Договор простого товарищества (Договор о совместной деятельности) в аспекте судебно-арбитражной практики (Выпуск 14, июль 1997 г.)

Договор простого товарищества
(Договор о совместной деятельности) в аспекте судебно-арбитражной практики


Договор простого товарищества (более известный как договор о совместной деятельности) - один из наиболее универсальных договоров, используемых в коммерческой практике. Это объясняется как упрощенной процедурой создания товарищества, так и рядом преимуществ в налогообложении.

Договор простого товарищества (далее - договор) может обслуживать самые различные отношения, которые укладываются в рамки совместной деятельности или сотрудничества как между юридическими лицами, так и между индивидуальными предпринимателями и физическими лицами. Наиболее часто договор заключается:

- при совместном долевом строительстве зданий, сооружений, заводов, дорог, гаражей, а также жилых домов. В этом случае он может называться: договор о совместной деятельности, участии в долевом строительстве, долевом участии, о сотрудничестве и т.д. Однако наличие присущих договору признаков позволяет в большинстве случаев классифицировать его как договор простого товарищества. К такому выводу пришел Президиум ВАС РФ, например, в Постановлении от 17.12.96 N 3155/96. ВАС РФ передал дело на новое рассмотрение в связи с тем, что арбитражный суд первой инстанции, признав, что строительство дома по договорам о долевом участии осуществлялось в рамках договора о совместной деятельности, не применил нормы права, регулирующие соответствующие гражданские правоотношения, согласно которым участники таких договоров действуют совместно для достижения общей цели, а результаты деятельности распределяются между ними пропорционально внесенной доле, если иное не предусмотрено соглашением сторон;

- при приватизации государственного или муниципального предприятия членами его трудового коллектива. В соответствии со ст. 24 Закона РФ от 03.07.91 N 1531-1 "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации" члены трудового коллектива для участия в конкурсе или аукционе вправе заключить между собой договор о совместной деятельности и выступить стороной договора купли-продажи предприятия;

- при совместном долевом строительстве жилых домов хозяйственными обществами (товариществами) и гражданами. В этом случае граждане участвуют в строительстве, как правило, внесением денежных средств, а юридические лица - подготовкой проектно-сметной документации, получением землеотвода, внесением дополнительных денежных средств и т.п. Кроме того, в соответствии со ст. 19 Закона РФ от 24.12.92 N 4218-1 "Об основах федеральной жилищной политики" одним из оснований для приобретения жилья в собственность граждан является их участие в жилищном строительстве путем организации товариществ индивидуальных застройщиков;

- при создании акционерных обществ закрытого или открытого типа (п. 1 ст. 98 ГК РФ). Здесь между учредителями общества заключается договор о совместной деятельности, целью которого является регистрация общества в качестве юридического лица.

С 1 марта 1996 г. к правоотношениям, возникающим между участниками договора простого товарищества, а также между ними и третьими лицами, применяются нормы гл. 55 ГК РФ. Споры же о правах и обязанностях, возникших до этой даты, разрешаются согласно требованиям статей 5 и 8 Федерального закона от 26.01.96 N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации".

Определение договора содержится в ст. 1041 ГК РФ. По договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели.

Анализ определения позволяет назвать ряд обязательных признаков договора простого товарищества.

Количество участников не может быть менее двух, но чаще всего оно превышает это число. В последнем случае договор является многосторонней сделкой.

Объединение участников договора не приводит к образованию юридического лица, в связи с чем договор следует отличать от организационно-правовых форм. То есть товарищам нет необходимости регистрировать его в порядке, предусмотренном ст. 51 ГК РФ, а также в налоговой инспекции, комитете по управлению государственным или муниципальным имуществом и т.п.

Помимо этого договор связан с личным участием каждого из товарищей в их совместной деятельности, для чего участники вносят и объединяют свои вклады.

Вкладом товарища признается все то, что он вносит в общее дело, в том числе деньги, иное имущество, профессиональные и иные знания, навыки и умения, а также деловая репутация и деловые связи (ст. 1042 ГК РФ). Так, стороны вправе отдельно оценить профессиональное умение и деловые связи товарища, позволяющие ему получить крупный кредит под совместные цели. Профессиональные и иные навыки, умения и т.п. достаточно сложно подтвердить документально. Этим они существенно отличаются от всех иных вкладов, в том числе от внесения исключительных прав (ст. 138 ГК РФ).

Решение этого вопроса во многом облегчается тем, что п. 2 ст. 1042 ГК РФ предусматривает порядок оценки вклада по соглашению товарищей. Подтверждением получения взносов по совместной деятельности может являться первичный учетный документ о получении имущества (копия накладной, квитанция к приходному ордеру и т.п.) или авизо об оприходовании имущества участником, ведущим общие дела. Соглашение участников о размерах и порядке внесения вкладов в общее имущество является существенным условием договора простого товарищества. В противном случае договор считается незаключенным с последствиями недействительности сделки (ст. 167 ГК РФ).

