Практика арбитражных судов о компетенции органов управления акционерным обществом (Выпуск 15, август 1997 г.)

Практика арбитражных судов о компетенции органов управления акционерным обществом


Вопрос о компетенции органов управления акционерным обществом тесно связан с проблемой принятия решений этими органами по различным жизненно важным для данного общества вопросам. В практике судов широко представлены случаи, когда превышения полномочий управленческими органами акционерного общества стали причиной вынесения решения суда не в их пользу.

Общие принципы управления акционерным обществом содержатся в ст. 103 ГК РФ, в которой отражены структура органов, их компетенция (общая и исключительная), порядок осуществления внутреннего и аудиторского контроля за деятельностью органов и общества в целом.

Федеральный закон от 26.12.95 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон "Об акционерных обществах") детально регламентирует деятельность акционерных обществ (открытых и закрытых) и, в частности, его органов управления.

Высшим органом управления акционерным обществом является общее собрание его акционеров. В обществе с числом акционеров более пятидесяти создается совет директоров (наблюдательный совет). Исполнительный орган общества, осуществляющий текущее руководство, может быть коллегиальным (правление, дирекция) и (или) единоличным (директор, генеральный директор). К его компетенции отнесено решение всех вопросов, не составляющих исключительную компетенцию органов управления обществом.

Положения о структуре и компетенции органов управления не только определены в законодательных актах, но отражаются и в уставе отдельного общества.

Помимо специальных разделов Закона "Об акционерных обществах", касающихся вопросов управления и компетенции, данные проблемы разрешаются также в статьях этого Закона, посвященных другим аспектам деятельности общества.


Ограничения полномочий при совершении крупных сделок


Закон "Об акционерных обществах" признает в качестве крупной сделку, цена которой составляет более 25%5 от балансовой стоимости активов общества (ст. 78 Закона). Решение о заключении крупной сделки принимается советом директоров (наблюдательным советом), если цена сделки варьируется между 25 и 50% от балансовой стоимости активов, а общим собранием - если цена сделки свыше 50% (ст. 79).

На практике нередки ситуации, когда при отчуждении или приобретении имущества во время подписания контрактов не учитывается требование Закона о том, что решения по крупным сделкам принимаются общим собранием акционеров или советом директоров.

Кроме того, необходимо принимать во внимание тот факт, что отдельными нормативными актами может быть расширен перечень случаев, когда необходимо в обязательном порядке согласовать принимаемое решение с каким-либо органом управления акционерного общества.

Такая ситуация сложилась в отношении кредитного договора, заключенного сторонами с нарушением одного из положений действующего законодательства, в результате стало возможным признать сделку ничтожной на основании ст. 168 ГК РФ и наступили последствия, предусмотренные ст. 167 ГК РФ, а именно: у сторон возникли обязанности возвратить друг другу все полученное по сделке.

В качестве примера можно привести дело, по которому Президиумом ВАС РФ было вынесено Постановление от 11.06.96 N 1114/96.

Так, коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском к АООТ о взыскании части суммы выданного кредита.

Из материалов дела следовало, что стороны заключили кредитный договор, в соответствии с которым банк предоставил заемщику кредитную линию на приобретение материалов на строительство жилых домов и объектов социального назначения по заказу Правительства г. Москвы. Поручителем по указанному кредитному договору выступил Департамент строительства Правительства г. Москвы.

Поводом для обращения в арбитражный суд послужило нарушение АООТ сроков (как промежуточных, так и окончательных) по оплате услуг за пользование кредитной линией, в связи с чем, согласно договору, у банка возникло право начислить повышенные проценты не только на сумму неуплаченных процентов, но и на сумму основного долга.

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил в полном объеме. С указанным решением согласились апелляционная и кассационная инстанции.

Однако Президиум ВАС РФ, отменяя вынесенные нижестоящими судебными инстанциями решения, указал на то, что при разбирательстве дела суды не учли то обстоятельство, что акционерное общество - ответчик по делу - было создано в процессе приватизации государственного предприятия и часть его акций находится в государственной собственности. Особенности правового положения таких акционерных обществ определяются законами и иными правовыми актами о приватизации (п. 3 ст. 96 ГК РФ). В соответствии с п. 9.3 Типового устава акционерного общества открытого типа, утвержденного Указом Президента РФ от 01.07.92 N 721 "Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества", принятие решений, касающихся получения и выдачи ссуд, займов, кредитов, гарантий, входит в компетенцию совета директоров акционерного общества. Так как получение кредита не было согласовано с советом директоров и последующее одобрение сделки также не имело места, сложилась ситуация, когда сделка может быть признана ничтожной, т.е. недействительной с момента ее совершения как несоответствующая требованиям закона или иным правовым актам на основании ст. 168 ГК РФ, в результате этого каждая из сторон будет обязана возвратить все полученное по сделке в соответствии с требованиями ст. 167 ГК РФ.

