдума Республики Татарстан по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан" не соответствующим Конституции РСФСР лишь в части формулировки вопроса, предусматривающей, что Республика Татарстан является субъектом международного права и строит свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров, поскольку это связано с односторонним изменением национально-государственного устройства Российской Федерации и означает, что Республика Татарстан не состоит в Российской Федерации (пункт 6 резолютивной части). Тем самым по своему содержанию и смыслу данное решение Конституционного Суда Российской Федерации признало конституционность проведения референдума Республики Татарстан 21 марта 1992 года в той части формулировки вынесенного на него вопроса, которая предусматривает, что Республика Татарстан является суверенным государством.

4.4. Согласно официальному сообщению Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан об итоговых результатах референдума Республики Татарстан 21 марта 1992 года в голосовании приняло участие 82 процента граждан от общего числа внесенных в списки для участия в референдуме. Вопрос, вынесенный на референдум, был признан принятым, поскольку за него проголосовало 61,4 процента, или более половины граждан Республики Татарстан, принявших участие в голосовании. При этом жалобы и заявления граждан, наблюдателей и представителей органов государственной власти на нарушение Закона Республики Татарстан "О референдуме Республики Татарстан", которые могли бы повлиять на результаты голосования, не поступали.

Результаты референдума Республики Татарстан 21 марта 1992 года, представляя собой прямое выражение воли многонационального народа Республики Татарстан, юридически закрепили новое нормативное определение государственно-правового статуса Республики Татарстан. В силу части первой статьи 1 действовавшего в тот период Закона Республики Татарстан от 29 ноября 1991 года N 1324-XII "О референдуме Республики Татарстан" решения, принятые путем референдума, в каком-либо утверждении не нуждались и являлись обязательными для исполнения на всей территории Республики Татарстан. Тем самым решение референдума в части вопроса о том, что Республика Татарстан является суверенным государством, приобрело значение правовой нормы высшего уровня - нормы, утвержденной высшим непосредственным выражением власти народа.

4.5. Уважая волю народа, выраженную референдумом Республики Татарстан 21 марта 1992 года, законодатель республики в последующем включил норму о суверенитете Республики Татарстан как принципиально значимой особенности ее государственно-правового статуса в Конституцию Республики Татарстан от 6 ноября 1992 года (статья 1, глава 5). Иные органы государственной власти Республики Татарстан руководствовались данной нормой в имевшем место в тот период договорно-правовом процессе между Российской Федерацией и Республикой Татарстан, а также при заключении действующего в настоящее время Договора Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 года "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан".

Руководствуясь Конституцией Российской Федерации и Конституцией Республики Татарстан, исходя в том числе из общепризнанного права народов на самоопределение, принципов равноправия, добровольности и свободы волеизъявления, указанный Договор закрепил в статье 1 положение, согласно которому разграничение предметов ведения и взаимное делегирование полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан осуществляются Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и настоящим Договором. Тем самым Договор Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 года "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан" явился правовым актом, непосредственно оформившим вхождение Республики Татарстан в обновленное конституционно-правовое пространство Российской Федерации.

4.6. Статья 36 Закона Республики Татарстан от 29 ноября 1991 года N 1324-XII "О референдуме Республики Татарстан" устанавливала, что изменение или отмена решения, принятого путем референдума, производится только путем референдума. Часть четвертая статьи 54 действующего ныне Закона Республики Татарстан от 25 октября 2001 года N 1142 "О референдуме Республики Татарстан" предусматривает, что решение, принятое на референдуме, может быть отменено или изменено путем принятия иного решения на референдуме, но не ранее двух лет после его принятия, либо признано недействительным в судебном порядке.