Согласно п. 2 ст. 1042 ГК РФ, вклады товарищей предполагаются равными, если иное не вытекает из договора или фактических обстоятельств. На практике же участники от равенства долей, как правило, отказываются, ставя их размер в зависимость от оценки вклада. Фактическими обстоятельствами, которые влияют на размер доли, следует считать такой реальный вклад товарища, который оказался несоизмеримо выше отраженного в договоре или вытекающего из равенства долей. Обязанность доказать увеличение вклада возлагается на истца.

В ряде случаев правило о том, как определить долю каждого из товарищей, содержится в самом законе. Согласно ст. 24 Жилищного кодекса РСФСР, жилая площадь в домах, построенных с привлечением в порядке долевого участия средств юридических лиц, должна распределяться пропорционально этим средствам. В информационных письмах ВАС РФ от 20.05.93 N С-13/ОП-167 и от 31.07.92 N С-13/ОП-171 "Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике" содержатся подробные рекомендации по применению этой статьи.

Согласно п. 6 информационного письма ВАС РФ от 20.05.93 N С-13/ОП-167, в случае, когда для строительства определенного жилого дома дольщик перечислил основному заказчику средства, а в заключенном между сторонами договоре содержится условие о количестве квартир из одной, двух, трех и т.д. комнат, подлежащих передаче дольщику заказчиком после принятия дома в эксплуатацию, рекомендуется исходить из следующего.

При невыполнении заказчиком своих обязательств по передаче обусловленной договором жилой площади дольщику последний вправе обратиться в арбитражный суд с иском о передаче соответствующей площади в натуре.

Если же в договоре стороны не определили конкретные квартиры, подлежащие передаче дольщику, и спор разрешается до выдачи ордеров гражданам и до заселения введенного в эксплуатацию дома, арбитражный суд может принять решение о передаче заказчиком дольщику определенных квартир.

Если при разрешении указанных споров будет выявлено, что в процессе строительства жилого дома произошло его удорожание и дольщик по требованию заказчика не перечислил дополнительные суммы, то решение об обязании заказчика передать дольщику квартиры должно быть принято в пределах ранее переданных средств. При этом количество передаваемых дольщику квартир должно определяться исходя из стоимости жилплощади на момент выделения квартир.

В тех случаях, когда при разрешении спора установлено, что жилой дом заселен на основании надлежаще выданных ордеров, арбитражный суд, руководствуясь ст. 30 АПК РФ, с согласия истца (дольщика) вправе изменить основание и предмет иска: вместо передачи жилой площади в натуре решить вопрос о взыскании с заказчика стоимости подлежащих передаче квартир; обязать заказчика приобрести и передать дольщику соответствующее количество квартир; возвратить дольщику средства, внесенные им на строительство жилого дома. В последнем случае дольщик будет иметь право требовать возмещения убытков в связи с приобретением соответствующего количества квартир.

При этом каждый конкретный спор должен решаться арбитражным судом с учетом всех имеющихся документов.

Еще одним отличительным признаком договора простого товарищества является то, что товарищество создается для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели (совместное строительство дороги и т.п.). В случаях когда целью договора является постоянная деятельность для извлечения прибыли (предпринимательская деятельность), сторонами могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации. Как исключение в договоре может принимать участие некоммерческая организация, если предпринимательская деятельность не противоречит целям, ради которых она создана (п. 3 ст. 50 ГК РФ). Во всех остальных случаях круг участников договора не ограничен.

Наличие всех вышеуказанных признаков, присущих договору простого товарищества, позволяет отграничить его от сходных договоров. Так, обычно отношения юридических лиц при строительстве зданий, сооружений, дорог и т.п. строятся как отношения подрядчика и заказчика (ст. 740 ГК РФ). Однако если подрядчик желает не просто построить объект, а стать его собственником или преследует какие-либо иные цели, он может с согласия других участников договора внести выполнение строительно-монтажных работ в качестве вклада в простое товарищество. Тогда между ним, заказчиком и другими лицами возникают отношения участников (товарищей) договора простого товарищества. На необходимость разграничения этих договоров неоднократно обращал внимание Высший Арбитражный Суд РФ.

Помимо этого, если договор простого товарищества содержит элементы, условия других договоров и при этом перестает соответствовать требованиям, установленным для договоров о совместной деятельности, то суд в этой части признает недействительным такие договоры. В качестве примера можно привести дело, которое рассматривается ниже, и Постановление Президиума ВАС РФ от 29.10.96 N 1915/96.


АОЗТ и ИЧП заключили договор о совместной деятельности, согласно которому ИЧП обязано обеспечить выход книги, а АОЗТ обеспечить финансирование проекта. Дополнением к договору о совместной деятельности внесены изменения: предусмотрена обязанность ИЧП обеспечить выход книги в иной срок и перечислить АОЗТ сумму, составляющую стоимость полиграфической продукции; кроме того, установлена неустойка в случае неуплаты указанной суммы в предусмотренный договором срок; при неуплате задолженности и неустойки в срок ИЧП передает в собственность АОЗТ не завершенный строительством объект.

Условие договора о том, что при неуплате задолженности и неустойки в установленный срок ответчик передает истцу в собственность объект незавершенного строительства, является условием договора о залоге имущества в счет исполнения обязательств по договору о совместной деятельности.