Таким образом, по мнению Президиума ВАС РФ, банк не может рассчитывать на возмещение убытков, понесенных в результате выбытия из его обращения достаточно большой суммы денежных средств, а акционерное общество должно немедленно вернуть все полученные от банка суммы, изъяв их в срочном порядке из своего хозяйственного оборота, и отвечать перед своим заказчиком за невыполнение условий договора.


                                  * * *

Вышеизложенная ситуация является типичной для судебной практики, поэтому приводить содержание аналогичных дел, на наш взгляд, нецелесообразно (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 18.06.96 N 6753/94 - недействительность договора о выдаче гарантии, Постановление Президиума ВАС РФ от 18.02.97 N 4462/96 - недействительность кредитного договора, Постановление Президиума ВАС РФ от 04.03.97 N 3326/96 - недействительность кредитного договора и дополнительного соглашения к нему об ипотеке).

Следует только отметить, что многие акционерные общества были образованы в процессе приватизации и действуют в настоящее время на основании уставов, принятых в соответствии с Типовым уставом акционерного общества открытого типа, и данный факт необходимо устанавливать еще на стадии подготовки к заключению договора. Кроме того, нелишним будет ознакомиться с содержанием учредительных документов контрагента и, в частности, с разделами о полномочиях органов управления.


Полномочия совета директоров при определении рыночной стоимости имущества


Еще одна проблема связана с определением рыночной стоимости имущества общества и полномочиями, предоставленными в этой области органам управления акционерного общества.

Согласно ст. 77 Закона "Об акционерных обществах", рыночной стоимостью имущества, включая стоимость акций или иных ценных бумаг общества, является цена, по которой продавец, имеющий полную информацию о стоимости имущества и не обязанный его продавать, согласен был бы продать его, а покупатель, имеющий полную информацию о стоимости имущества и не обязанный его приобрести, согласен был бы приобрести.

Полномочия по определению рыночной стоимости имущества предоставляются указанным Законом совету директоров (наблюдательному совету) общества, за исключением случаев, когда рыночная стоимость определяется судом или иным органом (п. 2 ст. 77 Закона "Об акционерных обществах).

В этой связи показательным является дело, которое рассматривалось на заседании Президиума ВАС РФ, по итогам которого было вынесено Постановление от 19.03.96 N 7344/95. Суть данного дела состояла в следующем.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к Федеральной миграционной службе РФ (далее - ФМС РФ) о признании договора об инвестировании строительства жилого дома недействительным. В тот же суд одновременно обратилась сама ФМС РФ с иском о понуждении акционерного общества исполнить условия договора о передаче квартир. Оба дела были объединены в одно судопроизводство.

Суд первой инстанции удовлетворил иск о признании договора недействительным, а в удовлетворении иска о понуждении исполнения договора отказал. Апелляционная инстанция данное решение оставила без изменения.

Вынося постановление об отмене решений нижестоящих судов, Президиум ВАС РФ учел те обстоятельства, что председатель правления, подписывая договор, не мог действовать единолично, так как уставом общества предусмотрено, что вопрос об утверждении договорных цен отнесен к исключительной компетенции правления как коллегиального органа. Поскольку в договоре определялась договорная цена объекта строительства, Президиум признал, что суд первой инстанции правильно определил, что председатель правления не мог решить такой вопрос единолично, т.е. имело место заключение сделки неуполномоченным лицом.

Для признания сделки заключенной необходимо было получить одобрение сделки остальными членами правления, в противном случае в соответствии со ст. 183 ГК РФ при отсутствии или превышении полномочий действовать от имени другого лица (в нашем случае в интересах юридического лица - акционерного общества) сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица (в данной ситуации - председателя правления), если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. Последующее одобрение сделки представляемым создает гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

Так как вопрос об одобрении сделки не исследовался в суде, решения нижестоящих инстанций были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение.


Ограничение полномочий лиц, входящих в состав органа управления


Одним из случаев ограничения полномочий лица, входящего в состав органа управления акционерного общества, является наличие у него личного интереса в совершаемой сделке. Порядок разрешения данной ситуации в настоящее время детально разработан в гл. 11 Закона "Об акционерных обществах", а также в ст. 77, в которой рассматривается процедура определения рыночной стоимости имущества.

Следует отметить, что в указанном Законе содержится и общая посылка о том, что лица, входящие в состав органов управления (кроме общего собрания акционеров), должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно (ст. 71).

Как следствие нарушения принципа личной незаинтересованности в сделке выступает признание сделки ничтожной. Приведем пример из практики Высшего Арбитражного Суда РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 02.07.96 N 757/96).

Акционерное общество открытого типа обратилось в арбитражный суд с исковыми требованиями о признании недействительными: регистрации изменений устава; договора о паевом взносе, заключенного данным акционерным обществом и товариществом с ограниченной ответственностью; договора купли-продажи здания инженерного корпуса, столовой и лечебного пансионата, включенных в паевой взнос, заключенного коммерческим банком и акционерным обществом закрытого типа, и последующих сделок с частями названного имущества.

Определением арбитражного суда выделены исковые требования истца о признании недействительным договора о паевом взносе в отдельное производство. Данные иски решением суда первой инстанции были удовлетворены. Апелляционная инстанция данное решение отменила, а в иске отказала.

Федеральный окружной суд с таким решением согласился.

После исследования материалов дела Президиум ВАС РФ поддержал решение суда первой инстанции, а другие судебные акты отменил. В подтверждение своей позиции Президиум привел следующие доводы.

Согласно договору о паевом взносе, истец в качестве пайщика передал в уставный капитал банка паевой взнос в виде здания инженерного корпуса, столовой, лечебного пансионата, причем договор от имени акционерного общества был подписан председателем совета директоров.

В вынесенном Постановлении Президиум ВАС РФ указал на наличие нарушения ст. 53 ГК РФ, устанавливающей, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. В п. 3 названной статьи указано, что лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

Помимо этого, из материалов дела следовало, что председатель совета директоров акционерного общества-истца, подписавший договор о паевом взносе, на момент заключения сделки одновременно представлял (по доверенности) в совете директоров интересы одного из акционеров, владеющего значительным пакетом акций, являлся также начальником кредитного отдела банка-контрагента и действовал в качестве представителя этого же банка по генеральной доверенности.

В соответствии с решением суда, поддержанного Президиумом, на момент заключения спорного договора действовал устав акционерного общества открытого типа, содержавший требования, согласно которым при наличии заинтересованности члена совета директоров или члена правления в сделке, в которой стороной является или намеревается стать общество, он обязан об этом сообщить. Также он не имеет права принимать участие ни в обсуждении, ни в голосовании по вопросам, относящимся к такой сделке. Лично финансово заинтересованными лица считаются в том случае, если они состоят в трудовых отношениях или обладают правами собственника в отношении юридических лиц, которые, в частности, могут извлечь выгоду из распоряжения имуществом общества.

Принимая во внимание, что по спорному договору была произведена оценка паевого взноса акционерного общества-истца, а спустя два месяца включенное в него имущество было продано банком акционерному обществу закрытого типа по цене значительно выше оценочной и что договор также содержит условие о возвращении пая пайщику в денежном, а не в натуральном выражении, Президиум ВАС РФ признал правильным вывод суда первой инстанции о том, что договор о паевом взносе был заключен в интересах банка, а председатель совета директоров, его подписавший, действовал в нарушение требований ст. 53 ГК РФ и устава акционерного общества-истца, что и явилось основанием признания сделки ничтожной в соответствии со ст. 168 ГК РФ.


Передача полномочий по внесению изменений в устав одного органа управления другому


На практике при реорганизации акционерного общества и внесении в связи с этим изменений в устав также возникают проблемы, связанные, прежде всего, с правомочностью действий органов управления общества. Например, когда полномочия одного органа делегируются другому, а закон это запрещает.

В связи с вышесказанным показательным является дело, по которому Президиум ВАС РФ вынес Постановление от 05.03.96 N 7711/95. Существо дела состояло в следующем.

Акционерное общество и прокуратура обратились в арбитражный суд с исками о признании недействительным постановления администрации города о регистрации акционерного общества открытого типа, созданного в результате реорганизации предприятия-истца. Оба иска были объединены в одно производство. В результате рассмотрения дела судом первой инстанции исковые требования были удовлетворены.

Принимая решение, арбитражный суд исходил из того, что реорганизация предприятия должна быть произведена по решению общего собрания акционеров. Поскольку в данном случае это условие не соблюдено, у администрации имелись основания для вынесения решения об отказе в регистрации.

Кроме того, учредительные документы этого общества были признаны не соответствующими законодательству. Так, в заявлении о регистрации было указано, что предприятия - учредители общества после его регистрации ликвидируются. Уставом предусматривалась возможность создания акционерным обществом дочерних предприятий в качестве юридических лиц, которым может быть передана часть имущества на праве полного хозяйственного ведения.

Апелляционная инстанция с решением суда первой инстанции не согласилась и в иске прокуратуре отказала, признав за общим собранием акционеров право исключительной компетенции изменять устав, размер уставного капитала, создавать и ликвидировать дочерние предприятия, осуществлять реорганизацию акционерного общества.

Неправильный вывод о том, что общее собрание акционеров имеет право наделять исполнительные органы полномочиями, отнесенными к исключительной компетенции собрания, послужил поводом к отмене данного решения Президиумом ВАС РФ, который указал на то, что вывод нижестоящего суда противоречит п. 91 Положения об акционерных обществах, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР от 25.12.90 N 601 (действовавшего на момент рассмотрения спора), согласно которому вопросы, отнесенные к исключительной компетенции общего собрания акционеров, не могут быть переданы на решение исполнительному органу общества. Кроме того, было установлено, что решение суда первой инстанции противоречит содержанию устава акционерного общества, которое было реорганизовано.

Президиум ВАС РФ также отметил, что регистрация акционерного общества, образовавшегося в результате реорганизации, произведена в нарушение требований ст. 16 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик при отсутствии решений общих собраний акционеров о реорганизации, а ликвидация вошедших в него организаций и создание на базе двух из них дочерних предприятий с передачей им имущества на праве полного хозяйственного ведения не соответствовали требованиям пунктов 1, 150, 151 названного выше Положения об акционерных обществах.


Определение соотношения полномочий юридического лица и его исполнительных органов


В настоящее время законодательные акты также не предусматривают возможности для общего собрания акционеров передавать исполнительным органам АО вопросы, относящиеся к его исключительной компетенции (ст. 103 ГК РФ, а также п. 2 ст. 48 Закона "Об акционерных обществах").

Важным является установление наличия не только полномочий у органов управления акционерного общества, но и права распоряжения имуществом у данного юридического лица. Так, неправильное определение этого условия привело к тому, что распоряжение государственного органа, по мнению акционерного общества, ущемлявшего его права, было признано Президиумом ВАС РФ обоснованным, в связи с чем было вынесено Постановление от 12.11.96 N 3073/96.

Госкомимущество РФ издало распоряжение об утверждении изменений к плану приватизации государственного предприятия, которое акционировалось. Акционерное общество, посчитав, что тем самым были ущемлены его имущественные права, обратилось в арбитражный суд с иском о признании данного распоряжения недействительным.

Суд первой инстанции требования акционерного общества удовлетворил, сославшись на то, что, действительно, оспариваемое распоряжение нарушает имущественные интересы истца, а изменение размера уставного капитала является исключительной компетенцией собрания акционеров.

Президиум ВАС РФ отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение, так как к участию в деле не привлекались другие юридические лица (ТОО, АООТ, ОАО), интересы которых были нарушены указанным распоряжением. Кроме того, не было принято во внимание другое решение Высшего Арбитражного Суда РФ, которым признавалось недействительным распоряжение Госкомимущества РФ, предшествовавшее оспариваемому распоряжению и связанное с вопросом о дальнейшем существовании спорного имущества в части включения в план приватизации и уставный капитал АО-истца фактически занимаемых по договору аренды помещений и арендованного имущества.

При том что на момент издания оспариваемого акта вступившее в законную силу решение ВАС РФ не было исполнено, Госкомимущество РФ не превысило своих полномочий, исключив из уставного капитала истца вышеуказанную сумму, и ссылку суда на отсутствие согласия собрания акционеров в данном случае Президиум ВАС РФ счел несостоятельной.


                                  * * *

Обобщая материал по исследованным арбитражным делам и решениям, необходимо напомнить о том, что при заключении сделок в обязательном порядке должна проводиться проверка полномочий сторон путем изучения учредительных документов, уставов и т.д. (см. обзор "Заключение договора", ФПА "Предпринимательская практика: вопрос - ответ", 1997, N 13). Соблюдение указанного правила позволит правильно определить правомочность представителя, подписывающего договор, и соблюсти требования императивных (обязательных) норм законодательства, адресованных соответствующим субъектам отношений.

Такой подход дает возможность избежать финансовых потерь, связанных с признанием сделок недействительными, а также расходов в виде оплаты пошлин и судебных издержек в случаях "проигранных" дел.


В. Педченко

Выпуск 15, август 1997 г.


Предлагаемый материал содержится в электронной версии Финансово-правового абонемента "Предпринимательская практика: вопрос-ответ".

Начиная с N 7 за 2003 год журнал (финансово-правовой абонемент) "АКДИ Экономика и жизнь" выходит под измененным названием: "Новая бухгалтерия".

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.