Референдум Республики Татарстан, направленный на отмену или изменение решения, принятого референдумом Республики Татарстан 21 марта 1992 года, правомочными субъектами не инициировался и не проводился. Кроме того, поскольку положения о судебном порядке признания недействительным решения, принятого на референдуме, предусмотренные частями четвертой и пятой статьи 54 Закона Республики Татарстан от 25 октября 2001 года N 1142 "О референдуме Республики Татарстан", равно как аналогичные положения, закрепленные частями четвертой и пятой статьи 61 Федерального закона от 19 сентября 1997 года N 124-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", не имеют обратной силы, решение референдума Республики Татарстан 21 марта 1992 года не являлось и не может являться предметом рассмотрения в судах общей юрисдикции. Положение о суверенитете Республики Татарстан как правовая норма, утвержденная референдумом Республики Татарстан 21 марта 1992 года и в последующем закрепленная в Конституции Республики Татарстан от 6 ноября 1992 года, не являлось также предметом конституционного судопроизводства и в той его процедуре, которая необходимо предполагается частью третьей статьи 123 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что в Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Таким образом, решение референдума Республики Татарстан 21 марта 1992 года в части вопроса о том, что Республика Татарстан - суверенное государство, сохраняет свою юридическую силу до настоящего времени и в соответствии с частями первой и второй статьи 54 Закона Республики Татарстан от 25 октября 2001 года N 1142 "О референдуме Республики Татарстан" общеобязательно, не нуждается в дополнительном утверждении и действует на всей территории Республики Татарстан. Исходя из этого законодатель Республики Татарстан руководствовался данным решением при принятии ныне действующей редакции Конституции Республики Татарстан. В силу этого же в настоящее время статья 123 Конституции Республики Татарстан предусматривает, что положения статьи 1 Конституции Республики Татарстан, в том числе положение, являющееся предметом настоящего толкования, могут быть изменены только по результатам референдума Республики Татарстан.

Также следует учитывать, что с вхождением Республики Татарстан в обновленное конституционно-правовое пространство Российской Федерации в содержании правовой нормы, утвержденной референдумом Республики Татарстан 21 марта 1992 года, произошли существенные изменения, сопряженные с юридическим закреплением и реальным осуществлением конституционно-правового статуса Республики Татарстан как республики (государства), объединенной с Российской Федерацией и являющейся ее субъектом, что получило соответствующее отражение в Конституции Республики Татарстан в ее ныне действующей редакции.

5. Одним из основополагающих принципов конституционного устройства Российской Федерации, как это определено в преамбуле ее Конституции, является соблюдение общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов. Часть четвертая статьи 15 Конституции Российской Федерации устанавливает, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Конституция Республики Татарстан, исходя, в частности, из общепризнанного права народов на самоопределение, принципов их равноправия, добровольности и свободы волеизъявления (преамбула), также закрепляет положение, в соответствии с которым общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Республики Татарстан (часть четвертая статьи 24).

Статья 1 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года и статья 1 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года провозглашают, что все народы имеют право на самоопределение. В силу этого они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие. Все участвующие в настоящих Пактах государства должны, в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций, поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право. Согласно статьям 2 каждого из указанных Пактов, если это уже не предусмотрено существующими законодательными или другими мерами, каждое участвующее в данных Пактах государство обязано принять необходимые меры в соответствии со своими конституционными процедурами и положениями этих Пактов для принятия таких законодательных или других мер, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав, признаваемых в данных Пактах. Как установлено в статье 50 Международного пакта о гражданских и политических правах и в статье 28 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, постановления Пактов распространяются на все части федеративных государств без каких-либо ограничений или изъятий.

Право народов на самоопределение явилось правовой основой принятия Декларации о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 12 июня 1990 года. Это же право послужило юридическим основанием и для принятия Декларации о государственном суверенитете Татарской Советской Социалистической Республики от 30 августа 1990 года. Соответствующие правовые положения, подтвержденные референдумом Республики Татарстан 21 марта 1992 года, были закреплены в принятой 6 ноября 1992 года Конституции Республики Татарстан и сохраняются в действующей ее редакции.