Условие договора о залоге объекта должно быть нотариально удостоверено (ст. 43 Закона РФ от 29.05.92 N 2872-1 "О залоге"). Поскольку это требование законодательства не выполнено, названное условие договора является недействительным.

Согласно ст. 24 упомянутого Закона РФ "О залоге", залогодержатель приобретает право обратить взыскание на предмет залога, если в момент наступления срока исполнения обязательства, обеспеченного залогом, оно не будет исполнено. Обращение взыскания на заложенное имущество производится по решению суда, арбитражного суда или третейского суда. Реализация заложенного имущества, на которое обращается взыскание, осуществляется в установленном законодательством порядке. Удовлетворение требований залогодержателя производится из суммы, вырученной от продажи предмета залога.

Поскольку законодательством не предусмотрена возможность передачи заложенного имущества в собственность залогодержателю при неисполнении залогодателем обязательства, обеспеченного залогом, у арбитражного суда первой инстанции не имелось оснований для признания за АОЗТ права собственности на заложенное имущество - объект незавершенного строительства.

При таких обстоятельствах Президиум ВАС РФ Постановлением от 25.06.96 N 1567/96 признал, что решение суда о признании права собственности акционерного общества на объект незавершенного строительства является необоснованным и подлежит отмене.

Кроме того, вопрос о том, какой именно договор был заключен сторонами, важен и для целей налогообложения. Налогоплательщики порой находят множество способов уклонения от налогообложения, но чаще всего причиной занижения налогов является невнимание к нормам налогового законодательства, а то и просто незнание их. Обстоятельства дела, которое будет рассмотрено ниже, типичны для многих предпринимателей. Не секрет, что через договор займа, договор о совместной деятельности можно было уйти от уплаты НДС, прикрыв вышеуказанными договорами реальные договоры (поставки, купли-продажи и т.д.).

Между тем Высший Арбитражный Суд РФ, в большинстве случаев признавая договоры о совместной деятельности недействительными, принимает доводы налоговых органов, когда внутреннее содержание этих договоров не соответствует их наименованию. Основным принципом, который применяется в указанных ситуациях, является то, что если между сторонами фактически был заключен не договор простого товарищества (договор о совместной деятельности), а другой договор, то для целей налогообложения применяются правила, относящиеся к тому договору, который стороны действительно имели в виду.


Арбитражные суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили иск Государственного предприятия связи (ГПС) о признании недействительными акта документальной проверки и предписания Управления Департамента налоговой полиции (УДНП).

Президиум ВАС РФ Постановлением от 21.01.97 N 3661/96 состоявшиеся судебные акты изменил, в удовлетворении исковых требований о признании недействительным предписания УДНП отказал.

Как видно из материалов дела, в ходе документальной проверки государственного предприятия связи УДНП установлено, что средства, полученные истцом от предприятий и частных лиц на развитие телефонной сети, не облагались НДС и спецналогом. По результатам проверки выдано предписание, согласно которому истцу подлежит внести в бюджет суммы доначисленных НДС, спецналога, штрафов в размере 100% от сумм налогов и пени.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что денежные средства получены ГПС на осуществление совместной деятельности по заключенным договорам, предусматривающим объединение имущества и усилий сторон для достижения общей цели - развития телефонной сети города Екатеринбурга. На основании этого вывода суд признал правильным применение истцом действующего на тот момент п. 14 Указа Президента РФ от 22.12.93 N 2270 "О некоторых изменениях в налогообложении и во взаимоотношениях бюджетов различных уровней".

В соответствии с указанной нормой в оборот, облагаемый НДС, включаются средства, полученные от других предприятий и организаций, за исключением средств на осуществление совместной деятельности. В силу статей 122 - 125 Основ гражданского законодательства совместная деятельность предполагает объединение участниками договора имущества и усилий для достижения общей хозяйственной цели, учет этого имущества на отдельном балансе, распределение прибыли, убытков и других результатов совместной деятельности по соглашению между ними.

По условиям заключенных истцом договоров предприятия и частные лица обязались произвести денежные взносы на строительство (расширение) объектов телефонной связи за право внеочередной установки телефонов. Построенные (реконструированные) сооружения являются собственностью ГПС, а всю прибыль, полученную от последующей эксплуатации имущества, истец использует по своему усмотрению.

Таким образом, отсутствуют обязательные признаки, присущие договору о совместной деятельности, в том числе объединение имущества обоих участников, их возможность пользоваться этим имуществом и др. Никакой совместной деятельности в плане взаимодействия субъектов для решения общей хозяйственной задачи из содержания договоров не усматривается.

Фактически сделки совершены в целях привлечения денежных средств предприятий и населения для финансирования деятельности истца.

При таких обстоятельствах средства, поступившие на счет ГПС, необоснованно признаны судом в качестве вкладов участников на осуществление совместной деятельности, не подлежащих обложению НДС и спецналогом. В соответствии с п. 1 ст. 4 Закона РФ от 06.12.91 N 1992-1 "О налоге на добавленную стоимость" в облагаемый оборот включаются суммы денежных средств, полученные предприятиями за реализуемые ими товары (работы, услуги) в виде финансовой помощи, пополнения фондов специального назначения или направленные в счет увеличения прибыли, суммы авансовых и иных платежей, поступающие в счет предстоящих поставок товаров или выполнения работ (услуг) и др.

