Справка о результатах обобщения практики разрешения судами Самарской области споров, возникающих между банками и гражданами по вопросам кредитования

Справка о результатах обобщения практики разрешения судами
Самарской области споров, возникающих между банками и гражданами
по вопросам кредитования

 

По заданию Верховного Суда РФ и по предлагаемой им программе Самарским областным судом изучена практика рассмотрения судами области споров, возникающих между банками и гражданами по вопросам кредитования за период 2008-2011 г.г.

Всего судами Самарской области было рассмотрено дел указанной категории:

в 2008 году -

по искам кредитных организаций к гражданам (в том числе по искам о взыскании задолженности по кредитным договорам, обращении взыскания на заложенное имущество, о расторжении кредитных договоров) -  6 406 дел,

из них с вынесением решения -  6 106 дел,

удовлетворены исковые требования (в том числе в части) по 5 959 делам;

по искам граждан к кредитным организациям (в том числе о признании кредитного договора недействительным, признании недействительными отдельных условий кредитного договора, признании договора поручительства недействительным, прекращенным, признании недействительным договора залога и др.) - 188 дел,

из них с вынесением решения - 154 дела,

удовлетворены исковые требования (в том числе в части) по 129 делам.

Отменено решений в кассационном порядке и в порядке надзора  - 33 (из них 6 в части).

Качество рассмотрения дел составило 99,5% (от числа рассмотренных).

С выходом за пределы двухмесячного срока рассмотрено 155 дел, или 2,4% дел от числа рассмотренных.

В 2009 году -

по искам кредитных организаций к гражданам (в том числе по искам о взыскании задолженности по кредитным договорам, обращении взыскания на заложенное имущество, о расторжении кредитных договоров) - 6 660 дел,

из них с вынесением решения - 6 177 дело,

удовлетворены исковые требования (в том числе в части) по 6 018 делам, по искам граждан к кредитным организациям (в том числе о признании кредитного договора недействительным, признании недействительными отдельных условий кредитного договора, признании договора поручительства недействительным, прекращенным, признании недействительным договора залога и др.) - 224 дела,

из них с вынесением решения - 186 дел,

удовлетворены исковые требования  (в том числе в части) по 137 делам.

Отменено решений в кассационном порядке и в порядке надзора  - 60 (из них 23 в части); изменено 4 решения.

Качество рассмотрения дел составило  99,1% (от числа рассмотренных).

С выходом за пределы двухмесячного срока рассмотрено 49 дел или 0,7% дел от числа рассмотренных.

В 2010 году -

по искам кредитных организаций к гражданам (в том числе по искам о взыскании задолженности по кредитным договорам, обращении взыскания на заложенное имущество, о расторжении кредитных договоров) - 9 967 дела,

из них с вынесением решения - 8 966 дела,

удовлетворены исковые требования (в том числе в части) по 8 661 делу,

по искам граждан к кредитным организациям (в том числе о признании кредитного договора недействительным, признании недействительными отдельных условий кредитного договора, признании договора поручительства недействительным, прекращенным, признании недействительным договора залога и др.) - 234 дел,

из них с вынесением решения - 160 дел,

удовлетворены исковые требования (в том числе в части) по 100 делам.

Отменено решений в кассационном порядке и в порядке надзора  - 35 (из них 12 в части), изменено 7 решений.

Качество рассмотрения дел составило  99,7% (от числа рассмотренных).

С выходом за пределы двухмесячного срока рассмотрено 87 дел или 0,9% дел от числа рассмотренных.

в 2011 году -

по искам кредитных организаций к гражданам (в том числе по искам о взыскании задолженности по кредитным договорам, обращении взыскания на заложенное имущество, о расторжении кредитных договоров) - 7 908,

из них с вынесением решения - 6 379 дел,

удовлетворены исковые требования (в том числе в части) по 5 968 делам,

по искам граждан к кредитным организациям (в том числе о признании кредитного договора недействительным, признании недействительными отдельных условий кредитного договора, признании договора поручительства недействительным, прекращенным, признании недействительным договора залога и др.) - 734 дела,

из них с вынесением решения - 672 дела,

удовлетворены исковые требования (в том числе в части) по  475 делам,

Отменено решений в кассационном порядке и в порядке надзора  - 57 (из них 22 в части), изменено 18 решений.

Качество рассмотрения дел составило 99,3% (от числа рассмотренных).

С выходом за пределы двухмесячного срока рассмотрено  63 дела или 0,7% дел от числа рассмотренных.

Наибольшее количество дел указанной категории было рассмотрено Автозаводским районным судом г. Тольятти Самарской области:

в 2008 году -

о взыскании задолженности по кредитным договорам, обращении взыскания на заложенное имущество, расторжении кредитных договоров - 2 990

о расторжении  кредитных договоров, признании недействительными условий кредитных договоров (по искам физических лиц к банкам) - 3.

в 2009 году -

о взыскании задолженности по кредитным договорам, обращении взыскания на заложенное имущество, расторжении кредитных договоров - 2 537

о расторжении  кредитных договоров, признании недействительными условий кредитных договоров (по искам физических лиц к банкам) - 16.

в 2010 году -

о взыскании задолженности по кредитным договорам, обращении взыскания на заложенное имущество, расторжении кредитных договоров - 3 015

о расторжении  кредитных договоров, признании недействительными условий кредитных договоров (по искам физических лиц к банкам) - 4.

в 2011 году -

о взыскании задолженности по кредитным договорам, обращении взыскания на заложенное имущество, расторжении кредитных договоров - 1 879

о расторжении  кредитных договоров, признании недействительными условий кредитных договоров (по искам физических лиц к банкам) - 124.

На обобщение поступило 3 394 дела.

Статистика свидетельствует об увеличении в структуре гражданских дел указанной категории споров по искам граждан к кредитным организациям об оспаривании кредитного договора, его отдельных условий, об оспаривании договора поручительства, договора залога.

Результаты обобщения позволяют сделать следующие выводы:

 

1. Требования граждан об оспаривании условий кредитного договора
на стадии его заключения

 

в том числе:

требования об оспаривании банка от предоставления заемщику предусмотренного кредитным договором кредита (п. 1 ст. 821 ГК РФ),

требования об оспаривании отказа  банка раскрыть потребителю достоверную и полную информацию об условиях предоставления, использования и возврата потребительского кредита (ст. 10 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 "О защите прав потребителей"),

требования об оспаривании условия кредитного договора об установлении штрафа за отказ заемщика от получения кредита (п. 2 ст. 821 ГК РФ),

требования об оспаривании условия о территориальной подсудности споров, включенного в типовую форму кредитного договора, которое могло быть принято потребителем не иначе как путем присоединения (ст. 421, 428 ГК РФ),

требования об оспаривании иных положений кредитного договора, сформулированных самим банком, действующим своей волей и в своем интересе,

за указанный период судами Самарской области не рассматривались.

2. Оспаривание условий кредитного договора после его подписания
гражданином-заемщиком.

 

Вопросы  договорной подсудности

А). За указанный период судами Самарской области рассматривались споры по требованию заемщиков к банкам о признании недействительными условий кредитных договоров, определяющих территориальную подсудность споров по месту нахождения банка (его филиала), и о признании ничтожными условий кредитного договора о подсудности споров.

Обобщение выявило, что суды, в основном, отказывают в удовлетворении исков граждан-заемщиков к банкам о признании недействительными (ничтожными) условий кредитных договоров об изменении территориальной подсудности споров.  

Например, решением Новокуйбышевского городского суда Самарской области от 10 августа 2010 года отказано в удовлетворении исковых требований Х.А.В. к ЗАО "КБ Д" о признании недействительными отдельных условий кредитного договора.

При рассмотрении дела судом было установлено, что 22.11.07 между истцом и банком был заключен кредитный договор, согласно которому банк предоставил истцу кредит на приобретение квартиры.

В пункте 6.5 кредитного договора содержится указание на то, что при возникновении разногласий между кредитором и заемщиком по вопросам исполнения кредитного договора стороны примут все меры к их разрешению путем переговоров, а разногласия, по которым стороны не достигнут договоренности, подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции по месту нахождения кредитора.

Заявляя требования о признании данного пункта кредитного договора недействительным, истец ссылался на то обстоятельство, что банк использовал для заключения кредитных сделок с физическими лицами типовую форму кредитного договора, содержащую условия, ущемляющие его права потребителя.

Отказывая истцу в удовлетворении его требований о признании условия кредитного договора об изменении территориальной подсудности спора недействительным суд указал следующее.

Согласно ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

В силу ч. 7 и ч. 10 ст. 29 ГПК РФ иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены также в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора. Выбор между несколькими судами, которым согласно настоящей статье подсудно дело, принадлежит истцу.

В соответствии с п.п. 1, 2 ст. 17 Закона РФ от 07.02.1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по выбору истца в суд по месту нахождения организации, по месту жительства или пребывания истца, по месту заключения или исполнения договора.

Положения данных статей не содержат условий обязательной подсудности. Соглашение о подсудности может быть включено в гражданско-правовой договор.

Руководствуясь принципом диспозитивности, стороны, воспользовавшись правом выбора между несколькими судами, определили подсудность для всех дел, связанных с исполнением договора.

Истец при заключении договора согласился с формулировкой п. 6.5.

Согласие истца с содержанием данного пункта подтверждается его подписью под кредитным договором.

Ссылаясь на изложенное, суд пришел к выводу о том, что положение пункта 6.5 кредитного договора устанавливающего подсудность по месту нахождения кредитора, соответствует закону и не нарушает права потребителя.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда N 33-9345 от 13.09.10 данное решение суда оставлено без изменения.

Аналогичным образом был рассмотрен иск Ж.Л.В., Е.Н.Г. к ООО "Х" Ленинским районным судом г. Самары (решение от 21 июня 2010 года).

Отказывая истцам в удовлетворении их требований о признании недействительным условия кредитного договора об изменении территориальной подсудности спора, суд обоснованно указал в решении на то, что условие о договорной подсудности оговорено сторонами при заключении Кредитного договора.

Указанное в кредитном договоре условие о договорной подсудности в полном объеме соответствует требованиям действующего законодательства.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда N33-8070 от 13.08.10 данное решение суда также оставлено без изменения.

Данная позиция представляется правильной по следующим основаниям.

Подсудность исков о защите прав потребителей установлена частью 2 статьи 17 Закона РФ "О защите прав потребителей".

В соответствии с вышеуказанной нормой иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по выбору истца в суд по месту:

нахождения организации, а если ответчиком является индивидуальный предприниматель, - его жительства;

жительства или пребывания истца;

заключения или исполнения договора.

Если иск к организации вытекает из деятельности ее филиала или представительства, он может быть предъявлен в суд по месту нахождения ее филиала или представительства.

Статья 29 Гражданского процессуального кодекса РФ содержит аналогичную норму.

При этом в силу статьи 32 ГПК РФ, подсудность, установленная ст. 29 ГПК РФ, может быть изменена соглашением сторон до принятия судом заявления к своему производству.

Форма соглашения о подсудности не оговорена в ГПК.

В соответствии с п. 1 ст. 161 ГК сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны заключаться в простой письменной форме.

При этом представляется, что договор об изменении правил общей и территориальной подсудности может быть заключен и как отдельное соглашение, а также соглашение о подсудности может быть внесено в гражданско-правовой договор.

Руководствуясь принципом диспозитивности гражданского процесса, стороны могут воспользоваться правом выбора между несколькими судами и определить подсудность для всех дел, связанных с исполнением договора, включив такое условие в договор.

Таким образом, при наличии согласованной воли сторон на изменение подсудности вытекающих из договора споров, выраженной в подписанном ими кредитном договоре,  оснований говорить о нарушении права заемщика, как потребителя банковских услуг, на подачу искового заявления в тот суд, к подсудности которого оно отнесено законом, по нашему мнению, не имеется.

Б). Обобщение также показало, что иски о признании недействительными отдельных условий кредитных договоров подаются гражданами-заемщиками, как правило, в суд по месту их жительства в соответствии с пунктом 2 ст. 17 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" и принимаются данными судами к своему производству, как подсудные им в силу закона.

Вместе с тем при наличии в кредитном договоре согласованного сторонами условия об изменении территориальной подсудности спора судами области удовлетворяются ходатайства ответчиков о передаче дела по подсудности в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ.

Например, П.В.А. обратился в Советский  районный суд г. Самары с иском к ЗАО "Банк Р" о защите прав потребителя.

Определением Советского районного суда г. Самара от 11 апреля 2011 года постановлено:

"Гражданское дело N 2-1340/11 по иску П.В.А. к ЗАО "Банк Р" в порядке закона РФ "О защите прав потребителей" передать - для рассмотрения по подсудности в Ленинский районный суд г. Самары".

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда (определение N 33-4784 от 16.05.11) оставила данное определение без изменения, указав, что согласно ст. 32 ГПК РФ стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству.

В силу п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ суд передает дело на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности.

Поскольку договором кредита, заключенным между истцом и банком предусмотрена договорная подсудность, суд, учитывая ходатайство представителя ответчика о передаче дела по подсудности, правомерно в силу ст. 33 ГПК РФ передал гражданское дело N 2-1340/2011 для рассмотрения  по подсудности в Ленинский районный суд г. Самары.

При этом доводы частной жалобы истца о том, что законная подсудность, предусмотренная Законом "О защите прав потребителей" выше договорной, судебная коллегия обоснованно не приняла во внимание, указав, что эти доводы основаны на неправильном толковании норм процессуального права.

При отсутствии ходатайств о передаче дела на рассмотрение суда, к юрисдикции которого оно отнесено соглашением сторон кредитного договора, дела указанной категории рассматривались теми судами, в которое исковое заявление было подано в соответствии с Законом "О защите прав потребителей".

При рассмотрении кассационных жалоб ответчиков на судебные решения по таким делам доводы о нарушении судом правил подсудности, установленной в кредитном договоре, судебной коллегией Самарского областного суда не принимались во внимание, поскольку данное обстоятельство не относится к числу безусловных оснований для отмены решения суда, если оно не привело к неправильному разрешению дела.

В). Исковые заявления кредитных организаций к заемщикам о взыскании суммы долга, поступающие в суды, определенные условиями кредитных договоров о договорной подсудности споров, признаются судами поданными с соблюдением установленных правил подсудности.

Однако в рассматриваемый период имели место и случаи необоснованного возвращения судами заявлений кредитных организаций к заемщикам о взыскании суммы долга, поданных в суд в соответствии с установленной кредитным договором подсудностью споров.

Например, определением  судьи Октябрьского районного суда г. Самары от 15.08.11 возвращено исковое заявление ОАО "Н-БАНК" к А.Т.А. о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество.

Истцу разъяснено его право обратиться с аналогичным иском по подсудности в Кировский районный суд г. Самары.

При этом из искового материала следовало, что при предъявлении иска в Октябрьский районный суд г. Самары ОАО "Н-Банк"  ссылался на договорную подсудность спора.

Согласно пункту 8.1 заключенного сторонами кредитного договора, разрешение споров, которые стороны не могут урегулировать путем переговоров, будет осуществляться в соответствии с действующим законодательством РФ в суде общей юрисдикции по месту нахождения кредитора или его филиала.

Вынося определение о возвращении заявления, судья руководствовался п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, в соответствии с которым исковое заявление возвращается, если дело неподсудно данному суду, и указал, что в соответствии со ст. 28 ГПК РФ данный иск должен быть предъявлен по месту жительства ответчика.

При этом судья пришел к выводу о том, что договорная подсудность не может быть применена, поскольку не указано, по месту нахождения какого именно филиала подлежат разрешению споры.

Между тем из содержания кредитного договора следует, он заключен между банком в лице Управляющего Самарским филиалом и А.Т.А., кредитный договор подписан Управляющим Самарским филиалом банка.

Самарский филиал ОАО "Н-Банк" находится на территории Октябрьского района г. Самары.

С учетом изложенного судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда (определение N 33-10747 от 13.10.11) отменила указанное определение судьи Октябрьского районного суда г. Самары и направила материал для рассмотрения в тот же районный суд, указав на необоснованность вывода суда о том, что истцу следует обратиться с данным иском в суд по месту жительства ответчика.

Определением судьи Октябрьского районного суда г. Самары от 31 октября 2011 года постановлено:

"Возвратить АКБ "Р банк" (ОАО) исковое заявление к Р.В.И. о взыскании суммы задолженности.

Разъяснить АКБ "Р банк" (ОАО) его право на обращение с данным исковым заявлением в суд по месту жительства ответчика".

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда  N 33-12512 от  01.12.11 указанное определение судьи отменено, и материал направлен в тот же суд для рассмотрения.

Отменяя определение судьи, судебная коллегия указала, что в соответствии со ст. 32 ГПК РФ стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству. Подсудность, установленная статьями 26, 27 и 30 настоящего Кодекса, не может быть изменена соглашением сторон.

Согласно ч. 2 ст. 29 ГПК РФ иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения ее филиала или представительства.

В силу п. 8.3 кредитного договора N 240871 от 09.06.08 стороны договорились о разрешении споров в суде общей юрисдикции по месту нахождения филиала ЗАО "БСЖВ" в г. Самаре, которое реорганизовано в форме присоединения к АКБ "Р банк" (ОАО).

Самарский филиал АКБ "Р банк" (ОАО) находится по тому же адресу, что и выдавший кредит филиал ЗАО "Б".

При таких обстоятельствах территориальная подсудность споров, вытекающих из кредитного договора, предполагающая возможность для Р.В.И. обратиться в суд по месту нахождения Банка (г. Москва) или его филиала (Октябрьский район г. Самара), а для Банка - обратиться по месту жительства Р.В.И. (г. Отрадный Самарской области), изменена по соглашению сторон.

Вместе с тем представляется обоснованной практика вынесения судьями Самарской области определений о возвращении исковых заявлений банков в связи с их неподсудностью данному суду в случаях, когда соглашение об изменении территориальной подсудности спора сторонами фактически достигнуто не было.

Например, определением судьи Ленинского районного суда г. Самары от 25 июня 2010 года постановлено:

"Возвратить исковое заявление ОАО АКБ "С" к ИП М.К.И., М.И.И. о взыскании задолженности по кредитному договору и об обращении взыскания на заложенное имущество, в связи с неподсудностью Ленинскому районному суду г. Самары".

24.06.10 открытое акционерное общество АКБ "С" обратилось в суд с иском к индивидуальному предпринимателю (ИП) М.К.И. и М.И.И. о взыскании задолженности по кредитному договору и об обращении взыскания на заложенное имущество.

Из искового заявления и приложенных к нему документов следует, что Банком заявлены требования, вытекающие из договорных отношений с заемщиком ИП М.К.И., с поручителем М.И.И., с залогодателем М.К.И.

В соответствии со ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

В силу ст. 32 ГПК РФ стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству. Подсудность, установленная статьями 26, 27 и 30 настоящего Кодекса, не может быть изменена соглашением сторон.

Согласно тексту кредитного договора N МСБ-СР-9018/08/003 от 13.08.08 (п. 8.1) сторонами предусмотрена передача споров по выбору истца в арбитражный суд г. Москвы или г. Самары.

В соответствии с п. 7.1 договора поручительства N МСБСР9018/08/003/П0 от 13.08.08, заключенного в обеспечение возврата кредита, споры рассматриваются по выбору истца в любом из 10 перечисленных судов по месту нахождения Банка и его дополнительных офисов, в том числе по месту нахождения Самарского филиала Банка.  

Из текста искового заявления следует, что ответчики проживают в г. Ижевске Удмуртской Республики.

При таких обстоятельствах судья пришел к правильному выводу о том, что стороны при оформлении кредитных обязательств однозначно не согласовали вопрос о договорной подсудности, и обоснованно возвратил исковое заявление, поданное с нарушением правил общей территориальной подсудности споров.

Г). Дела по спорам о признании недействительными условий о территориальной подсудности споров, включенных в кредитные соглашения, обеспеченные ипотекой (залогом недвижимого имущества), на обобщение не поступали.

Вместе с тем при рассмотрении судами ряда исков кредитных организаций о взыскании задолженности по кредитным договорам и обращении взыскания на заложенное имущество, поданных по общим правилам подсудности (ст. 28 ГПК РФ) либо по правилам договорной подсудности, ответчики выдвигали возражения относительно рассмотрения дела данным судом, полагая, что спор подлежит рассмотрению по правилам исключительной подсудности (ст. 30 ГПК РФ), то есть в суде по месту нахождения недвижимого имущества - предмета залога.

Суды обоснованно не принимали эти доводы во внимание, указывая на то,  что ст. 30 ГПК РФ регулирует вопросы подсудности споров, связанных с правами на недвижимое имущество.

Споры же, вытекающие из договоров займа и залога, не подпадают под правила об исключительной подсудности, поскольку принятое судом решение само по себе не является основанием для регистрации возникновения, перехода либо прекращения права на недвижимое имущество.

Д). Иски кредитных организаций к наследникам  умершего должника по кредитному договору должны подаваться в суд по правилам территориальной подсудности споров. Условия кредитных договоров об изменении территориальной подсудности споров на такие иски не распространяются.

Решением Ленинского районного суда г. Самары от 16 ноября 2010 года в пользу "Р Р.С.А." с Б.Л.К., Б.В.И., Б.Г.А., Б.Н.А. и Б.Ю.А. взыскана задолженность по кредитному договору, обращено взыскания на заложенное имущество.

Судом было установлено, что ответчики являются наследниками заемщика по кредитному договору - Б.А.В., который умер 11.11.08.

Обязательства заемщика после его смерти не исполняются, в результате чего образовалась задолженность в размере 91 908,36 долларов США.

Удовлетворяя требования "Р Р.С.А." и взыскивая задолженность по кредитному договору с наследников заемщика в полном объеме, обращая взыскание на заложенное имущество, суд указал на солидарность взыскания и исходил из положений ст. 1175 ГК РФ.

Судебная коллегия с принятым решением не согласилась и указала.

Согласно п. 9.2 кредитного договора его стороны пришли к соглашению о рассмотрении возникающих в связи с заключением, исполнением, расторжением договора споров мировым судьей или федеральным судом общей юрисдикции по месту нахождения Кредитора, действовавшего от имени Кредитора при заключении договора.

В соответствии со ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности, за исключением тех, которые неразрывно связаны с личностью наследодателя. Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

При этом условие кредитного договора (п. 9.2) о подсудности возникающих из него споров, к числу имущественных прав и обязанностей умершего Б.А.В., которые переходят к наследникам в порядке универсального правопреемства, не относится.

В силу ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика.

Между тем при рассмотрении дела судом указанные положения закона во внимание не приняты.

Как следует из материалов дела, ни один из ответчиков на территории Ленинского района г. Самары не проживает.

Однако вопрос о подсудности заявленного спора Ленинскому районному суду г. Самары судом.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда N 33- 6019/2011 от 16.07.11 решение районного суда было отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же районный суд, которому при новом рассмотрении дела рекомендовано обсудить вопрос о подсудности заявленного спора Ленинскому районному суду г. Самары.

Вопросы оспаривания условий кредитных договоров.

А). За период 2008-2011 г.г. споры по требованию о признании недействительными условий кредитных договоров о том, что кредитный договор не рассматривается в качестве договора присоединения, судами Самарской области не рассматривались.

Б). Вместе с тем возросло число рассмотренных судами области гражданских дел по искам заемщиков к кредитным организациям о признании недействительными условий кредитных договоров о взыскании комиссии за открытие и ведение (обслуживание) ссудного счета.

При рассмотрении таких дел суды обоснованно руководствовались нормами Гражданского кодекса РФ (ст.ст. 819, 168, 167),  Законом РФ "О защите прав потребителей",  Федеральным законом от 02.12.90 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", Положением "О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории РФ", утвержденным Банком России 26.03.07 N 302-п.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна.

Согласно частям 1 и 2 статьи 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В силу ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

На основании ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ, признаются недействительными.

В соответствии с п. 2 ст. 5 Федерального Закона от 02.12.90 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", размещение привлеченных банком денежных средств в виде кредитов осуществляется банковскими организациями от своего имени и за свой счет.

Согласно Положению "О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории РФ", утвержденному Банком России 26.03.07 N 302-п, условием предоставления и погашения кредита (кредиторская обязанность банка) является открытие и ведение банком ссудного счета. Ссудные счета не являются банковскими счетами и используются для отражения на балансе банка образования и погашения ссудной задолженности, то есть операций по предоставлению заемщикам и возврату ими денежных средств (кредиторов) в соответствии с заключенными кредитными договорами.

Таким образом, действия банка по открытию и ведению ссудного счета нельзя квалифицировать как самостоятельную банковскую услугу, создающую для заемщика  какое-либо дополнительное благо или иной полезный эффект.

Обязанность уплачивать комиссию за открытие и ведение (обслуживание) ссудного счета является незаконным возложением на потребителя расходов, связанных с осуществлением банком действий, направленных на исполнение обязанностей банка в рамках кредитного договора.

С учетом приведенных правовых норм судами области обоснованно удовлетворялись исковые требования граждан-заемщиков к банкам о признании недействительными условий кредитных договоров, предусматривающих взимание с заемщиков комиссии за открытие и ведение (обслуживание) ссудного счета.

Так, например, Г.О.В. обратилась в Советский районный суд г. Самары с иском к ООО "Р Банк"  о признании заключенного между ней и ответчиком кредитного договора N 2008-4780410 от 10.11.08 недействительным в части, устанавливающей обязанность выплачивать ежемесячную комиссию за ведение ссудного счета, взыскании убытков в виде ранее оплаченной комиссии, неустойки в соответствии с Законом "О защите прав потребителей", компенсации морального вреда.

Руководствуясь вышеприведенными нормами права, суд пришел к обоснованному выводу о том, что действия банка, установившего дополнительные платежи по кредитному договору в виде платы за обслуживание ссудного счета, не предусмотренные действующим законодательством, ущемляют права истицы.

Данные условия договора являются ничтожными и к ним применяются последствия, предусмотренные ч. 2 ст. 167 ГК РФ.

Таким образом, суд правомерно удовлетворил исковые требования Г.О.В. и признал недействительным кредитный договор N 2008-4780410 от 10.11.08, заключенный между нею и ООО "Р Банк", в части, устанавливающей обязанность заемщика выплачивать ежемесячную комиссию за ведение ссудного счета, а также взыскал с ответчика в пользу истицы денежные средства в виде оплаченных комиссий в размере 69 300 рублей.

Обоснованным представляется решение суда и в части удовлетворения исковых требований Г.О.В. о взыскании с ООО "Р Банк" неустойки и компенсации морального вреда.

Судом было установлено, что 31.08.11 ответчиком от истицы была получена претензия, в которой она просила исключить из кредитного договора условие, обязывающее заемщика платить банку ежемесячную комиссию за ведение ссудного счета и возместить убытки.

ООО "Р Банк" на указанную претензию не ответило.

Согласно п. 5 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" требования потребителя об уплате неустойки (пени), предусмотренной законом или договором, подлежат удовлетворению изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) в добровольном порядке.

В соответствии со ст. 31 Закона РФ "О защите прав потребителей" требования потребителя о возврате уплаченной за работу (услугу) денежной суммы подлежат удовлетворению в десятидневный срок со дня предъявления соответствующего требования.

За нарушение предусмотренных ст. 31 Закона РФ "О защите прав потребителей" сроков удовлетворения отдельных требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку в размере 3% от цены оказанной услуги (п. 5 ст. 28 Закона).

Судом было установлено, что десятидневный срок добровольного исполнения ответчиком требований истицы истек  12.09.11.

Учитывая изложенное, суд правильно взыскал с ООО "Р Банк"  в пользу Г.О.В. неустойку за отказ от добровольного исполнения требований потребителя, начиная с 13.09.11.

Выводы суда о необходимости взыскания с ответчика в пользу истицы компенсации морального вреда основаны на положениях ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей", в силу которой моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) или организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Удовлетворяя требования граждан-заемщиков к банкам о компенсации морального вреда, судам следует иметь в виду, что законом установлена презумпция причинения морального вреда потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) предусмотренных законами и иными правовыми актами Российской Федерации прав потребителя, в связи с чем потерпевший освобожден от необходимости доказывания в суде факта своих физических или нравственных страданий.

Следует также учитывать, что в соответствии со ст. 1101 ГК РФ  размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

В случае удовлетворения исковых требований граждан-заемщиков к банкам о признании недействительным условия кредитного договора о взимании комиссии за открытие и ведение ссудного счета судами по-разному решался вопрос о взыскании с ответчиков штрафа за отказ в добровольном порядке исполнить требования потребителя.

При рассмотрении данного вопроса суды не всегда учитывали требования пункта 6 ст. 13 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", который предусматривает, что при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Если с заявлением в защиту прав потребителя выступают общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) или органы местного самоуправления, пятьдесят процентов суммы взысканного штрафа перечисляются указанным объединениям (их ассоциациям, союзам) или органам.

По смыслу данной нормы удовлетворение судом требований потребителя  (в данном случае потребителя банковских услуг по кредитному договору), установленных законом, в обязательном порядке влечет наложение на ответчика штрафа за несоблюдение законных требований потребителя в добровольном порядке.