В связи с этим толкуемое положение части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан по своему юридическому значению представляет собой выражающее волю многонационального народа Республики Татарстан, в том числе татарского народа, конституционно-правовое закрепление той формы государственности и степени ее самостоятельности, в которых, исходя из результатов референдума Республики Татарстан 21 марта 1992 года, реализовано право народа Республики Татарстан на самоопределение. С учетом названных выше конституционных и международно-правовых принципов и норм, оно обладает необходимой легитимностью и воплощает в себе их применение без каких-либо ограничений или изъятий к Республике Татарстан как части федеративного государства.

6. Часть первая статьи 1 Конституции Республики Татарстан закрепляет одну из принципиально значимых основ конституционного строя Республики Татарстан - государственно-правовой статус Республики Татарстан как демократического правового государства, объединенного с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан" и являющегося субъектом Российской Федерации.

В развитие этого часть первая статьи 1 Конституции Республики Татарстан устанавливает, что суверенитет Республики Татарстан выражается в обладании всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан и является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан.

Место, занимаемое данным конституционным положением в содержании части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан, свидетельствует о том, что оно не имеет самостоятельного юридического значения и должно рассматриваться в единстве и нерасторжимой взаимосвязи с иными положениями указанной статьи и других статей Конституции Республики Татарстан как конституционно-правовое закрепление в обобщенной форме одной из наиболее существенных особенностей государственно-правового статуса Республики Татарстан. Эта особенность обусловлена факторами исторического, национального, юридического и иного характера, определившими становление и развитие современной государственности Республики Татарстан, и в силу которых в настоящее время, как это следует из части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан в ее взаимосвязи с частями первой и второй статьи 5 Конституции Российской Федерации, Республика Татарстан представляет собой республику (государство), объединенную с Российской Федерацией и являющуюся ее субъектом.

7. Определение Республики Татарстан в качестве демократического правового государства, как это закреплено в Конституции Республики Татарстан, исходит из признания того, что единственным источником власти в Республике Татарстан является ее многонациональный народ, который, реализуя свое общепризнанное право на самоопределение, осуществляет принадлежащую ему власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (части первая и вторая статьи 3); Республика Татарстан как государство основывается на таких взаимоотношениях личности, общества и государства, при которых человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита - конституционной обязанностью Республики Татарстан (статья 2); любые формы государственной деятельности в Республике Татарстан должны быть подчинены праву (часть первая статьи 1 в ее взаимосвязи с частями первой и второй статьи 24).

Государственно-правовой статус Республики Татарстан, представляющей собой по форме государственного устройства республику (государство) - субъект Российской Федерации, в силу объединения Республики Татарстан с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 года "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан" обладает рядом существенных элементов:

а) Государственно-правовой статус Республики Татарстан определен Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан, Договором Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 года "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан" и не может быть изменен без взаимного согласия Республики Татарстан и Российской Федерации; при этом изменение статуса Республики Татарстан невозможно без соответствующего решения, принятого референдумом Республики Татарстан, а также соблюдения требований федерального конституционного закона (часть третья статьи 1, статья 123 Конституции Республики Татарстан в их взаимосвязи с частью первой статьи 65, частями первой и пятой статьи 66 Конституции Российской Федерации).

б) Республика Татарстан обладает собственной территорией, которая, являясь составной частью территории Российской Федерации, едина и неприкосновенна; границы между Республикой Татарстан и субъектами Российской Федерации не могут быть изменены без их взаимного согласия, что обязательно предполагает соответствующее волеизъявление Республики Татарстан (часть третья статьи 1, статья 5 Конституции Республики Татарстан в ее взаимосвязи с частями первой и третьей статьи 67 Конституции Российской Федерации).

Поскольку входящая в состав Российской Федерации республика (государство) осуществляет принадлежащую ей власть на всей своей территории (часть первая статьи 67, статья 73 Конституции Российской Федерации), постольку территорией Республики Татарстан определяются пространственные пределы ее власти. При этом в силу федеративной природы государственности России и отнесения к ведению Российской Федерации вопросов федеративного устройства Республика Татарстан самостоятельно определяет свое территориальное, в том числе административно-территориальное, устройство, которое служит способом организации публичной власти в Республике Татарстан, основой построения и функционирования системы органов государственной власти республики (статьи 65 и 66 Конституции Республики Татарстан в их взаимосвязи с нормами главы 3 "Федеративное устройство" Конституции Российской Федерации).

