Справка о результатах обобщения судебной практики рассмотрения гражданских дел о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный работодателю в 2009 году

 

В соответствии с планом работы Самарского областного суда на первое полугодие 2010 года проведено обобщение судебной практики по делам о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный работодателю, рассмотренных судами области в 2009 году.

Целью данного обобщения является установление общего количества рассмотренных дел, результатов, сроков и качества их рассмотрения, изучение практики применения норм материального права при разрешении споров данной категории дел, выявление неясных и спорных вопросов, возникших у судей при их рассмотрении.

Современные рыночные отношения в России как одну из важных задач в деятельности организации выдвигают обеспечение сохранности ее имущества (производственные и непроизводственные фонды, оборотные и денежные средства, находящиеся в собственности или принадлежащие организации на праве хозяйственного ведения или оперативного управления), составляющего ее материально-техническую базу.

Эффективность выполнения этой задачи во многом зависит от тех работников, которые непосредственно обслуживают денежные и товарно-материальные ценности в организации, с которой они состоят в трудовых отношениях.

Анализ судебной статистики указывает на то, что в суды области за данный период поступило незначительное количество исковых заявлений данной категории. Однако по своему значению они являются важными, поскольку судебное разбирательство таких дел обеспечивает защиту всех форм собственности, обязывает работника бережно относиться к имуществу работодателей, охрана прав которых гарантируется ч. 2 ст. 8 Конституции Российской Федерации.

Из числа рассмотренных в 2009 году гражданских дел о материальной ответственности работников, которое по данным годового отчета составило 152 дела, на обобщение судебной практики из городских и районных судов области поступило 100 дел.

Удельный вес дел рассматриваемой категории от общего числа гражданских дел, вытекающих из трудовых правоотношений и рассмотренных судами области в 2009 году (6 771 дело), составил 2,3%, что может свидетельствовать о том, что вопросы о возмещении работниками материального ущерба, причиненного работодателю при исполнении трудовых обязанностей, чаще решаются во внесудебном порядке.

Из 100 поступивших на обобщение гражданских дел, по 88 делам иски рассмотрены по существу с вынесением решения, в том числе по 6 делам постановлены заочные решения.

По 78 делам исковые требования удовлетворены (полностью либо частично), что составляет 78% от общего числа дел; по 10 делам (10%) - в иске отказано, в том числе по 3 делам, в связи с истечением срока обращения в суд с иском, установленного ст. 392 Трудового Кодекса РФ. Прекращено производство по 8 делам (8%): из них по 4 делам, в связи с заключением мирового соглашения; по 4 делам, в связи с отказом истца от иска и принятием его судом. По 4 делам (4%) иски оставлены без рассмотрения, в связи с вторичной неявкой истца либо сторон в судебное заседание. С нарушением, установленного законом 2-х месячного срока по отчетным данным рассмотрено 4 дела. В числе дел, поступивших на обобщение, рассмотренных с нарушением установленного законом 2-х месячного срока - 1 дело.

Обобщение показало, что суды в основном правильно подходят к вопросу определения юридически значимых обстоятельств по делам анализируемой категории и применяют нормы материального права.

Так по поступившим на обобщение делам в кассационном порядке были обжалованы решения лишь по 11 делам, из них в 9 случаях решения оставлены без изменения; 1 решение отменено с постановлением по делу нового решения, которым в удовлетворении исковых требований отказано; по одному из гражданских дел постановленные судом решения отменялись дважды с направлением дела на новое рассмотрение (дело прекращено в связи с утверждением мирового соглашения).

Таким образом, по 87 % дел стороны, не обжалуя решения суда, фактически согласились с обоснованностью судебных постановлений суда первой инстанции.

В порядке надзора было обжаловано 1 решение (Отрадненский городской суд), определением от 07.07.2009 года в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции было отказано.

Такая статистика свидетельствует о том, что особых трудностей при рассмотрении дел данной категории у судей не возникало.

Наибольшее количество дел по искам работодателей к работникам о возмещении ущерба было рассмотрено Автозаводским районным судом г. Тольятти Самарской области - 13, Безенчукским районным судом Самарской области - 8. Иными судами городов и районов области - по 1-5 дел.

Судами Железнодорожного и Самарского районных судов г. Самары, Октябрьским городским судом, а также Большеглушицким, Сергиевским, Пестравским, Шенталинским, Елховским, Хворостянским, Челно-Вершинским, Богатовским районными судами области в 2009 году дела по искам работодателей к работникам о возмещении ущерба не рассматривались.

Ленинским районным судом г. Самары и Приволжским районным судом Самарской области сведений о наличии либо отсутствии дел названной категории в Самарский областной суд не представлено.

Согласно ст. 5 Трудового Кодекса РФ, регулирование трудовых отношений и иных, непосредственно связанных с ними отношений, осуществляется трудовым законодательством, состоящим из Трудового кодекса РФ, иных федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации, содержащих нормы трудового права, а также иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, в том числе указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативно правовыми актами федеральных органов исполнительной власти и др.

Прежде всего, вопросы, касающиеся материальной ответственности работников, регулируются ст.ст. 238 - 250 Трудового Кодекса РФ (глава 39 ТК РФ).

Правовой основой такой ответственности являются ч. 2 ст. 8 Конституции Российской Федерации, устанавливающая защиту всех форм собственности и ст. 21 ТК РФ, предусматривающая обязанность работника бережно относится к имуществу работодателя.

Следует отметить, что на работника, причинившего ущерб работодателю во время действия трудового договора, ответственность не может быть возложена по иным нормам права (по нормам ГК РФ) нежели по трудовому праву.

Ответственность работника перед работодателем наступает по нормам трудового законодательства и после прекращения трудовых отношений, если такой ущерб причинен во время их действия.

В соответствии со ст. 238 ТК РФ работники, виновные в причинении работодателю прямого действительного ущерба, несут материальную ответственность, то есть возмещают работодателю этот ущерб. Следовательно, в силу закона, все работники организации, по вине которых работодателю причинен имущественный ущерб, несут материальную ответственность.

Однако, установленные законодательством о материальной ответственности пределы такой ответственности не одинаковы для всех работников, причинивших имущественный ущерб работодателю. Они определены трудовым законодательством с учетом характера выполняемых работниками трудовых обязанностей, различий в их служебной компетенции, объема возложенных на них обязанностей, предоставленных им прав и других факторов.

Как правило, материальная ответственность работника по нормам трудового права ограничивается средним месячным заработком работника, причинившего ущерб работодателю (ст. 241 ТК РФ).

Вместе с тем, положениями закона предусмотрены и случаи полной материальной ответственности работника перед работодателем (ст.ст. 242-245 ТК РФ).

Удельный вес дел, исковые требования по которым вытекают из договоров о полной индивидуальной материальной ответственности, в результате недостачи вверенных ценностей (п. 2 ст. 243 ТК РФ), от общего числа поступивших на обобщение дел, составил 49 % (49 дел); 7 % дел были связаны с разрешением споров, вытекающих из договоров о коллективной (бригадной) материальной ответственности.

Изучение дел свидетельствует о том, что суды области в основном правильно разрешали дела, связанные с применением норм Трудового Кодекса РФ, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю, но некоторые вопросы вызывали определенные затруднения.

 

Подсудность дел по спорам о возмещении ущерба, причиненного
работником при исполнении трудовых обязанностей.

 

В соответствии с изменениями, внесенными в ст. 23 ГПК РФ Федеральным законом от 22.07.2008 г. N 147-ФЗ "О внесении изменений в ст. 3 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации" и ст. 23 ГПК РФ", изменилась подсудность по ряду гражданских дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции.

Так, в соответствии с указанным Федеральным законом, из подсудности мировых судей полностью исключены трудовые споры.

Таким образом, с момента вступления в силу указанного Федерального закона (30.07.2008 г.) все трудовые споры, без каких либо исключений, в том числе по искам о взыскании ущерба, причиненного работником работодателю, подсудны районным (городским) судам.

По общему правилу, в соответствии со ст. 28 ГПК РФ, иски работодателем подаются в суд по месту жительства ответчика - работника.

При рассмотрении обобщаемой категории дел, нарушений правил о территориальной подсудности споров судами не допущено.

 

Срок обращения в суд с иском о взыскании ущерба, причиненного
работником работодателю.

 

В соответствии с абз. 2 ст. 392 ТК РФ работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба.

Согласно ст. 199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. постановления от 16.11.2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", судья не вправе отказать в принятии искового заявления по мотиву пропуска работодателем годичного срока, исчисляемого со дня обнаружения причиненного ущерба.

Днем обнаружения ущерба следует считать день, когда администрации организации стало известно о наличии ущерба, причиненного работником.

В случае проведения ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности организации, днем обнаружения ущерба является день подписания соответствующего акта или заключения.

При предъявлении иска к работнику о возмещении ущерба в порядке регресса, годичный срок для обращения в суд следует исчислять с момента выплаты организацией сумм третьему лицу.

Исходя из содержания абз. 1 ч. 6 ст. 152 ГПК РФ, п. 2 ст. 199 ГК РФ, а также ч. 1 ст. 12 ГПК РФ, согласно которой правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд, может разрешаться судом, при условии, если до вынесения решения об этом заявлено ответчиком.

Решением Комсомольского районного суда г. Тольятти Самарской области от 20.01.2009 года удовлетворены исковые требований Государственного Учреждения "Отряд милиции особого назначения ГУВД по Самарской области". С Ч*** С.В., состоявшего на службе в ОМОН ГУВД по Самарской области в должности командира оперативной роты, в пользу работодателя взыскано 19 600 руб. в счет полного возмещения ущерба, причиненного вследствие недостачи денежных средств, полученных ответчиком под отчет по разовому документу при направлении в командировку.

Не согласившись с решением суда, Ч*** С.В. подал кассационную жалобу, в которой просил отменить решение суда и отказать ГУ "Отряд милиции особого назначения ГУВД по Самарской области" в удовлетворении требований, в том числе ссылаясь на пропуск истцом (работодателем) годичного срока на обращение в суд. Отказывая в удовлетворении кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в своем определении от 07.04.2009 года указала, что доводы Ч*** С.В. о пропуске истцом срока для обращения в суд, не могут быть приняты во внимание и являться основанием к отмене решения, поскольку до вынесения судом решения Ч*** С.В. о пропуске срока не заявлял. Решение суда оставлено без изменения.

Здесь же следует отметить, что вопросы прохождения службы в органах внутренних дел, в первую очередь, регулируются специальными правовыми актами: Законом Российской Федерации от 18.04.1991 г. N 1026-1 "О милиции" и Положением о службе в органах внутренних дел РФ, утвержденным постановлением Верховного Совета РФ 23.12.92 г. Нормы Трудового кодекса РФ применяются к правоотношениям, возникающим при прохождении службы в органах внутренних дел, в случаях предусмотренных специальными правовыми актами, или тогда, когда возникшие правоотношения не урегулированы специальными нормативными актами и требуется применение норм трудового законодательства по аналогии.

Поскольку вопросы возмещения ущерба, причиненного работодателю при прохождении службы, названными специальными нормативными правовыми актами не урегулированы, то в данном случае, исковые требования Государственного Учреждения "Отряд милиции особого назначения ГУВД по Самарской области" судом правомерно разрешались в соответствии с нормами трудового законодательства.

При подготовке дел к судебному разбирательству необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 6 ст. 152 ГПК РФ возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока обращения в суд за разрешением трудового спора может быть рассмотрено судьей в предварительном судебном заседании. Признав причины пропуска срока уважительными, судья вправе восстановить этот срок (ч. 3 ст. 390 и ч. 3 ст. 392 ТК РФ). Установив, что срок обращения пропущен без уважительных причин, судья принимает решение об отказе в иске именно по этому основанию без исследования иных фактических обстоятельств по делу (абз. 2 ч. 6 ст. 152 ГПК РФ).

Если же ответчиком сделано заявление о пропуске истцом срока обращения в суд после назначения дела к судебному разбирательству (ст. 153 ГПК РФ), оно рассматривается судом в ходе судебного разбирательства.

К уважительным причинам пропуска срока могут быть отнесены исключительные обстоятельства, не зависящие от воли работодателя, препятствовавшие подаче искового заявления.

Решения об отказе в иске по указанному основанию постанавливались судами Красноармейского, Волжского районов Самарской области и Советского районного суда г. Самары.

Так решением Волжского районного суда Самарской области от 26.06.2009 г. в ходе судебного разбирательства по заявлению ответчицы было отказано в удовлетворении иска индивидуальному предпринимателю С*** Е.В. о возмещении материального ущерба в размере 40 701 руб., причиненного по вине В*** Е.В. и З*** Е.А., работавших продавцами у указанного индивидуального предпринимателя, в результате ненадлежащего исполнения своих трудовых обязанностей. В обоснование решения суд указал, что недостача товарно-материальных ценностей, вверенных В*** Е.В. и З*** Е.А., истцом была выявлена в ходе инвентаризации, проведенной 25.05.2006 года, а исковое заявление о взыскании причиненного ущерба подано только 01.06.2009 года, то есть по истечении годичного срока, предусмотренного ст. 392 ТК РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда, согласившись с указанным решением, в своем определении от 02.09.2009 г. указала, что истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, в силу п. 2 ст. 199 ГК РФ, является самостоятельным основанием к вынесению судом решения об отказе в иске, доказательств уважительности причин пропуска срока на обращение в суд истцом не представлено, поэтому кассационная жалоба ИП С*** Е.В. оставлена без удовлетворения.

В то же время, при применении последствий пропуска истцом срока на обращение в суд, неверной представляется позиция Красноармейского районного суда в решении от 05.08.2009 г., которым в предварительном судебном заседании было отказано в удовлетворении иска Муниципального учреждения "Культура" к М*** А.М., работавшей бухгалтером, о возмещении материального ущерба в размере 15 643 руб., причиненного вследствие необоснованного начисления и получения пособия при увольнении. В обоснование принятого решения суд указал, что приказ о выплате выходного пособия был издан и расчетно-платежная ведомость, в которой указан размер начисления, подписаны руководителем 05.06.2008 года, в связи с чем пришел к выводу о том, что годичный срок для обращения работодателя в суд истёк 04.06.2009г. Поскольку истец обратился в суд только 08.07.2009 года, а ответчица заявила о пропуске срока исковой давности, суд, ссылаясь на отсутствие доказательств, подтверждающих наличие уважительных причин пропуска срока на обращение в суд, применил положения ст. 392 ТК РФ.

В кассационном порядке решение не обжаловалось и вступило в законную силу.

Между тем, из материалов дела видно, что факт начисления выходного пособия М*** А.М., не являлся счетной ошибкой, а был связан с ее неправомерными действиями и выявлен в ходе проверки финансово-хозяйственной деятельности учреждения, значительно позже того дня, когда ею были получены денежные средства. Однако, суд не выяснил вопрос о том, когда администрации муниципального учреждения стало известно о наличии ущерба, причиненного работником и был подписан соответствующий акт.

 

Подготовка дел к судебному разбирательству.

 

Согласно требованиям ст.ст. 147-150 ГПК РФ основной задачей при подготовке дел данной категории к слушанию является определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения спора, закона, которым следует руководствоваться, состава лиц, участвующих в деле, определение доказательств, которые должна представить каждая сторона в обоснование своих требований и возражений.

Подготовка дела к судебному разбирательству имеет первостепенное значение, поскольку правильное определение юридически значимых обстоятельств, способствует наиболее полному выяснению при судебном разбирательстве всех обстоятельств дела, правильному его разрешению в установленные законом сроки.

На необходимость надлежащей подготовки гражданских дел к судебному разбирательству указано и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 года N 11. Непроведение либо формальное проведение подготовки дела к судебному разбирательству, как правило, приводит к отложению судебного разбирательства, волоките, а в ряде случаев и к принятию необоснованных решений.

Ознакомление с представленными для обобщения делами позволяет сделать вывод, что в основном суды области при проведении подготовки дел к судебному разбирательству уделяли достаточно внимания этой стадии. Судьи требовали от истца предоставления необходимых документов, выясняли у сторон все существенные обстоятельства, необходимые для рассмотрения споров данной категории, не ограничиваясь приобщением к материалам дела доказательств, подтверждающих размер причиненного ущерба.

Представляется, что по делам данной категории в порядке подготовки дел к слушанию следует истребовать у истца доказательства, что работник во время причинения ущерба состоял с работодателем в трудовых правоотношениях, справку о размере заработной платы ответчика, исчисленной в соответствии со ст. 139 ТК РФ, доказательства причинения работником прямого действительного ущерба (акты ревизий, сличительные ведомости, копию приговора, копию решения, расходный ордер и др.), доказательства, свидетельствующие о пределах материальной ответственности работника (разовая доверенность, накладная, приходный ордер, договор о полной материальной ответственности и др.), доказательства, свидетельствующие о виновных действиях работника, а также подтверждающие создание работодателем условий, обеспечивающих надлежащее хранение имущества, вверенного работнику, что даст в дальнейшем суду основания для правильной оценки заявленных требований.

 

Условия наступления материальной ответственности
и бремя доказывания

 

Под материальной ответственностью понимается обязанность работника возместить в установленном законом порядке и размере прямой действительный ущерб, причиненный по его вине работодателю, с которым он состоит в трудовых отношениях.

В связи с этим следует обратить внимание судов, что основанием привлечения работника к материальной ответственности является совокупность нескольких условий: трудовые отношения, наличие прямого действительного ущерба, противоправность поведения работника, причинная связь между противоправным поведением работника и наличием ущерба, а также вина работника в причинении ущерба.

При отсутствии хотя бы одного из этих условий привлечение к материальной ответственности работника недопустимо.

В п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.11.2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" определены предмет доказывания по указанной категории дел и распределение бремени доказывания между истцом (работодателем) и ответчиком (работником).

В частности, работодатель должен доказать: 1) отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; 2) противоправность поведения (действия или бездействия) причинителя вреда; 3) вину работника в причинении ущерба; 4) причинную связь между поведением работника и наступившим ущербом, 5) наличие прямого действительного ущерба; 6) размер причиненного ущерба; 7) соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Этот же пункт определяет предмет доказывания для работника: если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.

Из представленных на обобщение дел следует, что суды в основном правильно применяли эти основополагающие требования и в соответствии с положениями закона выносили решения на основе доказательств, тщательно проверенных при судебном разбирательстве.

В случаях, если работодателем были предварительно соблюдены все формальные условия по заключению с работником соответствующего договора о полной материальной ответственности, проведенной ревизией установлен ущерб и доказана вина работника в причинении ущерба работодателю, суды обоснованно взыскивали заявленные суммы в пользу работодателей.

Решением Клявлинского районного суда от 30.11.2009 года удовлетворены требования ООО "К***" о взыскании с П*** Д.С., работавшей продавцом в магазине, материального ущерба в размере 11 886, 06 рубля, причиненного истцу недостачей вверенных ей товарно-материальных ценностей.

При этом, суд пришел к правильному выводу о том, что П*** Д.С., в силу занимаемой должности, относится к категории лиц, с которыми может быть заключен договор о полной материальной ответственности, такой договор был с ней заключен, в период исполнения своих должностных обязанностей ею была допущена недостача вверенных товарно-материальных ценностей, материалами инвентаризации, проведенной в соответствии с Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных приказом Минфина России от 13.06.1995 г. N 49, недостача в размере, заявленном в иске, подтвердилась, замечаний по проведенной инвентаризации П*** Д.С. не имела, о чем ею подписан акт, в объяснении ответчица указала, что претензий к ревизии не имеет. В период, за который образовалась недостача, ответчица работала в магазине одна, ключи от магазина находились у нее, следов взлома или иного проникновения в магазин посторонних лиц не установлено. Кроме того, из показаний свидетелей, допрошенных судом, следовало, что П*** Д.С. покидала рабочее место продавца, за кассой находились посторонние лица, ей делались устные замечания, были ошибки по отчетам и недочеты в ведении кассовой книги. Данные обстоятельства П*** Д.С. в суде не отрицала, доказательств отсутствия ее вины в недостаче не представила. При таких обстоятельствах суд обоснованно удовлетворил требования ООО "К***" и взыскал в его пользу с П*** Д.С. 11 886, 06 руб. в счет возмещения материального ущерба и 456 руб. 58 коп. в счет оплаты государственной пошлины.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 13.01.2010 года решение суда оставлено без изменения, а кассационная жалоба П*** Д.С. без удовлетворения.

Аналогичные дела рассматривались и также правильно разрешались судами Автозаводского, Центрального, Безенчукского, Кировского, Нефтегорского, Отрадненского, Исаклинского и других районов области. Нередко суды по таким делам принимали признание иска ответчиком и, постанавливая решения, ссылались лишь на данное обстоятельство, указывая, что признание иска не противоречит закону и не нарушает интересы других лиц (п. 2 ст. 39 ГПК РФ).

Вместе с тем, следствием ненадлежащего выполнения судом требований закона об определении юридически значимых обстоятельств по делу, явилась отмена судебной коллегией по гражданским делам Самарского областного суда 02.12.2008 года решения Волжского районного суда Самарской области от 28.10.2008 года, в связи с недоказанностью обстоятельств, имеющих значение для дела.

Указанным решением были удовлетворены исковые требования ООО "П***" к Е*** С.В., работавшей в должности администратора малого зала магазина, с которой был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности. С ответчицы в счет возмещения материального ущерба, установленного на основании результатов инвентаризации, взыскано 29 440 руб. 86 коп.

Отменяя решение, судебная коллегия указала, что вывод суда о том, что к образованию недостачи могло привести нарушение кассовой дисциплины является предположительным, наличие причинно-следственной связи между поведением работника и наступившим ущербом в размере 29 440, 86 руб. суд не обосновал. Выводы суда сделаны без принятия необходимых мер для выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, без всесторонней, полной и объективной оценки имеющихся в материалах дела доказательств, без учета норм материального права. Судом не учтены доводы ответчицы о наличии договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности, такой договор не истребован и к делу не приобщен. Пояснить возникновение размера ущерба представитель ООО "П***" не смог. Не дано оценки и тому обстоятельству, что Е*** С.В. принята на работу 23.01.2008 года, последняя инвентаризация проводилась 20.12.2007 года, при смене администратора передача материальных ценностей не производилась. Коллегия указала, что при новом рассмотрении дела, суду следует проверить все доводы заявленные сторонами, уточнить требования истца, состав сторон, все значимые по делу обстоятельства, дать им надлежащую правовую оценку.

Решением Волжского районного суда от 09.02.2009 года в удовлетворении исковых требований ООО "П***" было отказано, со ссылкой на то, что, по мнению суда, проведенной работодателем проверкой не установлено вины ответчицы в недостаче материальных ценностей. Кроме того, суд указал, что в должности администратора малого зала в магазине, кроме ответчицы, работала также М*** М.Ю., работа осуществлялась посменно. Уклонение ответчицы от явки на работу и от участия в инвентаризации не является доказательством причинной связи между поведением работника и наступившим ущербом. При смене администраторов передача материальных ценностей не осуществлялась, а поэтому нельзя сделать вывод о том, что недостача образовалась только в результате действий ответчика.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 24.03.2009 года решение Волжского районного суда было вновь отменено, как постановленное с нарушением норм материального и процессуального права и неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, с направлением дела на новое рассмотрение.

При этом коллегия указала, что судом, в нарушении требований ст. 369 ГПК РФ, не были выполнены указания, изложенные в определении суда кассационной инстанции от 02.12.2008 года об исследовании обстоятельств об имеющейся коллективной (бригадной) материальной ответственности, о приобщении к делу и исследовании договора о коллективной материальной ответственности, об уточнении состава сторон.

Между тем, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" разъяснено, что если иск о возмещении ущерба заявлен по основаниям, предусмотренным ст. 245 ТК РФ (коллективная (бригадная) материальная ответственность за причинение ущерба), суду необходимо проверить соблюдены ли работодателем предусмотренные законом правила установления коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также ко всем ли членам коллектива (бригады), работавшим в период возникновения ущерба, предъявлен иск. Если иск предъявлен не ко всем членам коллектива(бригады), суд исходя из ст. 43 ГПК РФ, вправе по своей инициативе привлечь их к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика, поскольку от этого зависит правильное определение индивидуальной ответственности каждого члена коллектива (бригады).

Коллегия также указала, что в нарушении требований ст.ст. 55, 56, 67 ГПК РФ, судом не было дано никакой оценки имеющимся в деле материалам инвентаризации фактического наличия товарно-материальных ценностей, находящихся на ответственном хранении администраторов М*** М.Ю. и Е*** С.В., перемещениям товара, показаниям свидетелей, проводивших инвентаризацию о случаях противоправного поведения ответчицы, нарушении ею кассовой дисциплины, показаниям самой ответчицы о ее готовности произвести компенсацию половины из заявленной истцом суммы ущерба.

При новом рассмотрении данного дела, определением суда от 07.05.09 г. между сторонами было утверждено мировое соглашение, производство по делу прекращено. По условиям мирового соглашения Е*** С.В. обязалась выплатить ООО "П***" половину размера, причиненного ущерба, в сумме 14  720 руб. 43 коп.

Действующее трудовое законодательство устанавливает, что работник несет материальную ответственность за ущерб, причиненный работодателю, с которым он состоит в трудовых отношениях.

В практике встречаются случаи, когда работодатель заключает с работником различного вида договоры (гражданско-правовой, договор найма, трудовое соглашение, договор на оказание услуг и т.п.), при этом в основе содержания этих договоров лежат трудовые отношения между работником и работодателем.

В этой связи судам следует иметь в виду, что в случае, когда договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, то и к таким правоотношениям должны применяться положения Трудового Кодекса РФ (ст. 11 ТК РФ).

В числе дел, поступивших на обобщение, имелось только одно гражданское дело, по которому в удовлетворении исковых требований было отказано, в связи с отсутствием доказательств, подтверждающих наличие между истцом и ответчиком трудовых правоотношений.

Так, Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Самарской области обратилось в Октябрьский районный суд с иском к З*** А.П., указав, что согласно записи в Едином государственном реестре юридических лиц от 01.11.06 года ответчик являлся директором Федерального Государственного унитарного предприятия "Подсобно-производственное сельское хозяйство Приволжской биофабрики". В связи с изданием 28.12.2007 года распоряжения о ликвидации унитарного предприятия была создана ликвидационная комиссия. В ходе проверки комиссией сохранности и использования по целевому назначению федерального имущества, закрепленного на праве хозяйственного ведения за ФГУП "Подсобно-производственное сельское хозяйство Приволжской биофабрики", было зафиксировано фактическое отсутствие объектов основных средств ликвидируемого предприятия, а также иного имущества. Размер недостачи составил 195 000 рублей, которые истец, ссылаясь на ст. 277 ТК РФ, просил взыскать в федеральный бюджет с директора предприятия З*** А.П., как не обеспечившего должного контроля за деятельностью предприятия.

З*** А.Н. возражал против удовлетворения иска, пояснив, что никогда не являлся директором ФГУП "Подсобно-производственное сельское хозяйство Приволжская биофабрика".

Решением Октябрьского районного суда от 22.06.09 г. в удовлетворении исковых требований было отказано. Обосновывая свои выводы, суд указал, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих наличие между истцом и ответчиком трудовых правоотношений. Как установлено судом, приказ о назначении З*** А.Н. на должность директора предприятия в Территориальном управлении отсутствует, как не имеется и трудового договора, заключенного с ответчиком. Запись о работе в должности директора ФГУП "Подсобно-производственное сельское хозяйство Приволжская биофабрика" в трудовой книжке З*** А.Н. отсутствует. В акте проверки хозяйственной деятельности предприятия ликвидационной комиссией, в качестве руководителя - директора указан А*** А.Н.. По результатам проверки ОБЭП ОВД по г.о.Новокуйбышевск, проведенной по заявлению Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом, в возбуждении уголовного дела в отношении З*** А.Н. за растрату имущества предприятия, отказано за отсутствием состава преступления. При таких обстоятельствах, суд правильно указал, что наличие одной только записи в Едином государственном реестре юридических лиц о том, что директором ФГУП является З*** А.Н., не может служить основанием для возложения на него материальной ответственности за недостачу. Доказательств о назначении собственником унитарного предприятия на должность директора З*** А.Н., не имеется.

В кассационном порядке решение не обжаловалось и вступило в законную силу.

Обязанность работника возместить работодателю действительный ущерб наступает при условии, если ущерб был причинен его противоправным поведением. Как правило, ущерб причиняется в случаях, когда работник допускает действия, запрещенные различными нормативными актами. Ущерб может быть нанесен работодателю и неисполнением работником определенных действий, предписанных нормативными актами, трудовым договором, инструкциями, приказами, должностными инструкциями и т.д.

При этом для привлечения работника к материальной ответственности имеет значение лишь действие (бездействие), вытекающее из его трудовых функций в организации работодателя.

Анализ представленных на обобщение дел показал, что выяснению обстоятельств, характеризующих противоправность поведения работника, причинившего действительный ущерб, судами уделяется недостаточно внимания.

Так, по многим делам судами не истребовались у работодателя, не подвергались исследованию и оценке должностные инструкции работников. Обосновывая свои выводы об удовлетворении исковых требований работодателей, суды, как правило, указывали только на результаты инвентаризации и тот факт, что с работниками заключены договоры о полной материальной ответственности.

Такая практика представляется недопустимой, поскольку без исследования должностных обязанностей работника, а также без оценки фактически совершенных либо несовершенных им действий, практически невозможно установить противоправность поведения работника, а также и причинную связь между действиями (бездействием) и наступившим ущербом.

Представляется необходимым обратить внимание судов, что при рассмотрении данной категории дел необходимо требовать от работодателя доказательств, свидетельствующих о противоправности поведения работника, причинившего действительный ущерб.

Материальная ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю, построена на принципе вины. Работник обязан возместить ущерб в том случае, если установлена его виновность.

Вина работника проявляется в форме умысла либо неосторожности. Для привлечения работника к материальной ответственности по трудовому праву достаточно наличия вины в любой форме.

Форма вины работника в причинении ущерба имеет значение при определении размера возмещения.

Так, ограниченная материальная ответственность возлагается на работника в случаях, когда ущерб причинен в результате неосторожных действий и не может иметь места, если ущерб, причинен вследствие умысла.

Полная материальная ответственность возлагается на работника, когда его вина проявляется как в форме умысла, так и неосторожности.

При отсутствии доказательств, подтверждающих наличие причинной связи между действиями работника и причиненным ущербом, а также вины работника, суды обоснованно отказывали в удовлетворении исковых требований.

Решением Чапаевского городского суда Самарской области от 18.06.09 г. было отказано в удовлетворении иска МП "Благоустройство и озеленение" к Л*** В.М. о возмещении ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей.

Как следует из материалов дела, Л*** В.М. с 22.06.00 года работал в МУ "Б***" в должности ведущего специалиста. По данной должности с ним был заключен договор о полной материальной ответственности. На основании приказа с 01.04.04 года должность "ведущий специалист участка" переименована в должность "начальник участка". Договор о полной материальной ответственности с Л*** В.М., как с начальником участка, не заключался. Должностные инструкции по должности "ведущий специалист", "начальник участка" в организации отсутствуют. 22.08.09 г. в результате инвентаризации товарно-материальных ценностей по участку благоустройства N 2 выявлена недостача песка в количестве 160 м3 на сумму 12  007,5 руб., а также краски в количестве 20 кг на сумму 1300 руб., что подтверждено инвентаризационной ведомостью, материальными отчетами, оборотной ведомостью за август 2008 г.