Так, решением Волжского районного суда Самарской области от 29.04.2011 года постановлено:

"Иск ООО "Р Банк" к С.С.В. удовлетворить частично. Взыскать с С.С.В. в пользу ООО "Р Банк" задолженность по кредитному договору в сумме 49 157 руб. 29 коп. и возврат госпошлины в сумме 1260 руб. Встречный иск С.С.В. к ООО "Р Банк" удовлетворить частично. Признать ничтожным условие кредитного договора N 2009 5854705 от 12.05.2009 г. в части взыскания ежемесячной комиссии за ведение ссудного счета (п. 2.2.1 Общих условий предоставления нецелевых кредитов физическим лицам и обслуживания банковского счета N 6, колонка 6 графика платежей "Ежемесячная комиссия за ведение ссудного счета"). Применить последствия ничтожности вышеуказанного условия кредитного договора и взыскать с ответчика ООО "Р Банк" в пользу С.С.В. сумму ежемесячной комиссии за ведение ссудного счета 56 100 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 15.03.2011 г. по дату вынесения судебного решения в сумме 548,53 руб. компенсацию морального вреда в сумме 500 руб., судебные расходы в сумме 5 000 руб. Взыскать с ООО "Р Банк" госпошлину в сумме 1480 руб.". Этим же решением суда отказано во взыскании с Банка штрафа за отказ в добровольном порядке исполнить требования, содержащиеся в претензии С.С.В., со ссылкой на то, у С.С.В. имеются обязательства по возврату Банку заемных средств.

Судебная коллегия Самарского областного суда признала данный вывод неправомерным и указала, что в действиях Банка имеется нарушение прав С.С.В., как потребителя, и ее требования о взыскании сумм комиссии удовлетворены в судебном порядке, в добровольном же порядке аналогичная претензия С.С.В. Банком удовлетворена не была, что в силу ст. 13 ФЗ "О защите прав потребителей" накладывает на Банк обязанность оплаты штрафа, как в доход местного бюджета, так и в доход СРОО "Поволжское объединение в защиту прав потребителей", обратившейся в суд с иском в интересах С.С.В.

В). При разрешении судами дел по спорам между гражданами-заемщиками и банками о признании недействительными условий кредитных договоров о взимании комиссии за открытие и ведение ссудного счета суды отказывали в удовлетворении исковых требований в связи с пропуском срока исковой давности, о котором в судебном заседании было заявлено ответчиком. При этом суды области руководствовались положениями статьи 168 ГК РФ, в соответствии с которой сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения; положениями части 1 статьи 181 ГК РФ, в силу которой срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки; положениями ч. 2 ст. 199 ГК РФ, указывающей на то, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Применяя к заявленным требованиям срок исковой давности, установленный в соответствии с ч. 1 ст. 181 ГК РФ в три года, суды исходили из того, что спорное условие договора является ничтожным. Суды ссылались обоснованно на то, что начало течения срока исковой давности по требованиям о признании условий кредитного договора недействительными (ничтожными) следует исчислять применительно к норме ст. 181 Гражданского кодекса РФ с момента, когда началось исполнение сделки, т.е. с момента заключения кредитного договора и перечисления денежных средств на текущий счет заемщика.

Примером могут служить:

решение Красноглинского районного суда г. Самары от 12.05.2010 года, которым постановлено:

"В иске К.В.Г. к   ООО "Р Банк" о признании условий предоставления кредита в части взимания комиссии за ведение ссудного счета недействительным, применении последствий недействительности данных условий и компенсации морального вреда отказать, в связи с истечением срока предъявления иска в суд";

решение Волжского районного суда Самарской области от 29.08.2011 года, которым отказано в удовлетворении исковых требований СООО "Защита прав потребителей Самарской области" в интересах Т.С.А. к ОАО АКБ "Р банк" о возврате неосновательно приобретенных сумм по кредитному договору, взыскании убытков и компенсации морального вреда потребителю;

решение Автозаводского районного суда г. Тольятти Самарской области от 06.09.2011 года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований Т.А.А. к ООО "Р Банк" о признании недействительными условий кредитного договора N 357191-ф от 29.05.2007 года, взыскании неосновательного обогащения и неустойки, а также компенсации морального вреда - отказать в связи с истечением срока исковой давности: и другие.

Вместе с тем существовала иная практика разрешения таких споров.

Так, 20.01.2011 г. К.Ю.В. обратилась в Ленинский районный суд г. Самары с иском к ООО "Р Банк" о взыскании сумм, уплаченных в качестве комиссии за ведение ссудного счета и компенсации морального вреда.

В обоснование требований указала, что 20.06.2007 года между ней и ООО "Р Банк" был заключен кредитный договор. Погашение кредита должно было производиться ежемесячными платежами. Платежи в погашение задолженности осуществлялись ею регулярно и в полном объеме, однако из тех сумм, которые поступали в погашение кредита, банк удерживал денежные средства в счет погашения комиссии за ведение ссудного счета. Размер удержанной комиссии за период пользования кредитом составил 52 551 руб. 75 коп.

Ссылаясь на то, что взимание комиссии противоречит требованиям действующего законодательства, К.Ю.В. просила суд взыскать с ООО "Р Банк" уплаченную в качестве комиссии за ведение ссудного счета сумму в размере 52551,75 руб., а также компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб.

Судом было постановлено решение:

"Иск К.Ю.В. удовлетворить частично. Взыскать с ООО "Р Банк" в пользу К.Ю.В. сумму, уплаченную в качестве комиссии за ведение ссудного счета, в размере 44 861 руб. 25 коп.,  и компенсацию морального вреда в размере 2 000 руб. В остальной части иска - отказать".

Принимая такое решение, суд указал, что К.Ю.В. осуществляла платежи в погашение задолженности в соответствии с графиком. На момент обращения в суд ее обязательства по кредитному договору исполнены, суммы в погашение кредита выплачены полностью. Размер удержанной с К.Ю.В. комиссии за период пользования кредитом составил 52 551,75 руб. Поскольку кредитный договор между Банком и истцом заключен 20.06.2007 года, а с иском в суд К.Ю.В. обратилась 20.01.2011 года, суд пришел к выводу о том, что подлежащая взысканию в ее пользу сумма должна быть уменьшена до суммы комиссии, уплаченной за последние три года, предшествующие обращению в суд с иском.

При этом кроме статей 167, 181 ГК РФ суд руководствовался частью 2 статьи 200 ГК РФ, в соответствии с которой по обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

Такая практика, по нашему мнению, противоречит  ч. 1 ст. 181 ГК РФ, по смыслу которой течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение сделки, т.е. с момента выдачи кредита.

Г). За указанный период судами Самарской области были также рассмотрены дела по искам граждан-заемщиков к кредитным организациям о признании недействительными условий кредитных договоров о взимании иных комиссий (за рассмотрение заявки, за выдачу кредита, за расчетно-кассовое обслуживание, за ведение кредитного дела и т.д.).

Практика рассмотрения данных дел складывалась и продолжает складываться неоднозначно.

Рядом решений судов такие условия кредитных договоров были признаны недействительными и нарушающими права заемщиков, как потребителей. В других случаях суды отказывали гражданам в удовлетворении исковых требований, ссылаясь на свободу договора (ст. 421 ГК РФ), на право Банка по соглашению с клиентом устанавливать комиссионное вознаграждение по операциям согласно ст. 29 ФЗ "О банках и банковской деятельности", на то обстоятельство, что иные комиссии не являются комиссией за открытие и ведение ссудного счета, взимание которой в рамках кредитного договора законом не запрещено.

Поскольку на правоотношения, связанные с заключением кредитного договора для личных нужд граждан, распространяется Закон "О защите прав потребителей", судам в каждом конкретном деле следует, по нашему мнению, выяснять, взимаются ли вышеуказанные комиссии за совершение банком действий, которые являются самостоятельной услугой, создающей для заемщика какое-либо дополнительное благо или полезный эффект, либо данные комиссии предусмотрены за стандартные действия, без совершения которых банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор. Такие условия договора являются ничтожными (статья 168 ГК РФ), а денежные суммы, уплаченные банку в их исполнение, подлежат возврату (пункт 2 статьи 167 ГК РФ). Это обстоятельство судами области при рассмотрении дел указанной категории учитывается не всегда.

Д). Дела об оспаривании  условия кредитного договора о запрете на досрочный возврат кредита в течение определенного в договоре срока на обобщение не поступали.

На обобщение поступило одно дело по спору между гражданином-заемщиком и банком о признании недействительным условия кредитного договора о взимании банком комиссии за досрочный возврат кредита.

Решением Октябрьского районного суда г. Самары от 12 июля 2010 года  П.М.Н. к П.А.С. в иске к ОАО "Н -БАНК" о признании недействительным условия кредитного договора об оплате комиссии за досрочное погашение кредита отказано.

Судебная коллегия Самарского областного суда своим определением N 33-9269 от 10.09.10 решение суда в указанной части отменила и постановила новое решение об удовлетворении исковых требований, указав следующее.

Как следует из материалов дела, в соответствии с п. 3.4.6 кредитного договора досрочный полный или частичный возврат кредита в течение 6 месяцев с даты фактического предоставления кредита допускается только при условии оплаты Созаемщиками комиссии в размере 2 процентов от досрочно возвращаемой суммы кредита. Комиссия уплачивается одновременно с платежом по досрочному возврату кредита.

Согласно статье 315 ГК РФ должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа.

Пунктом 2 статьи 810 ГК РФ установлено, что если иное не предусмотрено договором займа, сумма беспроцентного займа может быть возвращена заемщиком досрочно. Сумма займа, предоставленного под проценты, может быть возвращена досрочно с согласия займодавца. Указанные нормы не устанавливают санкции за досрочный возврат кредита. Законом установлено условие о возможности досрочного погашения кредита с согласия банка-займодавца, иные условия ущемляют права потребителя-гражданина.

В соответствии с пунктом 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Таким образом, досрочное исполнение договора нельзя признать неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, включение Банком в договоры с потребителями комиссии за досрочное погашение кредита противоречит нормам Гражданского кодекса Российской Федерации, а потому данное условие ущемляет установленные законом права потребителей.

Судебная коллегия также пришла к выводу о том, что установление не предусмотренных действующим законодательством дополнительных платежей по спорным кредитным договорам является ущемлением прав потребителей, нарушением статьи 16 Закона "О защите прав потребителей".

Такая правовая позиция представляется правильной, полностью основанной на нормах Закона РФ "О защите прав потребителей".

Ж). Дела по спорам о признании недействительными:

- условий кредитного договора о праве банка предъявить требование о досрочном исполнении обязательства по возврату кредита в случае ухудшения финансового положения заемщика;

- условий, предусматривающих предоставление ипотечного кредита, о том, что издержки по погашению записи об ипотеке возлагаются на заемщика, являющегося залогодателем;

- условий долгосрочного кредита с заемщиком-гражданином о том, что плата за пользование суммой кредита складывается из постоянного процента  и величины, переменной в зависимости от колебаний рынка;

- условий долгосрочного кредитного договора с заемщиком-гражданином о том, что плата за пользование суммой кредита складывается из постоянного процента и переменной величины (плавающей ставки);

- условий целевого кредитного договора о том, что все издержки по погашению записи о законной ипотеке, обременяющей приобретаемую заемщиком квартиру, несет заемщик;

- условий, предусматривающих обязанность заемщика в случае просрочки уплачивать новые заемные проценты на уже просроченные заемные проценты (проценты на проценты);

- условий о том, что в случае просрочки возврата части кредита, выданного заемщику-гражданину, проценты за пользование соответствующей частью кредита в период такой просрочки взимаются в двойном размере;

- условий о том, что в случае нарушения обязательств по возврату очередной части кредита банк имеет право потребовать досрочный возврат выданного кредита;

- условий о взимании банком платы за выдачу справок о состоянии задолженности по кредиту;

- условий об обеспечении исполнения кредитного обязательства залогом недвижимого имущества, рассмотренные судами области за 2008-2011 гг., на обобщение не поступали.

Вместе с тем на обобщение поступило значительное количество дел об оспаривании договора залога недвижимого имущества.

При рассмотрении данных дел судами в основном правильно применялись нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения.

- Например, В.О.В. обратилась в Автозаводский районный суд г. Тольятти с иском к АК СБ РФ (ОАО), В.М.Л. о признании договора залога недействительным, мотивируя свои требования тем, что состояла с В.М.Л. в браке с 03.10.80 по  06.10.09.

07.12.06 В.О.В. дала согласие супругу на заключение договора залога, предметом которого являлось недвижимое имущество, с Центральным отделением N 4257 г. Тольятти Поволжского банка СБ РФ г. Самары, так как в соответствии со ст.  35  Семейного кодекса для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

В.М.Л. злоупотребил правом (ст. 10 ГК РФ) и заключил договор залога с АК СБ РФ (ОАО) г. Москва, на что В.О.В. не давала своего нотариального согласия. В дальнейшем В.О.В. исковые требований уточнила, просила признать недействительным договор залога N 2222 от 15.12.06, заключенный между В.М.Л. и АК СБ РФ, в части передачи в залог 1/2 доли В.М.Л. в праве общей долевой собственности на недвижимое имущество.

З.В.С. обратилась в суд с иском к АК СБ РФ, З.В.А. о признании договора залога недействительным, ссылаясь на аналогичные основания.

Решением суда от 14.01.10, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда N 33-2359/2010 от 10.03.10, в удовлетворении исковых требований В.О.В. и З.В.С. было отказано, поскольку  истцами не было представлено доказательств того, что АК СБ РФ (ОАО), являющийся стороной договора ипотеки N 2222 от 15.12.06 (залогодержатель), зарегистрированного в установленном порядке, знал или заведомо должен был знать о несогласии истцов на совершение указанной сделки, тогда как в соответствии с абзацем вторым ч. 2 ст. 35 Семейного кодекса Российской Федерации сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Доводы истцов о том, что недействительность  сделки влечет   заключение договора залога  не с лицом, указанным в их нотариально удостоверенном согласии,  суды первой и кассационной инстанции не приняли во внимание, указав, что Центральное отделение N 4257 является филиалом   АК СБ РФ, действует на территории Центрального и Ставропольского района г. Тольятти Самарской области, входит в единую систему Банка, организационно подчиняется Поволжскому банку СБ РФ.

Договор ипотеки заключен  руководителем Центрального отделения, и в силу доверенности данная сделка считается заключенной в интересах юридического лица - АК СБ РФ.

В связи с этим доводы истцов о том, что они давали согласие своим супругам на заключение сделки не с Банком в лице филиала, а с местным отделением Банка,  были признаны несостоятельными.

ЗАО АКБ "Г банк" обратилось в Ленинский районный суд г. Самары с иском к А.А.А., ООО "Ч", А.Е.М. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.

А.Е. М. обратилась в суд со встречными исками к ЗАО АКБ "Г банк", в том числе просила признать недействительным договор залога от 24.01.08, указав, что он не содержит сведений о залоге земельного участка под принадлежащим ей жилым домом.

В удовлетворении встречных исковых требований А.А.А. решением суда от 12.10.10 было отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда N 33-12634/2010 от 16.12.10 решение суда оставлено без изменения.

Законом предусмотрено обязательное заключение договора ипотеки здания и земельного участка в случае нахождения земельного участка, в момент заключения договора залога, в собственности или аренде у залогодателя.

Судом установлено, что предметом договора об ипотеке от 24.01.08 является только принадлежащий А.Е.М. жилой дом на земельном участке по адресу: г. Краснодар, ул. Р., д. *, литер Д. Так как на момент заключения договора ипотеки А.Е.М. не обладала правом собственности либо аренды на земельный участок под домом, в отношении него не мог быть заключен договор залога. Указанный земельный участок был приобретен А.Е.М. в собственность после заключения договора об ипотеке.