в) Республика Татарстан имеет свою правовую систему, состоящую из Конституции, законов и иных нормативных правовых актов, договоров и соглашений Республики Татарстан.

Республика Татарстан самостоятельно принимает свою Конституцию, которая не требует какого-либо подтверждения органами государственной власти Российской Федерации, а также самостоятельно определяет порядок принятия своей Конституции, внесения изменений и дополнений в нее (часть четвертая статьи 3, статьи 123 и 124 Конституции Республики Татарстан в их взаимосвязи с частью второй статьи 5 и частью первой статьи 66 Конституции Российской Федерации).

Конституция Республики Татарстан, являясь Основным законом республики, имеет высшую юридическую силу в правовой системе Республики Татарстан, прямое действие и применяется на всей территории Республики Татарстан; законы и иные правовые акты Республики Татарстан, а также правовые акты органов местного самоуправления не должны противоречить Конституции Республики Татарстан (часть первая статьи 24 Конституции Республики Татарстан).

Вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов Республика Татарстан осуществляет собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов, а в случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом Республики Татарстан, изданным по предметам ведения Республики Татарстан, действует нормативный правовой акт Республики Татарстан (статья 4 Конституции Республики Татарстан в ее взаимосвязи с частями четвертой и шестой статьи 76 Конституции Российской Федерации).

В силу конституционного разграничения нормотворческих полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами, при отсутствии федерального закона по тому или иному предмету совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов Республика Татарстан вправе принять собственный закон и иной нормативный правовой акт, учитывая, что после издания федерального закона такой акт подлежит приведению в соответствие с федеральным законом (части вторая и пятая статьи 76 Конституции Российской Федерации).

Самостоятельность правовой системы Республики Татарстан не означает ее обособленности от правовой системы Российской Федерации, поскольку Республика Татарстан признает высшую юридическую силу Конституции Российской Федерации, ее прямое действие и применение на всей территории Российской Федерации, прямое действие на всей территории Российской Федерации федеральных конституционных и федеральных законов, принятых по предметам ведения Российской Федерации, а также исходит из того, что законы и иные нормативные правовые акты Республики Татарстан не должны противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (часть первая статьи 1, статья 25 Конституции Республики Татарстан в их взаимосвязи с частью первой статьи 15, частями первой и пятой статьи 76 Конституции Российской Федерации).

г) Исходя из приоритета прав и свобод человека и гражданина по отношению к государственной власти, Республика Татарстан признает человека, его права и свободы высшей ценностью и считает своей конституционной обязанностью признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Конституцией Республики Татарстан (статья 2, статья 22, нормы раздела II "Основные права, свободы и обязанности человека и гражданина" Конституции Республики Татарстан в их взаимосвязи со статьей 2, нормами главы 2 "Права и свободы человека и гражданина", пунктом "б" части первой статьи 72 Конституции Российской Федерации).

Признавая, что граждане обладают всей полнотой личных, политических, социально-экономических и культурных прав, Республика Татарстан предусматривает в том числе возможность осуществления гражданами права на гражданство Республики Татарстан, имея в виду при этом, что гражданин Российской Федерации, постоянно проживающий на территории Республики Татарстан, является гражданином Республики Татарстан, а гражданин Республики Татарстан одновременно является гражданином Российской Федерации (статьи 30 и 21 Конституции Республики Татарстан в их взаимосвязи, в том числе с частью второй статьи 5, частью третьей статьи 11, пунктом "в" статьи 71 Конституции Российской Федерации, пунктом 8 части второй статьи 2 Договора Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 года "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан", статьей 15 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года).

