Залоговые отношения в аспекте судебно-арбитражной практики (Выпуск 23, декабрь 1996 г.)

Залоговые отношения в аспекте судебно-арбитражной практики


Не секрет, что предпринимательская практика договорных отношений в настоящее время находится в критическом положении. Масштаб неисполнения обязательств по гражданско-правовым договорам достиг небывалых размеров.

Вместе с тем, несмотря на сложившуюся ситуацию, многие предприниматели не только не прибегают к законным способам обеспечения своих интересов, но и вообще не знают о них. Все это в конечном итоге вызывает большие трудности у юристов при защите интересов добросовестных предпринимателей в судебном порядке, а зачастую приводит к полной невозможности возмещения понесенных материальных убытков и моральных потерь.

Между тем действующее гражданское законодательство предоставляет достаточно широкие возможности для защиты добросовестной стороны от неисправного должника. Одним из таких инструментов, в определенной степени гарантирующим кредитора от возможных убытков, является институт обеспечения исполнения обязательств.

Среди шести возможных способов обеспечения исполнения обязательств, названных в гл. 23 Гражданского кодекса РФ, несмотря на свою традиционность, заметно выделяется институт залога, который по настоящее время считается едва ли не самым надежным способом предотвращения негативных последствий, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником принятых на себя обязательств.

Связано это с тем, что, во-первых, залог имущества должника обеспечивает наличие и сохранность этого имущества на тот момент, когда должнику придется рассчитываться с кредитором, причем стоимость этого имущества будет возрастать пропорционально уровню инфляции.

Во-вторых, залог имущества должника обеспечивает кредитору-залогодержателю возможность удовлетворить свои требования на предмет залога преимущественно перед другими кредиторами.

И наконец, в-третьих, реальная опасность потерять имущество в натуре (а предметом залога является, как правило, особо ценное, быстроликвидное имущество) является неплохим стимулом для должника исполнить свои обязательства надлежащим образом.

Несмотря на все свои преимущества, залог пока не получил широкого распространения в предпринимательских отношениях, что объясняется в первую очередь отсутствием системы единой государственной регистрации прав на недвижимость и сделок с ней.

Вместе с тем определенная практика защиты интересов хозяйствующих субъектов, применяющих в отношениях со своими контрагентами институт залогового обеспечения обязательств, в арбитражных судах уже сформировалась и в настоящее время имеется нескольких десятков постановлений президиума ВАС РФ, разрешающих те или иные проблемные вопросы, возникающие в случаях применения этого способа обеспечения исполнения договорных обязательств.

Сегодняшний обзор арбитражной практики посвящен теме залоговых отношений. Разумеется, в рамках одного обзора осветить все аспекты правоотношений, возникающих из договора залога, не представляется возможным, поэтому остановимся лишь на некоторых из них, которые, на наш взгляд, имеют принципиальное значение с точки зрения гражданского законодательства.


* * *


В силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом (п. 1 ст.334 ГК РФ).

Сущность данного положения Кодекса состоит в том, что залогодержатель имеет преимущественное перед другими кредиторами право получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества.

При этом принципиальным моментом является то, что действующим законодательством не предусматривается возможности передачи имущества, являющегося предметом залога, в собственность залогодержателя. Иными словами, удовлетворение требований залогодержателя может быть произведено только путем продажи предмета залога и обращения в свою пользу части вырученной денежной суммы, необходимой для покрытия основного долга.

Всякие соглашения, предусматривающие передачу в пользу залогодержателя предмета залога без его реализации в установленном законом порядке, являются ничтожными, за исключением тех, которые могут быть квалифицированы как отступное или новация обеспеченного залогом обязательства (статьи 409, 41 ГК РФ). Такой подход ВАС РФ был предложен в п. 46 постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ".

В подтверждение сказанного приведем арбитражное дело, первоначально возникшее в практике Смоленского областного арбитражного суда и впоследствии ставшее предметом рассмотрения в Высшем Арбитражном Суде РФ. Окончательное решение по данному спору изложено в Постановлении президиума ВАС РФ от 25.06.96 N 1567/96.


АОЗТ "Шторм" обратилось в Смоленский областной арбитражный суд с иском к ИЧП "Ток" о признании права собственности на объект незавершенного строительства - физкультурно-оздоровительный комплекс г. Смоленска.

Решением арбитражного суда от 18 мая 1995 г. исковые требования удовлетворены.

В протесте Генерального прокурора РФ предлагается решение отменить и принять новое - об отказе в удовлетворении исковых требований.

Президиум ВАС РФ посчитал, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст. 24 Закона РФ от 29.05.92 N 2872-1 "О залоге", залогодержатель приобретает право обратить взыскание на предмет залога, если в момент наступления срока исполнения обязательства, обеспеченного залогом, оно не будет исполнено.

Обращение взыскания на заложенное имущество производится по решению суда, арбитражного суда или третейского суда.

Реализация заложенного имущества, на которое обращается взыскание, осуществляется в установленном законодательством порядке. Удовлетворение требований залогодержателя производится из суммы, вырученной от продажи предмета залога.

Поскольку законодательством не предусмотрена возможность передачи заложенного имущества в собственность залогодержателя при неисполнении залогодателем обязательства, обеспеченного залогом, у арбитражного суда не имелось оснований для признания за АОЗТ "Шторм" права собственности на заложенное имущество - объект незавершенного строительства.

При таких обстоятельствах президиум ВАС РФ признал, что решение суда о признании права собственности АОЗТ "Шторм" на физкультурно-строительный объект является необоснованным и подлежит отмене.


Таким образом, президиум ВАС РФ в приведенном выше Постановлении N 1567/96 еще раз подтвердил, что удовлетворение требований кредитора по обязательству, обеспеченному залогом, возможно только из стоимости предварительно реализованного в установленном законом порядке предмета залога, но никак не путем его обращения в свою пользу в натуре.


* * *


Как правило, в качестве залогодателя имущества выступает должник по обеспеченному залогом обязательству. Однако Кодекс в п.1 ст. 335 не исключает возможность установления залога для обеспечения обязательства и третьим лицом.

Тем не менее как в том, так и в другом случае вещь, передаваемая в залог, должна принадлежать залогодателю либо на праве собственности, либо на праве полного хозяйственного ведения (п. 2 ст. 335 ГК РФ).

Во втором случае залогодатель, к которым, как известно, могут быть государственные и муниципальные предприятия, вправе заложить имущество без согласия собственника только в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 295 ГК РФ. А поскольку такое ограничение распространяется только на сделки, совершаемые с недвижимым имуществом, унитарные предприятия могут стать залогодателями по договору ипотеки лишь с согласия собственника.

В качестве практического примера, подтверждающего, что залогодателем имущества может быть только его собственник, приведем Постановление президиума ВАС РФ от 13.08.96 N 3238/96.


АКБ "Дальрыббанк" предъявил в Приморский краевой арбитражный суд иск к ИЧП "Витязь" об обращении взыскания на имущество - кирпич силикатный - по договору о залоге имущества, заключенному банком и предприятием в обеспечение кредитного договора от 22 июля 1993 г. N 246 между Дальрыббанком и ИЧП "Витязь" о предоставлении последнему кредита в сумме 68 млн руб.

Решением Приморского краевого арбитражного суда от 1 июня 1994 г. обращено взыскание на заложенное имущество - кирпич силикатный, который, согласно решению суда, подлежит реализации, а полученные от продажи имущества денежные средства - передаче Дальрыббанку.

В апелляционном и кассационном порядке законность и обоснованность решения не проверялись.

В протесте председателя ВАС РФ предлагается решение отменить, в иске отказать. Президиум ВАС РФ считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст.19 Закона РФ "О залоге", залогодателем может быть только лицо, которому предмет залога принадлежит на праве собственности или полного хозяйственного ведения.

Между тем, как свидетельствуют обстоятельства и материалы дела, предметом залога по договору является кирпич силикатный, которые не принадлежал ИЧП "Витязь" ни на одном из указанных вещных прав. Спорный кирпич был предметом договора поставки между АООТ "Спасский завод строительных материалов" и ИЧП "Витязь", т. е. предметом требования, основанного на обязательственных правоотношениях.

Поскольку отсутствовал надлежащий предмет залога, договор о залоге имущества является недействительной сделкой в силу ст. 48 ГК РСФСР 1964 г. (ст.168 ГК РФ 1994 г.).

При таких условиях у арбитражного суда не было правовых оснований для удовлетворения исковых требований Дальрыббанка.

Учитывая изложенное, президиум ВАС РФ постановил решение Приморского краевого арбитражного суда от 1 июня 1994 г. отменить, АКБ "Дальрыббанк" в иске об обращении взыскания на кирпич силикатный, являющийся предметом залога, отказать.


* * *


Предметом залога, согласно п.1 ст. 336 ГК РФ, может быть всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права (требования), за исключением имущества, изъятого из оборота, требований неразрывно связанных с личностью кредитора, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом.

Что же касается других видов имущества (неимущественных прав), то они могут беспрепятственно служить предметом залога. Исключение составляют отдельные виды имущества, на которые законом наложены определенные ограничения и запреты. Например, имущество граждан, на которое не допускается взыскание в силу норм гражданского процессуального законодательства.

В данной связи весьма важно отметить, что предмет договора залога теснейшим образом связан со способом удовлетворения кредитором своих требований в случае неисполнения должником своих обязательств по основному договору. Как отмечалось выше, единственным предусмотренным действующим законодательством способом реализации данного права кредитора является продажа предмета залога в установленном законодательством порядке.

Таким образом, предмет договора залога должен отвечать требованию возможности его реализации, т. е. отчуждения с целью превращения материальных ценностей в денежный эквивалент (в наличной или безналичной форме). Это качество предмета залога играет принципиальное значение при выборе того или иного вида имущества в качестве предмета залога.


В качестве примера рассмотрим Постановление президиума ВАС РФ от 02.07.96 N 7965/95.

Сберегательный банк РФ в лице Калининского отделения N 8329 обратился в Новосибирский областной арбитражный суд с иском о признании недействительными договоров о залоге, заключенных с коммерческим банком "Пакамар", ссылаясь на то, что управляющий отделением не имел надлежащих полномочий заключать указанные договоры от имени отделения и предметом залога не могут быть денежные средства, находящиеся на корреспондентском счете банка, поскольку являются собственностью клиентов.

Решением от 19 июня 1995 г. в удовлетворении исковых требований отказано по тем мотивам, что в соответствии с Положением о Калининском отделении N 8329 Сбербанка РФ, действующим на период совершения сделок, управляющий имел право без доверенности заключать от имени отделения хозяйственные и иные договоры, а спорные договоры о залоге заключены в соответствии с требованиями статей 27, 28 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик и Закона РФ "О залоге".

В протесте заместителя председателя ВАС РФ предлагается решение отменить, договоры о залоге признать недействительными.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Между КБ "Пакамар" и АОЗТ "Симс" заключены кредитные договоры на предоставление последнему кредита в сумме 1 050 млн руб.

В обеспечение возврата кредита КБ "Пакамар" и Калининским отделением Сбербанка РФ заключены договоры о залоге денежных средств, находящихся на корреспондентском счете банка.

Согласно ст.1 Закона РФ "О залоге", залог - способ обеспечения обязательства, при котором кредитор (залогодержатель) приобретает право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение за счет заложенного имущества.

При этом в силу статей 28, 29 и 30 Закона РФ "О залоге" и статей 349 и 350 ГК РФ удовлетворение осуществляется за счет заложенного имущества с публичных торгов с направлением вырученной суммы в погашение долга.

Тем самым одним из существенных признаков договора о залоге является возможность реализации предмета залога.

Денежные средства, а тем более в безналичной форме, этим признаком не обладают.

Таким образом, исходя из сути залоговых отношений денежные средства быть предметом залога не могут.

При данных обстоятельствах спорные договоры о залоге не соответствуют требованиям закона и являются недействительными в силу ст. 168 ГК РФ.

Учитывая изложенное президиум ВАС РФ постановил решение арбитражного суда Новосибирской области от 19 июня 1995 г. отменить, договоры о залоге денежных средств признать недействительными.


* * *


В Гражданском кодексе РФ предусмотрены особые требования как к форме договора залога, так и к его содержанию.

Прежде всего необходимо отметить достаточно широкий, по сравнению с другими гражданско-правовыми договорами, перечень условий договора о залоге, которые признаются существенными. Значение существенных условий всякого договора заключается в том, что договор не может считаться заключенным, если сторонами не достигнуто соглашение по каждому из них (ст. 432 ГК РФ).

К разряду существенных условий договора о залоге п. 1 ст. 339 ГК РФ отнесены предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, а также указание, у какой из сторон (залогодателя или залогодержателя) находится заложенное имущество.

По-мнению Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ, выраженному в п. 43 постановления от 01.07.96 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ", в случаях когда залогодателем является должник по основному обязательству, условия о существе, размере и сроках исполнения обязательства, обеспеченного залогом, следует признавать согласованными, если в договоре залога имеется отсылка к договору, регулирующему основное обязательство и содержащему соответствующие условия


* * *


Общее требование к форме договора залога состоит в том, что он должен быть заключен в письменной форме (п. 2 ст. 339 ГК РФ).

Вместе с тем договор об ипотеке (залоге недвижимого имущества) всегда подлежит нотариальному удостоверению. В такой же нотариальной форме должны заключаться договоры о залоге движимого имущества или прав на имущество, которые служат обеспечением обязательств по договорам, требующим нотариального удостоверения.

Иными словами, при разрешении споров, связанных с залогом движимого имущества или прав на имущество, следует учитывать, что такой договор залога подлежит нотариальному удостоверению лишь в случаях, когда обеспечиваемый залогом договор в соответствии с п. 2 ст. 163 ГК РФ должен быть заключен в нотариальной форме (п. 44 Постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 N 6/8).

Для иллюстрации сказанного обратимся к приведенному ранее Постановлению президиума ВАС РФ от 25.06.96 N 1567/96.


Напомним, что из материалов дела следовало, что АОЗТ "Шторм" обратилось в Смоленский областной арбитражный суд с иском к ИЧП "Ток" о признании права собственности на объект незавершенного строительства - физкультурно-оздоровительный комплекс г. Смоленска.

Решением арбитражного суда от 18 мая 1995 г. исковые требования удовлетворены.

В протесте Генерального прокурора РФ предлагается решение отменить и принять новое - об отказе в удовлетворении исковых требований.

Президиум ВАС РФ посчитал, что кроме уже рассмотренных выше оснований протест подлежит удовлетворению исходя из следующего.

АОЗТ "Шторм" и ИЧП "Ток" заключили договор о совместной деятельности, согласно которому частное предприятия обязано обеспечить выход книги "Русское наградное оружие" не позднее 25 июля 1994 г., а акционерное общество - обеспечить финансирование проекта.

В договор были внесены изменения, согласно которым была предусмотрена обязанность ИЧП "Ток" обеспечить выход книги в срок не позднее 25 июля 1994 г. и перечислить АОЗТ "Шторм" 280 млн руб. не позднее 15 августа 1994 г. При этом другим пунктом договора установлена неустойка в размере 200% в случае неуплаты в установленный срок оговоренной суммы. Кроме того предусмотрено, что при неуплате задолженности и неустойки к 1 октября 1994 г. ИЧП "Ток" передает в собственность АОЗТ "Шторм" незавершенный строительный объект - физкультурно-оздоровительный комплекс.

Президиум ВАС РФ посчитал, что последнее из перечисленных условий договора по своей сути является договором о залоге имущества в счет исполнения обязательств по договору о совместной деятельности.

Условие договора о залоге данного объекта (недвижимого имущества) должно быть нотариально заверено (ст. 43 Закона РФ "О залоге"). Поскольку данное требование законодательства не выполнено, названное условие договора является недействительным.

Вследствие вышеизложенного и наряду с тем, что законодательством не предусмотрена возможность передачи заложенного имущества в собственность залогодержателя без его предварительной реализации, о чем шла речь выше, президиум ВАС РФ постановил решение Смоленского областного арбитражного суда отменить, а АОЗТ "Шторм" в удовлетворении исковых требований отказать.


* * *


Затрагивая проблему нотариальной формы договоров залога, хотелось бы обратить внимание на такой ее аспект, как обращение взыскания на заложенное имущество.

Так, в силу п. 1 ст. 349 ГК РФ требования залогодержателя (кредитора) удовлетворяются из стоимости заложенного недвижимого имущества по решению суда.

Тем не менее удовлетворение требования залогодержателя за счет заложенного недвижимого имущества допускается и без обращения в суд. Это возможно на основании нотариально удостоверенного соглашения залогодержателя с залогодателем, заключенного после возникновения оснований для обращения взыскания на заложенное недвижимое имущество. Такое соглашение может быть признано судом недействительным по иску лица, чьи права таким соглашением окажутся нарушенными.

В данной связи ВС РФ и ВАС РФ выработали свой подход к ситуации, когда условие о праве залогодержателя обратить взыскание на заложенное недвижимое имущество без предъявления иска в суд содержится непосредственно в договоре о залоге.