В соответствии со ст. 69 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" право залога не распространяется на принадлежащее залогодателю право постоянного пользования земельным участком, на котором находится предприятие, здание или сооружение. При обращении взыскания на такое предприятие, здание или сооружение лицо, которое приобретает это имущество в собственность, приобретает право пользования земельным участком на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник (залогодатель) недвижимого имущества.

Согласно ч. 4 ст. 35 ЗК РФ отчуждение здания, строения, сооружения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, производится вместе с земельным участком, за исключением следующих случаев:

1) отчуждение части здания, строения, сооружения, которая не может быть выделена в натуре вместе с частью земельного участка;

2) отчуждение здания, строения, сооружения, находящихся на земельном участке, изъятом из оборота в соответствии со статьей 27 настоящего Кодекса.

Отчуждение здания, строения, сооружения, находящихся на ограниченном в обороте земельном участке и принадлежащих одному лицу, проводится вместе с земельным участком, если федеральным законом разрешено предоставлять такой земельный участок в собственность граждан и юридических лиц.

Не допускается отчуждение земельного участка без находящихся на нем здания, строения, сооружения в случае, если они принадлежат одному лицу.

Таким образом, суд обоснованно указал, что поскольку реализация жилого дома, являющегося предметом ипотеки, при обращении на него взыскания судом осуществляется посредством продажи его с публичных торгов, то такая продажа может быть осуществлена одновременно с продажей принадлежащего залогодателю на праве собственности земельного участка.

При указанных обстоятельствах, учитывая, что договор ипотеки был заключен в соответствии с требованиями закона, в установленной форме, суд обоснованно отказал А.Е.М. в удовлетворении встречного иска.

Решением Автозаводского районного суда г.о. Тольятти Самарской области от 14.01.11 отказано в удовлетворении исковых требований ЗАО КБ "Ф-БАНК" к П.А.В., П.Л.Г. о взыскании задолженности по кредитному договору N 0639-Д/7 от 22.10.09 и обращении взыскания на заложенное имущество. Отказывая Банку в иске, суд указал, что договор залога принадлежащей П.Л.Г. квартиры и договор залога товарно-материальных ценностей, принадлежащих ООО "Д", а также договоры поручительства с П.Л.Г. и ИП П..В. были заключены в обеспечение исполнения обязательств ООО "Д" по договору об открытии кредитной линии.

Между тем, ООО "Д" 03.12.10 на основании решения учредителя П.А.В. было ликвидировано, что подтверждается свидетельством о внесении записи в ЕГРЮЛ.

Согласно ст. 419 ГК РФ обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.).

В соответствии с ч. 1 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Суд пришел к правильному выводу о том, что поручительство П.Л.Г. и ИП П.А.В. прекращается в связи с ликвидацией заемщика по кредитному договору от 22.10.09, т.е. ООО "Д".

В соответствии со ст. 334 ГК РФ залог обеспечивает выполнение должником иного обязательства, т.е. является дополнительным по отношению к нему обязательством. Прекращение основного обязательства по любому основанию, предусмотренному главой 26 ГК РФ или иными нормами, влечет прекращение дополнительного обязательства.

Пунктом 1 части 1 ст. 352 ГК РФ предусмотрено самостоятельное основание для прекращения залога: прекращение обеспеченного залогом обязательства.

Судом установлено, что с момента ликвидации должника (залогодателя) прекратилось основное обязательство общества перед банком по возврату кредита, что повлекло прекращение дополнительного залогового обязательства у ликвидированного должника.

Таким образом, суд пришел к правомерному выводу о том, что дополнительные обязательства в виде залога квартиры, принадлежащей П.Л.Г., а также залога товарно-материальных ценностей принадлежащих ООО "Д", прекращаются в связи с прекращением основного обязательства.

З). Дела об оспаривании отказов банков от дальнейшего кредитования заемщиков, нарушивших предусмотренную кредитным договором обязанность целевого использования кредита (ст. 814, п. 3 ст. 821 ГК РФ) на обобщение не поступали.

И). В 2008-2011 г.г. судами области был рассмотрен ряд гражданских дел по спорам о включении банком в кредитный договор с заемщиком-гражданином условия о страховании его жизни и здоровья (иски о признании недействительным, ничтожным условия кредитного договора о страховании жизни и здоровья заемщика, о взыскании с Банка уплаченной страховой премии, сумм уплаченных комиссий за подключение к программе страхования, убытков, связанных с приобретением услуги по страхованию жизни и здоровья, о включении уплаченных денежных средств в погашение задолженности по кредиту).

При рассмотрении дел данной категории суды области, как правило, выясняли наличие у заемщика возможности заключить с банком кредитный договор без данного условия, принимая во внимание, что включение в кредитный договор с заемщиком-гражданином условия о страховании его жизни и здоровья не нарушает прав потребителя, если заемщик имел возможность заключить с банком кредитный договор и без названного условия.

Например, НБ "Т" (ОАО) обратился в Железнодорожный районный суд г. Самары с иском к Б.И.Н. о взыскании суммы задолженности по кредитному договору.

Б.И.Н. обратилась в суд со встречным иском к НБ "Т" (ОАО), в котором, в том числе просила суд признать недействительным вследствие ничтожности кредитный договор, заключенный между ней и НБ "Т" (ОАО), в части обязанности заемщика осуществлять страхование жизни и здоровья, взыскать убытки, связанные с приобретением услуги по страхованию жизни и здоровья в размере 16 720 рублей.

Решением суда от 28 октября 2011 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 11.01.12, в удовлетворении встречных исковых требований Б.И.Н. было отказано.

Отказывая в иске, суд сослался на положения с ч. 1 ст. 421 ГК РФ, в соответствии с которыми граждане и юридические лица свободны в заключение договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договора предусмотрена добровольно принятым обязательством.

При этом судом было установлено, что Б.И.Н. ни при заключении кредитного договора, ни в процессе его действия не воспользовалась своим правом на изменение или расторжение договора, согласившись со всеми указанными в договоре условиями. Ею собственноручно было подписано заявление о том, что она добровольно согласна принять участие в программе "Кредит без проблем" (программа страхования от несчастных случаев и болезней заемщика) и готова произвести оплату после получения положительного решения о выдаче кредита.

Согласно Заявлению о предоставлении кредита на неотложные нужды раздел 4 "Информация о полисе добровольного страхования жизни и здоровья" заполняется при наличии согласия за заключение договора страхования.

Как следует из вышеуказанного заявления, Б.И.Н. заключила такой договор и поручила страховую премию в размере 16720 рублей перечислить в пользу страховой компании за счет кредита.

С учетом изложенного суд обоснованно признал несостоятельными доводы Б.И.Н. о том, что Банк навязал ей невыгодные для нее условия. Кроме того, доказательств того, что кредит Б.И.Н. мог быть предоставлен только при условии заключения ею договора страхования, суду предоставлено не было.

Д.Е.В. обратилась в Автозаводский районный суд г. Тольятти с иском к ООО КБ "Р-К" о признании недействительным кредитного договора, указывая, в частности на то, что в общую сумму кредита была необоснованно включена денежная сумма в размере 12 072 рублей - комиссия за подключение к программе страхования и начислены проценты на нее.

Истица полагала, что страховые платежи не относятся к плате за кредит, поскольку это является нарушением требований ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей".

Решением суда от 15.04.11 в удовлетворении исковых требований Д.Е.В. было отказано.

Судом было установлено, что при заключении указанного кредитного договора Д.Е.В. выразила согласие на подключение к Программе страхования, т.е. на заключение ответчиком со страховой компанией договора страхования в отношении жизни и здоровья истицы, а также Д.Е.В. приняла на себя обязательства по оплате ответчику комиссии за подключение к указанной программе.

Судом также было установлено, что указанный кредитный договор был заключен сторонами в письменной форме посредством направления Д.Е.В. оферты и акцептования ее ответчиком. Содержание условий договора сторонами при его заключении не оспаривалось.

В соответствии со ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключение договора, стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, а также стороны могут заключить договор, содержащий элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор).

При изложенных обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что включение по соглашению сторон в кредитный договор условий об оказании заемщику иных услуг, кроме предоставления кредита и платы за пользование им, не является нарушением прав потребителя, установленных законодательством РФ о защите прав потребителей.

Кроме того, суд правильно указал, что заключенным сторонами кредитным договором не определяется возможность предоставления кредита в зависимости от подключения заемщика к программе страхования и уплаты комиссии за подключение к данной программе.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного  суда от 08.06.11 данное решение суда было оставлено без изменения.

Решением Октябрьского районного суда г. Самары от 22 июня 2011 года обоснованно отказано в удовлетворении исковых требований Самарской региональной общественной организации "Поволжское объединение в защиту прав потребителей" в интересах Т.М.Н., Т.Н.Н. к ЗАО "БЖФ" в части признания недействительным условия кредитного договора о возложении на заемщиков обязанности страховать свою жизнь и здоровье, поскольку  суду не было представлено доказательств того, что истцы обязаны были подписать договор с условием страхования жизни и здоровья, а Банк имеет право или обязанность отказать клиенту в предоставлении кредита в случае отказа клиента подключиться к программе страхования.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного  суда N 33-8389 от 11.08.11 данное решение суда также было оставлено без изменения.

К). За рассматриваемый период судами области принимались решения о взыскании задолженности по кредитному договору, обеспеченному поручительством, когда по условиям договора поручительства поручитель обязался отвечать перед кредитором  в случае изменения условий кредитного договора (в том числе в случае изменения банком размера процентов за пользование кредитом).

Решением Жигулевского городского суда Самарской области от 08 апреля 2010 года постановлено:

"Иск - ОАО "П Банк" удовлетворить.

Взыскать солидарно с П.В.В., П.Т.А. в пользу ОАО "П Банк" задолженность по договору о предоставлении потребительского кредита NТП08-01-054/н от 23 апреля 2008 года по состоянию на 29 марта 2010 года всего в размере 648 391,04 рублей.

Обратить взыскание на предмет залога по договору об ипотеке N ТП08-01-054/н -1/и от 23.04.2008 года - квартиру, расположенную по адресу Самарская область, городской округ Жигулевск, г. Ж, ул. М, д.* кв.*, принадлежащую П.Т.Д. путем реализации (продажи) с публичных торгов с установлением начальной продажной цены в размере 1 050 000 рублей.

Взыскать с П.В.В., П.Т.А., П.Т.Д. в равных долях в пользу ОАО "П Банк" судебные расходы в размере 10506 рублей 10 копеек".

Судом было установлено, что 23.04.08 между Банком и П.В.В. был заключен договор о предоставлении кредита, в соответствии с которым П.В.В. был предоставлен потребительский кредит.

В силу п. 2.10.3 кредитного договора, ежемесячные платежи по возврату кредита и уплате процентов, кроме последнего, заемщик производит за текущий процентный период не позднее последнего числа каждого календарного месяца.

С 01.01.09 П.В.В. не исполняет свои обязанности по кредитному договору от 23.04.08.

В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору 23.04.08 между Банком и П.Т.А. был заключен договор поручительства.

В соответствии с ч. 1, ч. 2 ст. 363 ГК РФ, при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Удовлетворяя требования истца о солидарном взыскании задолженности по кредитному договору с заемщика и поручителя, суд обоснованно не принял во внимание доводы ответчиков о прекращении поручительства в связи с отсутствием согласия П.Т.А. на увеличение процентной ставки по кредиту.

При этом, как было установлено судом, согласно п. 2.4 договора поручительства, поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и должник. Увеличение размера обязательства должника в случаях, предусмотренных кредитным  договором и соглашениями к нему (в частности, при пролонгации кредитного договора, а также при увеличении процентной ставки за пользование кредитом), влечет одновременное увеличение ответственности поручителя.

С данным условием договора поручительства П.Т.А. была ознакомлена и согласна, что подтверждается ее подписью на договоре поручительства, подлинность которой она не оспаривала.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда N 33-5299 от 31.10.10 решение суда в указанной части было оставлено без изменения.

Рассматривая такие дела, судам следует иметь в виду, что согласно ч. 1 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается  в случае изменения обеспеченного им обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего. По смыслу указанной нормы основанием прекращения поручительства является вся совокупность названных в ней условий: изменение основного обязательства, увеличение ответственности поручителя и отсутствие согласия поручителя на изменение условий.

3. Вопросы исполнения кредитных обязательств

 

А). Рассмотренные в период 2008-2011 гг. дела по искам заемщиков об оспаривании требований банков о досрочном взыскании суммы кредита и процентов по кредитному договору в случае нарушения заемщиком предусмотренных договором сроков возврата суммы займа на обобщение не поступали. Однако по ряду гражданских дел по искам кредитных организаций к заемщикам, поручителям о досрочном взыскании задолженности по кредитному договору от ответчиков поступали возражения относительно заявленных требований.

Так, решением Автозаводского районного суда г. Тольятти Самарской области от 16.03.11 с А.Л.Ш. в пользу АК СБ РФ в лице Автозаводского отделения N 8213 взыскана задолженность по договорам об открытии невозобновляемой кредитной линии, заключенным между банком и ООО "Фирма "Л-Ф", по которым А.Л.Ш. выступал в качестве поручителя.

Обжалуя данное решение суда, А.Л.Ш. в своей кассационной жалобе ссылался на необоснованность предъявления банком требований о досрочном возврате кредита, ссылаясь на то, что договором кредита не предусмотрено возвращение займа по частям.

Судебная коллегия (определение N 33-2459 от 16.03.11) отклонила данный довод и указала, что кредитными договорами  предусмотрена периодичная уплата процентов за пользование суммой займа, а данный вид процентов относится к основному долгу, и нарушение порядка и сроков их возврата также дает банку право на предъявление вышеуказанных требований, что не противоречит ч. 2 ст. 811 ГК РФ. Или филиал акционерного коммерческого СБ РФ (ОАО) Нефтегорское отделение N 7914 обратился в Нефтегорский районный суд Самарской области с иском к С.И.Л. (заемщик), С.Н.Л. (поручитель) о досрочном взыскании задолженности по кредитному договору, ссылаясь на то, что заемщик выполнял свои обязательства недобросовестно и неоднократно выходил на просрочку, в результате чего образовалась задолженность в размере 124 856,72 рубля.

Решением суда от 15 декабря 2009 года исковые  требования банка были удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда (N 33-2423 от 12.03.10) данное решение суда было отменено по кассационной жалобе С.И.Л., оспаривавшего обоснованность такого досрочного взыскания.

При этом судебной коллегией было установлено, что заемщик допускал просрочку уплаты как основного долга с июня по октябрь 2009 г., так и процентов в июне и августе 2009 г.,   нарушая, таким образом, свои обязательства по кредитному договору.

Между тем суд не учел, что 01.11.2009 г. С.И.Л. вошел в график, заплатив весь долг, в том числе по процентам, в общей сумме 14 700 руб.