д) Республика Татарстан самостоятельно устанавливает систему органов государственной власти республики и порядок их формирования исходя при этом из основ конституционного строя Российской Федерации и общих принципов организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленных федеральным законом, а также учитывая, что в пределах ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти Республики Татарстан образуют единую систему исполнительной власти в Российской Федерации (части вторая и третья статьи 9 Конституции Республики Татарстан в их взаимосвязи с частью второй статьи 11 и статьей 77 Конституции Российской Федерации).

е) Республика Татарстан обладает международной правосубъектностью в той ее мере, в какой Республика Татарстан в пределах своих полномочий и при координации ее международных и внешнеэкономических связей, выполнении международных договоров Российской Федерации, что относится к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, самостоятельно вступает в международные и внешнеэкономические связи с субъектами и административно-территориальными образованиями иностранных государств, иностранными государствами, заключает международные соглашения, обменивается представительствами, участвует в деятельности международных организаций (статья 6 Конституции Республики Татарстан в ее взаимосвязи с пунктом "о" части первой статьи 72 и статьей 73 Конституции Российской Федерации).

ж) Республика Татарстан самостоятельно устанавливает свои государственные языки, которыми являются равноправные татарский и русский языки, употребляемые в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях Республики Татарстан на равных основаниях (статья 8 Конституции Республики Татарстан в ее взаимосвязи с частью первой статьи 68 Конституции Российской Федерации).

з) Республика Татарстан имеет свою государственную символику - Государственный герб, Государственный флаг и Государственный гимн как официальные символы, выражающие суверенитет Республики Татарстан, самобытность и традиции народа Татарстана, а также свою столицу, которой является город Казань (статьи 121 и 122 Конституции Республики Татарстан).

Указанные выше существенные элементы государственно-правового статуса Республики Татарстан, рассматриваемые в их единстве и взаимосвязи, свидетельствуют о том, что Республика Татарстан как республика (государство), объединенная с Российской Федерацией и являющаяся ее субъектом, обладает определенной самостоятельностью.

Конституционный суд Республики Татарстан считает, что юридическое значение и конституционно-правовой смысл толкуемого положения части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан состоит в конституционном закреплении самостоятельности Республики Татарстан как такого ее качественного состояния, которое проистекает из волеизъявления многонационального народа Республики Татарстан, выраженного референдумом 21 марта 1992 года, и образует одну из существенных особенностей государственно-правового статуса Республики Татарстан как республики (государства), объединенной с Российской Федерацией и являющейся ее субъектом.

8. Закрепленная в части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан самостоятельность Республики Татарстан не может быть признана или истолкована как качественное состояние Республики Татарстан, которое в своем правовом значении и реальном проявлении ущемляет или каким-либо иным образом ограничивает государственный суверенитет Российской Федерации, поскольку носителем суверенитета и источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ, в том числе и многонациональный народ Республики Татарстан как его неотъемлемая часть, а Республика Татарстан представляет собой республику (государство), которая объединена с Российской Федерацией и является ее субъектом, обладающим наряду с другими субъектами Российской Федерации равными правами во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти (часть первая статьи 3 и часть четвертая статьи 5 Конституции Российской Федерации).

Толкуемое конституционное положение, закрепляя принадлежащую Республике Татарстан самостоятельность, исходит из того, что государственно-правовой статус Республики Татарстан как республики (государства), объединенной с Российской Федерацией и являющейся ее субъектом, основан в том числе на разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, установленном Конституцией Российской Федерации (часть третья статьи 11, статьи 71, 72, 73), и разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан, закрепленном Договором Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 года "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан".

В силу этого самостоятельность Республики Татарстан как одна из существенных особенностей ее государственно-правового статуса не может признаваться таким качественным состоянием Республики Татарстан, которое затрагивает суверенные права Российской Федерации, проявляется или может проявляться в противоречии с ними. Из содержания толкуемого конституционного положения однозначно следует, что закрепленная им самостоятельность Республики Татарстан выражается в обладании Республикой Татарстан всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан. Тем самым толкуемое конституционное положение определяет меру и степень самостоятельности Республики Татарстан, согласуя их с закрепленными Конституцией Российской Федерации пределами исключительного ведения Российской Федерации и ее полномочиями по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (статьи 71, 72, части первая, вторая, пятая и шестая статьи 76, часть вторая статьи 78) и положением, в соответствии с которым вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти (статья 73).