Следовательно, полученные истцом от предприятий и частных лиц денежные средства подлежали включению в оборот, облагаемый налогом на добавленную стоимость и спецналогом.

В Постановлении по другому делу Президиум ВАС отменил состоявшиеся решения и направил дело на новое рассмотрение, указав, что судом не был четко определен вид договора, которым руководствовались стороны.


Международный фонд в нарушение договора аренды сдавал предоставленные ему помещения без разрешения Госкомимущества в субаренду для размещения коммерческих структур и на их базе создал 18 дирекций по различным направлениям.

В деле имеется решение Управления Департамента налоговой полиции, в котором договоры о совместной деятельности, заключенные Международным фондом с дирекциями, рассматриваются как мнимые, прикрывающие на самом деле договоры аренды. Налоговая полиция подсчитала, что в результате составления таких договоров от налогообложения вышеназванным фондом укрыто более 527 млн руб. прибыли, которые он получал в виде арендной платы.

Однако суд первой инстанции указанный факт не проверил, никакой оценки ему не дал, в деле отсутствовал даже акт проверки налоговой полиции по этому вопросу, хотя он имел принципиальное значение для определения, являлись дирекции фонда его подразделениями или сторонними организациями.

При таких обстоятельствах все состоявшиеся судебные акты Президиум ВАС РФ Постановлением от 30.07.96 N 913/96 отменил, а дело передал на новое рассмотрение.


На практике договор о совместной деятельности нередко использовался унитарными предприятиями и учреждениями, чтобы скрыть с его помощью аренду государственной или муниципальной недвижимости. Являясь притворным, такой договор считается ничтожным (ст. 170 ГК РФ). Со вступлением в силу части первой ГК РФ его заключение потеряло всякий смысл, так как ст. 295 ГК РФ требует согласия комитета по управлению имуществом на любую форму распоряжения государственной или муниципальной недвижимостью, включая сдачу в аренду и передачу в качестве вклада в простое товарищество.

Статья 1043 ГК РФ содержит диспозитивную норму, в соответствии с которой внесенное товарищами имущество, которым они обладали на праве собственности, а также произведенная в результате совместной деятельности продукция и полученные от такой деятельности плоды и доходы признаются их общей долевой собственностью, если иное не установлено законом или договором простого товарищества либо не вытекает из существа обязательства.

Имущество, вносимое товарищем, который не имеет на него права собственности, определено как общее имущество товарищей и используется в интересах всех товарищей. Правовой режим такого имущества определяется в каждом конкретном случае отдельно. Это может быть право аренды, право пользования имуществом и т.п. При определении доли в общем имуществе стоимость такого вклада тоже должна учитываться (например, при передаче права аренды автомашины вклад может быть оценен как стоимость годовой арендной платы).

Пользование общим имуществом товарищей осуществляется по их согласию, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом. В таком же порядке они распоряжаются имуществом, которое принадлежит им на праве общей долевой собственности (ст. 246 ГК РФ).

Вклад унитарного предприятия или государственного либо муниципального учреждения в общее имущество по своей правовой природе напоминает передачу имущества на праве собственности. Во-первых, внося такой вклад, унитарное предприятие или учреждение, как правило, получает на это согласие собственника; во-вторых, в результате совместной деятельности может образоваться общая долевая собственность государства (муниципального образования) и частных юридических или физических лиц.

Как разъяснил ВАС РФ в п. 6 информационного письма от 19.01.93 N С-13/ОП-19 "Об отдельных разъяснениях Высшего Арбитражного Суда", частное предприятие вправе предъявить иск о признании права собственности на часть жилого дома, построенного на долевых началах с государственным предприятием.

Специфика правового режима общего имущества здесь состоит в том, что долей государства (муниципального образования) одновременно владеет на праве хозяйственного ведения - унитарное предприятие (статьи 294 - 297 ГК РФ) либо на праве оперативного управления - учреждение (статьи 296, 298 ГК РФ).

Существуют три формы ведения общих дел товарищей:

- от имени товарищей вправе действовать каждый;

- дела ведутся специально назначенным товарищем(ами);

- совместное ведение дел всеми товарищами. В этом случае для совершения сделки требуется согласие всех. Применение этой формы вряд ли целесообразно при создании товарищества, целью которого служит предпринимательская деятельность.

На практике наиболее распространена вторая форма. При ней на товарища, являющегося юридическим лицом и назначенного вести общие дела, возлагается обязанность по ведению бухгалтерского учета общего имущества. Эта обязанность предполагает ведение отдельного баланса, своевременное оформление и представление бухгалтерской, налоговой и другой документации как самим товарищам, так и государственным органам, банкам и т.п. Следует отметить, что такая обязанность может быть возложена на товарища, являющегося юридическим лицом, и при выборе других форм.

