Применение банковской гарантии в аспекте судебно-арбитражной практики (Выпуск 9, май 1998 г.)

Применение банковской гарантии
в аспекте судебно-арбитражной практики


Заключая гражданско-правовые сделки, предприятия как субъекты гражданского оборота часто сталкиваются с проблемой надлежащего исполнения обязательств со стороны контрагентов. При этом особое внимание юридических лиц к проблеме обеспечения исполнения обязательств обусловлено, конечно, их заинтересованностью в том, чтобы избежать негативных последствий, которые могут возникнуть в результате нарушения партнерами положений договоров. Кроме того, возможность предоставить своему партнеру тот или иной способ обеспечения обязательств является необходимым условием заключения гражданско-правовых сделок. Так, например, в настоящее время большинство коммерческих банков при оформлении кредитных договоров требует подтверждения надлежащего исполнения должником своих обязательств путем предоставления ему тех или иных способов обеспечения.

В гражданском законодательстве предусмотрено несколько способов обеспечения исполнения обязательств, а именно: неустойка, залог, удержание имущества должника, поручительство, банковская гарантия, задаток (ст. 329 ГК РФ). Все эти способы предназначены для предотвращения либо уменьшения размера негативных последствий, которые могут возникнуть в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником своих обязательств.

Такой способ обеспечения обязательств, как банковская гарантия, был впервые предусмотрен Гражданским кодексом РФ 1994 г. Несмотря на то что правовой режим заключения соглашения и исполнения обязательств по банковской гарантии нормативно достаточно урегулирован, а публикаций на эту тему не меньше, чем по налогообложению, арбитражная практика показывает, что проблемы, связанные с заключением и исполнением обязательств по банковской гарантии, остаются весьма актуальными.

Исходя из этого, а также учитывая постоянно возрастающий интерес наших читателей именно к данном способу обеспечения обязательств, предлагаем вашему вниманию анализ основных положений банковской гарантии, несоблюдение которых может стать основанием для судебного разбирательства.


* * *


В соответствии со ст. 368 ГК РФ банковская гарантия предоставляется банком, кредитным учреждением или страховой организацией (гарантом) по просьбе другого лица (принципала) и представляет собой письменное обязательство, выданное данному лицу, уплатить его кредитору (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования об ее уплате.

Гарантом по банковской гарантии может выступать только специальный субъект, отвечающий требованиям законодательства, а именно банк, кредитное учреждение или страховая организация (ст. 368 ГК РФ).

Предприятие, изъявившее желание заключить с юридическим лицом соглашение о предоставлении банковской гарантии, должно убедиться в наличии у потенциального гаранта лицензии, выданной Центральным банком РФ (ст. 1 Федерального закона от 02.12.90 N 395-1 "О банках и банковской деятельности"), либо лицензии, выданной Федеральной службой РФ по надзору за страховой деятельностью (ст. 6 Закона РФ от 27.11.92 N 4015-1 "О страховании"). В случае если у гаранта отсутствует лицензия, подтверждающая правомерность осуществления кредитной или страховой деятельности, соглашение о банковской гарантии считается недействительным с момента его заключения как противоречащее нормам закона (ст. 168 ГК РФ).

Для обеспечения надлежащего исполнения принципалом своих обязательств законодательство предусматривает его обязанность уплатить гаранту вознаграждение за выдачу гарантии (п. 2 ст. 369 ГК РФ).

Рассмотрим основные положения, регулирующие порядок исполнения требований по банковской гарантии, вызывающие в арбитражной практике наибольшее количество споров.


Банковская гарантия предоставляется только при наличии основного обязательства


Основной целью предоставления банковской гарантии является обеспечение надлежащего выполнения принципалом своих обязательств перед бенефициаром (п. 1 ст. 369 ГК РФ). При этом ГК РФ не содержит положений, предусматривающих признание банковской гарантии недействительной и соответственно не подлежащей удовлетворению в силу недействительности основного обязательства. Если даже гаранту до удовлетворения требования по банковской гарантии стало известно о недействительности основного обязательства, он не освобождается от выполнения требования по гарантии. В этой ситуации гарант должен немедленно уведомить об этом бенефициара и принципала и после получения повторного требования бенефициара исполнить свои обязательства по банковской гарантии (п. 2 ст. 376 ГК РФ).