Признавая за Республикой Татарстан обладание всей полнотой государственной власти вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан в качестве выражения самостоятельности Республики Татарстан как республики (государства), объединенной с Российской Федерацией и являющейся субъектом Российской Федерации, толкуемое конституционное положение имеет в виду всю совокупность полномочий Республики Татарстан, которые в силу Конституции Российской Федерации, Конституции Республики Татарстан и Договора Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 года "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан" принадлежат ей как исключительные полномочия Республики Татарстан по предметам ее ведения и полномочия Республики Татарстан по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов.

При этом толкуемое конституционное положение исходит из того, что государственная власть в Республике Татарстан осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную; органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны; государственную власть в Республике Татарстан осуществляют Президент Республики Татарстан, Государственный Совет Республики Татарстан, Кабинет Министров Республики Татарстан, суды Республики Татарстан (части первая и вторая статьи 9 Конституции Республики Татарстан). Тем самым толкуемое конституционное положение предусматривает, что самостоятельность Республики Татарстан, выраженная в обладании Республикой Татарстан всей полнотой государственной власти, должна обеспечиваться и осуществляться деятельностью органов законодательной, исполнительной и судебной власти Республики Татарстан, основанной на конституционном установлении и разграничении их компетенционных полномочий.

Толкуемое конституционное положение устанавливает также, что самостоятельность Республики Татарстан как республики (государства), объединенной с Российской Федерацией и являющейся ее субъектом, представляет собой неотъемлемое качественное состояние Республики Татарстан. Это означает, что в силу государственно-правового статуса Республики Татарстан обладаемая ею вся полнота государственной власти не может быть уменьшена или ограничена путем изъятия или перераспределения принадлежащих Республике Татарстан ее исключительных полномочий по предметам ведения Республики Татарстан и полномочий по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан каким-либо иным образом, кроме как изменением конституционно-правового статуса Республики Татарстан и в порядке, установленном Конституцией Республики Татарстан (часть третья статьи 1 и часть первая статьи 26 в их взаимосвязи со статьей 123) и Конституцией Российской Федерации (часть третья статьи 11, часть первая статьи 16, статья 65, части первая и пятая статьи 66, статья 135 в их взаимосвязи со статьями 71, 72, 73).

Таким образом, толкуемое положение части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан, исходя из его содержания и конституционно-правового смысла, установленного настоящим толкованием с учетом взаимосвязи данного положения с иными нормами Конституции Республики Татарстан, нормами Конституции Российской Федерации, Договора Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 года "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан", общепризнанными нормами о праве народов на самоопределение, закрепленными Международным пактом о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года, Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года, Декларацией о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 года, следует понимать как основанное на волеизъявлении многонационального народа Республики Татарстан, выраженном референдумом Республики Татарстан 21 марта 1992 года, положение Конституции Республики Татарстан, которое в силу государственно-правового статуса Республики Татарстан как демократического правового государства, объединенного с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 года "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан" и являющегося субъектом Российской Федерации, закрепляет принадлежащую Республике Татарстан самостоятельность в той ее мере и степени, при которых самостоятельность Республики Татарстан:

выражается в обладании Республикой Татарстан всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, что означает самостоятельное осуществление Республикой Татарстан всей совокупности принадлежащих ей исключительных полномочий по предметам ведения Республики Татарстан и полномочий по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан, обеспечиваемое деятельностью органов законодательной, исполнительной и судебной власти Республики Татарстан в пределах их компетенции, установленной Конституцией Республики Татарстан;

является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан, в силу чего обладаемая Республикой Татарстан вся полнота государственной власти не может быть уменьшена или ограничена путем изъятия или перераспределения принадлежащих Республике Татарстан ее исключительных полномочий по предметам ведения Республики Татарстан и полномочий Республики Татарстан по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан каким-либо иным образом, кроме как изменением конституционно-правового статуса Республики Татарстан и в порядке, установленном Конституцией Республики Татарстан и Конституцией Российской Федерации;

не может быть признана или истолкована как такое качественное состояние Республики Татарстан, которое в своем правовом значении и реальном проявлении ущемляет или каким-либо иным образом ограничивает государственный суверенитет Российской Федерации, каким-либо образом затрагивает суверенные права Российской Федерации, осуществляется или может осуществляться в противоречии с ними.

