Вопрос: Действует ли в настоящее время Указ Президента Российской Федерации от 20.12.94 N 2204 "Об обеспечении правопорядка при осуществлении платежей по обязательствам за поставку товаров (выполнение работ или оказание услуг)". Если положения указа не утратили силу, то как они соотносятся с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации?


Действует ли в настоящее время Указ Президента Российской Федерации от 20.12.94 N 2204 "Об обеспечении правопорядка при осуществлении платежей по обязательствам за поставку товаров (выполнение работ или оказание услуг)".

Если положения указа не утратили силу, то как они соотносятся с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации?


Указ Президента от 20.04.94 N 2204 "Об обеспечении правопорядка при осуществлении платежей по обязательствам за поставку товаров (выполнение работ или оказание услуг)" в настоящее время действует в редакции Указа от 31.07.95 N 783 и имеет довольно неоднозначное толкование.

С одной стороны, это связано с правомерностью издания самого Указа и одновременно с явным противоречием отдельных положений Указа нормам действующего Гражданского кодекса, а с другой стороны, отсутствием четко определенной позиции судебной власти в отношении применения положений Указа, вступающих в противоречие с нормами гражданского и налогового законодательства. Арбитражными судами споры, связанные с осуществлением ФУДН(б) правомочий в части применения к субъектам предпринимательской деятельности положений Указа о реализации последствий ничтожности сделок на поставку товаров (выполнение работ и оказание услуг), рассматривались лишь в первой инстанции. К сожалению, ВАС РФ и КС РФ собственную позицию в отношении Указа не определили.

Тем не менее, правовой анализ положений Указа Президента Российской Федерации от 20.12.94 N 2204 в соотношении с нормами действующего Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет говорить о следующем.

Согласно п. 9 Указа, он вступает в силу с 01.01.95 г, т.е. одновременно с введением в действие ряда норм части первой ГК РФ. Пункт 4 Указа установил, что предельный срок исполнения обязательств по расчетам, установленный Указом, применяется к обязательствам, вытекающим из сделок на поставку товаров (выполнение работ и оказание услуг), возникшим после 01.01.95. Обратной силы действия положения Указа не имеют.

Указ издан на основании п. 3 ст. 3 ГК, установившей, что Указами Президента Российской Федерации, не противоречащими ГК и иным законам, могут регулироваться отношения, регулируемые гражданским законодательством и указанные в п.п. 1 и 2 ст. 2 ГК РФ. Таким образом, Указ издан правомерно.

П.п. 1-3 ст. 1 ГК определяют основные начала гражданского законодательства, в частности: гражданское законодательство основывается на признании свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Пункт 1 Указа установил, что к (важнейшим) основам правопорядка относится полнота и своевременность исполнения обязательств сторонами по сделкам на поставку товаров (выполнение работ или оказание услуг). Одновременно п. 2 Указа установлено, что обязательным условием договоров, предусматривающих поставку товаров (выполнение работ или оказание услуг), является определение срока исполнения обязательств по расчетам за поставленные по договору товары (выполненные работы, оказанные услуги).

Очевидны противоречия между описанными нормами ГК и положениями Указа.

Пункт 2 Указа вводит предельный срок исполнения обязательств по расчетам за поставленные товары (выполненные работы или оказанные услуги), равный трем месяцам с момента фактического получения контрагентом товаров (принятия выполненных работ, получения оказанных услуг).

Безусловно, установление Указом предела срока расчетов по договору противоречит вышеуказанным положениям ст. 1 ГК, а именно ограничивает свободу договора, волю и законный интерес юридических и физических лиц при совершении и исполнении сделок о поставках товаров (выполнении работ, оказании услуг), ограничивает их свободу в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Также следует учитывать, что Указ вводит ограничение по срокам расчетов императивной нормой, в то время как нормы ГК в отношении сроков расчетов по сделкам исключительно диспозитивны.

Кроме того, согласно п. 2 ст. 1 ГК, гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Соответственно, введение Указом предельного срока расчетов по сделкам не подпадает под установленную данной статьей меру ограничения гражданских прав, не может быть осуществлено в целях защиты основ конституционного строя, обеспечения безопасности государства, защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц. Также, как следует из данного пункта, ограничение гражданских прав может быть введено лишь федеральным законом, но не Указом Президента.

Положение Указа о введении предельного срока расчетов по сделкам явно противоречит ГК, в связи с чем, в соответствии с п. 5 ст. 3 ГК, не может применяться к отношениям, регулируемым гражданским законодательством.

Кроме того, необходимо указать, что четкое понятие, определяющее составляющие элементы понятия "основы правопорядка и нравственности", законодательством не установлено. Однако к сделкам, совершенным с целью, противной основам правопорядка и нравственности, следует относить сделки, совершенные в противоречии с публичным порядком. Кроме того, для признания факта совершения подобных сделок с целью, противной основам правопорядка, действия конкретных физических лиц по их совершению должны быть уголовно наказуемы, т.е. содержать в себе признаки состава уголовного преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации и совершенного с прямым или косвенным умыслом (для гражданского права характерен, как правило, косвенный умысел).

Отсюда вытекает противоречие в положениях Указа о ничтожности таких сделок в том случае, если соответствующие договоры не содержат обязательства о расчетах в установленный указом срок, а также о признании (в судебном порядке) таких сделок ничтожными по искам ФУДН(б) в том случае, если по прошествии установленного срока стороны не предприняли всех имеющихся возможностей для погашения задолженности. Несоблюдение порядка и сроков расчетов между контрагентами хотя, возможно, и входит в противоречие с публичным порядком, но ни в коем случае не содержит признаков какого-либо уголовного преступления.

Соответственно, установление факта ничтожности таких сделок, как противоречащих основам правопорядка, в соответствие со ст. 169 ГК, в связи с отсутствием обязательства о сроках расчетов либо неисполнением расчетов в установленный срок, неправомерно.

В связи с этим, введенная Указом обязанность соблюдения предельного срока расчетов по сделкам не может быть отнесена к основам правопорядка.

Таким образом, предприятия и организации не обязаны руководствоваться требованиями Указа об установлении предельных сроков расчетов, и соответственно, не должны исполнять требования ФУДН(б) о перечислении сторонами в доход Российской Федерации всего полученного и причитающимся им по таким сделкам.

В том случае, если ФУДН(б) будет предъявлен иск к организации о применении последствий ничтожности таких сделок, представители организации должны апеллировать в ходе арбитражного процесса к судьям о неприменении положений Указа в порядке ст. 11 АПК РФ, настаивать на неправомерности положений Указа и их существенном противоречии закону.

Кроме того, неправомерен установленный п. 3 Указа четырехмесячный срок списания неистребованной кредитором задолженности по обязательствам, порожденным указанными сделками, как безнадежной дебиторской задолженности на убытки предприятия-кредитора (за исключением случаев, когда в его действиях отсутствует умысел). Это явно нарушает права кредитора истребовать у контрагента сумму задолженности в порядке и в сроки, не выходящие за рамки установленных законодательством возможностей защиты его гражданских прав, в частности, установленного ст. 196 ГК общего срока исковой давности.


Советник налоговой службы I ранга

В.В.Пирожков


11 мая 1999 г.


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.