Следует отметить, что несмотря на определенную независимость банковской гарантии от основного обязательства, заключение соглашения о ее предоставлении, равно как и о любом другом способе обеспечения обязательств, возможно только при наличии основного обязательства.

Данный вывод подтверждается основными признаками банковской гарантии, которые заключаются в следующем.

1. Наличие функции обеспечения банковской гарантией обязательства принципала. В соответствии с п. 1 ст. 369 ГК РФ целью предоставления банковской гарантии является именно обеспечение надлежащего исполнения принципалом его обязательства перед бенефициаром (основного обязательства).

2. Поводом для возникновения отношений между гарантом и принципалом является существование (намерение заключить) гражданско-правовых сделок, по условиям которых принципал является (становится) должником перед третьим лицом (бенефициаром).

3. Основанием для предъявления требований к гаранту является нарушение обязательств со стороны принципала по отношению не к гаранту, а к бенефициару по основному обязательству. Иными словами, основанием для выполнения гарантом его обязательств является особое положение сторон, возникающее по основной сделке, в которой гарант не является субъектом.

Игнорирование сущности обеспечения банковской гарантии, а также обязательной связи между банковской гарантией и основным обязательством, в обеспечение которого она была выдана, может служить основанием для принятия арбитражным судом решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Постановлением Президиума ВАС РФ от 13.01.98 N 6318/97 было принято решение об отмене постановления апелляционной инстанции и об удовлетворении исковых требований КБ "СДМ-Банк" к КБ "Экономсервисбанк" о взыскании суммы по банковской гарантии.

Как следовало из материалов дела, ответчиком (КБ "Экономсервисбанк") по просьбе физического лица была выдана банковская гарантия, по условиям которой он обязался уплатить бенефициару (КБ "СДМ-Банк") денежную сумму в случае неоплаты эмитентами - иностранными банками дорожных чеков, предъявленных физическим лицом (принципалом) и оплаченных бенефициаром.

Истец принял от принципала дорожные чеки и оплатил их стоимость, однако, при предъявлении их к погашению в иностранный банк выяснилось, что данные ценные бумаги являются недействительными, в связи с чем было отказано в их погашении.

Получив отказ иностранных банков - эмитентов погасить стоимость дорожных чеков, истец обратился к гаранту с требованием об уплате денежной суммы по банковской гарантии. Однако несмотря на то что гарант обязался выплатить бенефициару денежные средства в случае неоплаты чеков их эмитентами независимо от причины и что требование по банковской гарантии было предъявлено в соответствии с действующим законодательством, ответчик отказался удовлетворить указанные требования.

Апелляционная инстанция отказала в удовлетворении исковых требований бенефициару, ссылаясь на то, что банковская гарантия, выданная ответчиком, является ничтожной, поскольку никаких денежных обязательств между истцом-бенефициаром и гражданином-принципалом не возникло. Исходя из того, что основной целью выдачи банковской гарантии является обеспечение исполнения обязательства, отсутствие последнего означает недействительность и банковской гарантии.

Вместе с тем, как указал Президиум ВАС РФ, данный вывод не соответствует материалам дела, поскольку между принципалом и бенефициаром существовали обязательства, связанные с куплей-продажей ценных бумаг, в результате которых принципал (гражданин) передал в собственность бенефициара дорожные чеки, эмитированные иностранными банками, а бенефициар принял их и уплатил за них определенную денежную сумму.

Таким образом, доказав наличие заключенного обязательства, в обеспечение которого была выдана банковская гарантия, Президиум ВАС РФ рассмотрел спор по существу, в результате чего было принято решение об удовлетворении исковых требований.


Исполнение требований по банковской гарантии не зависит от отношений, существующих между гарантом и принципалом


Рассматривая правовую природу банковской гарантии, следует обратить внимание на еще одну отличительную особенность данного правового института - выдача банковской гарантии представляет собой одностороннюю сделку.

Как указывалось ранее, банковская гарантия выдается гарантом по просьбе другого лица - принципала (ст. 368 ГК РФ). Между тем для предоставления гарантии, т.е. оформления письменного обязательства уплатить кредитору принципала (бенефициару) определенную денежную сумму при предъявлении требования бенефициаром, необходимо волеизъявление одной стороны - гаранта.

Односторонний характер банковской гарантии свидетельствует о том, что в силу п. 2 ст. 154 ГК РФ обязанности по гарантии возникают именно у гаранта. При этом данное положение не означает, что у принципала отсутствуют какие-либо обязанности перед гарантом - в соответствии с п. 2 ст. 369 ГК РФ принципал уплачивает гаранту вознаграждение за выдачу банковской гарантии.

Однако обязанности гаранта не могут зависеть от отношений, возникающих между ним и принципалом, если иное не оговорено в самой гарантии.

Оговорка относительно возможного влияния отношений между гарантом и принципалом на обязательство, составляющее содержание банковской гарантии, допускается, например, при определении условия вступления в силу гарантии.

Дело в том, что, согласно ст. 373 ГК РФ, банковская гарантия вступает в силу с момента ее выдачи гарантом, если в ней не предусмотрено иное. В случае если в гарантии будут зафиксированы отлагательные условия вступления в силу гарантии, связанные с выполнением обязательств принципала перед гарантом, гарантия является действительной с момента надлежащего исполнения этих обязанностей. Так, например, как отлагательное условие может быть предусмотрена выплата вознаграждения гаранту, в связи с чем только с момента оплаты гарантия вступит в действие.

Вместе с тем если то или иное условие не обозначено в гарантии как отлагательное, его невыполнение не влияет на обязанности гаранта перед бенефициаром. При этом, как показывает арбитражная практика, указанная особенность банковской гарантии иногда не принимается во внимание не только субъектами гражданского оборота, но и арбитражными судами, что приводит к отмене судебных решений и к отказу в удовлетворении исковых требований.

Постановлением Президиума ВАС РФ от 11.03.97 N 5710/96 отменено решение арбитражного суда, которым было отказано в удовлетворении исковых требований торговой компании КНР к КБ "Презенткомбанк" о взыскании сумм по банковской гарантии и убытков, связанных с невыполнением обязательств гарантом.

Как следовало из материалов дела, между истцом и АО (принципалом) был заключен контракт на поставку хлопка, в соответствии с которым торговая компания обязалась провести расчеты путем выставления аккредитива в российском банке при условии представления АО банковской гарантии.

Указанная банковская гарантия была выдана ответчиком (КБ "Презенткомбанк") с обязательством выплатить торговой компании определенную сумму в случае невыполнения АО обязательств по передаче товара торговой компании.

АО нарушило обязательства, не передав торговой компании товар, последняя обратилась к гаранту с письменным требованием по банковской гарантии. Гарант в удовлетворении предъявленных требований отказал.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, арбитражный суд исходил из того, что обязательства ответчика не могут рассматриваться в качестве банковской гарантии, поскольку отсутствуют доказательства уплаты принципалом (АО) вознаграждения гаранту (КБ "Презенткомбанк") и выдачи гарантии не принципалу, а самому бенефициару (торговой компании).

Вместе с тем, как указал Президиум ВАС РФ, банковская гарантия, оформленная надлежащим образом, содержала безусловное обязательство гаранта оплатить бенефициару определенную сумму в случае невыполнения определенных обязательств принципалом. Кроме того, предусмотренное гарантией обязательство банка является односторонним и не может быть поставлено в зависимость от отношений, возникших между принципалом и гарантом, в том числе и от получения гарантом вознаграждения за выдачу гарантии, если иное не оговорено в самой гарантии. В гарантии указанная зависимость не была предусмотрена.

Таким образом, оснований для отказа торговой компании в удовлетворении требований по банковской гарантии, а в дальнейшем и в иске, не имелось.


Обязательство гаранта по удовлетворению требований по банковской гарантии не зависит от основного обязательства


Как уже отмечалось выше, банковская гарантия выдается с целью обеспечения надлежащего исполнения принципалом его обязанностей по основному обязательству перед бенефициаром. Хотя поводом для заключения банковской гарантии является именно возникновение или существование обязательств между лицом, обратившимся за гарантией, и третьим лицом, банковская гарантия представляет собой самостоятельное обязательство, независимое от основного (ст. 370 ГК РФ). Принцип независимости банковской гарантии от основного обязательства сохраняется и в случае, если в самой гарантии содержится ссылка на основное обязательство (ст. 370 ГК РФ).

Указанная особенность банковской гарантии в конечном итоге означает, что гарант не может выступать в качестве арбитра при рассмотрении спорных ситуаций, возникших между принципалом и бенефициаром, даже если они связаны с его обязанностью по уплате гарантийных платежей. Гарант вправе рассмотреть требование бенефициара с учетом приложенных к нему документов лишь на предмет соответствия его условиям гарантии (п. 1 ст. 376 ГК РФ).

Соблюдение принципа независимости гарантии от основного обязательства означает невозможность уменьшения гарантированной суммы в случае уменьшения ответственности принципала перед бенефициаром. Более того, в силу указанного положения в текст гарантии неправомерно включать положения, устанавливающие зависимость исполнения гарантом его обязательств от отношений, возникающих между принципалом и бенефициаром:

- возможность неисполнения требования по банковской гарантии по причине изменения основного обязательства;

- частичного или полного его исполнения принципалом;

- прекращения его по иным обстоятельствам.

Включение указанных положений в текст гарантии не влечет за собой юридические последствия в силу их недействительности, так как они противоречат нормам закона (ст. 370 ГК РФ).

Принцип независимости банковской гарантии от основного обязательства очень важно соблюдать не только при оформлении гарантии, но и при удовлетворении требования бенефициара. Дело в том, что организации, выступающие в качестве гаранта, нередко отказывают бенефициарам в удовлетворении требований, ссылаясь на различные положения, свидетельствующие об изменении основного обязательства, что является основанием для обращения бенефициара с исковым требованием в арбитражный суд.

Постановлением Президиума ВАС РФ от 20.05.97 N 5491/96 было принято решение об отказе в удовлетворении исковых требований КБ "Кредо Банк" к КБ "Аскания Траст" о признании не подлежащей исполнению исполнительной надписи нотариуса, совершенной на банковской гарантии.

Как следовало из материалов дела, между ответчиком и акционерной компанией "Восток" был заключен кредитный договор. В обеспечение исполнения заемщиком обязательств по возврату кредита и оплате процентов истцом КБ "Кредо Банк" была выдана банковская гарантия, в которой последний принял на себя обязательство в случае невыполнения принципалом (акционерной компанией) его обязательств уплатить бенефициару (КБ "Аскания Траст") определенную денежную сумму.

Заемщик - принципал свои обязательства по возврату кредита нарушил, и бенефициар направил гаранту требование о выплате суммы по банковской гарантии. Однако гарант требование бенефициара не выполнил, сославшись на то, что принципал не дал безусловного отказа от выполнения обязательств по возврату кредита, а лишь сообщил о невозможности погашения кредита в срок.

Руководствуясь статьями 89, 90 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, утвержденного ВС РФ 11.02.93 N 4462-1, а также п. 3 разд. II Перечня документов, по которым взыскание задолженности производится в бесспорном порядке на основании исполнительных надписей органов, совершающих нотариальные действия, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР от 11.03.76 N 171, бенефициар обратился к нотариусу с просьбой о совершении исполнительной надписи о взыскании с гаранта задолженности в бесспорном порядке, которая была совершена, а задолженность взыскана.

Несогласие гаранта с бесспорным списанием сумм по банковской гарантии послужило основанием для подачи в арбитражный суд исковых требований о признании исполнительной надписи нотариуса недействительной. Решением арбитражного суда иск был удовлетворен.

Однако, как указал Президиум ВАС РФ, при рассмотрении искового заявления по существу необходимо исходить из сущности имущественных отношений, существующих между гарантом и бенефициаром, а не из оценки правомерности полномочий нотариуса в совершении исполнительной надписи.

Как следует из материалов дела, банковская гарантия была оформлена в соответствии с требованиями действующего законодательства и заявлена в пределах гарантийного срока.

Невозможность исполнения принципалом своих обязательств по возврату кредита в срок означает отказ заемщика от своевременного выполнения обязательств, в связи с чем гарант, безусловно, был обязан уплатить бенефициару денежную сумму. При этом гарант был обязан удовлетворить требования бенефициара по банковской гарантии независимо от возможного изменения условий исполнения основного обязательства.


* * *


В заключение обратим внимание на особенность исполнения принятых обязательств, а также на правовой режим ответственности гаранта.

Данный аспект интересен, в первую очередь, тем, что иногда при заключении соглашения о выдаче банковской гарантии или при изъявлении желания воспользоваться указанным способом обеспечения предприятия не учитывают специфику распределения убытков, возникающих в результате нарушения ими как принципалами обязательств по обеспечению банковской гарантии.

В соответствии со ст. 375 ГК РФ гарант, получивший от бенефициара требование об оплате денежной суммы по банковской гарантии, оформленное в письменном виде с приложением указанных в гарантии документов, по общему правилу обязан незамедлительно сообщить о ее получении принципалу и в разумный срок рассмотреть ее.

При этом законодательством ограничено право гаранта отказывать бенефициару в удовлетворении требований по банковской гарантии. Руководствуясь ст. 376 ГК РФ, гарант имеет право отказать в удовлетворении требования в следующих случаях:

1. Если требования по банковской гарантии предъявлены гаранту по истечении срока гарантии (п. 1 ст. 376 ГК РФ). Срочность действия банковской гарантии означает, что в тексте обязательно должен быть определен ее срок, который может быть не только установлен в виде конкретной даты, но и связан с наступлением каких-либо событий.

2. Если требование, заявленное бенефициаром, либо документы, приложенные к ней, не соответствуют условиям гарантии.

Следует заметить, что гарант отвечает перед бенефициаром в пределах суммы банковской гарантии (п. 1 ст. 377 ГК РФ). Однако в случае, если гарант не исполнил или ненадлежащим образом выполнил свои обязательства, к нему могут быть предъявлены требования о возмещении убытков, уплате пеней и иных расходов, которые понес бенефициар в связи с ненадлежащим исполнением обязательств гарантом. При этом указанная ответственность может не ограничиваться суммой, на которую выдана банковская гарантия, если в гарантии не предусмотрено иное (п. 2 ст. 377 ГК РФ).

Удовлетворение гарантом требования бенефициара не лишает первого права потребовать от принципала в порядке регресса возмещения сумм, уплаченных бенефициаром по банковской гарантии (ст. 379 ГК РФ). При предъявлении подобных исков необходимо учитывать следующее.

1. Возможность предъявления регрессных требований к принципалу зависит от того, закреплено ли такое право в соглашении о выдаче банковской гарантии. Иными словами, если между принципалом и гарантом нет договоренности о праве последнего предъявить принципалу регрессные требования в случае наступления гарантийного случая именно по вине последнего, гарант будет не вправе обратиться в арбитражный суд с иском о возмещении сумм, уплаченных бенефициару по банковской гарантии в порядке регресса.

2. В случае если в соглашении о выдаче банковской гарантии предусмотрено право гаранта заявлять регрессные требования, гарант может потребовать возмещения лишь сумм, уплаченных бенефициару в соответствии с условиями гарантии. При этом гарант вправе потребовать от принципала возмещения и иных сумм, выплаченных бенефициаром, если такое право прямо зафиксировано в соглашении между гарантом и принципалом о банковской гарантии. Под иными суммами следует понимать уплаченные бенефициару суммы, не предусмотренные гарантией или связанные с нарушением гарантом своих обязательств перед бенефициаром.


Р. Алексахина

Выпуск 9, май 1998 г.


Предлагаемый материал содержится в электронной версии Финансово-правового абонемента "Предпринимательская практика: вопрос-ответ".

Начиная с N 7 за 2003 год журнал (финансово-правовой абонемент) "АКДИ Экономика и жизнь" выходит под измененным названием: "Новая бухгалтерия".

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.