В п. 47 Постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 N 6/8 однозначно определено, что подобные условия договоров залога недвижимости должны признаваться недействительными.


Требования залогодержателя удовлетворяются за счет заложенного движимого имущества по решению суда, если иной порядок не предусмотрен соглашением сторон (залогодателя и залогодержателя) (п. 2 ст. 349 ГК РФ).

Вместе с тем, учитывая, что предметом такого договора может быть только движимое имущество, при отсутствии в договоре условия о порядке обращения взыскания на предмет залога следует исходить из того, что в данном случае применению подлежит общее правило об обращении взыскания на заложенное движимое имущество. Это концептуальное положение ВС РФ и ВАС РФ также нашло свое закрепление в п.48 Постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 N 6/8.


* * *


Действующим гражданским законодательством (ст. 342 ГК РФ) прямо допускается возможность передачи в залог одного и того же имущества нескольким залогодержателям (последующий залог).

Однако в данном случае должны быть соблюдены следующие условия.

Во-первых, такой порядок передачи имущества в залог возможен, если последующий залог не запрещен предшествующим договором о залоге (п. 2 ст.342 ГК РФ).

Во-вторых, каждый раз, когда идет речь о последующем залоге, залогодатель обязан сообщать каждому новому залогодержателю сведения о всех существующих залогах этого имущества (п. 3 ст. 342 ГК РФ). При невыполнении этой обязанности залогодатель должен возместить соответствующему залогодержателю все причиненные им убытки.

Интересно отметить, что если имущество, находящееся в залоге, стало предметом еще одного залога в обеспечение других требований, требования последующего залогодержателя удовлетворяются из стоимости заложенного имущества лишь после удовлетворения требований всех предшествующих залогодержателей (п. 1 ст. 342 ГК РФ).

В арбитражной практике уже возникали случаи нарушений оговоренных норм гражданского законодательства. Такой случай, в частности, нашел отражение в Постановлении президиума ВАС РФ от 25.06.96 N 1567/96.


АОЗТ "Шторм" и ИЧП "Ток" заключили договор о совместной деятельности, согласно которому частное предприятие обязано обеспечить выход книги "Русское наградное оружие" не позднее 25 июля 1994 г., а акционерное общество - обеспечить финансирование проекта. Кроме того, ИЧП "Ток" обязалось не позднее 15 августа 1994 г. перечислить АОЗТ "Шторм" 280 млн руб. (стоимость полиграфической продукции). При неуплате задолженности ИЧП "Ток" передает в собственность АОЗТ незавершенный строительный объект.

В ходе рассмотрения протеста на решение арбитражного суда Смоленской области, удовлетворившего требования АОЗТ "Шторм" о признании права собственности на указанный объект, президиумом ВАС РФ было установлено, что, во-первых, последнее из условий договора по своей сути является договором о залоге имущества в счет исполнения обязательства по договору о совместной деятельности, во-вторых, указанный объект уже является предметом залога по кредитному договору между ИЧП "Ток" и КБ "Ключ". При этом в п. 8 договора между ИЧП "Ток" и КБ "Ключ" предусмотрено, что заложенное имущество не может быть предметом последующего (повторного) заклада и до полного погашения кредита залогодатель не вправе без согласия банка отчуждать заложенное имущество или сдавать его в аренду.

Поэтому в договоре о совместной деятельности условие о передаче в собственность АОЗТ "Шторм" объекта незавершенного строительства противоречит договору о залоге, заключенному в обеспечение обязательства ИЧП "Ток" по кредитному договору с КБ "Ключ".


* * *


На протяжении всего обзора арбитражной практики, связанной с залоговыми отношениями, неоднократно подчеркивалось, что действующее законодательство не предусматривает возможность передачи имущества, являющегося предметом залога, в собственность залогодержателя. Всякие соглашения, предусматривающие такую передачу, следует рассматривать как ничтожные. Исключение составляют те, которые могут быть квалифицированы как отступное или новация обеспеченного залогом обязательства.

Суть отступного заключается в том, что по соглашению сторон обязательство взамен его исполнения должником может быть прекращено предоставлением кредитору определенной суммы денег, передачей имущества и пр. При этом все вопросы, связанные с предоставлением отступного, в частности о размере, сроках и порядке предоставления отступного, должны решаться также по воле сторон.

Существо новации состоит в том, что сторонами достигается соглашение о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними ранее, другим обязательством, предусматривающим иной предмет и способ исполнения.

В практике арбитражных судов уже возникали случаи, когда залоговое обязательство прекращалось одним из представленных способов, и арбитражным судом это действие сторон не квалифицировалось как неправомерное. В качестве конкретного примера приведем Постановление президиума ВАС РФ от 25.06.96 N 661/96.

При его анализе, на первый взгляд, может показаться, что судом не было учтено то обстоятельство, что законодательством не допускается передача залогодержателю предмета залога в натуре, т.е. без предварительной реализации в установленном законом порядке. Однако, принимая решение, о котором пойдет речь выше, арбитражный суд как раз исходил из того обстоятельства, что любое залоговое отношение может быть прекращено либо новацией, либо отступным и имущество, являвшееся предметом договора залога, соответственно может оказаться в собственности залогодержателя не в денежной, а в натуральной форме. Рассмотрим пример.


Поволжское таможенное управление обратилось в арбитражный суд Нижегородской области с иском к ИКБ "Нижегородец" об истребовании имущества из чужого незаконного владения и освобождении здания. Решением от 12 сентября 1995 г. исковые требования удовлетворены.

Постановлениями кассационной и апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.

В протесте заместителя председателя ВАС РФ предлагается судебные акты отменить полностью и передать на новое рассмотрение.

Рассмотрев протест, президиум ВАС РФ не нашел оснований для его удовлетворения.

Между Поволжским таможенным управлением и ИКБ "Нижегородец" 12 мая 1994 г. заключен договор о банковском обслуживании. По условиям договора банк обязался вести комплексное расчетно-кассовое обслуживание клиента и осуществлять по его поручению все расчетные и кассовые операции. Однако с 1 октября 1994 г. банком не были исполнены поручения клиента по ряду платежных документов на общую сумму свыше 4 млрд руб.

В этой связи стороны подписали соглашение, в котором подтвердили сумму задолженности банка перед таможенным управлением и определили дату исполнения обязательства. (По нашему представлению, стороны подписали соглашение об отзыве ранее представленных для исполнения платежных поручений и преобразовании существующих отношений по договору на расчетно-кассовое обслуживание в договор займа. - Ю.К.).

В целях обеспечения погашения долга банком в срок истец и ответчик заключили договор о залоге от 2 декабря 1994 г. Предметом залога являлось принадлежащее банку на праве собственности недвижимое имущество. Договор о залоге был нотариально удостоверен и зарегистрирован в БТИ г. Нижний Новгород.

Поскольку сумма долга не возвращена, стороны заключили новое соглашение от 26 декабря 1994 г., согласно которому коммерческий банк передал заложенные строения в собственность таможенному управлению. Это соглашение также было нотариально заверено и зарегистрировано в БТИ. (В данном случае речь идет об отступном, т. е. о прекращении залогового обязательства путем передачи кредитору (залогодержателю) недвижимого имущества в натуре. - Ю.К.)

Учитывая, что Поволжское таможенное управление является государственным органом, Комитет по управлению государственным имуществом Нижегородской области, рассмотрев представленные документы о передаче в государственную собственность недвижимого имущества, издал распоряжение от 24 февраля 1995 г. N 162, которым закрепил спорные строения за истцом на праве оперативного управления.

Данное распоряжение ответчиком не оспорено и является основанием для возникновения у истца права истребовать имущество из чужого незаконного владения.

При таких обстоятельствах решения судов всех инстанций об удовлетворении исковых требований являются правильными. Таким образом, президиум ВАС РФ решение и постановление арбитражного суда Нижегородской области оставил без изменения, а протест - без удовлетворения.


* * *


Анализ сложившейся практики кредитных отношений показывает, что в качестве основного способа обеспечения возврата банковского кредита банками был избран залог, причем залог имущества, которое, с одной стороны, не вызывает практических трудностей при обращении в гражданско-правовом обороте, а с другой - имеет такую материальную ценность, которой в случае неисполнения должником основного обязательства будет достаточно для удовлетворения всех требований кредитора (залогодержателя). Чаще всего таким имуществом является недвижимость.

Вместе с тем специфика кредитных отношений дает возможность ее субъектам (кредитно-финансовым учреждениям и их клиентам) возможность выбора таких форм отношений, которые для них наиболее приемлемы и удобны.

Так, нередки случаи, когда банковское учреждение не только предоставляет своим клиентам разовые финансовые кредиты, но и открывает целые кредитные линии, т. е. берет на себя обязательства производить оплату всех представляемых клиентом платежных поручений и требований в течение определенного времени на заранее оговоренных с заемщиком условиях.

Разумеется, что для предотвращения негативных последствий неисполнения должником (заемщиком) обязательств по такому кредитному соглашению кредитор может выбрать в качестве способа обеспечения кредитных обязательств залог.

Судебно-арбитражная практика свидетельствует не только о том, что подобные случаи имели место в сфере кредитно-финансовых отношений, но также о том, что Высший Арбитражный Суд РФ выработал свою вполне определенную позицию относительно того, является ли в таком случае залог обеспечением всего обязательства по погашению займа, предоставленного по кредитной линии, или же только его части. И хотя избранная ВАС РФ позиция относительно того, что залог является обеспечительным средством по погашению не только всей кредитной линии, но и ее части, нашла отражение в приводимом ниже Постановлении, его отдельные моменты остаются довольно спорными.


Чтобы подтвердить сказанное выше, обратимся к Постановлению президиума ВАС РФ от 21.05.96 N 6278/95.

АКБ "Комибанк" обратился в арбитражный суд с иском к АООТ "Бакалея" о расторжении кредитного договора от 4 марта 1992 г. и дополнительного к нему договора о залоге от 20 мая 1994 г. в связи с большой задолженностью заемщика перед кредитором и невыполнением обязательства по снижению ежемесячной задолженности.

До принятия решения в дополнение к исковым требованиям истец заявил ходатайство о взыскании с ответчика 13 млрд руб. задолженности по кредитному договору с обращением взыскания на заложенное имущество, впоследствии уменьшив исковую сумму до 10 млрд руб.

Решением от 22 июня 1995 г. кредитный договор и дополнительный к нему договор залога были расторгнуты. С АООТ "Бакалея" взыскано 10 млрд руб. с обращением взыскания на заложенное имущество по договору залога.

В протесте заместителя председателя ВАС РФ предлагается решение и постановление изменить, исключив из резолютивной части слова: "с обращением взыскания на заложенное имущество по договору залога от 20 мая 1994 г.".

В обоснование протеста приведены следующие доводы.

Согласно ст. 453 ГК РФ, при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. С прекращением обеспеченного залогом обязательства в силу ст. 352 ГК РФ прекращается и залог. Поэтому у арбитражного суда не имелось правовых оснований для обращения взыскания на заложенное имущество по упомянутому договору залога.

Рассмотрев протест, президиум ВАС РФ не нашел оснований для его удовлетворения.

Как видно из материалов дела, АКБ "Комибанк" и АООТ "Бакалея" 4 марта 1992 г. заключили кредитный договор о предоставлении последнему кредита в виде кредитной линии со сроком действия по 1995 г.

Кроме того, в дополнительном договоре стороны установили порядок, условия и сроки погашения задолженности, составляющей на момент подписания дополнительного договора 8,5 млрд руб.

Исполнение обязательств заемщика по кредитному договору обеспечено договором залога недвижимого имущества от 20 мая 1994 г., удостоверенным нотариально.

В соответствии со ст. 334 ГК РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество, за изъятиями, установленными законом.

Залог является обеспечительным обязательством и, согласно ст. 352 ГК РФ, прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства.

Однако в данном случае кредит предоставлялся заемщику в виде кредитной линии, т. е. путем оплаты банком платежных поручений, выставляемых АООТ "Бакалея". Расторжение такого кредитного договора означало прекращение обязательств банка по предоставлению кредита АООТ на будущее.

Вместе с тем расторжение кредитного договора не прекратило основного обязательства заемщика по возврату ранее полученных кредитных средств и уплате процентов за пользование ими.

Одновременно с основным обязательством заемщика продолжает действовать и обеспечивающее его обязательство - залог.

Сумма задолженности по кредитному договору заемщиком не оспорена, и при отсутствии денежных средств на расчетном счете арбитражный суд по ходатайству банка правомерно обратил взыскание на заложенное имущество.

Учитывая вышеизложенное, президиум ВАС РФ постановил решение арбитражного суда республики Коми оставить без изменения, а протест - без удовлетворения.


* * *


Нередко предприниматели в своей договорной работе используют такую форму отношений, как заключение предварительных договоров, содержание которых представляет собой обязательства сторон по заключению в будущем соответствующего договора о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основного договора). При этом основной договор должен быть заключен на тех же условиях, которые были предусмотрены предварительным договором.

Важным требованием к предварительному договору является то, что его форма должна четко соответствовать требованиям, предъявляемым к основному договору (п. 2 ст. 429 ГК РФ).

Если же такие требования законами или иными правовыми актами не установлены, предварительный договор подлежит заключению в простой письменной форме.

Важно отметить, что несоблюдение формы предварительного договора влечет его недействительность, причем такое соглашение считается ничтожным, т.е. не порождающим никаких юридических последствий с самого момента его заключения.

В данной связи нужно иметь в виду, что при несоблюдении правил о форме договора каждая из сторон, а также любое заинтересованное лицо вправе предъявить требование о применении последствий ничтожной сделки. Такие последствия могут быть применены судом и по его инициативе (п. 2 ст. 166 ГК РФ).

Для подтверждения сказанного рассмотрим Постановление президиума ВАС от 23.04.96 N 8057/95.


Русский торгово-промышленный коммерческий банк обратился в арбитражный суд г. Санкт-Петербурга с требованием обязать ТОО "Царское село" заключить договор о залоге недвижимого имущества на основании предварительного договора.

Решением арбитражного суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

При этом арбитражный суд исходил из того, что на момент принятия решения у ТОО "Царское село" отсутствовало право собственности на спорное имущество. Кроме того, в связи с наступлением срока возврата кредита договор о залоге стал бы не способом обеспечения исполнения основного обязательства, а способом погашения долга за заемщика.

Президиум ВАС РФ это решение оставил без изменения и привел следующие доводы.

В соответствии со ст. 42 Закона РФ "О залоге" ипотекой признается залог предприятия, строения, здания, сооружения или иного объекта, непосредственно связанного с землей, вместе с соответствующим земельным участком или правом пользования им. Материалами дела подтверждается, что землеотвод под строительство жилого дома, в котором находится объект залога, оформлен на ответчика. Финансирование строительства также осуществлялось ответчиком.

Согласно ст. 43 Закона, договор об ипотеке должен быть нотариально удостоверен и зарегистрирован в поземельной книге. Кроме того, в самом договоре также оговорена обязанность залогодателя в 10-дневный срок со дня подписания договора произвести надлежащую запись в книге записей залогов, оплатить расходы по нотариальному удостоверению договора и зарегистрировать залог в органах местной администрации. Однако перечисленные условия выполнены не были.

В предварительном договоре указано, что договор о залоге заключается в 3-дневный срок с момента подписания акта о вводе жилого дома в эксплуатацию. Данный акт утвержден был.

В соответствии со ст. 219 ГК РФ право собственности на подлежащее регистрации недвижимое имущество возникает с момента такой регистрации. Между тем какие-либо документы, подтверждающие право собственности ответчика за объекты залога, истцом не представлены.

В силу ст. 165 ГК РФ предварительный договор о залоге является недействительным, поскольку не соблюдены требования о нотариальной форме и государственной регистрации.

Таким образом, у суда не было правовых оснований к понуждению ответчика заключить договор о залоге на базе предварительного договора.

Кроме того, согласно ст. 1 Закона РФ "О залоге", залог - способ обеспечения исполнения обязательства, а на момент принятия решения, обязывающего ответчика заключить договор о залоге, срок исполнения основного обязательства уже наступил, т.е. договор о залоге будет использован как способ погашения долга за заемщика.


* * *


Надеемся, что предложенные Вашему вниманию арбитражные дела, рассмотренные в судебном заседании президиума ВАС РФ, с одной стороны, послужат дополнительным подтверждением ряда очевидных с точки зрения закона положений законодательства, регулирующего этот гражданско-правовой институт, а с другой - помогут грамотной защите нарушенных прав в арбитражном суде и будут одним из гарантов вынесения законного и обоснованного судебного решения.


Ю. Камфер

Выпуск 23, декабрь 1996 г.


Предлагаемый материал содержится в электронной версии Финансово-правового абонемента "Предпринимательская практика: вопрос-ответ".

Начиная с N 7 за 2003 год журнал (финансово-правовой абонемент) "АКДИ Экономика и жизнь" выходит под измененным названием: "Новая бухгалтерия".

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.