Восстановление социальной справедливости - цель уголовного наказания и уголовно-исполнительного Кодекса РФ (Ткачевский Ю.М., "Вестник Московского университета", Серия 11, Право, 1998, N 6)

Восстановление социальной справедливости - цель
уголовного наказания и уголовно-исполнительного Кодекса РФ


После принятия в 1996 г. Уголовного кодекса РФ (УК РФ) и Уголовно-исполнительного кодекса РФ (УИК РФ) возник ряд проблем, связанных с их соотношением. В частности, особую остроту в юридической литературе приобрела проблема целей уголовного наказания, определенных в ч. 2 ст. 43 УК РФ, и их интерпретации в ст. 1 УИК РФ.

Согласно ч. 1 ст.43 УК РФ, уголовное наказание является мерой государственного принуждения, назначаемой по приговору суда признанному виновным в совершении преступления лицу, и представляет собой предусмотренные УК РФ лишения или ограничения прав и свобод осужденного. Из приведенных предписаний закона следует, что суть любого наказания заключается в покарании осужденного - в лишении или ограничении его определенных прав и свобод. Одновременно уголовное "наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений" (ч. 2 ст.43 УК РФ).

В соответствии со ст.1 УИК РФ целями уголовно-исполнительного законодательства являются исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами. Для достижения этих целей уголовно-исполнительное законодательство устанавливает порядок и условия исполнения и отбывания наказания, определяет средства исправления осужденных, предусматривает охрану их прав и законных интересов, оказание осужденным помощи в социальной адаптации (ч. 2 ст.1 УИК РФ).

Как видим, соотношение функций уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, их субординации в УК РФ и УИК РФ определены с исчерпывающей четкостью. УК РФ по отношению к УИК РФ имеет базовое значение*(1). Иначе говоря, уголовное право - фундаментальная отрасль права, а уголовно-исполнительное - специальная*(2).

Уголовное право существует с незапамятных времен, а уголовно-исполнительное (пенитенциарное, тюремное, исправительно-трудовое) выделилось из него относительно недавно. Только в 1890 г. на Международном тюремном конгрессе, состоявшемся в Петербурге, по предложению проф. И.Я.Фойницкого было принято решение о введении в юридических учебных заведениях чтения курса тюремного права, который уже изучался в России.

Сопоставление рассматриваемых норм УК РФ и УИК РФ показывает, что в последнем восстановление социальной справедливости в качестве цели исполнения наказания не предусмотрено. О ней в УИК РФ - ни слова. Кстати, и в обстоятельном учебнике по уголовно-исполнительному праву в разделе о целях уголовно-исполнительного законодательства проблема восстановления социальной справедливости в процессе исполнения наказания необоснованно обойдена вниманием*(3).

Обычно в исследованиях по уголовно-исполнительному праву это объясняется тем, что цель восстановления социальной справедливости "в большей мере относится к применению наказания в стадии его назначения либо отсрочки, как например, в отношении беременных женщин или женщин, имеющих малолетних детей (ст. 82 УК РФ). Именно на этих стадиях правоприменительного процесса идет речь о выборе вида наказания, его размере либо о применении гуманного акта (как это имеет место при отсрочке), раскрывающих понятие сущности социальной справедливости"*(4).

Действительно, при условном осуждении, отсрочке применения наказания восстановление социальной справедливости завершается в основном, но не полностью, актом осуждения виновного лица. Что же касается лиц, осужденных безусловно, то восстановление социальной справедливости немыслимо без реального исполнения назначенного им судом наказания, без реализации его карательной сути. Однако авторы рассматриваемого учебника делают акцент на ином. Они полагают, как отметил А. Зубков, что "на стадии исполнения наказания данная цель подразумевается при реализации в уголовно-исполнительном законодательстве таких принципов, как гуманизм, равенство осужденных перед законом, рациональное применение средств принуждения, средств исправления осужденных и стимулирование их правопослушного поведения. Последовательное выполнение именно этих принципов в уголовно-исполнительном законодательстве и практике его применения как раз и обеспечивает фактическую реализацию восстановления социальной справедливости таким опосредованным путем"*(5).

Указанные принципы уголовно-исполнительного законодательства имеют иную целенаправленность. Они призваны обеспечивать гуманное отношение к осужденному, гарантировать его права и законные интересы, способствовать реализации исправительного воздействия наказания. В перечисленном, несомненно, заинтересованы государство и общество, но возвращение обществу исправленного человека - это только часть восстановления социальной справедливости. Ведь в ст. 43 УК РФ исправление осужденного выделено в специальную цель помимо цели восстановления социальной справедливости. Да и в ст. 1 УИК РФ исправление осужденного предусмотрено в качестве отдельной цели исполнения уголовного наказания. Следовательно, сведение восстановления социальной справедливости к осуждению виновного лица и к его исправлению не обосновано. Поэтому прав А.Зубков, полагающий, что "говорить о подчинении цели исправления другой - цели восстановления социальной справедливости - вряд ли будет правильно, так как законодатель не ранжирует цели по значимости"*(6). И кстати, о каком восстановлении социальной справедливости можно говорить в тех случаях, когда осужденный не исправился?! В своей основе достижение названной цели не зависит от воли осужденного. Она реализуется в порядке уголовно-правового принуждения - исполнения (отбывания) наказания.

Не менее категорично, чем в упомянутом учебнике, отрицается необходимость регламентации в уголовно-исполнительном законодательстве достижения цели восстановления социальной справедливости и в "Комментарии к УИК РФ" под редакцией П.Г.Мищенкова (М., 1997. С. 14-15). Авторы Комментария исходят из того, что цели наказания, определенные в УК РФ, и цели уголовно-исполнительного законодательства имеют различия. Именно поэтому, по их мнению, в частности, в ч. 1 ст. 1 УИК РФ отсутствует цель восстановления социальной справедливости: она достигается в процессе вынесения приговора. Как видим, авторы ранее цитированного учебника и названного Комментария при решении рассматриваемого вопроса единодушны. В качестве доказательства обоснованности данной точки зрения в Комментарии делается ссылка на ст. 6 УК РФ, регламентирующую принцип справедливости. Но указанный принцип имеет отношение к проблеме назначения осужденному наказания и иных мер уголовно-правового характера, соответствующих характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. К тому же, согласно принципу справедливости, никто не может нести ответственность дважды за одно и то же преступление.

Определение судом справедливого наказания - это только начальный этап восстановления социальной справедливости, необходимая предпосылка к ее основной реализации в процессе исполнения наказания.

Отметим попутно: в ст. 8 УИК РФ принцип справедливости исполнения уголовного наказания отсутствует, что следует отнести к пробелу закона. Если УК РФ определяет принцип справедливости назначения наказания, то УИК РФ обязан предписать принцип справедливости его исполнения, справедливой реализации карательного содержания наказания. Несомненно, что принцип справедливости исполнения наказания вытекает из ряда норм УИК РФ. Но было бы желательно включить его в перечень принципов ст. 8 УИК РФ.

Вместе с тем нельзя смешивать принцип справедливости исполнения наказания с одной из целей такой деятельности - с восстановлением социальной справедливости. Данные категории принципиально разноплановы. Термин "справедливость" в приведенных вариантах несет различную смысловую нагрузку. Принципы - это основные положения, идеи, лежащие в основе социальных явлений. В основу каждой отрасли права или закона положены определенные принципы. Цель же представляет собой тот результат, который определен в законе, например, восстановление социальной справедливости в процессе исполнения наказания.

Некоторые сторонники обоснованности невключения цели восстановления социальной справедливости в уголовно-исполнительное законодательство объясняют свою позицию тем, что это сделано для реализации принципа гуманизма исполнения наказания (ст. 8 УИК РФ). Они полагают, что включение в ч. 1 ст. 1 УИК РФ цели восстановления социальной справедливости приведет к ужесточению карательного содержания наказания. Подобный вывод неубедителен. Карательное содержание наказания остается неизменным вне зависимости от того, будет или не будет включена указанная цель в перечень целей исполнения наказания. Карательное содержание наказания определяется в порядке реализации предписаний ч. 1 ст. 43 УК РФ в нормах, регламентирующих условия и порядок исполнения отбывания наказания (режим) УИК РФ. Такие нормы в зависимости от вида наказания устанавливают предусмотренные ст. 44 УК РФ лишения или ограничения прав и свобод осужденного. Отметим, что данное предписание УК РФ неточно, ибо ряд лишений и ограничений прав и свобод устанавливается УИК РФ. К примеру, в УК РФ нет указаний на то, чем, например, отличаются правоограничения осужденных, отбывающих тюремное заключение, от правоограничений, применяемых к осужденным в колонии общего режима. Различия же эти весьма значительны. Да и само содержание лишения свободы определено не в УК РФ, а в УИК РФ, в ст. 82 которого даны основные параметры лишения свободы (охрана и изоляция осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей и т.п.). Дифференциация содержания исполнения лишения свободы предусмотрена и в иных статьях УИК РФ (ст. 121, 123, 125 и др.). Следовательно, умолчав в УИК РФ о восстановлении социальной справедливости при исполнении наказаний, законодатель проигнорировал предписания ч. 1. ст. 43 УК РФ и содержание ряда норм УИК РФ. В закон не следует допускать лицемерия.

Восстановления социальной справедливости как цели уголовного наказания в послереволюционной России не предусматривалось. Впервые эта цель введена в ч. 2 ст. 43 УК РФ 1996 г., что в немалой степени затруднило решение и без того спорного вопроса о целях уголовного наказания. Наказание назначается за совершение преступления - деятельности, осуществленной в прошлом, а цели, поставленные перед ним, ориентированы на будущее: восстановление социальной справедливости, исправление осужденного, достижение частной и общей превенции.

Не вдаваясь в тонкости дискуссии о целях уголовного наказания, остановимся лишь на отдельных аспектах указанной проблемы.

В юридической литературе господствует мнение о том, что при осуждении лица к реальному исполнению наказания социальная справедливость реализуется в основном в процессе его исполнения. Однако при этом иногда занижаются или завышаются возможности уголовного наказания. Например, отмечается, что "преступление нарушает социальную справедливость, так как оно ущемляет права потерпевших (личности, общества или государства), наносит материальный или моральный ущерб. Назначенное судом наказание в общественном сознании рассматривается как средство восстановления социальной справедливости"*(7). На наш взгляд, данное утверждение сужает содержание рассматриваемой цели наказания. Во всяком случае оно не учитывает самосознания конкретных лиц, пострадавших от преступления, а также причинения им морального и материального вреда.

Восстановление социальной справедливости, считают некоторые юристы, помимо воздействия на общественное сознание предполагает "возможно полное и адекватное восстановление нарушенных преступлением интересов личности, общества, государства. Оно находит выражение в ресоциализации осужденного, т.е. в его адаптации к обществу посредством исправительного воздействия наказания, делающего его нерецидивистом"*(8). Представляется, что в приведенном высказывании переоценивается способность уголовного наказания к "возможно полному и адекватному" восстановлению нарушенных преступлением интересов личности, общества и государства. Если преступлением причинен материальный ущерб, то он возмещается в порядке гражданского судопроизводства или же при рассмотрении гражданского иска в уголовном судопроизводстве.

Между тем прав Г.Н.Борзенков, отмечающий, что "исковая форма сатисфакции не в полной мере отвечает задаче усиления уголовно-правовой охраны интересов потерпевших от имущественных преступлений. Эта форма предполагает, что бремя доказывания факта причинения вреда и его размера ложится на потерпевшего - гражданского истца"*(9).

В части 4 ст. 86 УПК РСФСР предусмотрена возможность возвращения потерпевшему имущества, изъятого у похитителя в качестве вещественного доказательства. Было бы желательно решить данный вопрос в уголовном законе. Тем более что до принятия действующего ныне УК РФ предлагалось включить в него следующее положение: "Лицо, совершившее хищение, независимо от назначенного ему наказания обязано возвратить похищенное либо полностью возместить собственнику причиненный ущерб"*(10). В этой связи следует обратить внимание на решение рассматриваемого вопроса в ст. 136 УК Испании, в которой определено, что снятие судимости осуществляется, как правило, после погашения осужденным материального вреда, причиненного преступлением.

Представляется необходимым учесть в отечественном уголовном законодательстве и зарубежный опыт регламентации возмещения причиненного преступлением вреда.

Например, обратимся к УК Испании; в нем можно найти помимо предписаний о связи процедуры снятия судимости с погашением виновным причиненного вреда еще несколько положений по интересующей нас проблеме. Так, возмещение ущерба, причиненного преступлением, может состоять в обязанности осужденного передать, сдать или сделать то, что устанавливают суд или трибунал в соответствии с характером причиненного преступлением ущерба и личными обстоятельствами виновного, за его счет или им самим (ст. 112). В ст. 113 этого Кодекса установлено следующее правило: компенсация материального или морального ущерба (вреда) означает возмещение не только вреда, причиненного потерпевшему, но и соответствующего ущерба, нанесенного его родственникам и третьим лицам. Если же потерпевший своим поведением способствовал в какой-то мере причинению ему вреда, то суд или трибунал могут снизить размер компенсации причиненного вреда (ст. 114). Кроме того суд или трибунал, постановив о гражданской ответственности лица, совершившего преступление, определяют размер ущерба и размер его компенсации, указывая это в своем решении (ст. 115). Следовательно, вопрос о гражданской ответственности лица, совершившего преступление, включен в УК Испании. Налицо серьезная забота о потерпевшем, об обеспечении процедуры решения вопроса о компенсации, возмещении ему вреда, причиненного преступлением.

УК Франции тоже содержит нормы о возмещении причиненного преступлением вреда. В ст. 153-8 и 153-10 предусмотрено, что помилование и амнистия не препятствуют потерпевшему получить возмещение ущерба, причиненного преступлением. Подобные положения было бы желательно включить в ст. 84 и 85 УК РФ. Согласно ст. 132-45 УК Франции, суду или судье по исполнению наказания дано право предписывать условно осужденному к тюремному заключению (с отсрочкой исполнения наказания с режимом испытания) выполнять определенные обязательства. Одним из них (п. 5) является возмещение "целиком или полностью", в зависимости от возможностей виновного, ущерба, причиненного преступлением, даже при отсутствии решения по гражданскому иску. К тому же, суд или судья по исполнению наказания могут потребовать от условно осужденного предоставления доказательств о внесении им в соответствии с его возможностями сумм, причитающихся государственной казне вследствие совершения преступления (п. 7 ст. 132-45). Как видим, предписания УК Франции позволяют при условном осуждении без длительной волокиты решить проблему возмещения вреда, причиненного преступлением, и вне гражданского судопроизводства.

УК ФРГ (ст. 56) также регламентирует возможность возложения на условно осужденного обязанности возмещения вреда (полного или частичного), причиненного преступлением. Указанное возмещение может быть выражено в выплате определенных сумм денег или же в выполнении определенных работ.

Аналогичные нормы следовало бы включить в ст. 73 УК РФ (условное осуждение). Да и при условно-досрочном освобождении от наказания (ч. 2 ст. 79 УК РФ) было бы вполне обоснованным возложить на освобожденного обязанность возместить причиненный им при совершении преступления ущерб. Вместе с тем, на наш взгляд, позиция УК Испании, предусматривающая более широкие возможности возмещения причиненного преступлением вреда, предпочтительней.

Краткий экскурс в зарубежное уголовное законодательство показывает, что УК РФ (как и предшествующий УК РСФСР и УК других союзных республик бывшего СССР) явно недооценивает возможности надлежащего регулирования острейшей проблемы возмещения вреда, причиненного преступлением, - одного из существенных аспектов восстановления социальной справедливости как одной из целей уголовного наказания.

Думается, что не только в УК РФ, но и в УИК РФ следовало бы включить специальные предписания, обязывающие осужденных посильно возместить ущерб, причиненный их преступными действиями.

Кстати, на практике факт активного возмещения осужденным вреда, причиненного совершенным им преступлением, вполне закономерно оценивается администрацией мест лишения свободы как обстоятельство, позитивно характеризующее его личность. Это находит свое отражение, например, в представлениях, направляемых в суд для решения вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного или замене не отбытой им части срока лишения свободы другим, более мягким наказанием.

Итак, возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, возможно в порядке гражданского судопроизводства и при рассмотрении гражданского иска в уголовном судопроизводстве, но не в порядке реализации ныне действующего уголовного наказания. Нельзя посредством уголовного наказания адекватно восстановить жизнь, здоровье, честь и достоинство потерпевшего, разрушенные памятники культуры, испорченную экологию и т.д.

Уголовное наказание, суть которого в лишении или ограничении прав и свобод осужденного (ч. 1 ст. 43 УК РФ), неспособно в полной мере вернуть утраченное в результате преступления благо. Даже принцип талиона "око за око, зуб за зуб" в буквальном смысле не восстанавливал, а разрушал.

По мнению подавляющего большинства юристов (В.Д.Меньшагин, Н.Д.Дурманов, Н.Ф.Кузнецова, Г.Н.Борзенков и др.), наказание цели покарания осужденного не имеет. Но есть и такие представители науки уголовного права (И.И.Карпец, Н.А.Беляев, Ю.М.Ткачевский), которые полагают, что подобная цель перед наказанием стоит. Что же касается исполнения уголовного наказания, то оно без реализации сути наказания - покарания (лишения или ограничения прав и свобод осужденного - ч. 1. ст. 43 УК РФ) - немыслимо. Поэтому восстановление социальной справедливости включает в себя осуждение виновного лица (что порицает его деяние от имени государства и одновременно позитивно влияет на общественное мнение), ресоциализацию осужденного, реализацию карательного содержания наказания. Исполнение наказания носит характер возмездия.

Судимость входит в содержание уголовной ответственности. Те правоотношения, с которыми она сопряжена (например, лица, имеющие судимость, не могут быть судьями, их не принимают в военное училище), являются элементом восстановления социальной справедливости.

При условном осуждении (ст. 78 УК РФ), отсрочке исполнения наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК РФ), восстановление социальной справедливости реализуется не только в факте осуждения лица и в наличии судимости, но и в некоторых правоограничениях, связанных с применением этих форм правового воздействия.

Так, на условно осужденного суд может возложить определенные обязанности, например, не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления уголовно-исполнительной инспекции. Несоблюдение требований, предъявляемых к условно осужденным и женщинам, в отношении которых судом была применена отсрочка исполнения наказания, может повлечь отмену условного осуждения или отсрочки.

При исполнении так называемых срочных наказаний, например лишения свободы, восстановление социальной справедливости осуществляется не только посредством воспитательного воздействия на осужденного, но и путем обеспечения его надлежащими материально-бытовыми условиями, медицинским обслуживанием и т.п.

На лицо, отбывающие исправительные работы, уголовно-исполнительная инспекция может возложить некоторые обязанности, например, запретить ему пребывание вне дома в определенное время суток (ст. 41 УИК РФ). Представляется, что предусмотренные в данной статье правоограничения лиц, отбывающих исправительные работы, необоснованно превращают такое наказание в разновидность ограничения свободы. К тому же уголовно-исполнительные инспекции при этом наделяются функциями, свойственными только суду.

Особое значение имеет восстановление социальной справедливости в процессе исполнения наказания мерами, не входящими в структуру карательного воздействия наказания, в виде погашения в порядке гражданского судопроизводства материального вреда, причиненного совершившим преступление лицом, уплаты им алиментов на детей и т.д. Следовательно, восстановление социальной справедливости может выходить за границы реализации сути уголовного наказания. Однако решается названная проблема во время исполнения наказания.

Из всего сказанного напрашивается вывод: в ч. 1 ст. 1 УИК РФ необходимо включить в качестве цели исполнения наказания восстановление социальной справедливости. Несомненно, прав Э.Т.Тенчов, отмечавший, что если цель восстановления социальной справедливости "сформулирована государством и отражена в Уголовном кодексе, то она не может игнорироваться в процессе исполнения и отбывания уже назначенного судом того или иного наказания"*(11). В то же время, по мнению ученого, включение восстановления социальной справедливости в число принципов уголовно-исполнительного права, перечисленных в ст. 8 УИК РФ, представляется необоснованным, поскольку налицо смешение целей исполнения наказания и принципов, положенных для достижения целей наказания в основу деятельности исполняющих наказание органов.

Роль принципов многогранна. Они, как полагает В.И.Селиверстов, определяют "построение и содержание Особенной части УИК РФ, влияют на содержание институтов и норм УИК РФ, влияют на практику исполнения уголовных наказаний, корректируя ее в пользу реализации прогрессивных идей законности, гуманизма, равенства граждан перед законом и др."*(12).

В части 2 ст. 43 УК РФ цели наказания только перечислены. При этом их содержание не раскрывается. В ч. 1 ст. 1 УИК РФ содержится уточнение цели предупреждения совершения новых преступлений. В указанной норме говорится о "предупреждении совершения новых преступлений как осужденным, так и иными лицами". В ст. 9 УИК РФ дано понятие исправления осужденных, которое заключается в формировании у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и в стимулировании правопослушного поведения. По сути, в законе определяется даже не понятие исправления, а процесс его осуществления: "формирование", "стимулирование", а не достижение какого-то определенного результата. Вероятно, исправление - это наличие у осужденного уважительного отношения к человеку, правопослушное поведение.

Было бы желательно при включении в УИК восстановления социальной справедливости как цели исполнения уголовного наказания определить ее основные параметры.


Доктор юридических наук, профессор

Ю.М.Ткачевский


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Уголовно-исполнительное право. М., 1998. С. 35.

*(2) Общая теория государства и права: Академический курс. М., 1998. Т. 2. С. 242.

*(3) Уголовно-исполнительное право. С. 35-36.

*(4) Уголовно-исполнительное право: Учебник / Под ред. А.И.Зубкова М., 1997. С. 385-386.

*(5) Зубков А. Законодательство как гарант реализации цели исправления // Преступление и наказание. 1998. N 4. С. 28.

*(6) Там же.

*(7) Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И.Радченко. М., 1997. С. 71.

*(8) Уголовный кодекс Российской Федерации: Постатейный комментарий / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой и Г.М.Миньковского. М., 1977. С. 93.

*(9) Борзенков Г.Н. Уголовно-правовая защита интересов потерпевших от преступных посягательств на личную собственность / Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11, Право. 1984. N 1. С. 34.

*(10) Борзенков Г.Н. Преступления против собственности / Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11, Право. 1992. N 6. С. 17.

*(11) Проблемы теории наказания и его исполнения в новом уголовном и уголовно-исполнительном кодексах / Материалы научно-практической конференции, НИИ МВД России. М., 1997. С. 34.

*(12) Там же. С. 15-16.




Восстановление социальной справедливости - цель уголовного наказания и уголовно-исполнительного Кодекса РФ


Автор


Ткачевский Ю.М. - доктор юридических наук, профессор


Вестник Московского университета, Серия 11, Право, 1998, N 6



Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение