• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Упущенная выгода: теория и практика возмещения (Выпуск 10, май 1997 г.)

Упущенная выгода: теория и практика возмещения


Неисполнение договорных обязательств, а равно и совершение неправомерных действий в отношении участника гражданского оборота зачастую влечет возникновение убытков у такого лица как в виде реального ущерба, так и в виде упущенной выгоды.

При этом если реальный ущерб (или прямые убытки), согласно ст. 15 ГК РФ определяется как "расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества", то упущенная выгода определяется как неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Иными словами, возмещение прямых убытков имеет своей целью компенсацию понесенных или предстоящих расходов лица по восстановлению права или имущества. Возмещение же упущенной выгоды в отличие от этого преследует несколько иную цель - возмещение доходов, которые могли быть получены в случае надлежащего исполнения обязательства должником, а равно и тогда, когда право лица не было бы нарушено.

Кроме того, та же статья ГК РФ содержит важное условие о том, что если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Наличие права у участника имущественного оборота требовать возмещения как реального ущерба, так и упущенной выгоды одновременно, базируется на принципе полноты гражданско-правовой ответственности должника (или иного нарушителя), поскольку именно на основании ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков.

Вместе с тем следует иметь в виду, что законом или договором может быть предусмотрено ограничение прав на полное возмещение убытков (ст. 15 ГК РФ). Ограниченная ответственность может быть установлена применительно к отдельным видам обязательств или обязательствам, связанным с определенным родом деятельности. Например, по договору перевозки перевозчик отвечает за утрату, недостачу и повреждение принятого к перевозке груза в размере и на условиях, предусмотренных транспортными уставами и кодексами, которые ограничивают ответственность перевозчика размером действительной стоимости утраченного или недостающего груза, а в случае повреждения или порчи груза - той суммой, на которую понизилась его стоимость (ст.151 УЖД).

Таким образом, новый ГК РФ закрепил два основных критерия, необходимых для определения размера упущенной выгоды. Во-первых, ее размер определяется из расчета доходов, которые лицо могло бы получить при надлежащем исполнении обязательств в обычных условиях гражданского оборота. Во-вторых, в случае получения лицом, нарушившим право, соответствующих доходов, потерпевшая сторона вправе требовать возмещения упущенной выгоды в размере не меньшем, чем доходы, которые получил нарушитель.

Процесс возмещения убытков регламентирован гл. 25 ГК РФ. В частности, ст. 393 устанавливает, что при определении убытков (если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором) принимаются во внимание цены, существовавшие в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было - в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие на день вынесения решения.

Однако несмотря на четкость и однозначность определения упущенной выгоды, на практике остается актуальным решение вопроса, связанного с возможностью взыскания упущенной выгоды и определением методики расчета ее размера.

Помимо этого, пытаясь взыскать в судебном порядке упущенную выгоду, многие участники имущественного оборота допускают различные ошибки, не позволяющие воплотить этот институт в реальную жизнь. Об этом свидетельствуют материалы судебной практики, приводимые ниже.


* * *


1. Постановление Президиума ВАС РФ от 19.03.96 N 7868/95.

Фирма "Тюльпар" предъявила иск к Управлению магистральных газопроводов о возмещении 58 269 640 руб. убытков в виде упущенной выгоды, возникших у нее в связи с передачей ответчику во временное пользование для производства работ по ремонту газопровода земельного участка.

Отведенный участок проходил по сельскохозяйственным землям, засеянным кукурузой. По мнению истца, нанесенные ему убытки возникли ввиду неправомерных действий ответчика.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. Апелляционной инстанцией решение оставлено без изменения.

Президиум ВАС РФ отменил все состоявшиеся решения и дело направил на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции. В обоснование было положено следующее.

Как свидетельствуют данные, полученные из иных источников, в период пользования переданным земельным участком длительное время продолжалось действие неблагоприятных погодных условий, что привело к очень низким показателям урожайности кукурузы. Земельный участок, переданный во временное пользование ответчику, подвергся тем же неблагоприятным природным воздействиям. Это обстоятельство означает недоказанность наличия причинной связи между действиями ответчика и наступившими последствиями.

Кроме того, из-за отсутствия в деле землеустроительного проекта, устанавливающего продолжительность периода восстановления нарушаемого производства, не представляется возможным проверить обоснованность использования при расчете убытков коэффициента 1,7, как того требует Положение о порядке возмещения убытков собственникам земли, землевладельцам, землепользователям и арендаторам потерь сельскохозяйственного производства (п. 23).

2. Постановление Президиума ВАС РФ от 11.06.96 N 105/96.

АОЗТ "СААС" обратилось в Арбитражный суд Самарской области с иском к АООТ "Завод" о взыскании 1 716 076 868 руб., включающих сумму задолженности за поставленный цемент, пени за просрочку оплаты и сумму убытков.

Решением арбитражного суда иск удовлетворен в части взыскания суммы основной задолженности, пени, а также убытков, включающих 838 153 720 руб. неполученной прибыли.

Апелляционная инстанция оставила решение без изменения.

В своем Постановлении Президиум ВАС РФ указал на то, что решение в части взыскания убытков является необоснованным по следующим причинам.

Неисполнение покупателем обязанностей по оплате продукции, по мнению истца, привело к невозможности заключения им договора на поставку мазута с АООТ "Ульяновскцемент". В результате этого он понес прямой ущерб в сумме 240 336 000 руб., а также не получил доходы от реализации мазута в размере 453 110 880 руб. Кроме того, по утверждению АОЗТ "СААС", ожидаемая прибыль от продажи цемента ответчику составляла 385 042 840 руб.

Однако истец не представил доказательств, подтверждающих наличие причинной связи между незаключением им договора на поставку мазута третьему лицу и неисполнением ответчиком обязательства по оплате цемента.

В свою очередь АОЗТ "СААС" не полностью выполнило свои обязательства по поставке цемента, поэтому отнесение стоимости недопоставленной продукции к упущенной выгоде следует признать неправомерным.

3. Постановление Президиума ВАС РФ от 24.09.96 N 1611/96.

Инвестиционный фонд "Инвестсервис" обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с иском о взыскании с Евроазиатского банка экономического развития 29 627 048 руб. убытков в виде упущенной выгоды от сделок с ценными бумагами. До принятия решения истец увеличил исковую сумму до 453 819 544 руб.

Решением арбитражного суда требования истца удовлетворены в полном объеме. Апелляционная инстанция решение оставила без изменения.

Удовлетворяя протест, Президиум ВАС РФ принятые судебные акты отменил и в иске отказал по следующим основаниям.

В обоснование убытков в виде упущенной выгоды Инвестсервис сослался на то, что банк в предусмотренный векселями срок не выплатил фонду вексельные суммы, и фонд не смог на них приобрести государственные краткосрочные бескупонные облигации. В качестве доказательства сделанных с этой целью приготовлений истец представил договор от 18.07.94 N 03-4/1006/6 на брокерское обслуживание на рынке государственных краткосрочных облигаций.

Однако заключение этого договора не доказывает причинную связь между неполучением вексельных сумм по трем векселям и убытками в виде упущенной выгоды в размере среднего банковского процента от вексельных сумм.

4. Постановление Президиума ВАС РФ от 29.10.96 N 1820/96.

Прокурор Московского военного округа обратился в Арбитражный суд Ивановской области в защиту интересов квартирно-эксплуатационного и финансово-экономического управления Московского военного округа с иском к АО "Меланж" о взыскании 4 752 030 000 руб. Из них 3 338 030 000 руб. составляют незаконно использованные денежные средства с учетом процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренных ст. 133 ОГЗ СССР и ст. 395 ГК РФ, а 1 414 000 000 руб. - убытки в виде упущенной выгоды, соответствующей стоимости неполученной жилплощади в связи с неисполнением ответчиком обязательств по договору сторон (без номера и даты) о долевом участии в строительстве жилого дома.

В судебном заседании истец изменил сумму иска, предъявив к взысканию проценты за пользование денежными средствами в размере процентной ставки банковского кредита и отказавшись от взыскания убытков.

Решением суда первой инстанции иск был удовлетворен частично с обращением взыскания на имущество должника в связи с отсутствием у него денежных средств, достаточных для исполнения решения.

В апелляционной и кассационной инстанциях законность и обоснованность решения не проверялись.

Удовлетворяя протест, Президиум ВАС РФ решение по делу отменил и передал на новое рассмотрение, указав следующее.

Приняв отказ истца от взыскания убытков, суд не выяснил правовые основания заявленного требования о взыскании эквивалента стоимости неполученной в натуре жилой площади. Взыскание убытков в случае неисполнения обязательства другой стороной влечет прекращение обязательства и освобождает ответчика от передачи квартир в натуре (ст. 396 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Правовые обоснования взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами в решении суда не указаны.

5. Постановление Президиума ВАС РФ от 21.01.97 N 2360/96.

АО "Союз" обратилось в арбитражный суд с иском к ГНИ г. Ульяновска о возмещении убытков в виде упущенной выгоды в размере 57 202 000 руб. в связи с неправомерным списанием с расчетного счета 58 253 700 руб. доначисленного налога на перепродажу автомобилей на основании решения ГНИ.

Решением арбитражного суда иск удовлетворен, а последующими инстанциями оно оставлено без изменения.

Рассмотрев протест заместителя Председателя ВАС РФ, Президиум отменил решение и Постановление и отказал в иске по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, еще ранее (почти год назад) АО в тот же суд подавало иск о признании вышеуказанного акта ГНИ недействительным. Иск был удовлетворен. Решив в этой связи, что указанными действиями ГНИ истцу нанесены убытки, АО еще раз предъявило иск в этот суд, но теперь уже предметом иска стало требование о возмещении упущенной выгоды.

Однако Постановлением Президиума ВАС РФ от 21.01.97 N 5757/95 ранее вынесенное решение отменено как незаконное и в иске о признании недействительным решения ГНИ от 09.01.95 АО "Союз" отказано.

Следовательно, действия налоговой инспекции по списанию средств с расчетного счета истца являются правомерными и при таких обстоятельствах у налогоплательщика нет оснований требовать возмещения убытков.


* * *


Приведенные судебные решения свидетельствуют о том, что, предъявляя требование о возмещении упущенной выгоды, истец должен представить доказательства, подтверждающие:

а) нарушение ответчиком принятых по договору обязательств (или существования факта причинения вреда без наличия договорных отношений);

б) наличие причинной связи между понесенными убытками и неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств (или нарушением прав);

в) размер убытков, возникших у истца в связи с указанным нарушением.

Следует отметить, что судом при принятии решения о возмещении упущенной выгоды должны быть учтены меры, предпринятые истцом для ее получения, а также сделанные для этого приготовления (п. 4 ст. 393 ГК РФ). Если в отношении доказательства нарушения обязательств или прав и наличия причинной связи особых проблем не существует, то процесс доказывания существования убытков, особенно их размера, остается проблематичным.

Эти сложности проистекают, прежде всего, из законодательной неопределенности методики определения размера причиненных убытков.

С одной стороны, согласно Временной методике определения размера ущерба (убытков), причиненного нарушениями хозяйственных договоров (приложение к письму Госарбитража СССР от 28.12.90 N С-12/НА-225), размер убытков определяется исходя из характера последствий нарушения договорного обязательства, а не содержания самого нарушения. Однако, с другой стороны, возникает вопрос: каков объективный критерий оценки характера этих самых последствий нарушения?

Именно здесь, в объективности оценки последствий нарушения, заключается вся проблема. Методика, разработанная еще в начале экономических реформ, не только не отвечает требованиям ГК РФ, но и сегодняшним требованиям: цены постоянно меняются, официальная статистика уровня инфляции явно не соответствует действительности. В этих условиях потери субъекта имущественного оборота становятся просто неоценимыми.

Что же делать в этой ситуации? Заключая любой договор, следует помнить об этом и ни в коем случае не пренебрегать подробнейшим изложением мер ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора. Вместо того чтобы включать в договор условие, отсылающее к действующему (законодательному) порядку разрешения споров, следует достаточно подробно расписать условия как за неисполнение обязательств по договору, так и меры ответственности, являющиеся своеобразным стимулом к их надлежащему исполнению.

ГК РФ (ст. 394) допускает несколько вариантов установления ответственности за неисполнение обязательств:

- когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков;

- когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки;

- когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки.

В целях надлежащего исполнения обязательств должником следует включать в условия договора именно второе положение, когда за неисполнение обязательства взыскиваются не только убытки, но и сверх того еще и неустойка.

Как отмечалось в начале настоящего обзора, на практике возникает ряд проблем, связанных с обоснованием размера упущенной выгоды.

Во-первых, обоснование размера упущенной выгоды возможно на основании уже заключенных, но не исполненных договоров ввиду предшествующего нарушения прав или обязанностей по тем ценам, которые определены заключенными договорами. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительных расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров (п. 11 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 N 6/8).

Во-вторых, при отсутствии заключенных договоров размер упущенной выгоды можно обосновывать ставкой рефинансирования ЦБ РФ, поскольку при наличии свободных денежных средств в случае надлежащего исполнения обязательств должником кредитор мог бы получить доход, равный по сумме этой ставке ЦБ РФ, разместив денежные средства путем депозитного вклада или сделав иные финансовые вложения.

Однако, как свидетельствует арбитражная практика, оба этих способа срабатывают далеко не всегда и в значительной степени не компенсируют потерь кредитора.

В этой связи следует отметить, что существует еще один вполне допустимый метод определения размера упущенной выгоды.

Вот какой подход к расчету убытков применило АО "Уралхиммаш" в отношении должника, не оплатившего продукцию с 1992 г. (Гончарова Н., Как взыскать убытки в виде упущенной выгоды?// Хозяйство и право. 1995. N 9):

"Убытки, понесенные данной организацией, подсчитаны исходя из неполученной прибыли и неполученного прироста собственных оборотных средств вследствие отвлечения из оборота с июня 1992 года стоимости оборудования в сумме 11 090 275 рублей.

Расчет убытков сделан на основе балансовых данных организации за 1992, 1993 и 1994 годы, подтвержденных документально. При расчете убытков организация исходит из того, что в условиях непрекращающейся инфляции основным моментом воспроизводства является наличие собственных оборотных средств, достаточных для создания необходимых минимальных складских запасов и заделов незавершенного производства. Это особенно актуально для предприятий, изготавливающих продукцию по индивидуальным заказам и имеющую длительный цикл производства - от четырех месяцев до одного года.

При таких обстоятельствах использование коммерческого кредита практически невозможно, поскольку затраты на изготовление продукции при их кредитовании значительно увеличиваются за счет выплаты процентов и продукция становится неконкурентоспособной. Таким образом, наличие собственных оборотных средств является определяющим моментом для вовлечения в производство новых заказов и поддержания физических объемов производства хотя бы на прежнем уровне. Массовые неплатежи и отвлечение за счет этого оборотных средств привели к снижению объемов производства за последние годы в шесть-семь раз и, как следствие, к потере прибыли и утрате возможности пополнять оборотные средства. Источниками пополнения могут быть как прибыль, так и переоценка материальных запасов, а также свободная амортизация."

В развитие этого можно предложить использование подобного подхода.

Любой финансист или аудитор, анализируя финансово-хозяйственную деятельность организации и предлагая конкретные меры повышения ее эффективности, использует при этом различные экономические показатели, как-то: коэффициент оборачиваемости капитала (основного, оборотного), рентабельность и т.п., базой для определения которых являются конкретные балансовые показатели.

Используя такой подход собственными силами или с привлечением специалистов, например аудиторских фирм, возможно выявить следующее.

Предположим, на протяжении трех лет, предшествующих моменту нарушения обязательства должником (применительно к нашей ситуации), коэффициент оборачиваемости оборотного капитала был весьма устойчив и имел среднее значение за эти 3 года - 1,5.

В течение продолжительного времени после нанесения убытков должником значение коэффициента резко снизилось и составило величину, равную 1,0.

Представляя в суд балансы за указанные четыре года, а также расчет этого коэффициента, основанный именно на балансовых показателях, вполне возможно доказать, что сумма снижения коэффициента на величину 0,5 и есть тот критерий, по которому будет определяться размер упущенной выгоды.


* * *


Подводя итог вышеизложенному, отметим, что проблема определения размера подлежащей взысканию упущенной выгоды не решена и на текущий момент остается наиболее актуальной. Предоставив кредитору возможность взыскания с нерадивого должника убытков в полном объеме, включая упущенную выгоду, законодатель, тем не менее, не установил достаточно объективного критерия для оценки размера этой самой упущенной выгоды. А такой критерий, как самостоятельность оценки, в силу его субъективности не позволяет в полной мере реализовать институт возмещения упущенной выгоды.

В этой связи остается надеяться только на арбитражную практику, в результате применения которой могут быть выработаны устойчивые и достаточно объективные критерии, которые в своей совокупности и составят собственно методику определения размера убытков.


Ю. Чинков

Выпуск 10, май 1997 г.


Предлагаемый материал содержится в электронной версии Финансово-правового абонемента "Предпринимательская практика: вопрос-ответ".

Начиная с N 7 за 2003 год журнал (финансово-правовой абонемент) "АКДИ Экономика и жизнь" выходит под измененным названием: "Новая бухгалтерия".

Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение