Изъятие имущества налогоплательщиков должно быть законным (Выпуск 15, август 1998 г.)

Изъятие имущества налогоплательщиков должно быть законным


В конце мая нынешнего года Правительством РФ было принято постановление от 27.05.98 N 516 "О дополнительных мерах по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организаций" (далее - Постановление Правительства РФ), а чуть позже Президент РФ подписал указ от 29.05.98 N 604 "О мерах по обеспечению безусловного исполнения решений о взыскании задолженности по налогам, сборам и иным обязательным платежам" (далее - Указ N 604).

Несомненно, эти документы не остались незамеченными как налогоплательщиками, так и специалистами по налогообложению. Объясняется такой интерес, прежде всего, тем, что участившаяся за последнее время законотворческая деятельность органов исполнительной власти не всегда соответствует действующему законодательству и, как правило, имеет ярко выраженную государственную направленность.

В этих условиях налогоплательщиков уже не удивляет то обстоятельство, что их права в очередной раз ущемляются в интересах бюджета. Однако неверно думать, что тем самым они проявляют полное безразличие к нарушениям, допускаемым по отношению к ним. Помимо того, принятые нормативно-правовые акты органов государственной власти постоянно находятся в поле зрения специалистов, которые как на практическом, так и на теоретическом уровне пытаются с учетом объективных обстоятельств отстоять интересы налогоплательщиков.

Данный материал также имеет задачу не только определить, насколько ответственно Правительство РФ и Президент РФ воспользовались вверенными им полномочиями и скорректировали сложившийся на сегодняшний день порядок обращения взыскания на имущество налогоплательщиков, но и установить, насколько серьезно принятыми нормативными актами были затронуты права и интересы лиц, которые в силу закона несут обязанности по уплате налогов и иных обязательных платежей в бюджет.


Нормативное регулирование исполнительного производства в Российской Федерации


Как следует из преамбулы постановления Правительства РФ от 27.05.98 N 516 "О дополнительных мерах по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организаций" (далее - Постановление), целью его принятия явилось повышение эффективности исполнения судебных решений по обращению взысканий на имущество организаций-должников, а также повышение собираемости налоговых и иных обязательных платежей в бюджеты всех уровней и государственные внебюджетные фонды.

Практически же Правительство РФ при поддержке указа Президента РФ от 29.05.98 N 604 "О мерах по обеспечению безусловного исполнения решений о взыскании задолженности по налогам, сборам и иным обязательным платежам" (далее - Указ N 604) попыталось ввести такой механизм пополнения государственной казны, который бы эффективно и без строгого соблюдения установленных законом процессуальных формальностей позволил налоговым органам взыскивать с недоимщиков образовавшиеся долги за счет их имущества.

Предложенный в этих нормативных актах механизм, с одной стороны, действительно облегчает процедуру взыскания налоговых задолженностей, однако, с другой стороны, он не во всем соответствует требованиям, выдвигаемым законом к ее проведению.

Всем известно, что самое большое число трудностей при исполнении решений судов возникает именно тогда, когда в связи с отсутствием на счетах должников достаточных денежных средств приходится обращать взыскание на их имущество. Вместе с тем многолетняя судебная практика показывает, что эту меру принудительного исполнения судебных актов приходится применять в процессе исполнения судебных решений чаще всего. На сегодняшний день накоплен огромный практический и теоретический опыт реализации этой меры принудительного исполнения решений судов.

Систематизированная в Федеральных законах от 21.07.97 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" и N 118-ФЗ "О судебных приставах" практика исполнительного производства подтверждает сказанное выше: обращение взыскания на имущество должников - очень сложная, многоступенчатая и тонкая процедура. Урегулировать ее в упрощенном виде - фактически означает упустить целый комплекс различных принципиальных моментов, без учета которых осуществление исполнительного производства может вступить в противоречие с законом.

Переходя к анализу порядка обращения взысканий на имущество недоимщиков, предлагаемого Правительством РФ и Президентом РФ, напомним, что в силу п. 2 ст. 2 Федерального закона от 21.07.97 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве) Правительство РФ имеет полномочия принимать нормативные акты по вопросам исполнительного производства. Однако все исходящие от Правительства РФ нормативные акты должны приниматься на основании и во исполнение требований именно этого Федерального закона.

Что касается Президента РФ, то исходящие от него указы и распоряжения не могут противоречить Конституции РФ и федеральным законам (п. 3 ст. 90 Конституции РФ). Поэтому он не вправе корректировать основополагающие нормы Закона об исполнительном производстве и тем самым изменять установленную систему исполнительного производства Российской Федерации.

В этой связи первое требование, которое должно предъявляться к постановлению и указу, - их соответствие названному законодательному акту.

Здесь, по всей вероятности, нужно пояснить, почему, рассматривая вопрос о порядке обращения взыскания на имущество налогоплательщиков, за основной нормативный акт, регулирующий соответствующие отношения, принимается Закон об исполнительном производстве, ведь, как известно, эта акция всегда проводилась по особым правилам, без соблюдения судебной процедуры.

Вернемся немного назад и напомним о том, в каком порядке производилось обращение взыскания на имущество налогоплательщиков до недавнего времени.


История вопроса


В силу п. 1 ст. 13 Закона РФ от 27.12.91 N 2118-1 "Об основах налоговой системы в РФ" взыскание недоимок по налогам и иным обязательным платежам, а также сумм штрафов и иных санкций, предусмотренных законодательством, производится с юридических лиц в бесспорном порядке, а с физических - в судебном.

При этом в случае, если доходов налогоплательщиков для погашения недоимок окажется недостаточно, налоговым органам предоставлено право обращать взыскания на их имущество. Эти полномочия налоговых органов подтверждены п. 9 ст. 7 Закона РСФСР от 21.03.91 N 943-1 "О Государственной налоговой службе РСФСР", а для их практической реализации федеральным органам налоговой полиции п. 12 ст. 11 Закона РФ от 24.06.93 N 5238-1 "О федеральных органах налоговой полиции" предоставлено право налагать административные аресты на имущество плательщиков с последующей его реализацией для обеспечения своевременного поступления в бюджет сумм сокрытых налогов, сборов и других обязательных платежей.

Непосредственный механизм рассматриваемой процедуры подробно регламентирован Временным положением о порядке обращения взыскания на имущество организаций, утвержденным указом Президента РФ от 14.02.96 N 199 "О некоторых мерах по реализации решений об обращении взыскания на имущество организаций" (далее - Временное положение). В п. 1 Временного положения специально оговорено, что установленный этим документом порядок обращения взыскания на имущество налогоплательщиков применяется не только судебными исполнителями, но и органами, уполномоченными на то в соответствии с законодательством РФ, в том числе и для обеспечения исполнения обязанностей по уплате обязательных платежей в бюджеты и внебюджетные фонды.

В этой связи работники налоговых инспекций и органов налоговой полиции при обращении взысканий на имущество недоимщиков, пользуясь предоставленными им законом полномочиями, должны были руководствоваться именно этим порядком. Что же касается принятого ранее Положения о порядке обращения взыскания недоимок по налогам и другим обязательным платежам, уплачиваемым юридическими лицами в бюджет и государственные внебюджетные фонды, на их имущество в случае отсутствия денежных средств на счетах в банках", утвержденного ДНП РФ 25.05.94 N СА-574, Госналогслужбой РФ 25.05.94 N ВГ-4-08/57н и Минфином РФ 25.05.94 N 58, то оно действовало лишь в части, не противоречащей Указу (см. п. 5 письма Госналогслужбы РФ от 29.02.96 N ВЗ-6-10/19н "Об указе Президента РФ от 14 февраля 1996 г. N 199 "О некоторых мерах по реализации решений об обращении взыскания на имущество организаций").

В п. 5 Указа особо оговорены те конкретные обстоятельства, с наступлением которых связывается прекращение действия Временного положения. В частности, Временное положение действует до принятия федеральных законов, регламентирующих порядок исполнения решений об обращении взысканий на имущество организаций и внесения соответствующих изменений в ГПК РСФСР. Соответственно налоговые органы могли обращать взыскания на имущество налогоплательщиков в порядке, установленном данным Временным положением, только до обусловленного в Указе момента, т.е. до принятия Федерального закона "Об исполнительном производстве".

Здесь нужно заметить, что Высший Арбитражный Суд РФ неоднократно подтверждал правомерность внесудебного порядка обращения налоговыми органами взыскания на имущество недоимщиков. В своих выводах в п. 1 письма от 23.11.92 N С-13/ОП-329 "О практике разрешения споров, связанных с применением налогового законодательства", а также в письме от 01.08.94 N 03-33 "О порядке обращения взысканий по налогам и другим обязательным платежам, уплачиваемым юридическими лицами в бюджет и государственные внебюджетные фонды, на их имущество в случае отсутствия денежных средств на счетах в банках" ВАС РФ исходил из того, что отсутствие необходимости обращаться в суд за вынесением решения об обращении взыскания на имущество налогоплательщиков прямо вытекает из предоставленных налоговым органам правомочий производить списание недоимок, штрафов и пеней с юридических лиц в бесспорном порядке. По мнению ВАС РФ, в указанном случае фактически меняется лишь способ исполнения бесспорного требования, и по этой причине арбитражные суды не должны принимать к рассмотрению иски налоговых инспекций об обращении взыскания на имущество налогоплательщиков при отсутствии у последних денежных средств, необходимых для погашения задолженности перед бюджетом.

Такая процедура обращения взыскания на имущество налогоплательщиков в корне не соответствовала Конституции РФ и закрепленному в п. 3 ст. 35 принципу невозможности лишения кого-либо своего имущества иначе как по решению суда. Закрепляя этот принцип в своем основном законе, государство тем самым абсолютно каждому обладателю права частной собственности (которым может быть не только гражданин, но и юридическое лицо) гарантирует судебную защиту этого права.

Между тем признанием относительности этого права можно считать установление в п. 3 ст. 55 Конституции РФ условий, при которых гарантированные Конституцией РФ права и свободы, в том числе и право судебной защиты права частной собственности, могут быть ограничены. Однако как сама возможность таких ограничений, так и их характер определяются законодателем не произвольно, а в соответствии с Конституцией РФ. В частности, ограничения судебной защиты права частной собственности должны быть, во-первых, предусмотрены в федеральном законе, а во-вторых, продиктованы необходимостью защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны и безопасности государства.

Конституционный суд РФ не раз специально обращал внимание на необходимость наличия этих признаков (к примеру, в п. 2 постановления Конституционного Суда РФ от 17.12.96 N 20-П "По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона РФ от 24 июня 1993 г. N 5238-1 "О федеральных органах налоговой полиции", п. 3 постановления от 12.05.98 N 14-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений абзаца шестого статьи 6 и абзаца второго части первой статьи 7 Закона РФ "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" в связи с запросом Дмитровского районного суда Московской области и жалобами граждан").

Поскольку ограничение права на предварительную судебную защиту при решении вопроса об обращении взыскания на имущество юридических лиц явно не соответствует обозначенным выше конституционно значимым целям, обращению взыскания на имущество налогоплательщиков непременно должно предшествовать соответствующее решение суда общей юрисдикции либо арбитражного суда.

Тем не менее эта норма Конституции РФ долгое время имела декларативный характер по той причине, что рассматриваемые положения Конституции РФ якобы относятся только к правам и свободам частных лиц. В этой связи имущество налогоплательщиков - юридических лиц подвергалось принудительному изъятию в целях погашения образовавшихся недоимок без решения суда.

Указанное противоречие теории и практики было устранено принятием Закона об исполнительном производстве, в пунктах 1, 2 ст. 3 которого закреплена норма о том, что органами, осуществляющими принудительное исполнение судебных актов и актов иных органов на территории РФ, признаются специально создаваемые для этой цели службы судебных приставов, входящие в систему органов Минюста РФ.

Что касается иных органов, организаций, должностных лиц и граждан, выполняющих функции принудительного исполнения судебных актов и актов иных органов, то они в силу п. 2 ст. 5 Закона об исполнительном производстве вправе исполнять требования актов судов и других органов, но только в случаях, специально предусмотренных Федеральным законом, не становясь при этом органами принудительного исполнения (п. 3 ст. 5 Закона об исполнительном производстве).

Кроме того, в ст. 1 Закона четко сказано, что именно этим законодательным актом на территории РФ регулируются условия и порядок принудительного исполнения актов, как общих и арбитражных судов, так и иных органов, которым Закон предоставил право при осуществлении своих полномочий возлагать на граждан, организации или бюджеты обязанности по передаче другим гражданам, организациям или бюджетам денежных средств или иного имущества.

Таким образом, со вступлением в силу Закона об исполнительном производстве механизм обращения взыскания на имущество должников, в том числе и должников перед бюджетом и внебюджетными фондами, регулируется именно этим федеральным законодательным актом, и принудительное изъятие имущества налогоплательщиков для пополнения бюджета налоговыми платежами может производиться только службами судебных приставов либо уполномоченными на то федеральными законами иными органами.