01.12.2009 г. ответчик заплатил текущий  платеж в размере 6000 руб.

Таким образом, на день предъявления иска 12.11.2009 г. С.И.Л. полностью  вошел в график погашения кредитных платежей и с тех пор не нарушал его, о чем свидетельствуют  представленные в заседание судебной коллегии чеки-ордера СБ РФ Поволжский банк об оплате задолженности  и текущих платежей.

С учетом изложенных обстоятельств судебная коллегия пришла к выводу о том, что у суда не было оснований  для удовлетворения  иска филиала акционерного коммерческого Сберегательного банка РФ (ОАО) Нефтегорское отделение N 7914   к С.И.Л., С.Н.Л. о досрочном взыскании задолженности по кредитному договору.

Железнодорожный районный суд г. Самары своим решением от 29 сентября 2010 года отказал в удовлетворении исковых требований ООО "Р-Банк" к О.А.Л. о досрочном взыскании задолженности по кредитному договору, указав, что банком требования о расторжении кредитного договора не заявлялись, заявленная к взысканию сумма задолженности не свидетельствует о существенном нарушении кредитного договора ответчиком, на момент принятия судом решения О.А.Л. вошел в график погашения, от оплаты кредита не отказывается, и срок погашения кредита определен 02.12.2010 г..

Поскольку нарушение предусмотренных кредитным договором обязательств в таких случаях устраняется в полном объеме до вынесения решения по делу, просроченная задолженность у заемщиков отсутствует, основания для применения положений ч. 2 ст. 811 ГК РФ отпадают.

Б). При удовлетворении требований банка о взыскании с заемщика кредитной задолженности, при наличии заявления ответчика о снижении размера неустойки и доказательств явной несоразмерности данной неустойки последствиям нарушения обязательства судами применялась статья 333 ГК РФ.

Поскольку понятие формулировки "явная несоразмерность" в законе отсутствует, суды решали вопрос о снижении размера неустойки в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств дела.

При этом учитывались, в том числе, чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение размера неустойки над суммой возможных убытков, вызванных нарушением обязательств, длительность неисполнения обязательств, причины возникновения просрочки исполнения обязательств, недобросовестность действий самого кредитора.

Например, решением Чапаевского городского суда Самарской области от 22 сентября 2011 года частично удовлетворен иск К. Ф К (ООО) к К.А.В., К.Е.В. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.

Представитель ответчиков в судебном заседании просил суд снизить размер ответственности К.А.В., Е.В. перед истцом в разумных пределах, применив ст. 333 ГК РФ.

Снижая размер неустойки, подлежащей взысканию с К.А.В., Е.В. в пользу истца, суд обоснованно указал на установленное в ходе судебного разбирательства обстоятельство того, что ещё в марте 2009 года Кит Ф К (ООО) был уведомлен ответчиками о невозможности погашения ими кредита, однако в суд Банк обратился только в июне 2011 года.

Судом также было установлено, что непринятие истцом на протяжении длительного времени мер по истребованию задолженности привело к образованию неустойки, которая превышает реальную рыночную стоимость заложенной  истцами квартиры. При наличии таких обстоятельств вывод суда о необходимости снижения размера неустойки является обоснованным.

Следует иметь в виду, что при решении вопроса о снижении размера неустойки судами могут приниматься во внимание обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (пункт 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"), поскольку суд не ограничен определенным кругом обстоятельств, которые он принимает во внимание при оценке последствий нарушения обязательства.

Например, Кировский районный суд г. Самары (решение от 10.03.11), взыскивая с Щ.Е.Г. в пользу В* (ЗАО) в лице филиала N6318 задолженность по кредитному договору, снизил размер заявленной к взысканию неустойки, приняв во внимание в числе прочего, наличие на иждивении ответчика неработающей супруги и малолетнего ребенка.

Вместе с тем при рассмотрении вопроса о снижении размера неустойки судам также необходимо учитывать, что неустойка по своей природе носит компенсационный характер, является способом обеспечения исполнения обязательства должником и не должна служить средством обогащения кредитора, но при этом направлена на восстановление прав кредитора, нарушенных вследствие ненадлежащего исполнения обязательства.

Таким образом, статья 333 ГК РФ предписывает судам соблюдать баланс имущественных интересов сторон.

Кроме того, следует помнить, что снижение неустойки в соответствии со ст. 333 ГК РФ является правом суда, а не его обязанностью. Снижая размер неустойки, суды не должны формально ссылаться на несоразмерность взысканной неустойки последствиям невыполненного обязательства. В решении суд обязан указать, в чем заключается данная несоразмерность и обосновать свой вывод о необходимости снижения неустойки. При отсутствии  доказательств, подтверждающих явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, заявление ответчика о снижении размера неустойки удовлетворению не подлежит.

Так, решением Самарского районного суда г. Самары от 12.01.11 суд правомерно удовлетворил требования ОАО "Б*БАНК" к Г.Э.В., Щ.А.Г. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество, не усмотрев оснований для снижения размера неустойки, поскольку судом было установлено, что ответчики уклоняются от исполнения обязательств по кредитному договору, размер неустойки не превышает размер основного долга и процентов, что свидетельствует о соразмерности неустойки последствиям неисполнения обязательств.

В). В период с 2008-2011 г.г. судами области рассматривались гражданские дела по искам банков о взыскании задолженности по договору потребительского кредитования и обращении взыскания на заложенное имущество - жилое помещение, являющееся для гражданина-должника и проживающих совместно с ним членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания.

Судами по данной категории дел выносились решения, как об удовлетворении исковых требований кредиторов, так и об отказе в удовлетворении таких требований  в части обращения взыскания на заложенное имущество - жилой дом, квартиру.

Например, решением Жигулевского городского суда Самарской области от 17.05.10 удовлетворены требования ООО "Д* центр" к Т.О.А. о расторжении кредитного договора и взыскании образовавшейся задолженности. В удовлетворении иска в части обращения взыскания на предмет залога по договору об ипотеке - квартиру, отказано. Определением судебной коллегии Самарского областного суда N 33-8496 от 23.08.10 решение суда оставлено без изменения.

Судом при рассмотрении дела было установлено, что 23 января 2008 года между Банком В* и Т.О.А. был заключен кредитный договор N 631\5819-0000050, согласно которому ответчице был предоставлен кредит в размере 1 119 000 рублей на срок в 122 месяца под 16% годовых.

К ООО "Д* центр" права кредитора по данному договору перешли на основании договора купли-продажи закладных от 19 июня 2009 года. В обеспечение исполнения обязательств заемщика с ответчицей был заключен договор залога в отношении принадлежащей ей по праву собственности квартиры, расположенной по адресу: г. Ж*, В-*, д. *, кв.*. Судом также было установлено, что на момент заключения договора об ипотеке и на момент рассмотрения дела в суде спорная квартира для ответчицы и ее матери Ж.Е.А. являлась единственным пригодным для проживания жилым помещением.

Суд пришел к выводу о том, что не имеется оснований для принятия признания иска ответчицей в части требований, касающихся обращения взыскания на предмет залога, как противоречащего закону, а также, соответственно, для удовлетворения требований истца об обращении взыскания на заложенное имущество.

При вынесении такого решения суд основывался на следующем. В соответствии с ч. 2 ст. 6 ФЗ от 16.07.98 N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" не допускается ипотека имущества, изъятого из оборота, имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание.

Перечень такого имущества установлен ст. 446 ГПК РФ. Согласно указанной статье, взыскание по исполнительным документам не может быть обращено в числе других объектов на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение, если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем жилом помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Проанализировав перечисленные выше нормы закона в совокупности, суд истолковал их следующим образом. Законодатель, снимая ФЗ N 194-ФЗ от 29.12.04 "О внесении изменений в ст. 446 ГПК РФ" ограничения в обращении взыскания на единственное жилье, если оно является предметом ипотеки, и одновременно сохраняя в действие положения ч. 2 ст. 6 ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)", тем самым разграничивает объекты, находящиеся в ипотеке и силу закона (приобретенные с использованием кредитных средств) от объектов, находящихся в ипотеке в силу договора. Такое разграничение сохраняет установленные ст. 446 ГПК РФ ограничения в отношении объектов недвижимости, на приобретение которых должниками не были использованы предоставленные кредитором денежные средства и, соответственно, запрет на принятие таких объектов в залог.

С учетом этого суд указал, что в рассматриваемом случае кредитор, приняв в залог единственное пригодное для проживания ответчицы и ее матери жилое помещение, ипотека которого запрещена в силу закона (ч. 2 ст. 6 ФЗ "Об ипотеке..."), основывает свои требования об обращении взыскания на предмет залога на ничтожной сделке, не соответствующей требованиям закона (ст. 168 ГК РФ), которая в соответствии с ч. 1 ст. 166 ГК РФ недействительна независимо от признания ее таковой и не влечет за собой юридических последствий (ч. 1 ст. 167 ГК РФ), поэтому отказал ООО "Д центр" в требованиях об обращении взыскания на предмет залога.

Президиумом Самарского областного суда такая правовая позиция была признана неверной.

Решением Промышленного районного суда г. Самары от 02.02.11, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 22.03.11, исковые требования ОАО "С*банк России" удовлетворены частично - в его пользу с заемщика Ш.Р.Т. и поручителей Б.Е.А., М.Н.Н. и Ш.О.В. взысканы сумма задолженности по кредитному договору и расходы по оплате госпошлины; обращено взыскание на три земельных участка и жилое строение без права регистрации проживания в нем; в удовлетворении исковых требований Банка об обращении взыскания на квартиру, являющуюся предметом договора ипотеки, отказано.

Встречные исковые требования Ш.Т.М. удовлетворены - заключенный между АКБ С*банком РФ и Ш.Т.М. договор залога (ипотеки) N 12 от 23.08.07 квартиры, расположенной по адресу г. С*, М* шоссе, д.*, кв. *, признан недействительным, прекращена запись регистрации ипотеки за N 63-63-01/222/2007-201 от 28.08.07 в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Постановлением Президиума Самарского областного суда N 44г-48/2011 от 28.10.11 решение суда и определение судебной коллегии в части разрешения исковых требований Банка об обращении взыскания на квартиру и исковых требований Ш.Т.М. о признании недействительными кредитного договора в части и договора залога  - отменены.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, Президиум Самарского областного суда указал. Статьей 334 ГК РФ предусмотрено, что в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.

В соответствии с п. 1 ст. 50 Закона об ипотеке, залогодержатель вправе обратить взыскание на имущество, заложенное по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этого имущества названных в статьях 3 и 4 данного Закона требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, в частности неуплатой или несвоевременной уплатой суммы долга полностью или в части, если договором не предусмотрено иное.

Согласно ст. 78 (п. 2) Закона об ипотеке, обращение взыскания на заложенные жилой дом или квартиру возможно как в судебном, так и во внесудебном порядке с соблюдением правил, установленных главой IX данного Федерального закона. Жилой дом или квартира, которые заложены по договору об ипотеке и на которые обращено взыскание, реализуются путем продажи с торгов, проводимых в форме открытого аукциона или конкурса.

Таким образом, исходя из системного толкования указанных положений в их взаимосвязи, по договору об ипотеке может быть заложено имущество, в том числе земельные участки и жилые дома, принадлежащие на праве собственности или на праве хозяйственного ведения залогодателю, и на них может быть обращено взыскание.

В силу ст. 79 Федерального закона от 02.10.07 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику-гражданину на праве собственности имущество, перечень которого установлен ГПК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

По смыслу указанной нормы, наличие у гражданина-должника жилого помещения, являющегося единственным пригодным для постоянного проживания помещением для него и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, не является препятствием для обращения на него взыскания, если соответствующие жилой дом и земельный участок являются предметом ипотеки (договорной или законной).

Из материалов дела следует, что ипотека имущества, переданного по договору залога, заключенного между Банком и ответчиком, носит договорный характер, следовательно, на это имущество может быть обращено взыскание независимо от того, что оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением для залогодателя и членов его семьи.

Г). За указанный период времени в суды области поступали и рассматривались исковые заявления о признании недействительными договоров поручительства. Договоры поручительства оспаривались по различным основаниям.

Дела данной категории рассматривались судами по требованиям:

- о признании недействительным договора поручительства, совершенного под влиянием заблуждения, обмана, при стечении тяжелых обстоятельств;

- о признании недействительным договора поручительства, в котором подпись от имени поручителя выполнена иным лицом;

- о признании недействительным договора поручительства, заключенного по истечении срока исполнения основного обязательства по кредитному договору;

- о признании недействительным договора поручительства, заключенного в обеспечение исполнения обязательств по ничтожной (недействительной, незаключенной) сделке;

- о признании недействительным договора поручительства, заключенного одним из супругов при отсутствии согласия второго супруга на его заключение.

- При разрешении споров о признании недействительными договоров поручительства, совершенных под влиянием заблуждения,  обмана, при стечении тяжелых обстоятельств следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно  снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет  существенного значения.

В силу ч. 1 ст. 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Отличительным признаком сделок, признаваемых недействительными на основании ст. 179 ГК РФ, является отсутствие у лица, заключающего сделку, свободной воли на ее совершение.

Обман представляет собой преднамеренное введение другого лица в заблуждение путем ложного заявления, обещания, а также умолчания о фактах, которые могли бы повлиять на совершение сделки.

Обман при этом должен исходить либо от стороны сделки, либо от лица, в интересах которого эта сделка совершается.

Бремя доказывания обстоятельств, при которых совершена такая сделка, лежит на потерпевшем.

24.07.08 ОАО "П*банк" обратилось в Октябрьский районный суд г. Самары с иском к ООО "Л*", К.О.В., С.С.А., В.И.Г. и С.И.В. о солидарном взыскании задолженности по кредитному договору. В.И.Г. предъявил встречный иск о признании недействительным договора поручительства N 73-20036/0005-2 от 29.04.08, заключенного Банком с В.И.Г. и С.И.В. Указал, что согласился подписать договор поручительства после того, как представители ООО "Л*" и Банка сообщили ему о наличии залога, обеспечивающего требования в полном объеме. Считает поручительство данным под влиянием обмана.

Решением суда от 21 сентября 2009 года договор поручительства N 73-20036/0005-2 от 29.04.08, заключенный между ОАО "П*банк", В.И.Г. и С.И.В. признан недействительным.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда (определение N 33-9217 от 06.11.09) данное решение суда отменила, в удовлетворении встречных исковых требований В.И.Г. и С.И.В. отказала, указав следующее. Отказывая в части требований о солидарном взыскании задолженности с поручителей В.И.Г. и С.И.В. и частично удовлетворяя их требования, суд пришел к выводу о недействительности договора поручительства, сославшись на то, что он заключен под влиянием обмана относительно обеспеченности кредитного договора, ввиду фактического отсутствия имущества, переданного в залог. При этом суд указал, что В.И.Г. и С.И.В. введены С.С.А. и директором ООО "Л*" К.О.В., а также сотрудниками банка в заблуждение относительно наличия обеспечения по кредиту, что повлияло на принятие ими решения о заключении договора поручительства N 73-20036/0005-2 от 29.04.08.