Исходя из изложенного, руководствуясь статьей 6, частями первой и второй статьи 66, статьей 67, частями первой, второй, третьей, четвертой статьи 68, статьями 69, 71, 73 и статьей 94 Закона Республики Татарстан "О Конституционном суде Республики Татарстан", Конституционный суд Республики Татарстан постановил:

1. Положение части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан, согласно которому суверенитет Республики Татарстан выражается в обладании всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан и является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан, исходя из его содержания и конституционно-правового смысла, установленного настоящим толкованием с учетом взаимосвязи данного положения с иными нормами Конституции Республики Татарстан, нормами Конституции Российской Федерации, Договора Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 года "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан", общепризнанными нормами о праве народов на самоопределение, закрепленными Международным пактом о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года, Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года, Декларацией о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 года, следует понимать как основанное на волеизъявлении многонационального народа Республики Татарстан, выраженном референдумом Республики Татарстан 21 марта 1992 года, положение Конституции Республики Татарстан, которое в силу государственно-правового статуса Республики Татарстан как демократического правового государства, объединенного с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 года "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан" и являющегося субъектом Российской Федерации, закрепляет принадлежащую Республике Татарстан самостоятельность в той ее мере и степени, при которых самостоятельность Республики Татарстан:

выражается в обладании Республикой Татарстан всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, что означает самостоятельное осуществление Республикой Татарстан всей совокупности принадлежащих ей исключительных полномочий по предметам ведения Республики Татарстан и полномочий по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан, обеспечиваемое деятельностью органов законодательной, исполнительной и судебной власти Республики Татарстан в пределах их компетенции, установленной Конституцией Республики Татарстан;

является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан, в силу чего обладаемая Республикой Татарстан вся полнота государственной власти не может быть уменьшена или ограничена путем изъятия или перераспределения принадлежащих Республике Татарстан ее исключительных полномочий по предметам ведения Республики Татарстан и полномочий Республики Татарстан по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан каким-либо иным способом, кроме как изменением конституционно-правового статуса Республики Татарстан и в порядке, установленном Конституцией Республики Татарстан и Конституцией Российской Федерации;

не может быть признана или истолкована как такое качественное состояние Республики Татарстан, которое в своем правовом значении и реальном проявлении ущемляет или каким-либо иным образом ограничивает государственный суверенитет Российской Федерации, каким-либо образом затрагивает суверенные права Российской Федерации, осуществляется или может осуществляться в противоречии с ними.

2. Признать, что содержание и конституционно-правовой смысл положения части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан, выявленные настоящим толкованием, распространяются в полном объеме на взаимосвязанные с ним соответствующие положения части первой статьи 3, пункта 1 части первой статьи 94 и части первой статьи 121 Конституции Республики Татарстан.

3. В соответствии со статьей 94 Закона Республики Татарстан "О Конституционном суде Республики Татарстан" данное толкование является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5. Согласно статье 72 Закона Республики Татарстан "О Конституционном суде Республики Татарстан" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в газетах "Ватаным Татарстан" и "Республика Татарстан". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного суда Республики Татарстан".

 

Конституционный суд

Республики Татарстан

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Конституционного суда РТ от 7 февраля 2003 г. N 8-П "По делу о толковании положения части первой статьи 1 Конституции Республики Татарстан"


Текст постановления опубликован в газете "Республика Татарстан" N 30-31 от 14 февраля 2003 г.