Поскольку специального федерального закона, которым бы органам налоговой полиции предоставлялась возможность налагать административные аресты на имущество налогоплательщиков, в настоящее время нет (Закон РФ от 24.06.93 N 5238-1 "О федеральных органах налоговой полиции" не является федеральным), то можно сказать, что органы налоговой полиции не обладают законными полномочиями по осуществлению указанных выше мер принудительного изъятия имущества налогоплательщиков.

Для пояснения такого вывода напомним, что следует понимать под федеральным законом и в соответствии с какими критериями те или иные законы относятся к категории федеральных.

Федеральными законами считаются те акты нормотворческой деятельности высших органов законодательной власти, которые приняты после вступления в силу последней Конституции РФ (принята в результате всенародного голосования (референдума) 12 декабря 1993 г.). Иными словами, федеральными законами являются только те нормативные акты, которые прошли специально предусмотренную Конституцией РФ процедуру законотворчества: были приняты Государственной Думой, а также рассмотрены и одобрены Советом Федерации.

Справедливость такого понимания федерального закона доказывает толкование понятия "принятый федеральный закон", данное в постановлении Конституционного Суда РФ от 22.04.96 N 10-П "По делу о толковании отдельных положений статьи 107 Конституции РФ" в целях разрешения неопределенности в понимании ст. 107 Конституции РФ.

В п. 1 резолютивной части Постановления КС РФ сделал вывод о том, что под принятым федеральным законом по смыслу части 1 ст. 107 Конституции РФ понимаются:

- законы, принятые Государственной Думой и одобренные Советом Федерации в соответствии с частями 1-4 ст. 105 Конституции РФ;

- законы, повторно принятые Государственной Думой в соответствии с частью 5 ст. 107 Конституции РФ;

- законы, одобренные Государственной Думой и Советом Федерации в соответствии с частью 3 ст. 107 Конституции РФ.

Таким образом, толкование КС РФ подтверждает, что федеральным законом может считаться лишь тот нормативный акт, который прошел процедуру различных рассмотрений, согласований и принятий уполномоченными на то государственными органами, установленную Конституцией РФ. Соответственно законы, принятые до вступления в силу Конституции РФ без соблюдения введенного ею порядка процесса законотворчества, либо принятые позже, но без соблюдения необходимой процедуры, не могут считаться федеральными.

Относительно рассматриваемой темы, это означает, что с вступлением в силу Федеральных законов "Об исполнительном производстве" и "О судебных приставах" органы налоговой полиции фактически лишаются предоставленных им полномочий по наложению административных арестов на имущество налогоплательщиков, а налоговые органы - своего главного средства, при помощи которого они могут реализовать предоставленные им полномочия по обращению взыскания на имущество налогоплательщиков без решения судебных инстанций.

Несмотря на то что изначально теоретически предполагалось, что на так называемый переходный период (до завершения создания службы судебных приставов) во избежание возможной дезорганизации органам налоговой полиции будет предоставлено право продолжать осуществлять свои функции по аресту и реализации имущества должников, соответствующие корректировки Закона об исполнительном производстве до настоящего времени так и не были сделаны. Никакого иного федерального закона, который бы предусматривал случаи ареста имущества налогоплательщиков органами налоговой полиции, также нет.

Сложившаяся ситуация, естественно, не устроила налоговую службу, которая обратилась за разъяснениями по этому вопросу в Минюст РФ. В ответ на запрос Госналогслужбы РФ министерство выпустило письмо от 13.01.98 N 06-60, в котором изложило собственный подход к разрешению данной проблемы, а несколько позже в совместном с Федеральной службой налоговой полиции РФ письме от 26.12.97 N 06-07-10-97, от 18.02.98 N НК-507 еще раз подтвердило занятую позицию и сделало важные для решения данного вопроса выводы.

В частности, в указанных письмах говорилось о том, что поскольку в силу п. 3 ст. 25 Закона РФ "О судебных приставах" (далее - Закон о судебных приставах) окончательное формирование указанной службы должно быть завершено только к 1 января 2000 г., на этот период времени за органами налоговой полиции сохраняется право принудительного исполнения решений этих органов и органов государственной налоговой службы по фискальным взысканиям. При этом данное право распространяется только на взыскания в отношении юридических лиц. Иными словами, по мнению Минюста РФ, независимо от того, имеется в Законе соответствующая оговорка или нет, до окончательного формирования службы судебных приставов за органами налоговой полиции сохраняется право налагать аресты на имущество юридических лиц с последующей его реализацией для обеспечения поступления в бюджет налогов и других обязательных платежей.

Сразу отметим, что, на наш взгляд, высказанное Минюстом РФ мнение не имеет достаточных законных оснований.

Этот вывод подтверждают, в первую очередь, те обстоятельства, которые были изложены нами ранее. Вступление в силу Федеральных законов "Об исполнительном производстве" и "О судебных приставах" означало передачу прав арестовывать, изымать, передавать на хранение и реализовывать арестованное имущество по всем долгам предприятий и граждан, в том числе налоговым, в исключительную компетенцию судебных приставов. Права налоговой полиции по наложению административных арестов на имущество налогоплательщиков не подтверждены ни одним федеральным законом, а сам Закон об исполнительном производстве не содержит ни единой нормы, которая позволяла бы ей в какой-либо форме продолжать осуществление этих функций в ранее установленном порядке.

Так что в настоящее время указанные ведомства не имеют полномочий, предоставленных им законодательством, по обращению взыскания на имущество налогоплательщиков и не могут осуществлять предоставленные им ранее права без учета требований Закона об исполнительном производстве.

Кроме того, анализируя документы Минюста РФ, хотелось бы обратить внимание на своеобразный вывод, сделанный в конце одного из писем, в котором Минюст РФ указал, что "принятие названных законов не нарушает уже существующий порядок взыскания, осуществляемый органами налоговой полиции".

Учитывая, что указанное ведомство в рамках исполнения возложенных на него задач обеспечивает политику в сфере юстиции на государственном уровне в целом (см. п. 1 Положения о министерстве юстиции РФ, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 04.11.93 N 1187), логично предположить, что исходящие от него акты, в том числе и разъяснения, должны соответствовать требованиям юридической грамотности и обоснованности. По этой причине приведенное выше заключение Минюста РФ, по крайней мере, вызывает недоумение, так как в данном случае ему следовало бы не подтверждать соответствие федеральных законов существующему порядку обращения взыскания на имущество недоимщиков, а напротив, проверять соответствие этого порядка принятым федеральным законам.