Согласно ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Доказательств обмана сотрудниками Банка В.И.Г. и С.И.В., целью которого было бы заключение с ними договора поручительства, не представлено. Потерпевшими от чьих-либо действий, в том числе мошеннических, В.И.Г. и С.И.В. не признаны.

Лица, участвующие в деле, в судебных заседаниях и в обращенных к суду документах не оспаривали, что заблуждение относительно природы поручительства, его предмета, объема, сроков, у сторон отсутствовало.

Влияние размера обеспечения кредита, в том числе залоговыми обязательствами, на принятие гражданином решения о даче своего поручительства, относится к мотивам совершения сделки и не ограничивает свободу усмотрения на заключение договора.

До принятия решения о заключении договора поручительства стороны не лишены возможности проверить фактическое соблюдение участниками кредитных правоотношений своих обязательств, в том числе реальное предоставление заемщиком имущества в залог.

При таких обстоятельствах перечисленные в ст. 179 ГК РФ основания для признания недействительным договора поручительства N 73-20036/0005-2 от 29.04.08, заключенного ОАО "П*банк" с В.И.Г. и С.И.В., отсутствуют, а их встречные требования являются необоснованными.

- Если подпись в договоре поручительства выполнена не поручителем, а иным лицом (подделка подписи), такой договор может быть признан недействительным, как не соответствующий закону ввиду несоблюдения формы договора (ст. ст. 160, 162, 168, 362 ГК РФ).

В силу ч. 1 ст. 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

Двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными пунктами 2 и 3 статьи 434 настоящего Кодекса. На основании ч. 2 ст. 162 ГК РФ в случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность. В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Согласно ст. 362 ГК РФ договор поручительства должен быть совершен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора поручительства.

Так, решением Жигулевского городского суда Самарской области от 12.01.10  частично удовлетворен встречный иск К.В.И. к АК СБ РФ (ОАО) о признании недействительными договоров поручительства и дополнительных соглашений к ним. При этом судом было установлено, что согласно заключению эксперта N 3440/4-2 от 17.12.09, имеющиеся в договорах и дополнительных соглашениях подписи от имени поручителя выполнены не К.В.И., а другим лицом (лицами) с применением технической подделки, вероятно, способом перерисовки "на просвет" с подписи-модели.

Оставляя данное решение без изменения, судебная коллегия Самарского областного суда (определение N 33-4816 от 17.05.10) признала обоснованным вывод суда о том, что данные договоры поручительства и дополнительные соглашения к договорам поручительства в силу ст. 168 ГК РФ ничтожны, поскольку не соответствуют требованиям закона, ввиду несоблюдения формы договора.

- Истечение срока исполнения основного обязательства само по себе не влечет за собой его прекращения исходя из положений главы 26 Гражданского кодекса Российской Федерации. Соответственно, обязательство продолжает свое действие до полного его исполнения или наступления тех обстоятельств, которые в силу закона являются основаниями прекращения обязательства.

Поскольку поручительство отнесено законом к способам обеспечения исполнения обязательств, предоставление поручительства после наступления или истечения срока исполнения основного обязательства, не исполненного должником, не может служить основанием для признания обеспечительной сделки недействительной.

ЗАО АКБ "Г банк" обратилось в Ленинский районный суд г. Самары с иском к Л.О.А. (заемщик), ООО "Ч*П*" и А.Е.М. (поручители) о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.

А.Е.М. обратилась в суд со встречным иском к Л.О.А. и ООО "Ч*П*" (третье лицо ЗАО АКБ "Г банк") о признании недействительным договора поручительства от 06.11.2009 года, заключенного между ЗАО АКБ "Г банк" и ООО "Ч*П*". В обоснование заявленных требований указала, что оспариваемый договор поручительства заключен значительно позже заключения основного кредитного договора. Таким образом, заключив договор поручительства, ООО ""Ч*П*" фактически сразу приняло на себя чужой долг. Считает, что заключение договора поручительства по истечении срока исполнения основного обязательства по кредитному договору противоречит природе института поручительства, так как вопросы принятия чужого долга при явном невыполнении должником своих обязательств регулируются иными нормами права, в связи с чем он является недействительным (ничтожным). По мнению истца, договор поручительства должен быть заключен между кредитором и поручителем до предоставления заемщику кредита.

Решением суда от 11.01.11, оставленным без изменения определением судебной коллегии Самарского областного суда N*** Е.М. отказано. Судом было установлено, что 29.12.07 между ЗАО АКБ "Г банк" и Л.О.А. был заключен кредитный договор N 214, в соответствии с которым банк предоставил кредит в размере 1 000 000 руб. со сроком возврата - не позднее 25.12.09. В обеспечение возврата предоставленного кредита банком были заключены договоры поручительства: N 214 от 29.12.07 с А.Е.М. и N 214/1-П от 06.11.09 с ООО "Ч*П*". Согласно условиям данных договоров поручительства, в случае ненадлежащего исполнения Л.О.А. каких-либо обязательств по кредитному договору поручители отвечают перед кредитором в том же объеме, как и заемщик, включая возврат суммы основного долга, уплату процентов по кредиту, возмещение убытков, уплату неустойки. Условиями договоров поручительства (п. 1.4) установлена солидарная ответственность поручителей за исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору. Доводы встречного искового заявления А.Е.М. о том, что заключение договора поручительства по истечении срока исполнения основного обязательства по кредитному договору противоречит природе института поручительства и является основанием для признания договора недействительным, суды первой и кассационной инстанции  были признаны несостоятельными, основанными на неверном толковании норм материального права.

- В соответствии с п. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки. Заключение договора поручительства не является распоряжением совместно нажитым имуществом супругов, законодательством не предусмотрено получение согласия супруга на заключение физическим лицом договора поручительства.

П.Ж.Б. обратилась в Октябрьский районный суд г. Самары с иском к П.В.О., ОАО "М*В*-К* банк" о признании договора поручительства недействительным.

В исковом заявлении указала, что состоит в браке с П.В.О. с 27.07.95. Летом 2007 года супруг сообщил ей о том, что у ООО "П*-С" возникала производственная необходимость в получении кредита в банке, но для получения кредита банку необходимо обеспечение. В качестве обеспечительных мер потребуется заключение договора поручительства между ним, П.В.О., и ОАО "М*В*-К* банк ". П.Ж.Б. возражала против заключения такого договора, так как его заключение могло привести к неблагоприятным финансовым последствия для их семьи. Тем не менее, в конце января 2010 г. в адрес супругов поступило заочное решение Самарского районного суда г. Самары о взыскании задолженности по договору поручительства с П.В.О. О том, что ее супруг подписал указанный договор в обеспечение кредитного договора, она не знала, согласия на заключение договора П.В.О. не давала.

Решением суда от 22 июня 2010 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда N 33-8144 от 13.08.10, в удовлетворении исковых требований П.Ж.Б. отказано.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что заключение договора поручительства не является распоряжением совместно нажитым имуществом супругов, законодательством не предусмотрено получение согласия супруга на заключение физическим лицом договора поручительства.

Нарушений норм законодательства при заключении договора поручительства одним из супругов в данном случае не имеется, следовательно, не имеется оснований для признания договора недействительным.

- В соответствии с ч. 3 ст. 329 ГК РФ недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства, если иное не установлено законом.

Поручительство является способом обеспечения обязательств и имеет по отношению к основному обязательству дополнительный характер. Прекращение основного обязательства влечет прекращение дополнительного обязательства. Обеспечение обязательства создает между кредитором по этому обязательству и лицом, обеспечивающим обязательство, обязательственное отношение, дополнительное (акцессорное) по отношению к главному (обеспечиваемому) обязательству. Следовательно, дополнительное обязательство следует судьбе основного обязательства (п. 3 ст. 329 ГК РФ).

ЗАО АКБ "Г*банк" обратилось в Самарский районный суд г. Самары с иском к Ш.В.Г., Ш.Ю.В., Ш.С.В. о взыскании суммы долга по кредитному договору  от 29.09.09 и обращении взыскания на заложенное имущество.

Ш.В.Г. предъявил встречные исковые требования к ЗАО АКБ "Г*банк" о признании недействительными кредитного договора, договоров залога и договоров поручительства. В обоснование своих требований указал, что оспариваемый кредитный договор является притворной сделкой, поскольку на момент заключения оспариваемого договора по предыдущему кредитному договору у него образовалась задолженность, в связи с чем полученные денежные средства сразу же были направлены на погашение задолженности по предыдущему кредиту. Решением Кировского районного суда г. Самары с него уже была взыскана сумма долга и обращено взыскание на заложенное имущество.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, Ш.В.Г. просил суд признать кредитный договор от 29.09.09 недействительной сделкой, применить последствия недействительности ничтожной сделки; признать недействительными: договор поручительства, заключенный между ЗАО АКБ "Г*банк" и "В*-2"; договор залога, заключенный между ЗАО АКБ "Г*банк" и ООО "В*-2"; договоры поручительства между ЗАО АКБ "Г*банк" и Ш.С.Ю., Ш.Ю.В.; договор залога недвижимого имущества, заключенный между ЗАО АКБ "Г*банк" и Ш.В.Г.

Решением суда от 15 февраля 2011 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда  N 33-4523 от 06.05.11, в удовлетворении исковых требований Ш.В.Г. к ЗАО АКБ "Г*банк" о признании недействительными кредитного договора, договоров залога и договоров поручительства отказано.

Судом было установлено, что Ш.В.Г. получил в полном объеме сумму по кредитному договору в размере 14 440 000 руб., что подтверждается расходными кассовыми ордерами, в которых имеется личная подпись Ш.В.Г. о получении денежных средств.

Суд обоснованно не принял во внимание доводы Ш.В.Г. о недействительности договора в связи с внесением полученных денежных средств в счет погашения другого кредита, поскольку заемщик после получения денежных средств распорядился ими по собственному усмотрению.

В связи с отказом в удовлетворении требований Ш.В.Г. о признании недействительным кредитного договора суд обоснованно отказал в признании недействительными договоров поручительства, договора залога недвижимого имущества, поскольку требования о недействительности данных договоров были основаны на недействительности основного кредитного договора, заключенного между Ш.В.Г. и ЗАО АКБ "Г*банк".

Д). При вынесении решений по заявлениям банков, требующих солидарного исполнения кредитного обязательства  с заемщиков и поручителей, суды области руководствовались положениями статьи 363 ГК РФ об ответственности поручителя при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства, положениями статьи 367 ГК РФ, устанавливающей основания прекращения поручительства.

В соответствии со ст. 363 ГПК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Лица, совместно давшие поручительство, отвечают перед кредитором солидарно, если иное не предусмотрено договором поручительства.

Исходя из данной нормы закона и условий кредитного договора, требования банков о солидарном взыскании с заемщика и поручителей задолженности по кредитному договору судами удовлетворялись.

В случае признания судом недействительным договора поручительства по иску поручителя либо при наличии оснований для признания договора поручительства прекращенным, предусмотренных ст. 367 ГПК РФ, суды отказывали в удовлетворении таких исковых требований банка либо удовлетворяли их частично.

Вместе с тем имели место ошибки и не применение либо ошибочное толкование положений ч. 4 ст. 367 ГК РФ.

В силу ч. 4  ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иска к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации в лице Сергиевского отделения N 4245 обратился в Сергиевский районный суд Самарской области с иском к Т.Н.Г. (заемщик), С.Н.А., Т.Т.М. (поручители) о досрочном взыскании задолженности по кредитному договору.

Решением суда от 11.04.11 исковые требования Банка были удовлетворены.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда отменила данное решение суда и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее (определение N 33-4668 от 30.05.11).

Удовлетворяя исковые требования истца о взыскании задолженности по кредитному договору с заемщика и поручителей, суд исходил из того, что заемщиком не исполнялись обязательства по кредитному договору, не оплачивались своевременно платежи по кредитному договору, в связи с чем образовалась задолженность.

Возлагая ответственность по оплате задолженности за весь период на Заемщика и Поручителей, суд указал на то, что они несут ответственность в полном объеме, поскольку заключили договоры поручительства.

При этом суд сослался на условия кредитного договора и нормы закона, регулирующие ответственность по договору поручительства.

Между тем, выводы суда о солидарной ответственности поручителей перед кредитором за неисполнение заемщиком обязательств за весь период не основаны на нормах ч. 4 ст. 367 ГК РФ, предусматривающей, что поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю.

В соответствии со ст. 190 ГК РФ, установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами.

В силу п. 3.2 договоров поручительства, заключенных с Т.Т.М. и С.Н.А., поручительство прекращается с прекращением всех обязательств Заемщика по Кредитному договору, а также в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что в условиях договора поручительства срок, на который заключен данный договор, не оговорен.

Между тем, требования вышеуказанных норм в отношении срока действия договора поручительства суд оставил без внимания.

Как следует из материалов дела, погашение кредита должно производиться заемщиком ежемесячно, не позднее 10 числа месяца, следующего за платежным.

Таким образом, указанным договором предусмотрено исполнение обязательства по частям (статья 311 ГК РФ).

Из материалов дела усматривается, что заемщик прекратил выплачивать кредит с 28 марта 2009 года.

Таким образом, после указанной даты у Банка возникло право требования солидарного исполнения обязательства от заемщика и от поручителей.

Между тем из материалов дела следует, что требования о досрочном погашении задолженности направлены Заемщику и Поручителям 02.12.2010 года, а иск заявлен Банком только 22 февраля 2011 года, т.е. более чем через год после наступления срока исполнения соответствующей части обязательства, и, соответственно, прекращения действия договора поручительства в части возврата денежных средств за период с марта 2009 года по 22 февраля 2010 года в силу п. 4 ст. 367 ГК РФ.

При новом рассмотрении дела суду предложено определить задолженность, подлежащую взысканию непосредственно с Заемщика, а также задолженность, подлежащую взысканию солидарно с Заемщика и Поручителей, истребовав у Банка соответствующие расчеты на указанные периоды.

Судами области также рассматривались требования о прекращении договоров поручительства по иным основаниям.

В случае изменения условий кредитного соглашения, влекущего увеличение ответственности поручителя без согласия последнего, поручительство прекращается (ч. 1 ст. 367 ГК РФ).

ЗАО "Банк И*" обратилось в Октябрьский районный суд г. Самары с иском к Д.Е.С. (заемщик), П.Л.Д. (поручитель) о взыскании задолженности по кредитному договору.

П.Л.Д. обратилась в суд со встречным иском к ЗАО "Банк И*" о признании договора поручительства прекращенным.

Решением  суда от 10.05.11 исковые требования банка были удовлетворены частично, задолженность по кредитному договору взыскана с  Д.Е.С.

Встречный иск П.Л.Д. о признании договора поручительства прекращенным удовлетворен. Принимая такое решение, суд обоснованно указал на то, что Банк в одностороннем порядке изменил существенные условия кредитного договора, увеличив процентную ставку с 20% до 24%. Однако согласно условиям договора поручительства, заключенного с П.Л.Д., последняя не давала своего согласия нести ответственность по измененным условиям кредитного договора.