Общие дела ведутся по общему согласию, если иное не предусмотрено договором (например, по большинству голосов). Права товарищей при решении общих вопросов равны и не зависят от вклада в общее имущество.

Решение товарищей может оформляться либо протоколом, либо соглашением к договору. Если протокол общего собрания не был подписан всеми товарищами, его нельзя считать обязательным для третьих лиц.

Способами оформления полномочий товарища, ведущего общие дела, могут быть доверенность, подписанная остальными товарищами, или совершенный в письменной форме договор.

Согласно п. 2 Обзора судебной арбитражной практики применения законодательства о налоге на добавленную стоимость, являющегося приложением к информационному письму Президиума ВАС РФ от 10.12.96 N 9, при совершении любым из участников совместной деятельности сделки по реализации товаров (работ, услуг) в общих интересах налог на добавленную стоимость по соответствующим оборотам может быть уплачен как участником, ведущим общие дела, так и участником, фактически совершившим сделку.

В арбитражный суд обратилась организация с иском о признании недействительным решения (акта) налоговой инспекции о применении финансовых санкций за неполный учет объекта обложения налогом на добавленную стоимость. Имевшиеся в деле материалы свидетельствовали о том, что истец является участником договора о совместной деятельности, предусматривающего совместный проект по производству и реализации летательных аппаратов малой авиации. Ведение общих дел, согласно договору, было поручено другому участнику договора.

В ходе осуществления совместной деятельности истец произвел для третьей организации маркетинговые исследования по определению конкурентоспособности проектируемой модели самолета на рынках России и других стран. Маркетинговые услуги оплачивались заинтересованной организацией путем перечисления денежных средств участнику совместной деятельности, ведущему общие дела, а не участнику, фактически оказавшему услуги в общих интересах участников договора.

По мнению налогового органа, обязанность по уплате в бюджет НДС возникла у лица, фактически оказавшего услугу (совершившего оборот).

Истец же ссылался на то, что НДС по данным оборотам уплачен получателем средств, т.е. участником, ведущим общие дела.

Арбитражный суд поддержал позицию истца, мотивировав свое решение следующим.

В соответствии со ст. 3 Закона РФ от 06.12.91 N 1992-1 "О налоге на добавленную стоимость" объектами налогообложения являются обороты по реализации на территории РФ товаров, выполненных работ и оказанных услуг.

Как было установлено судом, спорная сделка была совершена истцом в общих интересах участников совместной деятельности и выручка поступила участнику, ведущему общие дела. Закон РФ "О налоге на добавленную стоимость" не содержит специальных указаний о порядке уплаты названного налога в подобных ситуациях.

Учитывая, что результат спорной сделки представлял интерес для всех участников совместной деятельности и денежные средства поступили участнику, ведущему общие дела, арбитражный суд признал, что налог мог быть уплачен как участником, совершившим сделку, так и участником, ведущим общие дела.

Кроме того, расходы по налогообложению сделок, совершенных в общих интересах любым участником, в конечном счете среди прочих расходов распределяются между всеми участниками совместной деятельности по правилам ст. 1046 ГК РФ.

Поскольку истец представил доказательства уплаты НДС участником, ведущим общие дела и получившим соответствующие денежные средства, арбитражный суд иск удовлетворил.

Если товарищи хотят ограничить права ведущего общие дела в части вида совершаемых сделок, их суммы и т.п., они должны прямо указать об этом в доверенности или письменном договоре простого товарищества. Иначе они не вправе будут ссылаться на ограничения прав товарища и совершенная им сделка будет признана общей для всех. Причем обязанность по доказыванию того, что в момент заключения сделки третье лицо знало или должно было знать о существующих ограничениях, возлагается на самих участников.

В случае если один из товарищей заключил сделку с третьими лицами от своего имени, но в интересах всех товарищей, или от лица всех, но с превышением своих полномочий, то при наличии возможности доказать, что эта сделка была необходима для всех товарищей, он может требовать от них соразмерного возмещения понесенных расходов. В том случае, когда этого сделать не удастся, он не только несет расходы по сделке, но и обязан возместить товарищам причиненные им убытки.

Следует отметить, что каждый товарищ независимо от того, уполномочен ли он вести общие дела товарищей, вправе знакомиться со всей документацией по ведению дел. Отказ от этого права или его ограничение, в том числе по соглашению товарищей, ничтожны (ст. 1045 ГК РФ).

Порядок покрытия расходов, включая расходы по содержанию общего имущества, и убытков от совместной деятельности определяется самим договором или дополнительным соглашением к нему. Если соглашение отсутствует, каждый товарищ несет расходы и убытки пропорционально его вкладу в общее имущество. Из этого следует, например, что согласованному в момент заключения договора количеству квартир в совместно построенном доме должны соответствовать реальные затраты каждого из товарищей, рассчитанные исходя из фактической стоимости строительства.

Соглашение, полностью освобождающее кого-либо из товарищей от участия в покрытии общих расходов или убытков, ничтожно, и к нему могут быть применены последствия недействительности ничтожной сделки, установленные статьями 166 - 168 ГК РФ.

АОЗТ обратилось в арбитражный суд с иском об обязании АООТ "Росстро" исполнить обязательство по договору и передать 6 квартир. Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили исковые требования.

Президиум ВАС РФ Постановлением от 28.05.96 N 4/96 все состоявшиеся судебные акты, как принятые по неполно исследованным обстоятельствам и материалам дела, отменил, а дело направил на новое рассмотрение в тот же суд, руководствуясь следующими обстоятельствами.

В соответствии с договором о долевом участии в строительстве жилья АОЗТ должно было оплатить по согласованному графику, а АООТ "Росстро" передать АОЗТ 6 квартир, при этом стоимость жилья в связи с удорожанием строительства согласовывалась сторонами дополнительно. Истец перечислил ответчику сумму, исходя из достигнутых ранее соглашений о стоимости жилья.

По решению арбитражного суда были внесены изменения в п. 3.1 договора, новая редакция которого запрещала ответчику в одностороннем порядке уменьшать долю концерна в случае увеличения стоимости 1 квадратного метра общей площади и недостижения сторонами соглашения по вопросу об оплате новой стоимости жилья. Разрешение разногласий сторон по цене предусматривалось в арбитражном суде.

С учетом дальнейшего удорожания строительства жилого дома АООТ "Росстро" предлагало АОЗТ согласовать новую договорную цену жилья, но при отказе ответчика не обратилось в арбитражный суд с иском об изменении этого условия договора. Начиная с июня 1993 г., дольщик не перечислял заказчику дополнительных средств. Вопреки условиям договора строительство жилого дома закончилось лишь в декабре 1994 г.

АОЗТ считало, что свои обязательства по договору оно исполнило в полном объеме, поэтому ответчик должен передать ему предусмотренные договором 6 квартир. Ответчик исковые требования признал лишь в части одной квартиры, сославшись на неполное финансирование истцом своей доли в строительстве, которая определялась им, исходя из стоимости площади на момент выделения квартир, а также свое право передать дольщику квартиры в пределах ранее перечисленных средств.

Арбитражный суд при вынесении решения полагал, что удорожание строительства являлось основанием для изменения условий договора о стоимости квартир в установленном порядке, что сделано не было, поэтому при определении доли истца суд исходил из согласованной ранее стоимости 1 квадратного метра жилья и исполнения истцом своих обязательств в полном объеме.

Однако, согласно ст. 437 ГК РСФСР, все расходы в период строительства дома по договору о совместной деятельности покрываются за счет взносов участников строительства, если иной порядок не определен договором, а недостающие суммы раскладываются между участниками пропорционально их взносам в общее имущество.

Таким образом, инвестиционные затраты истца должны соответствовать фактической стоимости шести квартир на момент окончания строительства. При таких обстоятельствах арбитражному суду следовало определить точную долю истца в финансировании строительства, проверив расчет окончательной стоимости 1 квадратного метра площади в построенном доме на момент выделения жилья, и, исходя из этого, определить число квартир, подлежащих передаче.

Судом также не выяснен вопрос о заселении жилого дома на основании надлежаще выданных ордеров. Вместе с тем, согласно законодательству, в случае если индивидуально-определенная вещь уже передана другому лицу в собственность, хозяйственное ведение или оперативное управление, кредитор лишается права требования передать ему эту вещь.

Согласно ст. 1048 ГК РФ, прибыль, полученная товарищами в результате их совместной деятельности, распределяется пропорционально стоимости вкладов товарищей в общее дело, если иное не предусмотрено договором простого товарищества или иным соглашением товарищей. Соглашение об устранении кого-либо из товарищей от участия в прибыли ничтожно.

Арбитражный суд удовлетворил иск ИЧП к ТОО о взыскании суммы, составляющей расчетную долю прибыли за месяц по договору о совместной деятельности. Постановлением апелляционной инстанции решение суда было оставлено без изменения.

В протесте заместителя Председателя ВАС РФ предлагалось названные судебные акты отменить, поскольку стороны в нарушение статей 122 - 124 Основ гражданского законодательства, регламентировавших тогда совместную деятельность, не урегулировали должным образом свои договорные отношения.

Президиум ВАС РФ решение арбитражного суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции оставил без изменения, руководствуясь следующим.

Программами работ ИЧП и ТОО, являвшимися приложением 1 к договору о совместной деятельности, предусматривалось, что условия и порядок реализации продукции, упакованной на машинах, предоставленных ИЧП, регулируются отдельным договором. Такой договор сторонами заключен не был. Каких-либо иных обязательств, кроме обязанности предоставить производственные площади, ТОО на себя не принимало, в силу чего возложение на него ответственности за неполучение истцом прибыли было неправомерно.

Истцом выполнены его обязательства по договору в части передачи двух машин марки МБ-50 для расфасовки цемента в мешки. Ответчик не вел обособленный учет, отражающий реализацию продукции, расфасованной на упаковочных машинах истца, и размер полученной при этом прибыли, следовательно, его доводы об отсутствии прибыли и понесенных убытках не могли быть приняты в качестве доказательств по делу. Факт же использования ответчиком оборудования истца материалами дела подтверждался.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно удовлетворил исковые требования ИЧП.