Отказывая в удовлетворении иска, суд обоснованно указал, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих наличие причинной связи между поведением Л*** В.М. и наступившим ущербом, а также и его вины в образовании недостачи. Как установил суд, песок с участка благоустройства был вывезен и складирован за территорией насосной станции МУ "Б***" в августе 2008 года, когда Л*** В.М. находился в очередном отпуске на основании приказа работодателя, а его обязанности исполняла мастер участка Б*** Л.Я. Наличие песка на прилегающей к насосной станции территории подтверждено и показаниями допрошенных судом свидетелей, однако комиссией данное обстоятельство не учитывалось и не проверялось. В помещение для инвентаря, где хранилась банка с краской, кроме Л*** В.М, имели доступ третьи лица, в связи с чем суд пришел к правильному выводу о том, что работодатель не обеспечил надлежащих условий для хранения вверенного Л*** В.М. имущества. Так же правильно суд указал, что в нарушении требований ст. 247 ТК РФ, до принятия решения о возмещении ущерба конкретным работником, работодатель не провел надлежащую проверку для установления размера ущерба и причин его возникновения, не истребовал в этих целях от работника письменного объяснения.

Аналогично рассмотрено дело Безенчукским районным судом Самарской области по иску ИП Л*** В.А. к З*** Н.Г., решение от 23.03.09 г.

В соответствии со ст. 247 ТК РФ, до принятия решения о возмещении ущерба работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения.

При отсутствии доказательств размера ущерба и причин его возникновения суды обоснованно отказывали в удовлетворении требований работодателя.

Так, ЗАО "Т***" обратилось в Жигулевский городской суд с иском к бывшему сотруднику - С*** М.Ю. о возмещении ущерба, причиненного недостачей вверенных товарно-материальных ценностей в размере 2 109 214 руб.

Судом установлено, что ответчик работал в ЗАО "Т***" в должности производителя работ с 01.03.07 г. по 28.03.08 г., с ним был заключен договор о полной материальной ответственности за недостачу вверенного работодателем имущества. В подтверждение размера причиненного ущерба, истцом были представлены инвентаризационные описи и сличительные ведомости результатов инвентаризации материальных ценностей, вверенных С*** М.Ю. Между тем, допрошенные судом свидетели, являющиеся членами комиссии, показали, что при проведении инвентаризации часть материальных ценностей находилась на территории предприятия под снегом, это имущество при проведении инвентаризации не считали и не учитывали. Материальные ценности, обнаруженные на территории, хранились открыто, к ним имелся доступ посторонних лиц.

Своим решением от 19.03.2009 года Жигулевский городской суд в удовлетворении исковых требований обоснованно отказал, мотивировав свои выводы тем, что в нарушении ст. 247 ТК РФ, размер фактически причиненного ущерба работодателем достоверно не установлен, как и причины его возникновения.

Самарское ОАО "Р***" обратилось в Автозаводский районный суд с иском к Т*** А.А. о возмещении ущерба в размере 7 930 руб.37 коп., ссылаясь на то, что ответчица работала киоскером, с ней был заключен договор о полной материальной ответственности, она получала товар, реализовывала его и сдавала выручку, то есть непосредственно занималась обслуживанием материальных ценностей. В результате ревизии в киоске была обнаружена недостача, погасить которую ответчица добровольно отказывается.

Отказывая в удовлетворении иска, суд указал, что истцом не представлено доказательств размера причиненного ущерба, а также и образования недостачи по вине ответчицы. Как было установлено судом, нареканий в адрес ответчицы в период ее работы не было, проверка для выяснения причин возникновения недостачи не проводилась, свою вину в недостаче Т*** А.А. в объяснении отрицала, другие работники не опрашивались, помещение не осматривалось, в правоохранительные органы работодатель не обращался. Кроме того, при проведении инвентаризации были нарушены требования Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденные приказом Минфина N 49 от 13.06.95 г.: в организации отсутствовала постоянно действующая комиссия; будучи включенной в состав комиссии, Т*** А.А. участие в ее работе не принимала ни в качестве члена комиссии, ни в качестве материально-ответственного лица, тогда как отсутствие хотя бы одного члена комиссии при проведении инвентаризации служит основанием для признания результатов инвентаризации недействительными. В состав комиссии не были включены представители администрации организации; приходные и расходные документы не завизированы руководителем комиссии; реестры (отчеты,) к которым должны быть приложены эти документы отсутствуют. В имеющихся двух товарных отчетах, отсутствуют сведения о товарах, имеются лишь цифровые вычисления с многочисленными неоговоренными исправлениями, тогда как в материалах инвентаризации должны быть указаны наименование товаров и их стоимость. Перед началом работы комиссии у Т*** А.А. не отбиралась расписка о том, что все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и все ценности, поступившие на их ответственность, оприходованы, а выбывшие списаны в расход. В материалах инвентаризации отсутствуют сведения о том, каких именно ценностей, отсутствие которых образует недостачу, не имеется в наличии; материалами бухгалтерского учета отсутствие таких товаров не идентифицировано и проверке не поддается. В накладных имеются множественные неоговоренные исправления, происхождение которых неизвестно.

С учетом изложенного, с выводами судов об отказе в удовлетворении исков следует согласиться, поскольку в нарушении требований ст. 56 ГПК РФ, 247 ТК РФ, истцом не представлено доказательств размера и причин недостачи, и, как следствие, наличия вины ответчиков и причинной связи между их действиями и возникновением ущерба.

 

Материальная ответственность работника за ущерб,
причиненный работодателю

 

В соответствии со ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Обобщение показало, что в основном суды правильно применяют это положение закона.

ЗАО "П***" обратилось в суд с иском к К*** О.Н. о возмещении ущерба, причиненного при выполнении трудовых обязанностей. В обоснование иска истец указал, что К*** О.Н. на основании трудового договора работала бухгалтером общества, на основании приказа N 906 от 08.07.08 г. была направлена в служебную командировку с 09.07.08 по 11.07.08 г. По расходному кассовому ордеру ответчица получила на командировочные расходы 17 700 рублей, из которых отчиталась за 10 330 руб., в связи с чем просили взыскать задолженность 7 370 руб., а также проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 509 рублей.

Решением Комсомольского районного суда г. Тольятти от 03.03.2009 года исковые требования были удовлетворены частично, в пользу истца с К*** О.Н., вина которой в причинении ущерба работодателю, выразившегося в реальном уменьшении наличного имущества работодателя, вследствие неправомерного расходования денежных средств, подтвердилась исследованными доказательствами, было взыскано 7 370 рублей. В удовлетворении требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами суд отказал, обоснованно указав, что исковые требования основаны на нормах трудового законодательства, предусматривающего возмещение работником только прямого действительного ущерба, к которому проценты за пользование чужими денежными средствами не относятся.

С такими выводами суда согласилась и судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда, которая своим определением от 14.04.2009 года решение суда оставила без изменения.

Вместе с тем, суды не всегда правильно толковали указанную норму материального права.

Так решением Ставропольского районного суда Самарской области от 07.12.2009 года удовлетворены исковые требования ООО ЧОП "Г***", в чью пользу с А*** И.А. в счет возмещения ущерба, причиненного работодателю вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей по охране объекта, повлекшего хищение имущества, наряду с суммой действительного ущерба в размере 69 186 рублей, судом также были взысканы и проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 49  675 руб. 54 коп.

Принимая решение, суд сослался на ст. 395 ГК РФ, которая к возникшим правоотношениям, вытекающим из трудового законодательства, применена быть не может, поскольку размер ущерба, подлежащего взысканию с ответчика, ограничен Трудовым Кодексом РФ и не может его превышать.

Исковые требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами были удовлетворены и решением Похвистневского районного суда Самарской области от 17.02.2009 года по иску индивидуального предпринимателя И*** В.В. к В*** О.В.

В кассационном порядке указанные дела сторонами не обжаловались.

Поскольку на работника, причинившего ущерб работодателю во время действия трудового договора, ответственность не может быть возложена иначе как по нормам трудового законодательства, здесь же следует обратить внимание судов области на недопустимость ссылок в судебных решениях по делам данной категории, как на основание к удовлетворению исковых требований и на иные нормы Гражданского Кодекса РФ, в том числе ст. ст. 1064, 1081, 1083, 1109 ГК РФ.

Необоснованные ссылки на нормы гражданского права, при удовлетворении требований работодателей, допускались судами Красноармейского, Кировского, Куйбышевского районов, Новокуйбышевским городским судом и др.

В тоже время в судебных решениях, постановленных Безенчукским районным судом по искам Межрайонной ИФНС N 10 к бывшим работникам о взыскании ущерба, причиненного преступлением, вообще отсутствовали какие либо ссылки на нормы материального права, явившиеся основанием к удовлетворению иска, что не соответствует требованиям, предъявляемым к судебному решению Гражданским процессуальным Кодексом РФ (ст. 196 ГПК РФ).

 

Обстоятельства, исключающие материальную ответственность работника

 

В силу ст. 239 ТК РФ материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику.

На указанные обстоятельства обращено внимание судов и в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.11.2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю".

Неисполнение работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, может служить основанием для отказа в удовлетворении требований работодателя, если это явилось причиной возникновения ущерба.

Как показало обобщение, при рассмотрении указанной категории дел суды обоснованно отказывают работодателю во взыскании с работника ущерба, в связи с неисполнением работодателем указанной обязанности, правильно применяя данное положение закона.

Так решением Сызранского районного суда Самарской области от 19.03.2009 года было обоснованно отказано в удовлетворении исковых требований ООО "К***" к З*** Г.Р. о возмещении ущерба в размере 68 315 руб. Из материалов дела видно, что З*** Г.Р. состояла с истцом в трудовых отношениях, работала в должности кладовщика. Истец ссылался на то, что в результате инвентаризации вверенного ответчице имущества была выявлена недостача продуктов и сырья, что явилось следствием грубого нарушения ответчицей трудовой дисциплины, то есть виновных действий. Отказывая в удовлетворении иска, суд указал, что в ООО "К***" три производственных цеха. Согласно записи в трудовой книжке З*** Г.Р. принята кладовщиком в ООО "К***" без указания какого либо цеха, в трудовом договоре указан цех по производству хлебобулочных изделий, по личной карточке кладовщиком в хлебопекарню, которой нет по штатному расписанию; доступ к товарно-материальным ценностям, кроме З*** Г.Р., имели и другие лица, так как ключи от склада и холодильников имелись у заведующей кондитерским цехом, в нерабочее время по распоряжению работодателя сдавались охране, к тому же часть холодильников, где хранились продукты, находилась за пределами цеха.

При установленных обстоятельствах, как правильно указал суд, не имелось оснований для удовлетворения иска, поскольку в данном случае, работодатель не исполнил обязанность по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, не предоставил отдельное изолированное помещение или место для хранения материальных ценностей.

Такая позиция суда представляется правильной.

 

Пределы материальной ответственности работника

 

В соответствии со ст. 241 ТК РФ, за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Речь идет о так называемой ограниченной материальной ответственности, когда ущерб возмещается полностью, но в заранее установленных пределах.

Средний месячный заработок, составляющий предел ограниченной материальной ответственности, устанавливается на день причинения вреда и подсчитывается на общих основаниях за 12 последних календарных месяцев работы лица, причинившего вред (ст. 139 ТК РФ).

Ограниченная материальная ответственность работника имеет место, если отсутствуют специально предусмотренные законом основания для полной материальной ответственности (ст. 243 ТК РФ).

Как показывает обобщение, судами области в 2009 году было рассмотрено 5 дел, связанных с возмещением ущерба в пределах среднемесячного заработка работника.

ООО "Л***" обратилось в Красноярский районный суд с иском к Ч*** М.С. о возмещении ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей.

Из материалов дела следует, что Ч*** М.С., работая в ООО "Л***" в качестве менеджера по туризму, вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей, не аннулировала заявку на тур в Турцию, в результате чего у истца образовалась задолженность перед партнером - ООО "П***" в размере 27 860 рублей, которую в полном размере истец просил взыскать с ответчицы.

Решением суда от 22.01.2009 года исковые требования были удовлетворены частично. С Ч*** М.С., чья неосторожная вина в причинении ущерба работодателю, а также и размер ущерба, подтверждались исследованными доказательствами, в пользу работодателя был взыскан средний месячный заработок в сумме 2 308 руб. 78 коп., в соответствии со ст. 241 ТК РФ.

Частично удовлетворяя требования работодателя, суд правильно исходил из того, что к числу лиц, с которыми может быть заключен договор о полной материальной ответственности, Ч*** М.С. не относится и такой договор работодателем с нею не заключался, иные предусмотренные законом основания для привлечения ответчицы к материальной ответственности в полном размере причиненного ущерба, отсутствовали.

Если с работником неправомерно заключен договор о полной материальной ответственности, то он должен нести материальную ответственность за причиненный работодателю ущерб в размере среднемесячного заработка. Размер среднемесячного заработка работника на день причинения вреда, должен быть подтвержден доказательствами.

ООО "К***" обратилось в Кинельский районный суд с иском к К*** И.А. о возмещении ущерба, причиненного повреждением имущества.

Из материалов дела следует, что К*** И.А. с 07.01.2009 года работал в ООО "К***" в качестве водителя такси, для выполнения трудовых обязанностей ему был предоставлен, арендуемый работодателем, автомобиль "Р***", с ним также был заключен договор о полной материальной ответственности. При исполнении трудовых обязанностей 15.01.2009 г. К*** И.А., управляя автомобилем, допустил наезд на препятствие (дерево), в результате чего автомобиль получил механические повреждения, стоимость восстановительного ремонта составила 172 673 руб., что подтверждается отчетом об оценке. Работодатель просил взыскать причиненный ущерб в полном размере.

Решением суда от 15.04.2009 года в удовлетворении исковых требований ООО "К***" было отказано. Отказывая в иске, суд обоснованно указал, что Перечнем должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, утвержденным постановлением Министерства труда и социального развития РФ N 85 от 31.12.2002 года, должность "водитель такси" и вид работы по перевозке граждан на транспорте, предоставленном работодателем, не предусмотрены. В связи с чем вывод суда о неправомерном заключении с К*** И.А. договора о полной материальной ответственности в отношении вверенного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей автомобиля, является правильным. Поэтому суд обоснованно указал, что в данном случае К*** И.А. должен нести перед работодателем ограниченную материальную ответственность. Учитывая, что ООО "К***" не представило надлежащих доказательств, подтверждающих размер среднего месячного заработка К*** И.А., суд правомерно отказал в удовлетворении требований в полном объеме.

С решением суда согласилась и судебная коллегия по гражданским делам областного суда, которая своим определением от 15.05.2009 года, оставила без удовлетворения кассационную жалобу ООО "К***". Доводы истца о том, что справка о среднем месячном заработке К*** И.А. не была представлена в виду непродолжительности его работы на предприятии (с 07.01. по 15.01.09 г.), судебная коллегия не приняла во внимание, поскольку трудовым договором заработная плата К*** И.А. не установлена, сведений о его заработке за отработанное время работодателем суду не представлено.

Вместе с тем, положения норм материального права, регулирующие пределы материальной ответственности работников, судами толковались не всегда правильно.

Представляется неверной правовая позиция Красноярского районного суда Самарской области, изложенная в решении от 01.04.2009 года.

Указанным решением были удовлетворены исковые требования ООО "Б***" к Ш*** П.А., работающему водителем такси, о взыскании в полном объеме ущерба, причиненного вследствие повреждения автомобиля при исполнении трудовых обязанностей. При этом суд исходил исключительно из наличия между истцом и ответчиком договора о полной материальной ответственности, а также из признания Ш*** П.А. иска. Суд не учел, что заключение сторонами договора о полной материальной ответственности, в данном случае, не основано на нормах права, а в силу ч. 2 ст. 39 ГПК РФ, суд не принимает признание иска ответчиком, если это противоречит закону.

Однако, в кассационном порядке решение суда не обжаловалось и вступило в законную силу.

 

Право работодателя на отказ от взыскания ущерба с работника

 

В силу ст. 240 ТК РФ работодатель вправе с учетом конкретных обстоятельств, при которых был причинен ущерб, полностью или частично отказаться от возмещения ущерба виновным работником.

Исходя из содержания названной статьи, такой отказ допустим независимо от того, несет ли работник ограниченную материальную ответственность либо материальную ответственность в полном размере, а также независимо от формы собственности организации.

Суд принимает отказ работодателя от иска по правилам, предусмотренным ст. 39 ГПК РФ.

Судами области в 2009 году в связи с отказом истца от иска прекращены 4 дела, в том числе 2 дела были связаны с возмещением расходов работодателя на обучение работника, 2 дела - с возмещением ущерба, причиненного вследствие непредставления надлежащих документов, подтверждающих обоснованность расходования денежных средств, полученных по разовым документам при направлении работника в командировку.

Нарушение норм материального права, а также процессуального закона при рассмотрении данных дел судами не допущено.

Вместе с тем, при применении положений ст. 240 ТК РФ, судам следует учитывать, что ограничить право работодателя на отказ от возмещения ущерба виновным работником может только собственник имущества организации и лишь в случаях, предусмотренных федеральными законами, иными нормативно-правовыми актами.

В качестве примера неправильного применения судом норм материального права, регулирующего права собственника имущества, следует привести решение Новокуйбышевского городского суда Самарской области.

Так, 23.06.2009 года Государственное учреждение "Автохозяйство ГУВД по Самарской области" обратилось в Новокуйбышевский городской суд с иском к Г*** А.Д., проходящему службу в должности заместителя начальника отдела уголовного розыска ОВД по городскому округу Новокуйбышевск, о взыскании в полном размере ущерба, причиненного при исполнении служебных обязанностей в результате повреждения служебного автомобиля ВАЗ-21102 (наезд на световую опору) в размере 89 394 руб. Приказом начальника ОВД по г.о. Новокуйбышевск от 29.10.2008 г. Г*** А.Д. был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за нарушением им Правил дорожного движения.

В обоснование заявленных требований истец указал, что является собственником автомобиля и не согласен с взысканием с Г*** А.Д. работодателем в счет возмещения ущерба среднего месячного заработка.

Решением суда от 02.07.2009 г. требования удовлетворены, с Г*** А.Д. в пользу истца в счет возмещения ущерба взыскано 66 488 руб. 80 коп, с учетом удержанного с него ранее среднего месячного заработка.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что служебный автотранспорт был закреплен за ответчиком в соответствии с приказом начальника ОВД г. Новокуйбышевска, в целях, повышения персональной ответственности за содержание автотранспорта, а также в целях возмещения материального ущерба при ДТП. Суд также указал, что отсутствие письменного договора о полной материальной ответственности не является основанием для освобождения работника от материальной ответственности в полном объеме, поскольку заключение такого договора не является обязанностью работодателя.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 14.09.09 года решение суда отменено, в связи с нарушением норм материального права (ст. 243, 244 ТК РФ). По делу постановлено решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Судебная коллегия указала, что предусмотренные законом основания материальной ответственности в полном размере ограничены перечнем, установленным в ст. 243 ТК РФ, который является исчерпывающим. Судом установлено, что на момент ДТП ответчик выполнял служебные обязанности, приказом начальника ОВД за ним закреплен служебный автомобиль. В приказе указывается на то, что автотранспорт закрепляется за работником также в целях возмещения материального ущерба, причиненного в результате ДТП. Между тем изложенное в приказе не свидетельствует о том, что работник при совершении ДТП несет полную материальную ответственность за ущерб, причиненный им при исполнении трудовых обязанностей, к тому же сведений об ознакомлении ответчика с приказом в деле нет. Судом установлено, что приказом работодателя с Г*** А.Д. взыскана сумма среднего месячного заработка, договор о полной материальной ответственности с ним не заключался и к числу лиц, с которыми такой договор может быть заключен Г*** А.Д. не относится. Изложенные обстоятельства опровергают доводы истца о том, что ответчик должен нести полную материальную ответственность.

Кроме того, с исковыми требованиями к Г*** А.Д. о возмещении ущерба в полном размере обратилось ГУ "Автохозяйство ГУВД по Самарской области", хотя собственником автомобиля, получившего повреждения при ДТП, является не истец, а ГУВД Самарской области. Истец не обосновал свое право на обращение в суд в соответствии со ст. 3 ГПК РФ.

Учитывая, что ответчик состоял в трудовых отношениях с ОВД по г.о. Новокуйбышевск, а ущерб причинен при исполнении трудовых обязанностей, принимая во внимание, что работодатель удержал из заработной платы ответчика сумму среднего месячного заработка, что соответствует ограниченной материальной ответственности, судебная коллегия пришла к выводу о том, что, предусмотренных законом оснований для возложения полной материальной ответственности на ответчика не имеется.

 

Полная материальная ответственность работника

 

Полная материальная ответственность работника, согласно ст. 242 ТК РФ, состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере.

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба является исключением из общего правила, установленного ст. 241 ТК РФ о пределах материальной ответственности работника, и поэтому может возлагаться на работника лишь в случаях, прямо предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

При полной материальной ответственности ущерб возмещается без каких либо пределов и ограничений.

На основании специального письменного договора законом (ст. 244 ТК РФ) предусмотрена как полная индивидуальная, так и коллективная (бригадная) материальная ответственность за несоблюдение сохранности имущества работодателя и причинение ему имущественного ущерба. Однако, если полная материальная ответственность возложена непосредственно законодательством, то она наступает и без заключения специального договора о полной материальной ответственности.

В соответствии со ст. 242 ТК РФ работники в возрасте до 18 лет несут полную материальную ответственность лишь за умышленное причинение ущерба, за ущерб, причиненный в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, а также за ущерб, причиненный в результате совершения преступления или административного проступка. Таких дел на обобщение не поступало.

Письменные же договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, согласно ст. 244 ТК РФ, могут заключаться с работниками, достигшими возраста 18 лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

Трудовое законодательство предусматривает конкретные требования, при выполнении которых работодатель может заключить письменный договор о полной материальной ответственности с отдельным работником либо договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба.

В силу прямого указания закона (п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ), на основании договора о полной материальной ответственности работник несет полную материальную ответственность лишь за ущерб, причиненный в результате несоблюдения сохранности имущества, вверенного ему под отчет. Под этим понимается как недостача, так и порча ценностей.

В соответствии со ст. 245 ТК РФ, при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причиненный ущерб и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере, может вводиться коллективная (бригадная) материальная ответственность.

Такой договор заключается между работодателем и всеми членами коллектива (бригады).

По договору о коллективной (бригадной) материальной ответственности ценности вверяются заранее установленной группе лиц, на которых возлагается полная материальная ответственность за их недостачу. Для освобождения от материальной ответственности член коллектива (бригады) должен доказать отсутствие своей вины.

Согласно трудовому законодательству, введение полной материальной ответственности возможно не в отношении всех работников, обслуживающих товарно-материальные и денежные ценности.

Судам следует иметь в виду, что "Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности", а также типовые формы договоров о полной материальной ответственности утверждены постановлением N 85 от 31.12.2002 года Министерства труда и социального развития Российской Федерации.

Необходимо также учитывать, что в соответствии с законом (п. 2 ст. 243, ст. 244, 245 ТК РФ) наличие специального письменного договора, заключенного между работодателем и работниками, которым передаются подотчет ценности, является одним из главных условий полной материальной ответственности за утрату, порчу, недостачу вверенных ценностей.

Случаи полной материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, предусмотрены ст. 243 Трудового Кодекса Российской Федерации.

Судам следует иметь в виду, что перечень случаев полной материальной ответственности, приведенный в ст. 243 ТК РФ носит исчерпывающий характер и расширительному толкованию не подлежит.

Индивидуальный предприниматель Ш*** Р.Р. обратилась в Камышлинский районный суд с иском к Б*** М.И., ссылаясь на то, что последняя, работая продавцом в магазине "М***", владельцем которого является истица, 14.08.2008 года при исполнении трудовых обязанностей, во время проверки сотрудниками милиции и налоговой службы исполнения требований Федерального закона "О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт", при продаже товара, не пробила кассовый чек на сумму 11 рублей. 18.08.2008 г. в отношении ИП Ш*** Р.Р. был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 14.5 КоАП РФ. По данному факту Межрайонной инспекцией ФНС России N 13 по Самарской области было вынесено постановление, которым Ш*** Р.Р. назначено административное наказание в виде штрафа в размере 3000 рублей. Штраф оплачен 17.10.08 г. Ссылаясь на то, что она возместила вред, причиненный по вине работника и имеет право обратного требования (регресса) к этому работнику в размере выплаченного возмещения, Ш*** Р.Р. просила взыскать с Б*** М.И. 3000 рублей.

Решением Камышлинского районного суда от 28.05.2009 года исковые требования Ш*** Р.Р. были удовлетворены в полном объеме. При этом в качестве правового основания к взысканию ущерба с Б*** М.И. суд сослался на п. 6 ст. 243 ТК РФ и п. 1 ст. 1081 ГК РФ, а также на п. 4.3 трудового договора, согласно которому работник должен бережно относиться к имуществу работодателя, соблюдать все правила торговли, при нарушении которых несет полную материальную ответственность.

Между тем нормы материального права судом применены неправильно. Суд не учел, что ст. 243 ТК РФ предусматривает исчерпывающий перечень случаев полной материальной ответственности работника. Б*** М.И. к ответственности за совершение административного проступка не привлекалась, причинение ущерба работодателю не связано с недостачей материальных ценностей, за что по закону продавец может нести полную материальную ответственность, условие трудового договора, предусматривающее полную материальную ответственность работника за нарушение правил торговли противоречит положениям закона, доказательств, подтверждающих наличие иных оснований для возложения на Б*** М.И. полной материальной ответственности суду не представлено.

Представляется, что в данном случае, выплата работодателем штрафа может быть отнесена к прямому действительному ущербу, причиненному работодателю. Учитывая, что выплата штрафа осуществлена работодателем по вине работника, продавец мог быть привлечен к материальной ответственности лишь в размере своего среднемесячного заработка.

Однако, решение суда в кассационном порядке не обжаловалось и вступило в законную силу.

1. Пункт 1 ч. 1 ст. 243 ТК РФ предусматривает полную материальную ответственность работников при исполнении ими трудовых обязанностей, на которых такая ответственность возложена в соответствии с настоящим Кодексом или иными Федеральными законами.

Трудовым Кодексом РФ предусмотрена полная материальная ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации в отношении ее руководителя (ст. 273, 277 ТК РФ).

В числе федеральных законов, предусматривающих полную материальную ответственность работников можно назвать Федеральный закон N 126-ФЗ от 07.07.03 года "О связи" (ст. 68), Федеральный закон от 14.11.2002 года N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" (п. 2 ст. 25), Федеральный закон от 29.07.04 г. N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" (ч. 7 ст. 11), Федеральный закон от 26.12.1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (ст. 71); Федеральный закон от 08.02.1998 года N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (ст. 44), Федеральный закон N 176-ФЗ "О почтовой связи" (ст. 34) и др.

При этом, судам следует учитывать, что если полная материальная ответственность возложена законодательством, то она наступает и без заключения специального договора о полной материальной ответственности.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ N 52 от 16.11.06 г. (п. 9) вопрос о размере возмещения ущерба (прямой действительный ущерб, убытки) решается на основании того Федерального закона, в соответствии с которым руководитель несет материальную ответственность.

Судам необходимо иметь в виду, что в силу ч. 2 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере может быть возложена на заместителя руководителя организации или на главного бухгалтера при условии, что это установлено трудовым договором.

В иных случаях, при отсутствии других оснований дающих право на привлечение этих лиц к полной материальной ответственности, они могут нести ответственность лишь в пределах своего среднего месячного заработка.

2. Основанием ответственности работников, в случаях, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ является не обеспечение сохранности ценностей, выданных работнику, в том числе их недостача (порча).

Договоры о полной материальной ответственности (как индивидуальной, так и коллективной (бригадной) могут быть заключены не со всеми работниками, обслуживающими товарно-материальные и денежные ценности, а только с теми, которые занимают должности и выполняют работы непосредственно связанные с хранением, обработкой, отпуском (продажей), перевозкой или применением в процессе производства этих ценностей. Перечень таких должностей и работ, как указывалось выше, предусмотрен постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации N 85 от 31.12.2002 года.

Обобщение показало, что при заключении договоров о полной индивидуальной и коллективной (бригадной) материальной ответственности, работодатели, как правило, соблюдают требования названного Перечня и особых затруднений вопросы, касающиеся круга лиц, с которыми могут быть заключены такие договоры, у судов не вызывают, за исключением ранее указанных дел, когда к полной материальной ответственности привлекались "водители такси" либо лица, в пользование которым предоставлен автомобиль в связи с исполнением трудовых обязанностей.

Полная материальная ответственность установлена также за недостачу ценностей, полученных по разовому документу.

За анализируемый период судами области рассмотрено 11 дел по искам к работникам, вытекающим из споров о недостаче материальных ценностей, вверенных на основании разовых документов. Все эти дела были связаны с выдачей денежных средств на командировочные расходы и не предоставлением впоследствии работником надлежащих отчетов о расходовании денежных средств.

Обобщение показало, что каких либо трудностей при рассмотрении таких дел у судов не возникало.

Во всех случаях суды истребовали документы, подтверждающие основания и сам факт выдачи работникам денежных средств (приказ о направлении в командировку, командировочное удостоверение, служебное задание, расходный кассовый ордер, платежное поручение), а также проверяли соответствие размера выданных сумм, составленному работником по возвращении из командировки авансовому отчету о расходовании денежных средств; наличие подтверждающих расходы документов (проездные билеты, гостиничные счета, кассовые чеки и др.).

Решения по таким делам были постановлены судами Кировского, Кинельского, Октябрьского и других городов и районов области. С исковыми требованиями работодателя, как правило, ответчики были согласны, вину свою в причинении ущерба не оспаривали, в кассационном порядке дела не обжаловались.

3. Гражданских дел по искам работодателей о возмещении ущерба в полном размере в результате его умышленного причинения работником при исполнении трудовых обязанностей (п. 3 ч. 1 ст. 243 ТК РФ), судами области не рассматривалось. Представляется, что на практике доказать умышленный характер причиненного ущерба достаточно сложно, в связи с чем полная материальная ответственность по данному основанию встречается и применяется крайне редко. Наличие умысла в действиях (бездействии) работника должно быть доказано работодателем.

4. В силу п. 4 ч. 1 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность работника в полном размере наступает и в случае причинения ущерба в нетрезвом состоянии либо в состоянии наркотического или токсического опьянения.

Из числа дел, поступивших на обобщение, было рассмотрено только 1 дело по иску к работнику о возмещении ущерба, причиненного в состоянии алкогольного опьянения. При этом одновременно основанием для привлечения работника к полной материальной ответственности, явилось совершение им административного проступка, установленного постановлением соответствующего государственного органа.

Так, решением Сызранского городского суда Самарской области от 18.09.2009 года были частично удовлетворены исковые требования Думы г.о. Сызрань к Т*** А.В.

Судом было установлено, что Т*** А.В. состоял с истцом в трудовых отношениях, работал водителем. 05.07.09 г. по вине ответчика, находившегося при исполнении трудовых обязанностей в состоянии алкогольного опьянения и управлявшего принадлежащим работодателю автомобилем "Ауди-6", произошло дорожно-транспортное происшествие (наезд на препятствие), в результате чего автомобиль получил технические повреждения и, согласно заключению эксперта, не подлежал восстановлению. Размер причиненного ущерба составил 1 644 750 руб. (остаточная стоимость автомобиля без учета износа), который истец просил взыскать с ответчика в полном размере. Между тем, частично удовлетворяя требования Думы г.о. Сызрань, суд обоснованно указал, что в соответствии со ст. 246 ТК РФ, размер ущерба, причиненного работодателю при утрате и порче имущества, определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества. Поскольку стоимость автомобиля с учетом износа составила 1 100 000 рублей, а ущерб был причинен работником в состоянии алкогольного опьянения, что установлено материалами дела об административном правонарушении, суд обоснованно взыскал указанную сумму с Т*** А.В. в счет полного возмещения ущерба, причиненного работодателю.

Нормы материального права судом применены правильно, в кассационном порядке дело не обжаловалось.

5. Наличие вступившего в законную силу обвинительного приговора является обязательным условием для возможного привлечения работника к полной материальной ответственности по пункту 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ, если ущерб причинен в результате преступных действий.

В данном случае работник обязан возместить затраты работодателя не только на приобретение или восстановление имущества, но и на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 52 от 16.11.2006 года (п. 11), вынесение оправдательного приговора либо прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования или в суде, в том числе и по нереабилитирующим основаниям, не может служить основанием для привлечения лица к полной материальной ответственности.

Дел по спорам, вытекающим из возмещения ущерба, причиненного преступлением, на обобщение поступило 13. По всем делам постановлены решения об удовлетворении исков работодателей в полном размере, которые в кассационном порядке сторонами не обжаловались.

В числе работников, привлеченных к полной материальной ответственности, в связи с наличием обвинительного приговора, были сотрудники Межрайонных Инспекций ФНС N 10 и N 4 по Самарской области, осужденные за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 160 УК РФ (присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному). Преступные действия были связаны с получением денежных средств на командировочные расходы по разовым документам и предоставлением по возвращению из командировки в подтверждение расходов подложных счетов, с внесением недостоверных сведений в авансовые отчеты (3 решения постановлены Безенчукским районным судом и 1 Кинельским районным судом Самарской области).

Красноглинским районным судом г. Самары в 2009 году постановлены 2 решения по искам Муниципального предприятия ТТУ к С*** Т.Г., которая, работая водителем трамвая, 24.10.2006 года, исполняя трудовые обязанности, следуя по маршруту N 7 по трамвайному полотну проезжей части улицы Н*** со стороны ул. Стара Загора, где под секционным изолятором контактной сети произошло обесточивание, в нарушение должностной инструкции, п. 3.5.16 Правил технической эксплуатации трамваев, п. 2.3.1 Правил дорожного движения, оставила вагон без надзора на уклоне участка с тяжелыми условиями движения, не обеспечила установку противокатного упора под колесо со стороны уклона, не приняла мер к освобождению салона вагона от пассажиров, отключив одну из систем торможения, тем самым растормозила вагон, который при появлении тока в контактной сети, начал неконтролируемое движение по ул. С***. В процессе движения трамвая под управлением С*** Т.Г., произошло столкновение с автомобилем ВАЗ-21093 под управлением водителя Д*** И.Ю., после чего, двигаясь со скоростью, не обеспечивающей безопасное движение трамвая, на пересечении ул. Н*** и К*** повороте направо произошел сход трамвая с рельсового полотна с последующим опрокидыванием на левую боковую часть вагона. В результате опрокидывания произошел наезд на пять находящихся на остановке общественного транспорта человек, трое из которых погибли, а двое, как и водитель Д*** И.Ю. получили тяжкий вред здоровью.

Приговором Промышленного суда г. Самары от 30.11.2007 года С*** Т.Г. осуждена по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 5 годам лишения свободы с лишением права управления транспортными средствами на 3 года, с отбыванием наказания в колонии-поселении. За потерпевшими признано право на удовлетворение гражданских исков в порядке гражданского судопроизводства.

Удовлетворяя исковые требования МП ТТУ к С*** Т.Г. о возмещении ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей, суд обоснованно руководствовался п. 5 ст. 243 ТК РФ, а также требованиями ч. 2 ст. 238 ТК РФ, взыскав с ответчицы в пользу МП ТТУ как средства, затраченные работодателем на возмещение в добровольном порядке ущерба, причиненного работником третьим лицам в полном размере(по решению суда от 13.08.09 г. взыскано 681 500 руб.), так и средства, выплаченные работодателем в пользу потерпевших на основании судебных решений( по решению суда от 09.10.09 г. взыскано 263 100 руб.).

При этом размер понесенных МП ТТУ расходов на выплату компенсаций семьям погибших и потерпевшим от преступления, был подтвержден имеющимися в материалах дела приказами о выплатах, расходными кассовыми ордерами, решениями судов о взыскании сумм в возмещение ущерба, постановлениями судебных приставов об окончании исполнительных производств в отношении МП ТТУ, платежными поручениями о перечислении денежных средств.

Решения о взыскании с работников материального ущерба в полном размере, в связи с наличием обвинительного приговора, подтверждающего вину в причинении ущерба, постанавливались также судами Комсомольского, Автозаводского, Кинель-Черкасского, Сызранского, Куйбышевского и других районов области.

Удовлетворяя исковые требования работодателей, суды в каждом случае истребовали копию обвинительного приговора, вступившего в законную силу, обоснованно учитывали, что по приговору суда ущерб, причиненный работодателю, с виновных не взыскивался, а также требовали предоставления документов, подтверждающих фактическую выплату работодателем ущерба, причиненного третьим лицам.

6. Согласно п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может быть возложена на работника в случае причинения им ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом.

Учитывая это, работник может быть привлечен к полной материальной ответственности, если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, было вынесено постановление о назначении административного наказания (абз. 1 п. 1 ч. 1 ст. 29.9 КоАП РФ), поскольку в указанном случае факт совершения лицом административного правонарушения установлен.

Разъяснения по применению указанной нормы права также даны в постановлении Пленума Верховного Суда N 52 от 16.11.2006 года, которыми судам следует неукоснительно руководствоваться при рассмотрении данной категории дел (п. 12).

Если работник был освобожден от административной ответственности за совершение правонарушения в связи с его малозначительностью, о чем по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении вынесено постановление о прекращении производства по делу и работнику было объявлено устное замечание, на такого работника также может быть возложена материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба, поскольку при малозначительности правонарушения устанавливается факт его совершения и выявляются все признаки состава правонарушении и лицо освобождается лишь от наказания.

Истечение срока привлечения к административной ответственности либо издание акта об амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания, является безусловным основанием, исключающим производство по делу об административном правонарушении, поэтому в этом случае работник не может быть привлечен к полной материальной ответственности в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ.

Результаты проведенного обобщения свидетельствуют о том, что вопросы о полной материальной ответственности работников по указанному основанию, судами, как правило, разрешались в соответствии с требованиями материального закона.

Федеральное государственное унитарное предприятие "Почта России" в лице Управления почтовой связи Самарской области - филиала ФГУП "Почта России" обратилось в Большечерниговский районный суд с иском к Л***.Н., просило взыскать с него в счет возмещения ущерба, причиненного в результате повреждения автомобиля при исполнении трудовых обязанностей, 91 531 руб. 20 коп.

Из материалов дела следует, что Л***.Н. работал водителем в ОПС Большеглушицкого почтамта УФПС Самарской области, за ним был закреплен автомобиль УАЗ. Установлено, что Л***.Н., исполняя трудовые обязанности и следуя по 14 км автодороги "Самара - Большая Глушица", не справился с управлением и допустил опрокидывание автомашины в кювет, в результате чего автомобилю, принадлежащему истцу, были причинены механические повреждения. Стоимость восстановительного ремонта, согласно оценке, была определена в размере 91 531 руб.20 коп. Вина Л*** В.Н. в нарушении п. 10.1 Правил дорожного движения установлена органами ГИБДД, однако определением ИДПС ОГИБДД ОВД по муниципальному району Волжский в возбуждении дела об административном правонарушении было отказано, поскольку административная ответственность за нарушение названного пункта Правил, нормами КоАП РФ не предусмотрена.

Учитывая, что постановление о привлечении Л*** В.Н. к административной ответственности не выносилось, наказание не назначалось, а доказательств, подтверждающих наличие иных оснований для полного возмещения работником причиненного ущерба работодателю, представлено не было, суд, с учетом требований закона, обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании с ответчика материального ущерба в полном размере.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 26.01.2010 года решение суда оставлено без изменения, кассационная жалоба ФГУП "Почта России" в лице УФПС Самарской области - филиала ФГУП "Почта России" без удовлетворения.

7. При причинении ущерба работодателю не при исполнении работником трудовых обязанностей (п. 8 ч. 1 ст. 243 ТК РФ), суды обоснованно удовлетворяли иски о взыскании прямого действительного ущерба в полном размере.

Так решением Новокуйбышевского городского суда от 27.11.2009 года были удовлетворены исковые требования Администрации г.о. Новокуйбышевск к М*** С.Г., работавшему у истца водителем. Как установил суд, М*** С.Г. 11.05.2009 года в конце рабочего дня самовольно взял из гаража служебный автомобиль "Хундай Элантра", управляя которым не в связи с исполнением трудовых обязанностей, не справился с управлением и допустил столкновение с а/м ВАЗ-2106, после чего с места дорожно-транспортного происшествия скрылся. В результате принадлежащий истцу автомобиль получил технические повреждения, стоимость восстановительного ремонта, согласно заключению об оценке, составила 117 785 рублей, которые суд, установив вину М*** С.Г. в причинении ущерба, обоснованно в полном объеме взыскал с ответчика.

Аналогичное решение было постановлено Кинель-Черкасским районным судом Самарской области от 09.11.2009 года по иску ООО "П***" к К*** А.В., который, работая в должности менеджера транспортного отдела, не имея полномочий на распоряжение и использование транспортных средств, самовольно, без уведомления руководства, собственноручно выписав путевой лист на автомашину "Мазда ВТ-50", покинул территорию предприятия через проходную и, используя автомобиль в личных целях, совершил дорожно-транспортное происшествие, в результате чего работодателю был причинен материальный ущерб в размере 66 146, 60 рублей, который в полном объеме был взыскан с К*** А.В.

При рассмотрении таких дел судам необходимо учитывать, что полная материальная ответственность наступает в этом случае независимо от того, когда причинен ущерб: в рабочее время, после его окончания или до начала работы.

Следует обратить внимание судов на то обстоятельство, что невозможность привлечения работника к полной материальной ответственности по одному из пунктов части 1 ст. 243 Трудового Кодекса РФ, не исключает право работодателя требовать от этого работника полного возмещения причиненного ущерба по иным основаниям.

Кроме того, судам следует учитывать, что в соответствии со ст. ст. 137, 248 ТК РФ, взыскание с виновного работника суммы причиненного ущерба, не превышающей среднего месячного заработка, может производиться по распоряжению работодателя не позднее одного месяца со дня окончательного установления работодателем размера причиненного работником ущерба. Если месячный срок истек и работник не согласен добровольно возместить, причиненный работодателю ущерб, а сумма причиненного ущерба, подлежащая взысканию с работника, превышает его средний месячный заработок, то взыскание осуществляется только судом.

Обязанность работника возместить причиненный работодателю ущерб наступает независимо от привлечения к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности.

 

Возмещение затрат на обучение работника

 

Возмещение затрат, связанных с обучением работника за счет средств работодателя, является одним из способов возмещения материального ущерба, причиненного работником.

Согласно ст. 249 ТК РФ в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически неотработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

По спорам, вытекающим из причинения ущерба работодателю по данному основанию, на обобщение поступило лишь 1 гражданское дело.

ООО "У***" обратилось в Октябрьский районный суд с иском к Ш*** А.О. о взыскании затрат на обучение в размере 47 060 руб. 95 коп.

Из материалов дела следует, что Ш*** А.О. 07.04.2008 г. на основании трудового договора была принята на работу в ООО "У***" на должность инструктора детских игровых программ. В тот же день с ней подписано дополнительное соглашение к трудовому договору о направлении на обучение за счет средств работодателя на период с 07 по 12.04.08 г., с 28.04.08 по 02.05.08 г.. 17.04.08 и 15.05.08 г. между ООО "У***" и ЗАО "У***" подписаны акты сдачи-приема работ по обучению работников общества. Стоимость обучения Ш*** А.О. по должности инструктора детских игровых программ, в соответствии с программой обучения (2 этапа), составила 47 060 рублей. Понесенные работодателем затраты на обучение Ш*** А.О. подтверждены договором коммерческой концессии и соответствующими платежными поручениями. 18.11.08 г. Ш*** А.О. подано заявление об увольнении по собственному желанию, трудовой договор между сторонами расторгнут. От возмещения затрат на обучение в добровольном порядке Ш*** А.О. отказалась.

Решением Октябрьского районного суда от 26.10.09 года с Ш*** А.О. в пользу работодателя взысканы затраты на обучение в полном размере, а также государственная пошлина пропорционально присужденной денежной сумме. Удовлетворяя требования, суд правильно исходил из того, что по условиям договора Ш*** А.О. обязалась отработать не менее 24 месяцев после обучения, проводившегося за счет средств работодателя, однако уволилась без уважительных причин до истечения указанного срока. При этом в случае увольнения по инициативе Работника до истечения 12 месяцев после обучения, Ш*** А.О. обязалась возместить затраты, понесенные работодателем на обучение в полном объеме. Поскольку наличие в соглашении об обучении такого условия не противоречит закону, суд обоснованно удовлетворил исковые требования ООО "У***", взыскав с ответчицы 47 060 рублей.

В кассационном порядке решение не обжаловалось и вступило в законную силу. Требования материального закона при разрешении спора судом применены правильно.

 

Снижение размера материальной ответственности.

 

В соответствии со ст. 250 ТК РФ органу по рассмотрению трудовых споров предоставлено право с учетом степени и формы вины, материального положения работника и других обстоятельств снизить размер ущерба, подлежащий взысканию с работника.

При этом следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 2 ст. 250 ТК РФ снижение размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, не может быть произведено, если ущерб причинен преступлением, совершенным в корыстных целях.

Суд также не вправе полностью освободить работника от такой обязанности.

Обобщение показало, что суды области не часто пользовались указанным правом. Снижение размера ущерба судом было осуществлено по 3 делам (по 2 делам Красноармейским районным судом Самарской области и по 1 делу Комсомольским районным судом г. Тольятти), где размер ущерба составил от 100 до 900 000 рублей. Представляется, что незначительное количество таких дел связано с тем, что размер ущерба, причиненного работодателю, в основном, не превышал 10-50 000 рублей.

Основаниями уменьшения размера взыскиваемого по решению суда ущерба, причиненного работником работодателю, являлись семейное положение, наличие малолетних детей и иных членов семьи на иждивении виновного, наличие иных обязательств, имущественное положение ответчиков (отсутствие доходов либо их низкий размер), иные тяжелые жизненные обстоятельства, которые, по мнению суда, могут служить основанием для уменьшения размера взыскиваемого ущерба.

Необходимо учитывать, что обстоятельства, на основании которых суд пришел к выводу о снижении размера материального ущерба, должны быть подтверждены доказательствами, а решение суда о снижении взыскиваемых сумм обязательно в этой части мотивировано.

ОАО "С***" обратилось в суд с иском к Л*** И.В - начальнику участка "Тольятти-2" и З*** И.В - контролеру лома и отходов черных металлов, о взыскании в счет возмещения ущерба, причиненного недостачей вверенных товарно-материальных ценностей 901 377 руб. 38 коп., ссылаясь на результаты инвентаризации на объекте и надлежащее обеспечение работодателем условий для сохранности товарно-материальных ценностей.

Решением Комсомольского районного суда г.о. Тольятти от 16.01.2009 года исковые требования были удовлетворены, при этом суд пришел к выводу, что обстоятельства, исключающие материальную ответственность работников, отсутствуют, представленными доказательствами подтвержден размер ущерба и вина ответчиков в его причинении. Однако, учитывая, что недостача имела место впервые, а также материальное и семейное положение ответчиков, один из которых не имеет работы, низкие доходы другого, наличие у них на иждивении несовершеннолетних детей, суд правомерно применил положения ст. 250 ТК РФ, снизив размер ущерба до 751 377 руб.38 коп., то есть на 150  000 рублей и взыскав указанную сумму ущерба с ответчиков солидарно.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 10.03.2009 года решение суда оставлено без изменения, кассационная жалоба ОАО "С***" без удовлетворения.

Решением Красноармейского районного суда Самарской области от 16.01.2009 года был частично удовлетворен иск ИП Г*** О.Н., заявившей требования о взыскании с продавцов-консультантов магазина "А***" Ф*** О.Н. и Т*** В.И., с которыми был заключен договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности, ущерба, причиненного недостачей материальных ценностей в размере 105 886 руб. Согласившись с наличием доказательств вины ответчиц в причинении ущерба работодателю, суд взыскал с них в счет возмещения ущерба солидарно 70  000 рублей. В качестве основания к снижению размера ущерба суд указал наличие на иждивении каждой из ответчиц 2-х несовершеннолетних детей, отсутствие у Ф*** О.Н. места работы, незначительный размер среднемесячного заработка Т*** В.М.(4 тыс.руб.), отсутствие у ответчиц, проживающих в сельской местности, подсобного хозяйства.

Вместе с тем, нельзя согласиться с выводами судов о наличии правовых оснований к взысканию по указанным выше делам с работников, с которыми заключены договоры о коллективной (бригадной) материальной ответственности, причиненного ущерба солидарно.

В соответствии со ст. 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства.

Положения Трудового Кодекса РФ, в том числе и ст. 245 ГК РФ, регулирующая порядок заключения договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности работников, не предусматривают возможность их солидарной ответственности и предполагают необходимость учета как степени и формы вины, так и материального положения каждого работника, а так же и других обстоятельств.

В силу п. 4 ст. 245 ТК РФ при взыскании ущерба в судебном порядке степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется судом.

Согласно разъяснениям постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 года N 52 (п. 16), снижение размера ущерба допустимо в случаях как полной, так и ограниченной материальной ответственности. Такое снижение возможно также и при коллективной (бригадной) ответственности, но только после определения сумм, подлежащий взысканию с каждого члена коллектива(бригады), поскольку степень вины, конкретные обстоятельства для каждого из членов коллектива (бригады) могут быть неодинаковыми. При этом необходимо учитывать, что уменьшение размера взыскания с одного или нескольких членов коллектива (бригады) не может служить основанием для соответствующего увеличения размера взыскания с других членов коллектива (бригады).

Определяя размер ущерба, подлежащего возмещению каждым из работников, суду необходимо учитывать степень вины каждого члена коллектива (бригады), размер месячной тарифной ставки (должностного оклада) каждого лица, время, которое он фактически проработал в составе коллектива (бригады) за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба (п. 14 постановления).

Таким образом, с учетом требований закона, при разрешении споров о взыскании причиненного работодателю ущерба, вытекающих из договоров о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, судам следует исходить из долевой ответственности работников, которая должна устанавливаться индивидуально, с учетом всех обстоятельств дела и быть соразмерной степени вины каждого работника.

Индивидуальный предприниматель О*** Т.А. обратилась в Отрадненский городской суд с иском к Л*** В.А., М*** М.Д., С*** О.А., Д*** О.Д., ссылаясь на то, что ответчицы работали у нее продавцами в магазине "О***", с ними был заключен письменный договор о полной коллективной материальной ответственности. С 02.04.07 г. М*** М.Д. была переведена на должность заведующей магазина. В период с 27 по 29.08.08 года в магазине проведена инвентаризация материальных ценностей. Согласно акта ревизии от 29.08.08 г. недостача составила 371 277 руб. В счет возмещения ущерба на основании приказа с каждой из ответчиц работодателем был удержан средний месячный заработок. 04.09.2008 года ответчицы уволены по п. 7 ст. 81 ТК РФ за совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, поскольку их действия давали основание для утраты доверия к ним со стороны работодателя. Просила взыскать с ответчиц 349  816 руб. 63 коп.

Решением Отрадненского городского суда от 16.01.2009 года, установившим вину ответчиц в образовавшейся недостаче, ее размер и наличие оснований к возложению обязанности возместить причиненный работодателю ущерб в полном размере, исковые требования ИП О*** Т.А. были удовлетворены в заявленном размере. При этом, решая вопрос о размере ущерба, подлежащего взысканию с каждой из ответчиц, суд пришел к выводу о равной степени их вины в недостаче вверенных материальных ценностей и, принимая во внимание, что все ответчики имеют примерно одинаковый должностной оклад, одинаковый стаж работы в составе коллектива за период от последней инвентаризации и до дня обнаружения ущерба, законно и обоснованно, в данном случае, взыскал с каждой из них причиненный ущерб в равных долях, с учетом ранее удержанного среднемесячного заработка: с Л*** В.А. - 88 269 руб. 25 коп., с М*** М.Д. - 85 041 руб. 58 коп., со С*** О.А. - 88 236 руб. 55 коп., с Д*** О.Д. - 88 269 руб. 25 коп.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 15.04.2009 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением судьи областного суда от 07.07.09 года в передаче надзорной жалобы представителя Л*** В.А., М*** М.Д., С*** О.А., Д*** О.В. на состоявшиеся судебные постановления для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции - отказано.

Заключение.

Изучение гражданских дел по искам работодателей о возмещении материального ущерба, причиненного работниками, показало, что суды не во всех случаях правильно применяют и толкуют материальный закон, регулирующий спорные правоотношения, в своих решениях часто ссылаются на нормы Гражданского права, не подлежащие применению к трудовым правоотношениям, не всегда правильно определяют юридически значимые обстоятельства, подлежащие выяснению по делу, основания и пределы материальной ответственности работников.

Результаты настоящего обобщения по вопросам, возникающим в правоприменительной практике при рассмотрении указанных дел, предлагается обсудить с судьями районов и городов Самарской области на семинаре.

 

Судья Самарского областного суда

О.А. Калинникова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Справка о результатах обобщения судебной практики рассмотрения гражданских дел о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный работодателю в 2009 году


Текст справки предоставлен Самарским областным судом по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Текст справки размещен на сайте Самарского областного суда (http://oblsud.sam.sudrf.ru)