Доводы Банка о том, что в адрес поручителя направлялись извещения об изменении процентной ставки по кредитному договору, суд обоснованно не принял во внимание.

Данное обстоятельство не является юридическим значимым, поскольку объем ответственности поручителя определен договором поручительства.

Решение суда является обоснованным, постановленным в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 367 ГК РФ, в силу которой поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Обязательство по кредитному договору прекращается с ликвидацией юридического лица - заемщика, следовательно, прекращается поручительство, обеспечивающее данное обязательство.

Решением Автозаводского районного суда г.о. Тольятти от 09.09.11 прекращены договоры поручительства, заключенные между Акционерным коммерческим Сберегательным банком Российской Федерации (ОАО) и З.В.А., между Акционерным коммерческим Сберегательным банком Российской Федерации (ОАО) и В.М.Л. в обеспечение обязательств ООО фирма "В*" по договорам об открытии возобновляемой кредитной линии.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда N 33-10563 от 12.10.11 данное решение суда было оставлено без изменения.

В соответствии с ч. 1 ст. 61 ГК РФ ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

На основании с ч. 8 ст. 63 ГК РФ ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо прекратившим существование после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц.

В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что должник - ООО фирма "В", 27.06.11 ликвидировано. Согласно ст. 361 ГК РФ, по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Из содержания указанной нормы права следует, что обязательство поручителя ограничено лишь обязанностью нести ответственность за должника, а не исполнять обязательство за него.

В соответствии с ч. 1 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Согласно ст. 419 ГК РФ обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу о том, что поручительство В.М.Л. и З.В.А. по договорам о возобновляемой кредитной линии прекращается в связи с ликвидацией заемщика - ООО фирма "В*".

В соответствии ч. 2 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника.

В случае смерти должника взыскание задолженности по кредиту возможно с поручителя при совокупности следующих условий:

при наличии наследников и наследственного имущества и только в пределах стоимости наследственного имущества;

при условии, если в договоре поручительства поручитель дал согласие отвечать за нового должника.

Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации в лице Кировского отделения N 6991 Сбербанка России обратился в суд с иском к Б.М.В., С.Н.В. о взыскании задолженности по кредитному договору, указав, что 08.12.09 заключил с С.А.Л. кредитный договор. В обеспечение исполнения обязательств по договору банк в тот же день заключил договоры поручительства с Б.М.В. и С.Н.В., предусматривающие в случае неисполнения заемщиком обязательств солидарную ответственность. Поскольку заемщик 27.04.10 умер, не исполнив обязательств по возврату кредита с причитающимися процентами, истец просил взыскать с ответчиков задолженность по кредиту.

Решением Советского районного суда г. Самара от 08.07.11 в удовлетворении иска банку отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 15.08.11 решение суда отменено и постановлено новое решение, которым исковые требования ОАО "Сбербанк России" в лице Кировского отделения N 6991 Сбербанка России к Б.М.В. и С.Н.В. о взыскании задолженности удовлетворены.

Постановлением Президиума Самарского областного суда N 44Г66-2011 от 19.12.11 определение судебной коллегии отменено с оставлением в силе решения районного суда.

При этом было установлено, что 18.12.09 между банком и С.А.Л. заключен кредитный договор N69904, по условиям которого банк предоставил заемщику кредит в сумме 700 000 руб.

В обеспечение исполнения обязательств по указанному договору в этот же день банк заключил с Б.М.В. и С.Н.В. договоры поручительства, по которым ответчики обязались отвечать перед банком за исполнение С.А.Л. всех его обязательств по кредитному договору. При этом по условиям договоров поручительства поручители принимали на себя обязательство отвечать за исполнение обязательств, предусмотренных кредитным договором, за заемщика, а также за любого иного должника в случае перевода долга на другое лицо, а также в случае смерти заемщика (пункт 2.8 договоров).

27.04.10 должник С.А.Л. умер, обязательства по возврату кредита не исполнены.

Судебная коллегия по гражданским делам, отменяя решение суда и удовлетворяя требования банка, сослалась на условия п. 2.8 договоров поручительства, указав, что обязательства, вытекающие из кредитного договора, не связаны неразрывно с личностью должника, банк может принять исполнение от любого лица, смертью должника кредитное обязательство не прекращается, а подлежит исполнению поручителями, которые в соответствии с п. 2.8 договора поручительства приняли на себя обязательство отвечать за должника также в случае его смерти. По мнению коллегии, смерть заемщика послужила бы основанием для прекращения поручительства, если только в договоре не было предусмотрено соответствующей оговорки на сей счет.

Президиум Самарского областного суда, не согласившись с выводами судебной коллегии, указал следующее.

В силу статей 361 и 363 ГК Российской Федерации по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Из содержания данных правовых норм следует, и на это указано в надзорной жалобе, что ответственность поручителя возникает в случае неправомерного поведения должника, заключающегося в неисполнении обязательства либо исполнении его ненадлежащим образом, то есть при нарушении обязательства самим должником. При этом поручитель несет предусмотренную законом ответственность только солидарно с самим должником, то есть одним из условий ответственности поручителя является наличие должника, нарушившего обязательство.

В данном случае должник С.А.Л. умер.

В силу пункта 1 статьи 418 ГК Российской Федерации обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. Из данной правовой нормы следует, что смерть должника влечет прекращение обязательства, если только обязанность его исполнения не переходит в порядке правопреемства к наследникам должника или иным лицам, указанным в законе.

Согласно пункту 1 статьи 1112 ГК Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. В силу статьи 1175 ГК Российской Федерации каждый из наследников, принявший наследство, отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к наследственному имуществу.

Таким образом, наследник должника при условии принятия им наследства становится должником перед кредитором в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Поскольку, как следует из материалов дела, наследники с заявлением о принятии наследства не обращались, С.Н.В. от наследства отказалась, о чем свидетельствует письменное сообщение нотариуса и удостоверенное нотариусом заявление С.Н.В., то в силу приведенных выше положений закона обязательства по кредитному договору и договорам поручительства прекращаются.

Из материалов дела также усматривается, что имеющаяся в собственности заемщика доля в праве общей долевой собственности на двухкомнатную квартиру передана им в дар дочери.

Данных о том, что имеется наследственное имущество, материалы дела не содержат.

При таких обстоятельствах выводы судебной коллегии о наличии законных оснований для удовлетворения исковых требований банка к поручителям, основанных на заключенных с ними договорах поручительства, Президиумом Самарского областного суда признаны неправильными.

Смерть одного из поручителей не изменяет обеспечиваемое обязательство и не относится к тем обстоятельствам, с которыми положения статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации связывают возможность прекращения поручительства.

ЗАО АКБ "Г*банк" обратилось в суд с иском к С.Г.А., поручителям С.О.Н., М.Л.Г., ООО "НПК "М*" о взыскании суммы задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество.

М.Л.Г. предъявила встречный иск о признании договора поручительства, заключенного между нею и Банком, прекращенным, ссылаясь на наступление неблагоприятных для нее последствий, вызванных смертью поручителя М.А.И., умершего 01 июля 2009 г.

Решением Ленинского районного суда г. Самары от 18.11.10 исковые требования Банка удовлетворены, в удовлетворении встречного иска о прекращении договора поручительства М.Л.Г. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 27.01.11 суда отменено в части солидарного взыскания в пользу Банка с С.О.Н., М.Л.Г., ООО "НПК "М*" задолженности по кредитному договору, расходов по оплате государственной пошлины, а также в части отказа в удовлетворении встречного иска М.Л.Г. к Банку о прекращении договора поручительства. В этой части по делу принято новое решение, которым в удовлетворении требований о солидарном взыскании в пользу Банка с С.О.Н., М.Л.Г., ООО "НПК "М*" задолженности по кредитному договору и расходов по оплате государственной пошлины отказано, встречный иск М.Л.Г. к Банку о прекращении договора поручительства удовлетворен. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 08 ноября 2011 г. N 46-В11-23 определение судебной коллегии Самарского областного суда отменено с оставлением в силе решения районного суда.

Разрешая спор, суд первой инстанции, установив факт ненадлежащего исполнения С.Г.А. обязательства по кредитному договору, взыскал солидарно с С.Г.А., С.О.Н., М.Л.Г., ООО "НПК "М*" задолженность и обратил взыскание на заложенное имущество.

Отказывая М.Л.Г. в удовлетворении встречного иска о прекращении договора поручительства, суд указал на отсутствие для этого предусмотренных статьей 367 ГК РФ оснований и сослался на то, что поручители не утрачивают право обращения с требованиями к С.Г.А. в случае исполнения ими обязательства за должника по кредитному договору.

Отменяя в указанной части решение суда первой инстанции и принимая в этой части новое решение о прекращении договора поручительства, судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда исходила из того, что в связи со смертью поручителя М.А.И., наступившей 1 июля 2009 г., количество лиц, обязавшихся отвечать перед кредитором за исполнение заемщиком обязательства по возврату долга, уменьшилось, что повлекло как увеличение степени риска гражданско-правовой ответственности для каждого из поручителей, так и снижение уровня обеспеченности основного обязательства. При этом сведения о подтверждении поручителями своих обязательств после 1 июля 2009 г. отсутствуют.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с указанным выводом суда кассационной инстанции не согласилась по следующим основаниям.

Судом установлено, что в соответствии с кредитным договором Банк обязался предоставить С.Г.А. кредит.

Обязанность по предоставлению кредита заемщику выполнена Банком путем перечисления денежных средств в сумме на счет С.Г.А. Однако заемщиком кредит в срок, установленный в кредитном договоре, возвращен не был.

Во исполнение обязательств заемщика Банк заключил 18 апреля 2008 г. договоры поручительства с С.О.Н., М.Л.Г., ООО "НПК "М*" и М.А.И., а также договор залога доли в праве общей долевой собственности на паркинг.

1 июля 2009 г. поручитель М.А.И. умер. В силу статей 361 и 363 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательств полностью или в части. При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

В соответствии со статьей 323 Гражданского кодекса Российской Федерации при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.

Основания прекращения поручительства установлены статьей 367 Гражданского кодекса Российской Федерации. В соответствии с пунктом 1 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Таким образом, как следует из содержания указанной нормы, к прекращению поручительства может вести изменение только обеспеченного поручительством обязательства при условии, что такое изменение повлекло за собой увеличение ответственности поручителя, на которое согласия поручителя получено не было. Смерть одного из поручителей не изменяет обеспечиваемое обязательство и не относится к тем обстоятельством, с которыми положения статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации связывают возможность прекращения поручительства.

Из материалов дела видно, что поручительством был обеспечен кредитный договор, заключенный между Банком и С.Г.А. При этом согласно пункту 2.1 договоров поручительства поручители обязались солидарно отвечать перед кредитором в том же объеме, что и должник и дали свое согласие на то, что в случае изменения условий кредитного договора, условия и объем ответственности поручителей также изменяются и всегда остаются идентичными условиям и объему ответственности должника.

В связи с этим ссылка суда кассационной инстанции на отсутствие сведений о подтверждении поручителями своих обязательств после 1 июля 2009 г. правового значения не имеет, а суждение суда о том, что в связи со смертью поручителя М.А.И. количество лиц, обязавшихся отвечать перед кредитором за исполнение заемщиком обязательства по возврату долга, уменьшилось, что повлекло как увеличение степени риска гражданско-правовой ответственности для каждого из поручителей, так и снижение уровня обеспеченности основного обязательства, является ошибочным.

Е). Судами Самарской области был рассмотрен ряд гражданских дел по спорам об уступке банком требования по кредитному договору, заключенному между банком и заемщиком - физическим лицом.

В соответствии с ч. 3 ст. 47 ФЗ "Об ипотеке" уступка прав по обеспеченному ипотекой обязательству в соответствии с п. 1 ст. 389 ГК РФ должна быть совершена в той форме, в которой заключено обеспеченное ипотекой обязательство (основное обязательство).

- ООО "Т*" обратилось в Железнодорожный районный суд г. Самары с иском к С.В.М., А.В., Т.А. о взыскании задолженности по процентам за пользование кредитом, ссылаясь на то, что решением суда от 03.09.09 с ответчиков в пользу ЗАО АКБ "Г*банк" взыскана задолженность по кредитному договору и обращено взыскание на заложенное недвижимое имущество, принадлежащее С.В.М.

25.12.09 между ЗАО АКБ "Г*банк" и ООО "Т*" был заключен договор уступки прав требования (цессии), согласно которому к ООО "Т*" в полном объеме перешли права требования к С.В.М. по кредитному договору, в том числе требование о возврате суммы задолженности по уплате процентов за пользование кредитом по день фактического возврата кредита; все права требования по исполнительному листу, а также все права, ранее принадлежащие ЗАО АКБ "Г*банк" на основании заключенных в обеспечение кредитного договора договоров: заключенного с С.Т.А. договора поручительства, заключенного с С.А.В. договора поручительства, заключенного с С.В.М. договора залога. Решение суда от 03.09.09 с 30.06.09 по 12.03.10 ответчики не исполняли и пользовались кредитными денежными средствами.

ООО "Т*" просило суд взыскать солидарно с ответчиков задолженность по кредитному договору по процентам за пользование кредитом, начисленным с 30.06.09 по 12.03.11, а также расходы по оплате госпошлины.

С.В.М. обратился в суд со встречным иском к ООО "Т*" о признании договора недействительным, ссылаясь на то, что договор уступки прав требования, представленный ООО "Т*" не имеет юридической силы, поскольку заключен с нарушением норм ГК РФ, а именно противоречит ст. 388 ГК РФ, договор не зарегистрирован в регистрационной палате, в договоре отсутствует печать ООО "Т*".

Решением суда от 27.06.11 исковые требования ООО "Т*" удовлетворены, в удовлетворении встречных исковых требований С.В.М. отказано.

Судебная коллегия оставила данное решение суда без изменения (определение N 33-9702 от 14.09.11), указав следующее. В силу ст. 382 ГК РФ согласия должника на переход прав кредитора к другому лицу не требуется.

Договор уступки был оформлен в соответствии с действующим законодательством. Уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.

В соответствии с ч. 3 ст. 47 ФЗ "Об ипотеке" уступка прав по обеспеченному ипотекой обязательству в соответствии с п. 1 ст. 389 ГК РФ должна быть совершена в той форме, в которой заключено обеспеченное ипотекой обязательство (основное обязательство).

Основное обязательство - кредитный договор, заключен согласно ст. 820 ГК РФ в простой письменной форме, следовательно, и договор уступки прав требований по кредитному договору заключен в простой письменной форме, государственная регистрация договора цессии не требуется.

- ООО "Т*" обратилось в Железнодорожный районный суд г. Самары суд с иском к А.Е.Б. (заемщик), А.В.И., П.Ю.А. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество - квартиру, ссылаясь на то, что по договору уступки прав требований (цессии), заключенному с ЗАО АКБ "Г*банк", к ООО "Т" перешли все права требования к А.Е.Б. по кредитному договору, заключенному ею с ЗАО "Г*банк", и права, принадлежащие ЗАО "Г*банк" на основании обеспечительных договоров: договоров поручительства и залога.

А.Е.Б. обратилась в суд со встречным иском к ЗАО КБ "Г*банк", ООО "Т" о применении последствий ничтожности кредитного договора и недействительности уступки требований по нему, указав, что в кредитный договор включено условие об ипотеке, в связи с чем он подлежал государственной регистрации.

Однако кредитный договор государственную регистрацию не прошел, в связи с чем он является ничтожным.

Поскольку ничтожность сделки не порождает юридических последствий, за исключением обязательств, вытекающих из ее недействительности, стороны обязаны вернуть все полученное по ней.

Ссылаясь на изложенные обстоятельства, А.Е.Б. просила суд применить последствия ничтожности кредитного договора, в том числе признать недействительным договор уступки права требования (цессии) по ничтожному кредитному договору.

Решением суда от 01.04.11, оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Самарского областного суда N 33-5788 от 08.06.11, исковые требования ООО "Т" удовлетворены, во встречных исковых требованиях отказано.

Отказывая в удовлетворении встречных исковых требований Артемьевой, суды первой и кассационной инстанции указали. В соответствии с ч. 1 ст. 820 ГК РФ кредитный договор должен быть заключен в письменной форме.

Требований о государственной регистрации кредитного договора закон не содержит.

Кредитный договор, заключенный с А.Е.Б., не содержит условий об ипотеке, а только перечисляет в пункте 2.1 способы обеспечения кредитного обязательства: поручительство и залог. Договор залога недвижимого имущества, заключенный между Банком и А.Е.Б., прошел государственную регистрацию, произведена государственная регистрация ипотеки. В договоре залога недвижимого имущества указаны все существенные условия в соответствии со ст. 9 Закона РФ "Об ипотеке (залоге недвижимости)": предмет договора, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспеченного ипотекой.

Таким образом, доводы А.Е.Б. о ничтожности кредитного договора, как не прошедшего государственную  регистрацию, и, как следствие, о недействительности договора цессии, являются несостоятельными.

- Компания К*И* Л  обратилась в Отрадненский городской суд Самарской области с иском к М.М.М. о взыскании задолженности по договору о предоставлении потребительского кредита, указав, что 20.12.07 между М.М.М. и ЗАО "Д*И М*Банк" был заключен договор о предоставлении потребительского кредита в наличной форме Плюс, в соответствии с которым Банк предоставил заемщику кредит с условием ежемесячного погашения задолженности, включая проценты за пользование кредитом в размере, ежемесячную комиссию за обслуживание кредита, уплату страхового взноса.

Начиная с 07.03.08, ответчик не исполняет условия кредитного договора по погашению задолженности.

В соответствии с п. 1.3 Раздела 7 Общих условий, в случае ненадлежащего исполнения заемщиком условий кредитного договора, Банк вправе потребовать досрочного погашения задолженности.

23.09.09 между ЗАО "Д*И М*Банк" и К*И* Л был заключен договор N 45/09 уступки прав требований.

Согласно п. 1.1 договора цессии ЗАО "Д*И М*Банк" передал К*И* Л права требования, принадлежащие Банку на основании обязательств, возникших из кредитных договоров, заключенных с физическими лицами - заемщиками, в том объеме и на тех условиях, которые существуют на дату вступления в силу договора цессии, включая имущественные права требования неуплаченных сумм кредита, процентов за пользование кредитом, неустойки, и другие связанные с требованием права, а К*И* Л принял указанные права требования от Банка на условиях и в порядке определенном в договоре цессии.

Решением суда от 10 июня 2011 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда N 33-7758 от 27.07.11 исковые требования удовлетворены.

Удовлетворяя исковые требования, суд сослался на следующее.

В силу ст. 382 ГК РФ право, принадлежащее кредитору, может перейти к другому лицу на основании сделки (уступка требования), в силу закона или по решению суда.

Новый кредитор (цессионарий) при предъявлении требования к должнику не обязан доказывать существование и действительность основания уступки.

Статья 394 ГК РФ закрепляет переход к цессионарию уступаемого права цедента в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Это означает, что при отсутствии в законе или соглашении об уступке условий, определяющих объем передаваемых прав, следует исходить из того, что права переходят к цессионарию в полном объеме.

Право цессионария базируется на праве цедента, производно от него в своем объеме и условиях осуществления. Цессионарию переходит право цедента со всеми его преимуществами и обременениями.

Поскольку цессия не изменяет правового положения должника, согласия последнего на совершение уступки не требуется. Вместе с тем п. 2 ст. 382 ГК РФ предусматривает необходимость получения такого согласия в случаях, прямо установленных законом или договором.

Не влияя на внутренние отношения между цедентом и цессионарием, уведомление имеет особое значение для внешних последствий уступки. Пункт 3 ст. 382 ГК РФ возлагает на цессионария риск неблагоприятных последствий не уведомления должника о состоявшейся уступке.

Согласно ч. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону или иным правовым актам или договору. Запрет совершения уступки может быть установлен договором кредитора и должника как в момент возникновения требования, так и позднее. Согласно ст. 383 ГК РФ переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью не допускается.

В соответствии ч. 2 ст. 388 ГК РФ не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Не запрещены к уступке требования, возникшие из договора, заключенного цедентом в соответствии с лицензией. В частности, возможна цессия требования банка к заемщику о возврате кредита. При этом цессионарием в рамках подобной уступки может быть любое лицо, в том числе и не являющееся кредитной организацией, поскольку наличие специальной правоспособности имеет значение лишь при заключении договора.

С учетом установленных судом обстоятельств дела и вышеприведенных норм права доводы ответчика о незаконности переуступки права требований по договору цессии от 23.09.09, заключенному между ЗАО "Д*И М*Банк" и К*И* Л судом правильно были признаны необоснованными. Доказательств того, что между ответчиком и ЗАО "Д*И М*Банк" существует договор на запрет совершения уступки, в материалах дела не имеется. Доводы ответчика о нарушении ЗАО "Д*И М*Банк" ст. 26 ФЗ N 395-1 от 02.12.90 "О банках и банковской деятельности", в соответствии с которой ЗАО "Д*И М*Банк" был обязан гарантировать тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов, суд также обоснованно не принял во внимание, указав, что при рассмотрении данного дела о взыскании задолженности по договору потребительского кредита, где Банк не является стороной, данные доводы не имеют правового значения.

Кроме того, уступка требований, вытекающих из кредитного договора, не нарушает нормативных положений о банковской тайне (статья 26 Закона о банках), так как в соответствии с частью 7 данной статьи цессионарий, его должностные лица и работники обязаны хранить ставшую им известной информацию, составляющую банковскую тайну, и эти лица несут установленную законом ответственность за ее разглашение (в том числе и в виде обязанности возместить заемщику причиненный разглашением банковской тайны ущерб).

Дела об оспаривании заемщиками - физическими лицами, договоров уступки прав требования, заключенных между банками и коллекторскими агентствами, по иным основаниям, на обобщение не поступали.

Ж). Дела по требованиям банков к заемщикам о взыскании задолженности по кредитному договору (в случае, если между банком и заемщиком было заключено несколько кредитных договоров и суммы платежа недостаточно для погашения обязательств заемщика по всем договорам) на обобщение не поступали.

4. Дополнительно

 

- При вынесении решений по гражданским делам по заявлениям физических  лиц (заемщиков) к банкам суды области руководствовались как нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, так и положениями Закона РФ "О защите прав потребителей".

- В случае признания прав заемщика нарушенными, судами при вынесении решений применялись положения Закона РФ "О защите прав потребителей" о компенсации морального вреда, о взыскании неустойки, штрафа, о чем говорилось выше (пункт Б раздела "Вопросы оспаривания условий кредитных договоров").

- Судами области принимались решения об отказе заемщикам в признании недействительными условий кредитного договора в связи с тем, что при подписании оспариваемого договора они согласились с предлагаемыми условиями кредитования.

Решением Ленинского районного суда г. Самары от 30.03.11 отказано в удовлетворении исковых требований Ш.А.Б. к КБ "Р*К*" (ООО) о признании недействительными условий кредитных договоров, применении последствий недействительности, взыскании комиссии, компенсации морального вреда.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда N 33-5809 от 09 июня 2011 года решение районного суда оставлено без изменения.

Свои требования истец обосновывал тем, что 29.05.08 между ним и КБ "Р*К*" был заключен кредитный договор. Свои обязательства по возврату суммы кредита и процентов он исполнил в полном объеме. Впоследствии ему стало известно, что банком из оплаченных им сумм, удерживались также суммы в счет погашения различных комиссий и плат, а именно: комиссии за обслуживание кредита и комиссии за присоединение к программе страхования. Считал условия договора о выплате комиссии за обслуживание кредита и комиссии за присоединение к программе страхования незаконными, просил признать их недействительными и применить в этой части последствия недействительности - взыскать с ответчика уплаченные денежные средства.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Ш.А.Б. о признании недействительными условий договора об оплате комиссии за обслуживание кредита и комиссии за присоединение к программе страхования, суд первой инстанции руководствовался нормами гражданского законодательства, в частности статьями 421 и 422 ГК РФ, в силу которых граждане и юридические лица свободны в заключении договора, при этом условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

А также, положениями Федерального Закона от 02.12.90 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", которым установлено, что процентные ставки по кредитам и (или) порядок их определения, в том числе определение величины процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий, предусмотренных в кредитном договоре, процентные ставки по вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом (ст. 29).

Поскольку каких-либо установленных законом требований к порядку определения размера платы за кредит действующее законодательство не содержит, суд, руководствуясь перечисленным законодательством, пришел к выводу, что у банка имелось право по соглашению с клиентами устанавливать плату за обслуживание кредита и комиссии за присоединение к программе страхования. Заемщик добровольно взял на себя обязательства по оплате банку определенных договором сумм. Установление платы за обслуживание кредита и комиссии за присоединение к программе страхования не противоречит требованиям закона и не нарушает прав истца (в том числе установленные законодательством о защите прав потребителей), поскольку он добровольно заключил кредитный договор на соответствующих условиях.

Вместе с тем, решения судов об отказе в удовлетворении исковых требований заемщиков-граждан к банкам только со ссылкой на свободу договора не во всех случаях можно признать обоснованными.

При рассмотрении дел данной категории следует учитывать, что принцип свободы договора не может ограничивать права физического лица и устанавливать дополнительные обязанности.

Поэтому, как указывалось выше, при рассмотрении дел по искам заемщиков к банкам о признании недействительными условий кредитных договоров о комиссиях судам следует выяснять, за совершение каких действий банк взимает эти комиссии - за самостоятельную услугу, которая оказывается заемщику, либо за совершение банком стандартных действий при заключении и исполнении кредитных договоров (условие кредитного договора о взимании таких комиссий в силу ст. 168 ГК РФ является ничтожным).

При рассмотрении споров о включении в кредитный договор условия о страховании жизни и здоровья заемщика судам следует выяснять наличие у заемщика возможности заключить с банком кредитный договор без данного условия, принимая во внимание, что включение в кредитный договор с заемщиком-гражданином условия о страховании его жизни и здоровья не нарушает прав потребителя, если заемщик имел возможность заключить с банком кредитный договор и без названного условия.

- Судами области рассматривались дела по искам банков к заемщикам о взыскании задолженности по кредитам, предоставленным в иностранной валюте.

Согласно ч. 2 ст. 317 ГК РФ в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (экю, "специальных правах заимствования" и др.). В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон.

В случае, когда в договоре денежное обязательство выражено в иностранной валюте без указания о его оплате в рублях, суду следует рассматривать его как договорное условие о применении п. 2 ст. 317 ГК РФ, если иное не вытекает из содержания соглашения.

В силу п. 1 ч. 3 ст. 9 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле" без ограничений осуществляются валютные операции между резидентами и уполномоченными банками, связанные с получением и возвратом кредитов и займов, уплатой процентов и штрафных санкций по соответствующим договорам.

При удовлетворении судами требований о взыскании денежных сумм, которые в силу п. 2 ст. 317 ГК РФ подлежат оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте, в резолютивной части судебного акта судам следует указывать об оплате взыскиваемых сумм в рублях и размер сумм в иностранной валюте с наименованием этой валюты; наименование органа, устанавливающего курс, на основании которого должен определяться курс для перерасчета, момент, на который должен определяться курс для пересчета иностранной валюты.

Например, определением судебной коллегии Самарского областного суда N 33-5252 от 28.05.10 постановлено:

"Решение Ленинского районного суда г. Самары от 08 апреля 2010 года изменить: взыскать с Г.А.Д. в пользу ЗАО КАБ "Банк С*Ж*В*" сумму  задолженности по кредитному договору: сумму основного долга в размере 440 751,69 долларов США, сумму процентов за пользование кредитом в размере 39 075, 86 долларов США, неустойку за просрочку платежей в размере 10 000 долларов США  в рублях по курсу ЦБ РФ на дату исполнения решения суда  и госпошлину в размере 60 000 рублей".

- Гражданские дела по спорам о предоставлении имущественного налогового вычета в отношении уплаченных заемщиком банку сумм, в том числе процентов за пользование кредитом (подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ), а также гражданские дела об оспаривании заемщиками отказов налоговых органов в предоставлении имущественных налоговых вычетов в части расходов, превышающих стоимость приобретенного ими жилья, на обобщение не поступали.

Вопросы:

 

Возможно ли взыскание в пользу банка процентов за пользование кредитом и пеней за нарушение сроков возврата кредита "на будущее время" (до даты вступления решения суда в законную силу, до полного погашения обязательств, до реализации предмета залога), если банком заявлены исковые требования о досрочном взыскании задолженности по кредитному договору, обеспеченному залогом?

В соответствии со ст. 337 ГК РФ залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения, в частности, проценты, неустойку, возмещение убытков, причиненных просрочкой исполнения, а также возмещение необходимых расходов залогодержателя на содержание заложенной вещи и расходов по взысканию.

Таким образом, по нашему мнению, взыскание процентов и пеней на будущее время не соответствует требованиям ст. 337 ГК РФ, так как в силу указанной нормы закона залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения (к моменту вынесения судом решения).

Кроме того, по смыслу ст. 198 ГПК РФ решение суда должно быть исполнимым, содержать точную сумму, подлежащую взысканию с ответчика. В то время как определить даты вступления решения в законную силу, погашения кредита или реализации предмета залога не представляется возможным, в связи с чем невозможно произвести точный расчет подлежащих взысканию на будущее время денежных сумм.

При этом банк не лишен права потребовать взыскания с ответчиков указанных сумм за фактически истекшее время с момента вынесения судебного решения до момента полного возврата кредита.


Справка о результатах обобщения практики разрешения судами Самарской области споров, возникающих между банками и гражданами по вопросам кредитования


Текст справки размещен на официальном сайте Самарского областного суда (http://oblsud.sam.sudrf.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.