Рассмотрим еще одно Постановление Президиума ВАС РФ по поводу определения размера прибыли, полученной в результате совместной деятельности, и порядка распределения ее между участниками договора. Принимая решение по делу, Президиум ВАС РФ подчеркнул, что определение размера суммы, подлежащей передаче поставщику (участнику договора), производится с учетом буквального значения условий о цене, содержащихся в документах, регулирующих отношения по этому вопросу между сторонами.

Производственно-коммерческое предприятие (ПКП) обратилось в арбитражный суд с иском к малому предприятию (МП) о взыскании суммы задолженности за поставку яблок и пени за просрочку платежа. Решением суда первой инстанции иск в части взыскания основного долга удовлетворен частично, в остальной его части отказано.

В протесте заместителя Председателя ВАС РФ предлагалось решение в части взыскания основного долга отменить, дело передать на новое рассмотрение.

Президиум ВАС РФ Постановлением от 09.07.96 N 5521/95 протест отклонил по следующим основаниям.

В соответствии с договором о совместной деятельности ПКП обязалось поставить МП несколько наименований товаров и продуктов питания, в том числе яблоки. МП обязалось реализовать эти товары и продукты по согласованным ценам. Стороны предусмотрели в договоре, что прибыль, полученная в результате торговых операций, делится по согласованию между ними. Протоколом распределения прибыли от реализации яблок определено, что каждая сторона имеет право на получение 50% от ее суммы.

Во исполнение условий договора истец отгрузил в адрес ответчика яблоки. В счете-фактуре истцом была определена стоимость партии яблок. Из материалов дела установлена разница, полученная МП при продаже яблок. Кроме того, выяснены затраты на реализацию товара. Оплата яблок истцу произведена ответчиком не полностью, что и послужило основанием для предъявления иска.

Исходя из буквального толкования условий договора и протокола распределения прибыли по правилам ст. 431 ГК РФ, суд правомерно определил, что сумма, вырученная ответчиком от продажи яблок, представляет собой прибыль от реализации товара, половина которой должна была быть перечислена истцу в соответствии с достигнутым сторонами соглашением.

Определение истцом размера задолженности ответчика исходя из стоимости яблок, указанной в счете-фактуре, противоречит условиям договора и протоколу о распределении прибыли.

При таких условиях ВАС РФ признал, что решение суда первой инстанции соответствовало обстоятельствам и материалам дела.

ГК РФ предусматривает два вида ответственности (долевую и солидарную) в зависимости от того, для какой цели было создано товарищество и каков был характер обязательства. Для наступления ответственности также имеет значение тот факт, что обязательство было общим, т. е. связано с совместной деятельностью.

Если договор простого товарищества не связан с предпринимательской деятельностью (например, товарищество создано для совместных научных исследований), ответственность по договору с третьими лицами наступает пропорционально вкладу каждого в общее имущество (долевая ответственность). При недостаточности общего имущества необходимые суммы в той же пропорции возмещаются из личного имущества товарищей.

По общим обязательствам, не связанным с договором (например, из совместного причинения вреда), участники такого товарищества отвечают солидарно (статьи 322 - 325 ГК РФ).

Если договор простого товарищества был направлен на осуществление предпринимательской деятельности, товарищи отвечают солидарно по всем обязательствам независимо от оснований их возникновения.

Нормы об ответственности являются императивными и не могут быть изменены соглашением сторон. Основания и размер ответственности определяются по общим правилам гл. 25 ГК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 1050 ГК РФ договор простого товарищества прекращается вследствие:

1) объявления кого-либо из товарищей недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, если договором простого товарищества или последующим соглашением не предусмотрено сохранение договора в отношениях между остальными товарищами;

2) объявления кого-либо из товарищей несостоятельным (банкротом), за изъятием, указанным в п. 1;

3) смерти товарища или ликвидации либо реорганизации участвующего в договоре простого товарищества юридического лица, если договором или последующим соглашением не предусмотрено сохранение договора в отношениях между остальными товарищами, либо замещение умершего товарища (ликвидированного или реорганизованного юридического лица) его наследниками (правопреемниками);

4) отказа кого-либо из товарищей от дальнейшего участия в бессрочном договоре простого товарищества, за изъятием, указанным в п. 1;

5) расторжения договора простого товарищества, заключенного с указанием срока, по требованию одного из товарищей в отношениях между ним и остальными товарищами, за изъятием, указанным в п. 1;

6) истечения срока договора простого товарищества;

7) выделения доли товарища по требованию его кредитора, за изъятием, указанным в п. 1.

Проиллюстрируем прекращение договора о совместной деятельности Постановлением ВАС РФ.

Президиум ВАС РФ рассмотрел протест заместителя Председателя ВАС РФ и установил следующее.

Арбитражный суд удовлетворил иск Государственного предприятия связи о расторжении договора о совместной деятельности, заключенного истцом с ИЧП. Апелляционная инстанция решение оставила без изменения. Постановлением кассационной инстанции судебные акты были отменены, а в иске отказано.

Президиум удовлетворил протест об отмене постановления кассационной инстанции по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, истец и ответчик заключили договор о совместной деятельности, которым предусматривалась совместная организация в городе эфирного телевизионного 10-го канала. Наряду с другими условиями договора ИЧП обязалось приобрести необходимое оборудование, сформировать программу и заполнить эфирное время на указанном канале, а Государственное предприятие связи - предоставить контрагенту 24 часа вещания в сутки и не оказывать услуги по эфирной трансляции телепрограмм на канале третьим лицам.

Однако впоследствии дополнительными соглашениями к договору стороны установили, что услуги по распространению телепрограмм на 10-м канале будут предоставлены также АООТ, учрежденному ИЧП. ИЧП обратилось с исковым заявлением в арбитражный суд о понуждении Государственного предприятия связи к исполнению обязанностей, предусмотренных дополнительным соглашением. На момент рассмотрения спора ни ИЧП, ни АООТ, продолжавшее трансляцию телепередач, не имели лицензии на право вещания на 10-м канале.

По этому делу истец и ответчик заключили мировое соглашение, утвержденное определением суда, согласно которому Государственное предприятие связи обязалось на весь срок действия договора (до момента прекращения вещания на 10-м канале) предоставить возможность круглосуточной трансляции ИЧП. Пунктом 3 мирового соглашения предусматривалось, что в случае возникновения законных прав третьих лиц на вещание на 10-м канале Государственное предприятие связи вправе требовать расторжения договора о совместной деятельности в установленном законом порядке.

С получением лицензии на осуществление телевещания законное право на распространение своей программы по 10-му каналу приобрело АООТ, учрежденное ИЧП. Между тем, согласно ст. 450 ГК РФ, по требованию одной из сторон в случаях, предусмотренных договором, последний может быть расторгнут по решению суда.

Утвержденным в установленном законом порядке мировым соглашением стороны включили в дополнительное соглашение к договору о совместной деятельности условие о возможности расторжения договорных отношений по требованию Государственного предприятия связи. Основываясь на вышеизложенном, Президиум ВАС РФ в Постановлении от 26.12.96 N 2561/96 подтвердил правомерность требования истца о расторжении договора о совместной деятельности при наличии указанной выше ситуации и обоснованность удовлетворения их судом первой инстанции.

Помимо этого в случае если договор заключен без указания срока (бессрочный договор), любой из товарищей вправе не позднее чем за три месяца до предполагаемого выхода из договора заявить об этом другим (ст. 1051 ГК РФ). Такой выход следует рассматривать как отказ от дальнейшего исполнения договора, и он считается расторгнутым в отношении выбывшего лица (п. 3 ст. 450 ГК РФ).

Сторона договора простого товарищества, заключенного с указанием срока либо с указанием цели договора в качестве отменительного условия, при наличии уважительных причин, затрудняющих ее дальнейшее участие в договоре (сложное финансовое положение и т.п.), вправе поставить вопрос о его расторжении (ст. 1052 ГК РФ). Такая форма расторжения договора предусмотрена п. 2 ст. 450 ГК РФ, а порядок - ст. 452 ГК РФ. Несмотря на то что основанием расторжения договора не является существенное нарушение его условий, выбывающий из договора обязан возместить остальным товарищам сумму причиненного им реального ущерба.

При расторжении договора по основаниям, предусмотренным статьями 1051 и 1052 ГК РФ, остальные товарищи вправе своим соглашением сохранить действие договора. В этом случае выбывший продолжает отвечать по общим обязательствам, возникшим в период его участия в договоре. Вид и размер ответственности определяются по правилам ст. 1047 ГК РФ.

После прекращения договора товарищи продолжают отвечать по общим обязательствам (п. 2 ст. 1050 ГК РФ), но может измениться вид их ответственности: те из товарищей, кто ранее нес долевую ответственность, начинают отвечать солидарно.

Решение вопроса о разделе общего имущества участников после прекращения договора зависит от того, на каком правовом основании это имущество было передано или находилось в распоряжении.

Если оно принадлежит товарищам на праве общей долевой собственности, его раздел осуществляется по правилам ст. 252 ГК РФ. При этом индивидуально определенная вещь (автомобиль, недвижимость и т.п.), внесенная товарищем в общую собственность, может быть истребована им обратно, в том числе с помощью виндикационного иска. Суд, принимая решение о передаче такой вещи, обязан учесть имущественные претензии к товарищу со стороны других участников, а также кредиторов.

Вещи, переданные в состав общего имущества не на праве собственности (на праве аренды, пользования и т.п.), после расчетов с кредиторами должны быть возвращены их владельцам. Суммы невыплаченной арендной платы, платы за пользование и т.п. товарищу не выплачиваются, если иное не предусмотрено соглашением сторон.


С. Клочихина

Выпуск 14, июль 1997 г.


Предлагаемый материал содержится в электронной версии Финансово-правового абонемента "Предпринимательская практика: вопрос-ответ".

Начиная с N 7 за 2003 год журнал (финансово-правовой абонемент) "АКДИ Экономика и жизнь" выходит под измененным названием: "Новая бухгалтерия".

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.