В этой связи хочется надеяться, что ведомство понимало всю правовую несостоятельность подобных разъяснений и выпустило их исключительно для того, чтобы оправдать некомпетентность законодателя, который не только своевременно не предусмотрел порядок обращения взыскания на имущество налогоплательщиков в период формирования службы судебных приставов, но и ввел сложную процедуру изменения законодательных актов, не позволяющую оперативно реагировать на пробелы в законодательстве и исправлять выявленные упущения.

Тот факт, что подобные разъяснения существуют и ни один из высших органов судебной власти не опроверг их, приводит к тому, что налоговые органы и органы налоговой полиции при поддержке Минюста РФ имеют основания продолжать обращать взыскание на имущество должников во внесудебном порядке. Хотя ни в одном из писем не указано, каким порядком (установленным Временным положением или же предусмотренным Законом об исполнительном производстве) следует руководствоваться в этом случае.

Описываемая ситуация осложнилась тем, что 29.05.98 Президент РФ подписал указ N 604 "О мерах по обеспечению безусловного исполнения решений о взыскании задолженности по налогам, сборам и иным обязательным платежам", п. 1 которого предоставляет федеральным органам налоговой полиции право налагать административные аресты на имущество налогоплательщиков. Поскольку Указ фактически подверг корректировке всю систему исполнительного производства, которая была введена Законом об исполнительном производстве, нам хотелось бы более подробно и обстоятельно остановиться на основных положениях этого документа.


Права органов налоговой полиции: расширены или ограничены?


Согласно п. 1 Указа N 604, федеральным органам налоговой полиции предоставлено право впредь до формирования службы судебных приставов осуществлять меры, направленные на обеспечение взыскания задолженности по налогам, на основании решений судов, постановлений Правительства РФ и решений иных органов, имеющих право принимать такие решения в соответствии с федеральными законами.

Из данной нормы видно, что налоговая полиция получила легальное подтверждение своих полномочий и может теперь уже открыто продолжать налагать административные аресты на имущество налогоплательщиков-должников с целью его реализации и зачисления вырученных от продажи сумм в бюджет для погашения недоимок, штрафов и пеней.

Принимая подобное решение, Президент РФ, вероятно, имел благие намерения. Во-первых, было необходимо повысить собираемость налогов и других обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды (а для этой цели, как известно, допустимы все возможные и невозможные средства). Во-вторых, нужно было создать такую процедуру обращения взысканий на имущество налогоплательщиков, которая в незначительные сроки дала бы ощутимый эффект. В-третьих, было необходимо оказать воспитательное воздействие на тех должников, которые по каким-либо причинам не в состоянии рассчитаться со своими кредиторами. Наконец, в-четвертых, требовалось активизировать деятельность по обращению взысканий на имущество недоимщиков, поскольку создаваемые службы судебных приставов находятся под патронажем Минюста РФ и исполняют решения, главным образом, судов, а не иных ведомств.

Не исключено, что именно по этим причинам глава исполнительной власти посчитал целесообразным, не дожидаясь пока "раскачается" законодатель, вернуть налоговым полицейским полномочия, фактически утраченные ими со вступлением в силу Закона об исполнительном производстве и восполнить тем самым потери государственной казны.

Принимая во внимание тот факт, что решение было принято в экстремальных условиях и с целью защитить государственные интересы, все же нельзя не отметить, что даже такие шаги государственной власти должны иметь под собой законные основания. Между тем правомочность данного Указа весьма сомнительна. И мало того, что сложившаяся ситуация фактически затормозила процедуру обращения взыскания на имущество недоимщиков, - целый ряд формальных факторов не позволяет с уверенностью говорить о том, что органы налоговой полиции имеют законные основания осуществлять свои полномочия в том же порядке, в котором это происходило ранее.

Во-первых, уже в п. 1 Указа N 604 усматривается противоречие. В нем указывается, что федеральные органы налоговой полиции осуществляют меры, направленные на обеспечение взыскания задолженности по платежам в бюджет на основании решений судов, постановлений Правительства РФ, а также решений иных органов, имеющих право принимать такие решения в соответствии с федеральными законами. Между тем, как было отмечено выше, право принимать решения об обращении взыскания на имущество налогоплательщиков принадлежит налоговым органам в силу п. 1 ст. 13 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ", а также п. 9 ст. 7 Закона РСФСР "О Государственной налоговой службе РСФСР", которые не являются федеральными. В этой связи даже формальное прочтение п. 1 Указа N 604 не дает органам налоговой полиции законных оснований для наложения административных арестов на имущество налогоплательщиков.

Во-вторых, и это нами также уже отмечалось, для предоставления органам налоговой полиции полномочий по наложению административных арестов на имущество недоимщиков с целью его последующей реализации необходимо наличие соответствующей оговорки в Законе об исполнительном производстве либо другом федеральном законе (см. п. 2 ст. 5 Закона об исполнительном производстве).

В-третьих, законодательство об исполнительном производстве состоит из Закона об исполнительном производстве, Закона о судебных приставах и иных федеральных законов, регулирующих условия и порядок принудительного исполнения судебных актов и актов других органов. Принимать на основании и во исполнение указанных законов нормативные правовые акты по вопросам исполнительного производства может только Правительство РФ (п. 2 ст. 2 Закона об исполнительном производстве). Президент же в принципе не наделен полномочиями по изменению установленной Законом системы принудительного исполнения решений судов и актов иных органов.

Более того, в ст. 95 Закона об исполнительном производстве сказано, что Президент РФ, Правительство РФ и органы государственной власти субъектов РФ обязаны привести свои нормативные правовые акты в соответствие с настоящим Законом и принять нормативные правовые акты, обеспечивающие практическую реализацию именно его положений, а не разрабатывать собственные схемы обращения взысканий на имущество недоимщиков на период создания новой системы исполнительного производства.

В-четвертых, несмотря на то что служба судебных приставов находится в процессе формирования, основной законодательный акт, которым регулируется исполнительное производство на территории РФ, существует (имеется в виду Закон об исполнительном производстве) и именно им в первую очередь надлежит руководствоваться при обращении взыскания на имущество должников.

В-пятых, в ст. 25 Закона о судебных приставах указан не только окончательный срок завершения создания службы судебных приставов (1 января 2000 г.), но и определены дата начала функционирования департамента судебных приставов Минюста РФ, службы судебных приставов Управления военных судов, службы судебных приставов органов юстиции в составе субъектов РФ, а также подразделений судебных приставов в составе судебных приставов-исполнителей из действующих судебных исполнителей, а именно - с 1 января 1998 г., а также дата окончательного формирования подразделений судебных приставов в полном составе - 1 января 1999 г. Как показывает практика, эти службы уже активно создаются и постепенно активизируют деятельность по обращению взысканий на имущество налогоплательщиков.

Наконец, в-шестых, Закон об исполнительном производстве не отменял института судебных исполнителей, которые по-прежнему продолжают осуществлять возложенные на них обязанности, и при необходимости налоговые органы могут обратиться в суды для того чтобы взыскание на имущество налогоплательщиков было обращено через эти службы.

Таким образом, изложенные обстоятельства подтверждают, что Президент РФ вышел за пределы своих полномочий и предоставил органам налоговой полиции права, которые были ограничены Федеральными законами об исполнительном производстве и о судебных приставах в целях практической реализации гарантированного ст. 35 Конституции РФ права защиты частной собственности.


Обращение взыскания на имущество: Указ против Закона


Рассматривая следующее положение Указа N 604, напомним, что в п. 2 данного документа были описаны те конкретные правомочия федеральных органов налоговой полиции, которые им предоставляются для обращения взыскания на имущество налогоплательщиков.

В частности, органы налоговой полиции вправе:

1) обращать взыскание на имущество организаций, имеющих задолженность по налогам и иным обязательным платежам, в 3-дневный срок со дня вынесения решения о взыскании указанной задолженности;

2) производить административный арест имущества должников независимо от получения отметки банка, осуществляющего обслуживание расчетного (текущего) счета налогоплательщика, о недостаточности денежных средств должника.

Таким образом, предоставляя перечисленные выше полномочия, Президент РФ своим Указом устанавливает такой порядок наложения административных арестов на имущество налогоплательщиков, который не только значительно упрощает процедуру осуществления взыскания в бюджет, но и принципиально отличается от механизма, установленного Законом об исполнительном производстве, а также от действовавшего до него Временного положения.

Фактически же это совершенно особый механизм принудительного изъятия имущества налогоплательщиков, который не согласуется с положениями ни одного из указанных нормативных актов. И даже если принять во внимание позицию Минюста РФ в вопросе о том, что в переходный период органы налоговой полиции по-прежнему могут осуществлять полномочия по наложению административных арестов на имущество налогоплательщиков, то безоговорочно согласиться с тем, что порядок, сроки и условия совершения конкретных процедурных действий могут быть произвольными, вряд ли возможно.

Настаивать на том, что при обращении взыскания на имущество налогоплательщиков налоговые органы и органы налоговой полиции должны руководствоваться Законом об исполнительном производстве, вероятно, будет не правильным. Ведь установленные в данном Законе нормы адресуются органам исполнительного производства (судебным приставам), к которым налоговые органы не относятся.

Вероятность того, что в этом случае должен использоваться механизм, установленный Временным положением, также небольшая, поскольку, как мы помним, в силу п. 5 Указа N 199 действие Временного положения прекращается с момента принятия федеральных законов, регламентирующих порядок исполнения решений об обращении взыскания на имущество организаций, и внесения соответствующих изменений в ГПК РСФСР. Так как Федеральный закон об исполнительном производстве, регламентирующий в том числе и механизм исполнения решений об обращении взыскания на имущество должников, в настоящее время принят, Временное положение фактически утратило силу.

Всесторонний анализ тех полномочий, которые предоставлены органам налоговой полиции п. 2 Указа N 604, убеждает в следующем: данным нормативным актом фактически устанавливается совершенно особый порядок обращения взыскания на имущество налогоплательщиков, который не только полностью отличается от механизма, предложенного в Законе об исполнительном производстве и Временном положении, но и концептуально расходится с требованиями, содержащимися в других законодательных актах.

Процедура обращения взыскания на имущество должника, предусмотренная как ст. 6 Закона об исполнительном производстве, так и п. 3 Временного положения, предваряется тем, что взыскатель либо лицо, осуществляющее взыскание, направляет в банк, обслуживающий расчетный (текущий) счет должника, исполнительный документ. В свою очередь, банк может исполнить содержащиеся в нем требования, т.е. взыскать с должника необходимые денежные средства, либо по причине отсутствия денег не исполнить их. В последнем случае банк должен поставить отметку о полном или частичном неисполнении требований взыскателя в связи с отсутствием средств на счете должника.

Непосредственное же обращение взыскания на имущество должника начинается только после получения взыскателем платежного документа с такой отметкой.

Смысл указанной отметки состоит в том, что она служит доказательством соблюдения лицом, осуществляющим взыскание, установленного порядка обращения взыскания на имущество организаций, поскольку, согласно п. 1 ст. 13 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ", обращение взыскания на имущество налогоплательщиков осуществляется только при недостаточности их доходов для погашения недоимки. Соответственно отсутствие такого доказательства означает, что лицо, осуществляющее взыскание, не вправе обратить его на имущество должника.

Между тем п. 2 Указа N 604 налоговой полиции предоставляется возможность налагать административные аресты на имущество налогоплательщиков, не дожидаясь отметки банка о недостаточности денежных средств на счете должника.

Как отмечалось выше, это требование существенно нарушает права налогоплательщиков, поскольку, в силу п. 1 ст. 13 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ" обращение взыскания на имущество налогоплательщиков осуществляется только при недостаточности денежных средств на их счетах. До того момента, пока орган, осуществляющий взыскание, не убедится в нехватке у плательщика денежных средств для погашения долга перед бюджетом, налогоплательщик не может быть ограничен в правах в отношении пользования и распоряжения своим имуществом (напомним, что именно эти последствия ожидают тех плательщиков, которые не в состоянии рассчитаться с бюджетом деньгами, - см. п. 5 Положения о порядке обращения взыскания недоимок по налогам и другим обязательным платежам, уплачиваемым юридическими лицами в бюджет и государственные внебюджетные фонды, на их имущество в случае отсутствия денежных средств на счетах в банках.

Далее. В п. 2 Указа налоговой полиции дано распоряжение осуществлять обращение взыскания на имущество предприятий не в двухмесячный (как установлено в п. 1 ст. 13 Закона об исполнительном производстве и п. 15 Временного положения), а в трехдневный срок со дня вынесения решения о взыскании указанной задолженности. В таких условиях налогоплательщик практически лишается времени для того чтобы изыскать возможности и погасить долги перед бюджетом за счет иных средств, не вовлекая необходимое ему имущество в процедуру реализации.

Таким образом, если допустить, что Президент РФ мог изменить основные положения другого нормативного акта, утвержденного им же (хотя срок действия Временного положения был им ограничен принятием Федерального закона), нельзя не признать, что принятые меры не только ущемляют права налогоплательщиков, но и противоречат Закону РФ "Об основах налоговой системы в РФ", и более того, ст. 90 Конституции РФ, согласно которой указы и распоряжения Президента РФ не должны противоречить федеральным законам.


Следует ли принимать в расчет ограничения на бесспорное взыскание недоимок?


Еще один момент, тесно связанный с рассматриваемой проблемой, - вопрос о необходимости принимать во внимание при обращении взыскания на имущество налогоплательщиков постановление Конституционного Суда РФ от 17.12.96 N 20-П "По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона РФ от 24 июня 1993 г. "О федеральных органах налоговой полиции". Ни в Указе N 604, ни в Постановлении Правительства РФ N 516 этот вопрос не затрагивается.

Напомним, что п. 2 резолютивной части указанного Постановления КС РФ было признано неконституционным право органов налоговой полиции производить взыскание сумм штрафов, а также всей суммы сокрытого или заниженного дохода (прибыли) с юридических лиц в бесспорном порядке без их согласия.

Что же касается бесспорного списания недоимок и пеней, взыскиваемых за задержку уплаты налога в бюджет, то в силу п. 1 Постановления КС РФ оно соответствует Конституции РФ.

С учетом определения КС РФ от 06.11.97 N 111-0 "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса арбитражного суда Архангельской области о проверке конституционности положения ст. 13 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. "Об основах налоговой системы в РФ", сказанное в равной степени относится как к органам налоговой полиции, так и к налоговым органам.

Документы КС РФ Госналогслужбой РФ были приняты во внимание и доведены до сведения нижестоящих инспекций в письмах от 24.11.97 N ВК-6-18/824, от 08.01.98 N ВП-6-11/4 и др. На этом основании налоговые органы прекратили производить бесспорное списание с юридических лиц сумм штрафов и иных финансовых санкций.

Поскольку Указ N 604 признает за федеральными органами налоговой полиции право обращать взыскание на имущество налогоплательщиков во внесудебном порядке, то оно, будучи непосредственно связанным с возможностью безакцептного взыскания (см. п. 1 письма ВАС РФ от 23.11.92 N С-13/ОП-329 "О практике разрешения споров, связанных с применением налогового законодательства", а также письмо ВАС РФ от 01.08.94 N 03-33 "О порядке обращения взыскания по налогам и другим обязательным платежам, уплачиваемым юридическими лицами в бюджет и государственные внебюджетные фонды, на их имущество в случае отсутствия денежных средств на счетах в банках"), может быть осуществлено также для погашения недоимок и пеней, начисленных за несвоевременное перечисление налогов в бюджет.

Соответственно обращать взыскания на имущество недоимщиков с целью поступления в бюджет сумм штрафов и иных финансовых санкций (кроме пеней) неправомерно.

К сожалению, в Указе N 604 эта проблема в принципе не затрагивается, что создает еще одну проблему, связанную с его практическим применением, и вызывает сомнение в его правовой серьезности.


Права требования как объекты имущества, на которое может быть обращено взыскание


Итак, Указом N 604 органам налоговой полиции предоставлены все возможности для того чтобы без лишней волокиты пополнить доходы бюджета за счет имущества налогоплательщиков. Однако этим предпринятые исполнительной властью "дополнительные меры по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организаций" не ограничены.

Указ только определил конкретных субъектов, которые будут заниматься обращением взыскания на имущество налогоплательщиков, а также утвердил механизм их "безусловной" деятельности. Правительство же в своем Постановлении обратило внимание на те объекты имущества налогоплательщиков, за счет которых продуманная в Указе N 604 схема сможет быть реализована наиболее эффективным образом.

В п. 1 Постановления Правительства РФ установлено, что при определении очередности обращения взыскания на имущество предприятий-должников права требования, принадлежащие должникам как кредиторам по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров (выполненных работ, оказанных услуг) учитываются в составе первой очереди имущества должников, подлежащего аресту и реализации.

Такой вывод, по всей видимости, следует из ст. 128 ГК РФ, согласно которой имущественные права являются одним из видов имущества, относящегося к объектам гражданских прав. А поскольку в силу п. 1 ст. 56 ГК РФ юридические лица отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом, то такой вид имущества, как права требования, также должны приниматься в расчет при обращении взысканий на имущество должника.

С этим выводом Правительства РФ вряд ли можно спорить, поскольку как формально, так и теоретически в гражданском праве термин "имущество" используется не только для обозначения конкретных вещей, но и для определения совокупности имущественных прав и обязанностей субъекта. Следовательно, в состав имущества в строгом смысле слова входят как принадлежащие лицу вещи, так и права требования, которые в совокупности составляют его активы.

Что же касается очередности наложения ареста на имущество организации-должника, то она установлена ст. 59 Закона об исполнительном производстве (ранее она определялась п. 8 Временного положения и принципиально не отличается от очередности, установленной в Законе).

Согласно ст. 59 Закона об исполнительном производстве, арест и реализация имущества должника-организации осуществляются в следующем порядке. В первую очередь взыскание обращается на имущество, непосредственно не участвующее в производстве, во вторую - на готовую продукцию (товары) и иные материальные ценности, также непосредственно не участвующие в производстве и не предназначенные для этого. Наконец, в третью очередь взыскание обращается на объекты недвижимости, а также сырье, материалы, станки, оборудование, другие основные средства, предназначенные для непосредственного участия в производстве.

Такой порядок наложения ареста на имущество обусловлен, очевидно, тем, что он позволяет только в критических случаях обращать взыскания кредиторов на основные производственные фонды должника. Лишение предприятия активов, которые в его непосредственной производственной деятельности не участвуют и не связаны с ней, не может причинить должнику ощутимый вред.

Формальное прочтение указанных положений Закона об исполнительном производстве не дает аргументов в пользу позиции, при которой права требования предприятий не могут быть отнесены к имуществу, арест и реализация которого производятся в первую очередь.

Во-первых, в указанных статьях речь идет именно об имуществе, а не о вещах, а имущественные права (права требования), как мы могли убедиться, являются разновидностью имущества.

Во-вторых, перечень видов имущества, на которое распространяется взыскание, является открытым, т.е. он не исчерпывается видами, перечисленными в ст. 59 Закона об исполнительном производстве.

Вывод о том, что дебиторская задолженность подлежит аресту и реализации в составе имущества первой очереди представляется вполне объективным и логичным. Просто долгое время никто не обращал внимания на то, что в активах предприятий имеются такие достаточно высоколиквидные активы, как долги, которые это предприятие по каким-то причинам не взыскало со своих контрагентов либо затрудняется взыскать. Анализ статистических данных показал, что хотя ликвидность дебиторской задолженности составляет далеко не все 100%, она существенно превышает ликвидность основных производственных фондов предприятий.

Кроме того, поскольку дебиторская задолженность не участвует в основном производственном процессе, при обращении на нее взыскания предприятию-должнику не будет нанесено такого серьезного ущерба, какой возможен в случае, если взыскание будет обращено на его основные производственные фонды.


Ограничения, налагаемые на плательщиков при аресте прав требования


Согласно п. 2 Постановления Правительства РФ, при наложении ареста на дебиторскую задолженность должника ему объявляется запрет на совершение любых действий, приводящих к изменению либо прекращению прав требования по соответствующим обязательствам, а равно на передачу соответствующих прав требований третьим лицам.

В данном случае, по всей вероятности, речь идет о предусмотренных действующим гражданским законодательством способах прекращения обязательств и перемены лиц в них, а также случаях изменения и расторжения договоров, оформляющих эти обязательства. Напомним, что обязательство может быть прекращено не только его исполнением, но и отступным, прощением долга, уступкой требования, новацией, зачетом (гл. 26 ГК РФ). Перемена лиц в обязательстве осуществляется путем перехода прав кредитора к другому лицу либо переводом долга (гл. 24 ГК РФ). Наконец, по соглашению сторон любой договор может быть изменен либо расторгнут, что в одном случае будет означать изменение обязательств, а в другом - их прекращение (гл. 29 ГК РФ).

Устанавливая подобный запрет на распоряжение имущественными правами, на которые может быть обращено взыскание, Правительство РФ не внесло особых корректив в действующую систему ограничений.

В соответствии с п. 2 ст. 51 Закона об исполнительном производстве арест имущества должника (являющийся процедурной частью обращения взыскания на имущество - см. п. 1 ст. 46 Закона об исполнительном производстве) состоит из описи имущества, объявления запрета распоряжаться им, а при необходимости - ограничения права пользования имуществом, его изъятия или передачи на хранение.

Указанные меры предпринимаются для того чтобы обеспечить сохранность имущества, на которое будет обращаться взыскание. При этом если запрет на распоряжение имуществом обеспечивает наличие его в собственности (хозяйственном ведении, оперативном управлении) должника в принципе, то ограничения в пользовании имуществом призваны сохранить его в том виде и качестве, которое оно имело на момент наложения ареста. Запрет на распоряжение имуществом объявляется во всех случаях, а ограничение на пользование им устанавливается только при необходимости. Виды, объемы и сроки ограничений определяются в каждом конкретном случае с учетом свойств имущества, значимости его для собственника или владельца, хозяйственного, бытового и иного использования и других факторов (п. 2 ст. 51 Закона об исполнительном производстве).

Поскольку под имуществом понимаются не только материальные вещи, но и имущественные права, можно сделать вывод о том, что установленный Законом об исполнительном производстве запрет на распоряжение имуществом в равной степени относится как к вещам, так и к правам требования.

Однако для этого первоначально необходимо наложить арест на соответствующее имущество должника. В п. 2 Постановления Правительства РФ содержится соответствующая оговорка, поэтому положение об ограничении налогоплательщика в распоряжении имеющимися у него правами требования вполне логично. Правда, не совсем ясно, каким образом пользование имущественными правами может привести к ухудшению их качества. Поэтому установление ограничений в данном случае не имеет такого практического значения, как при распоряжении вещами.

Изложенные обстоятельства в совокупности позволяются сделать следующий вывод.

Установление лицом, осуществляющим взыскание, запрета или ограничения на распоряжение и пользование находящимся под арестом имуществом, подкрепленное соответствующей мерой ответственности (см. п. 3 ст. 51 Закона об исполнительном производстве), означает что должник, в случае описи имеющихся у него долгов дебиторов изначально не вправе распоряжаться ими и осуществлять какие-либо действия, которые могут привести к изменению либо прекращению прав требований, а равно их передачу третьим лицам. Это происходит независимо от того, содержатся требования о распоряжении имущественными правами в специальном нормативном акте (в данном случае в Постановлении Правительства РФ) или нет.

В подобных условиях необходим конкретный механизм, позволяющий арестовать дебиторскую задолженность. Однако в самом Постановлении он отсутствует, а поручение о его разработке только дано Минюсту РФ, который по согласованию с Федеральной службой России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению и Федеральной службой налоговой полиции РФ в месячный срок обязан его утвердить (п. 4 Постановления Правительства РФ).


Объем прав, предъявляемых дебитору недоимщика, после их реализации


В соответствии с п. 3 Постановления Правительства РФ права требования, реализованные в процессе обращения взыскания на имущество должника, могут быть предъявлены дебитору должника в том объеме, в котором они были приобретены. При отражении результатов реализации прав требования в бухгалтерском учете недоимщика дебиторская задолженность учитывается в соответствии с той стоимостью, по которой она была реализована.

К сожалению, из-за нечеткости формулирования первой части данного пункта Постановления можно по-разному понять содержащиеся в нем предписания.

С одной стороны, соблюдено соответствие положениям ст. 384 ГК РФ, согласно которой право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода этого права (если иное не предусмотрено законом или договором).

Иными словами, новый кредитор, приобретший на комиссионных началах дебиторскую задолженность, независимо от стоимости ее приобретения может обратиться к дебитору за ее погашением только в том объеме, который имеется у дебитора перед первоначальным кредитором (недоимщиком). Однако необходимо учитывать также и то, какой объем прав новый кредитор приобрел на торгах. Таким образом, требования нового кредитора ограничиваются как объемом приобретенных, так и объемом имеющихся обязательств должника, что вполне соответствует ст. 384 ГК РФ.

С другой стороны, нечеткость формулировки п. 3 Постановления Правительства РФ позволяет истолковать ее и таким образом, что в данном случае ключевое значение имеет не объем приобретенных прав, а стоимость, по которой они были приобретены новым кредитором. Иными словами, размер долга дебитора предприятия-недоимщика ставится в прямую зависимость от цены, по которой этот долг приобретен новым кредитором.

Такое толкование нормы указанного Постановления приводит к совершенно абсурдным последствиям. Так, если новый кредитор приобретет право требования по цене ниже суммы долга, то он лишается возможности реализовать свои права, предоставленные ему ст. 384 ГК РФ, и истребовать от должника действительную сумму его долга и получить тем самым материальную выгоду. Если же новый кредитор приобретает право требования по цене, превышающей сумму дебиторской задолженности (что бывает крайне редко, поскольку в этом случае покупатель долгов вместо получения выгоды несет убытки), и именно по этой цене истребует ее погашения от дебитора, то тогда нарушаются права дебитора, который обязан как перед первоначальным, так и перед новым кредитором только в той сумме, которая существовала к моменту передачи дебиторской задолженности.

На наш взгляд, толкование нормы п. 3 Постановления Правительства РФ должно происходить исключительно с учетом ст. 384 ГК РФ, и в первой части п. 3 Постановления Правительства РФ может идти речь только об объеме передаваемых новому кредитору прав, но никак не о стоимости их приобретения.

В данной связи возникает принципиальный вопрос о том, распространяются ли вообще на случаи такой своеобразной уступки прав требования все остальные правила § 1 гл. 24 ГК РФ. В частности, должна ли соблюдаться установленная ст. 389 ГК РФ форма уступки требования, может ли должник выдвинуть против нового кредитора какие-либо возражения на основании ст. 836 ГК РФ, наконец, несет ли первоначальный кредитор какую-либо ответственность за недействительность переданного требования в соответствии со ст. 390 ГК РФ. Эти вопросы остаются открытыми и также требуют детального рассмотрения.

Вторая часть п. 3 Постановления Правительства РФ, в котором говорится о том, что при отражении результатов реализации прав требования в бухгалтерском учете недоимщика дебиторская задолженность учитывается в соответствии со стоимостью ее реализации, фактически означает, что так же как и в случае уступки требования по договору, долги дебитора должны быть включены в состав имущества предприятия-должника и по фактической цене их продажи списаны с баланса через соответствующие счета реализации.

Если права окажутся приобретенными по цене ниже суммы дебиторской задолженности, то у должника на сумму разницы образуется убыток от реализации. В противном случае у него возникает прибыль. При этом как в первом, так и во втором случае недоимщик обязан уплатить ряд налоговых платежей, в частности налог на прибыль и НДС. Налогообложение операций по уступке прав требования составляет совершенно особую налоговую проблему и рассматривать ее в контексте данной статьи кратко, без детального изучения ее различных аспектов, не целесообразно.


Выводы


Насколько могли убедиться читатели, принятые Президентом РФ и Правительством РФ нормативные акты содержат довольно спорные предписания относительно даже не столько порядка обращения взысканий на имущество налогоплательщиков, сколько самих полномочий федеральных органов налоговой полиции по наложению административных арестов на имущество налогоплательщиков в целях обеспечения поступления в бюджет сумм налогов, штрафов и пеней.

Однако при всем очевидном несоответствии этих правовых актов Конституции РФ и федеральным законам, ни один из высших органов судебной власти РФ до настоящего времени не выразил своего отношения к ним. О причинах такой реакции гадать не будем, напомним только, какие действия налогоплательщики могут предпринять в данной ситуации самостоятельно, чтобы, с одной стороны, привлечь внимание компетентных органов к возникшим противоречиям, а с другой - защитить свои нарушенные права и интересы, поскольку в силу п. 2 ст. 46 Конституции РФ решения органов государственной власти могут быть обжалованы в суд. При этом следует особо учитывать, что признание недействительными актов государственных органов, а также неприменение судами этих актов в случае их противоречия закону отнесены ст. 12 ГК РФ к способам защиты гражданских прав.

Во-первых, существует возможность обратиться в Конституционный Суд РФ, который в силу п. 2 ст. 125 Конституции РФ и п. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона от 21.07.94 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде РФ" наделен полномочиями по разрешению дел о соответствии Конституции РФ нормативных актов Президента РФ. В этом случае необходимо иметь в виду, что жалоба на нарушение конституционных прав и свобод допустима, если, во-первых, закон затрагивает конституционные права и свободы граждан, а во-вторых, закон применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде либо ином органе, применяющем закон (статьи 96, 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ").

Во-вторых, можно обратиться с заявлением в прокуратуру. В том случае, если прокурор согласится с изложенными в заявлении аргументами и усмотрит в принятых нормативных актах их противоречие закону, то он, руководствуясь п. 1 ст. 21, п. 3 ст. 22 Закона РФ от 17.01.92 N 2202-1 "О прокуратуре РФ", вправе обратиться с протестом либо непосредственно к органу, издавшему нормативный акт, либо в суд общей юрисдикции.

При этом следует признать, что эти способы защиты гражданских прав используются заинтересованными лицами довольно редко и неохотно. Главный их недостаток состоит в том, что закон не предоставляет возможности напрямую обратиться в судебный орган с иском о признании недействительным нормативного акта какого-либо государственного органа. Скорее всего, даже при наличии такой возможности налогоплательщики вряд ли стали бы вступать в тяжбу с органом, который не только занимает совершенно особое положение среди всех остальных высших органов государственной власти, но и в силу п. 2 ст. 80 Конституции РФ выступает главным гарантом соблюдения свобод человека и гражданина.

Между тем все-таки обратим внимание на статью Конституции РФ, позволяющую судам как общей юрисдикции, так и арбитражным, реагировать в процессе осуществления своей правоприменительной деятельности на несоответствия актов государственных и иных органов законам. В частности, в силу п. 2 ст. 120 Конституции РФ суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом. Аналогичная норма содержится также в п. 3 ст. 5 Федерального конституционного закона от 21.12.97 N 1-ФКЗ "О судебной системе РФ" и п. 2 ст. 11 АПК РФ.

Таким образом, суды, рассматривая дела о нарушениях прав налогоплательщиков в связи с обращением взыскания на их имущество в порядке, установленном Указом Президента РФ и Постановлением Правительства РФ, при обнаружении несоответствия содержащихся в этих нормативных актах предписаний нормам законов, обладающих более высокой юридической силой, вправе не принимать их во внимание и выносить решения, основываясь только на законе.

Подводя итог изложенному в данной статье, к сожалению, приходится констатировать, что реформа российской системы принудительного исполнения решений судов и иных органов, в рамках которой была сделана попытка коренным образом изменить в том числе и стоящий вне закона механизм обращения взысканий на имущество должников, оказалась в непосредственной зависимости от финансовых интересов государства, которым, как и прежде, был отдан приоритет.


Ю. Камфер

Выпуск 15, август 1998 г.


Предлагаемый материал содержится в электронной версии Финансово-правового абонемента "Предпринимательская практика: вопрос-ответ".

Начиная с N 7 за 2003 год журнал (финансово-правовой абонемент) "АКДИ Экономика и жизнь" выходит под измененным названием: "Новая бухгалтерия".

Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.