Закон "О лизинге": достоинства и недостатки (В.Д.Газман, "Аудиторские ведомости", N 7, июль 1999 г.)

Закон "О лизинге":
достоинства и недостатки


Дискуссии о Федеральном законе от 29.10.98 г. N 164-ФЗ "О лизинге" (далее - Закон) не утихают в течение многих месяцев. Обсуждаются достоинства и недостатки этого законодательного акта. Крайние позиции таковы: сторонники Закона считают, что он представляет собой новую технологию, руководствуясь которой, можно успешно работать в сфере лизинга; противники полагают, что Закон существенно увеличил риски и ухудшил инвестиционную среду в России. Предлагаем вниманию читателей попытку разобраться в существе вопроса.

Действительно, Закон связан с определением правовых и организационных особенностей лизинга, реформированием налогового, валютного, таможенного, регистрационного законодательства в части лизинговой деятельности. Результативность этих усилий сможет подтвердить только практика. Однако уже сейчас перед участниками лизинговых операций встают многочисленные вопросы, как применять ту или иную норму Закона.

С позиции квалификационных признаков Закон дифференцирует лизинг по типам имущества, по участникам (или по формам проведения), по срочности заключаемых договоров, по характеру приобретения и владения предметом лизинга, по участию в процессе эксплуатации предмета лизинга.

Законом определено, что лизинг представляет собой вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его на основании договора лизинга физическим или юридическим лицам за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях, обусловленных договором, с правом выкупа имущества лизингополучателем. Причем предметом лизинга могут быть любые непотребляемые вещи, в том числе предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другое движимое и недвижимое имущество, которое может использоваться для предпринимательской деятельности, за исключением земельных участков и других природных объектов, а также имущества, для которого установлен особый порядок обращения.

В Гражданском кодексе Российской Федерации (ГК РФ) и в Законе говорится о возможности использования предмета лизинга только для предпринимательских целей. Снятие этого ограничения для операций на российском рынке или приведение норм ГК РФ и Закона в соответствие с Оттавской конвенцией УНИДРУА "О международном финансовом лизинге" позволило бы ежегодно привлекать в значительном объеме средства населения для инвестиций в реальный сектор экономики.

В настоящее время следует проявлять осторожность в сделках по передаче в лизинг предприятий с правом их последующего выкупа, поскольку предварительно должна быть решена проблема с куплей-продажей земли, на которой эти предприятия находятся. Предпочтение здесь может быть отдано оперативному лизингу, который не предполагает в конце срока договора выкуп имущества.

Согласно Закону лизингодатель может функционировать только при наличии соответствующей лицензии. Данная норма является императивной, т.е. общеобязательной. В соответствии с Федеральным законом от 25.09.98 г. N 158-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" операции финансовой аренды (лизинга) входят в число обязательно лицензируемых. О других формах лизинга, например оперативном, в Законе N 164-ФЗ ничего не говорится. Это может означать, что нет необходимости получать лицензию на право осуществления операций, связанных с оперативным лизингом. Срок действия лицензии не может быть менее 3 лет. Ранее Минэкономики России выдавало лицензии на лизинговую деятельность на срок от 1 года до 5 лет.

Особо сложным стал вопрос лицензирования нерезидентов. В отличие от порядка, действующего прежде, оно должно осуществляться после их постановки на учет в целях налогообложения на территории Российской Федерации. Важно, чтобы эта норма не привела к исходу нерезидентов с нашего рынка.

К основным формам лизинга относятся внутренний лизинг и международный лизинг. При осуществлении внутреннего лизинга лизингодатель, лизингополучатель и продавец (поставщик) являются резидентами Российской Федерации. Следовательно, если продавец (поставщик) не является резидентом, что часто встречается у нас на практике, то сделка не может быть отнесена к внутреннему лизингу. Тогда ее необходимо причислить к сделке по международному лизингу. Однако в Законе говорится, что "при осуществлении международного лизинга лизингодатель или лизингополучатель является нерезидентом Российской Федерации". Это означает, что поставщик (продавец) не рассматривается в Законе как субъект международного лизинга. Уже сейчас имеются примеры, когда специалисты одной из ведущих российских лизинговых компаний считают, что их сделки невозможно отнести ни к внутреннему, ни к международному лизингу.

К регулируемым Законом основным видам лизинга относятся финансовый лизинг, возвратный лизинг и оперативный лизинг.

Под финансовым лизингом понимается такой вид лизинга, при котором лизингодатель обязуется приобрести в собственность указанное лизингополучателем имущество у определенного продавца и передать лизингополучателю данное имущество в качестве предмета лизинга за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и в пользование. При этом срок, на который предмет лизинга передается лизингополучателю, соизмерим по продолжительности со сроком полной амортизации предмета лизинга или превышает его. Предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока действия договора лизинга или до его истечения при условии выплаты лизингополучателем полной суммы, предусмотренной договором лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга. Исходя из этой формулировки финансовый лизинг характеризуется следующими основными чертами:

лизингодатель закупает имущество для последующей передачи его в лизинг не на свой страх и риск, а по указанию лизингополучателя;

кроме лизингодателя и лизингополучателя в сделке участвует третья сторона - продавец объекта сделки;

продолжительным периодом лизингового договора, соизмеримого или превышающего срок амортизации;

невозможностью завершения договора и перехода права собственности до выплаты лизингополучателем полной суммы.

Из определения следует, что нельзя в договоре устанавливать срок лизинга несколько меньший периода амортизации, как это делается везде за рубежом, да и у нас в России. Например, в США, для того чтобы сделка удовлетворяла условиям финансового лизинга, в числе прочих предусматриваются два норматива: период лизинга не превышает 80% срока службы оборудования; в конце срока лизинга оборудование должно иметь оцененную остаточную стоимость не менее 20% от его первоначальной стоимости.

Возвратный лизинг представляет собой "разновидность финансового лизинга, при котором продавец (поставщик) предмета лизинга одновременно выступает и как лизингополучатель". Таким образом, возвратный лизинг предполагает наличие системы взаимосвязанных соглашений, в соответствии с которой предприятие - собственник движимого или недвижимого имущества продает эту собственность лизинговой компании с одновременным оформлением договора о долгосрочной аренде бывшей своей собственности на условиях лизинга.

По существу, возвратный лизинг выступает как аналог залоговой операции, причем продавец собственности, перевоплощающийся в лизингополучателя, немедленно получает в свое распоряжение от покупателя взаимно согласованную сумму сделки купли-продажи, а покупатель продолжает участвовать в этой операции, но уже в качестве лизингодателя. В отечественной практике возвратный лизинг необходим прежде всего для тех хозяйствующих субъектов, которым срочно требуются значительные объемы оборотных средств. Для предприятия, владеющего ранее этой собственностью, важно, став лизингополучателем, продолжать пользоваться своей прежней собственностью на новых условиях лизинга. В финансовом отношении это напоминает заемную операцию, при которой расчеты производятся по согласованному графику лизинговых платежей. В случае же предоставления займа под залог финансовая компания рассчитывала бы на получение серии равновеликих платежей, достаточных как для погашения займа, так и для получения заимодавцем обусловленной ставки за инвестированную сумму.

Немалым преимуществом возвратного лизинга является использование уже находящегося в эксплуатации оборудования в качестве источника финансирования строящихся новых объектов с вытекающей из этого возможностью применять налоговые льготы, предоставляемые для участников лизинговых операций. Возвратный лизинг дает возможность рефинансировать капитальные вложения с меньшими, чем при привлечении банковских ссуд затратами, особенно если платежеспособность предприятия ставится кредитующими организациями под сомнение ввиду неблагоприятного соотношения между его уставным капиталом и заемными фондами.

Оперативный лизинг предусматривает, что лизингодатель закупает на свой страх и риск имущество и передает его лизингополучателю в качестве предмета лизинга за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и в пользование. Срок, на который имущество передается в лизинг, устанавливается на основании договора лизинга. По истечении срока действия договора лизинга и при условии выплаты лизингополучателем полной суммы, предусмотренной договором лизинга, предмет лизинга возвращается лизингодателю, при этом лизингополучатель не имеет права требовать перехода права собственности на предмет лизинга. При оперативном лизинге предмет лизинга может быть передан в лизинг неоднократно в течение полного срока амортизации предмета лизинга.

При оперативном лизинге необходимо обратить внимание на то, что лизингополучатель не имеет права требовать перехода права собственности на предмет лизинга. Вместе с тем в ст.2 Закона такое право предоставлялось. Возникла коллизия между двумя статьями Закона, которая должна быть преодолена.

В случае оперативного лизинга расходы лизингодателя, связанные с приобретением и содержанием сдаваемых в лизинг объектов, не покрываются лизинговыми платежами в течение одного лизингового договора. Причем риск правильности приобретения имущества, риск порчи или утери объекта лежит в основном на лизингодателе. Ставка лизинговых платежей обычно выше, чем при финансовом лизинге, из-за отсутствия гарантии окупаемости затрат. Ранее операции, связанные с оперативным лизингом, не имели тех преимуществ, которые предоставлялись участникам сделок по финансовому лизингу. На оперативный лизинг не распространялось действие Временного положения о лизинге, и в частности возможность применять механизм ускоренной амортизации.

В Законе предусмотрено, что лизинговая сделка может включать условия по оказанию лизингодателем дополнительных услуг, а именно:

приобретение у третьих лиц прав на интеллектуальную собственность (ноу-хау, лицензионных прав, прав на товарные знаки, марки, программное обеспечение и др.);

приобретение у третьих лиц товарно-материальных ценностей, необходимых в период проведения монтажных (шефмонтажных) и пусконаладочных работ;

осуществление монтажных (шефмонтажных) и пусконаладочных работ в отношении предмета лизинга, обучение персонала;

послегарантийное обслуживание и ремонт предмета лизинга (текущий, средний и капитальный);

подготовка производственных площадей и коммуникаций, услуг по проведению работ, связанных с установкой (монтажом) предмета лизинга;

другие работы и услуги, без оказания которых невозможно использовать предмет лизинга.

Таким образом, в лизинговый оборот вводятся имущественные права. Через дополнительные услуги лизингополучатель может приобрести вместе с объектом лизинга и оборотные фонды, т.е. потребляемые вещи, правда, в ограниченном количестве: только для монтажных и пуско-наладочных работ. Однако крайне сложно строго учесть оборотные средства, потраченные для этих работ и для выпуска готовой продукции.

Представленный в Законе перечень дополнительных услуг мог бы быть продолжен такими составляющими, как: проведение по заказу лизингополучателя маркетингового исследования рынка необходимого оборудования и поиск поставщиков (продавцов) этого оборудования; оказание помощи в проведении предварительных переговоров с поставщиками по цене, условиям поставки, предоставлению гарантий при эксплуатации оборудования и пр. Такого рода услуги часто пользуются спросом у российских лизингополучателей. Особенно у тех, кто только начинает свой бизнес.

Как показывает опыт, девять из десяти руководителей производственных, строительных, транспортных организаций, представляя на рассмотрение инвестиционно-лизинговые проекты технического перевооружения, просят содействия в организации поставки оборудования по международному финансовому лизингу. Однако сделки по международному лизингу сопряжены с определенными сложностями таможенного прохождения, налогообложения, бухгалтерского учета и отчетности, документирования сделки, импортной страновой политики, гарантийного обеспечения, администрирования, лицензирования и др.

Закон регулирует отношения сублизинга, возникающие в связи с переуступкой прав пользования предметом лизинга третьему лицу. При международном сублизинге западные лизинговые компании на основе соответствующих соглашений сдают в лизинг оборудование российским лизингодателям, которые в свою очередь передают его в сублизинг конечным потребителям - российским предприятиям. Западные лизинговые компании имеют доступ к недорогим, по российским меркам, заемным ресурсам, предоставляемым западными банками, страховыми и инвестиционными компаниями. Однако, для того чтобы установить эффективное взаимодействие между российскими и западными лизинговыми компаниями по поводу заключения договоров сублизинга, необходимо иметь ясность и четкое понимание по следующим вопросам:

каковы экономические интересы лизингодателя, лизингополучателя, сублизингополучателя;

какими соглашениями, договорами оформляется сделка;

на чьем балансе будет находиться сдаваемое в лизинг оборудование;

каков будет порядок бухгалтерского учета и отчетности;

каков состав и размер налогов у лизингодателя, лизингополучателя, сублизингополучателя;

как определить состав и размер лизинговых и сублизинговых платежей, направления денежных потоков;

каков механизм амортизации при сублизинге;

кто должен получать лицензию на право осуществления лизинговой деятельности при операциях сублизинга;

как разработать схемы финансирования и предоставления гарантий при операциях сублизинга.

На некоторые из поставленных вопросов можно найти ответ в Законе. В нем разъяснена сама схема сублизинга. Отмечено, что "при сублизинге лицо, осуществляющее сублизинг, принимает предмет лизинга у лизингодателя по договору лизинга и передает его во временное пользование лизингополучателю по договору сублизинга". Особо оговорено, что "не допускается переуступка лизингополучателем третьему лицу своих обязательств по выплате лизинговых платежей". Что это может означать? Под третьим лицом может пониматься какой-либо контрагент лизингополучателя. И именно ему, этому контрагенту, запрещено передавать обязательства по выплате лизинговых платежей. В таком случае эта норма введена законодателем с целью предотвратить возможность ухода от налогообложения.

Вместе с тем если рассматривать схему сублизинга, то в Законе прямо не сказано, кому должен платить лизинговые платежи лизингополучатель. Под адресатом можно понимать и лизингодателя, и сублизингодателя. Не исключено, что многие заинтересованные лица, и прежде всего налоговые органы, могут понять под третьим лицом в этой сделке сублизингодателя. Однако лизингополучатель даже при всем желании не может направлять лизингодателю лизинговые платежи, поскольку не заключал с ним соответствующего договора. Закон не требует заключения такого договора. Сказано только, что "в том случае, если осуществляется передача предмета лизинга в сублизинг, обязательным является согласие лизингодателя в письменной форме".

Отличительной особенностью международного сублизинга является перемещение предмета лизинга через таможенную границу Российской Федерации только на срок действия договора сублизинга. Отмечено, что международный сублизинг является разновидностью международного лизинга, регулируемого Законом. Это означает, что при так называемом импортном сублизинге сублизингодатель должен быть нерезидентом. Представляется, что такое требование резко сужает возможности применения операций сублизинга. Заинтересованность российских предприятий в схемах сублизинга чаще всего объяснялась возможностью российской лизинговой компании выступить в качестве сублизингодателя, а нерезидента - в качестве лизингодателя. В таком случае сублизингодатель уплачивает все налоги, которые при обычной схеме лизинга могут лечь на лизингодателя (например, таможенные платежи, НДС, налог на имущество, если оно на балансе сублизингодателя, налог на доход). Здесь возникает вопрос, есть ли необходимость при сублизинге понуждать лизингодателя, находящегося за рубежом, в обязательном порядке становиться на учет в органе Министерства налогов и сборов Российской Федерации. Думается, что нет.

Закон устанавливает запреты на совмещение обязательств лизингодателем и лизингополучателем, а также кредитором и лизингополучателем предмета лизинга, за исключением возвратного лизинга. Это приводит к невозможности использования авансовых платежей при осуществлении лизинговых контрактов, так как в соответствии со ст.823 ГК РФ аванс является формой коммерческого кредита, а значит, имеет место совмещение обязательств. Как видно, запрет на совмещение обязательств касается только двух случаев и не наложен на совмещение обязательств между поставщиком (продавцом) имущества и лизингодателем.

Важную роль для формирования договорных отношений между лизингодателем и лизингополучателем, особенно в период кризиса и инфляции, может играть норма, предусматривающая, что в случае изменения конъюнктуры рынка лизинга и условий хозяйствования лизингодателя, приведших к существенному ухудшению финансового положения лизингодателя, условия договора лизинга по соглашению сторон могут быть пересмотрены.

К сожалению, не установлены какие-либо критерии "изменения конъюнктуры рынка лизинга" и "существенного ухудшения положения лизингодателя". Поэтому на практике возможно произвольное, а значит, необъективное толкование этих понятий. Очевидно, что эта норма должна действовать только при обоюдном согласии. Она не может быть пересмотрена в одностороннем порядке и позволять лизингодателю не выполнять принятые по договору обязательства. Она не должна привести лизингополучателя к мысли о том, что применительно к нему условия сделки с лизингодателем недостаточно тверды, в результате чего его права могут быть в любое время ущемлены, поскольку Закон работает в пользу лизингодателя. Лизингополучатель также нуждается в защите в случае изменений конъюнктуры рынка лизинга.

Закон предусматривает, что предмет лизинга, переданный во временное владение и в пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя. Ранее во Временном положении о лизинге говорилось, что имущество, переданное в лизинг, в течение всего срока действия договора является собственностью лизингодателя, за исключением имущества, приобретаемого за счет бюджетных средств. После выхода Закона вопрос о собственнике, использующем для приобретения оборудования бюджетные средства, решен не в пользу государства.

Законодательно закреплена норма, в соответствии с которой предмет лизинга, переданный лизингополучателю по договору финансового лизинга, учитывается на балансе лизингодателя или лизингополучателя по соглашению сторон. Ранее вопрос о балансодержателе решался в постановлении Правительства Российской Федерации от 27.06.96 г. N 752 "О государственной поддержке развития лизинговой деятельности в Российской Федерации" и приказе Минфина России от 17.02.97 г. N 15.

В Законе устанавливается право бесспорного взыскания денежных сумм и бесспорного изъятия предмета лизинга в случаях, если:

условия пользования предметом лизинга лизингополучателем не соответствуют условиям договора лизинга или назначению предмета лизинга;

лизингополучатель осуществляет сублизинг без согласия лизингодателя;

лизингополучатель не поддерживает предмет лизинга в исправном состоянии, что ухудшает его потребительские качества;

лизингополучатель более двух раз подряд по истечении установленного договором лизинга срока платежа не вносит плату за пользование предметом лизинга.

Здесь следует проверить соответствие нормы Закона нормам ГК РФ, поскольку если Закон ущемляет права лизингополучателя, то последний сможет в суде заставить лизингодателя руководствоваться прежде всего ГК РФ. В параграфе 1 главы 34, регулирующей общие положения об аренде, в том числе и финансовой, говорится, что "по требованию арендодателя договор аренды может быть досрочно расторгнут судом" (ст.619).

Необходимо обратить внимание на то, что в Законе рассматривается только право лизингодателя на досрочное расторжение договора лизинга и бесспорного изъятия имущества. В данной ситуации инициатором расторжения может выступить одна из сторон договора - лизингодатель. Право на досрочное расторжение договора по требованию лизингополучателя не предусмотрено. Целесообразно в этой связи в практической деятельности сторонам лизингового договора руководствоваться ст.620 ГК РФ.

В Законе определен порядок использования предмета лизинга в качестве залога. Сказано, что "лизингополучатель может передать в залог предмет лизинга только с разрешения лизингодателя в письменной форме. Залог должен быть оформлен отдельным договором между лизингополучателем и его кредитором". Представляется, что в конкретной хозяйственной ситуации более чем спорное право применения этой нормы важно не столько для лизингополучателя, который намеревается использовать не принадлежащее ему лизинговое имущество в качестве залогового обеспечения и выступить перед третьей стороной залогодателем, сколько для залогополучателя.

В ст.335 ГК РФ определено, что залогодателем вещи может быть ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения. Здесь также разъясняется, кто может быть залогодателем права. Говорится, что залог права аренды не допускается без согласия ее собственника или лица, имеющего на нее право хозяйственного ведения. Залог вещи (в данном случае лизингового имущества) и залог права (т.е. возможности владеть и пользоваться лизинговым имуществом) - разные понятия.

Таким образом, в случае возникновения спора между залогодателем имущества, полученного в лизинг, и залогополучателем суд установит неправомерность заключения договора залога, поскольку он противоречит норме ГК РФ.

Определено, что лизингодатель может использовать свои права в отношении предмета лизинга в качестве залога третьему лицу - как участнику, так и неучастнику лизинговой сделки. При этом риск изъятия залога в пользу третьего лица рассматривается как бесспорное нарушение условий договора лизинга со стороны лизингодателя.

В мировой практике достаточно давно используется так называемый лизинг с участием множества сторон или левередж-лизинг. Он используется при финансировании сложных, крупномасштабных объектов, когда лизингодатель использует предмет лизинга в качестве залогового обеспечения для

привлечения средств других участников лизинговой сделки. У нас в России эту форму лизинга только начинают применять. Среди перечисленных в Законе видов лизинга левередж-лизинг не упоминается. Вместе с тем предложенная выше норма позволяет использовать лизингодателю переданное в лизинг имущество в качестве залога и тем самым строить более сложные схемы финансирования и предоставления гарантий.

В ГК РФ сформулирован принцип свободы договора, в соответствии с которым условия договора определяются по усмотрению сторон. Главное, чтобы они не противоречили императивным нормам законодательства. Однако в Законе установлено, что договор лизинга должен содержать следующие существенные положения:

точное описание предмета лизинга;

объем передаваемых прав собственности;

наименование места и указание порядка передачи предмета лизинга;

указание срока действия договора лизинга;

порядок балансового учета предмета лизинга;

порядок содержания и ремонта предмета лизинга;

перечень дополнительных услуг, предоставленных лизингодателем на основании договора комплексного лизинга;

указание общей суммы договора лизинга и размера вознаграждения лизингодателя;

порядок расчетов (график платежей);

определение обязанности лизингодателя или лизингополучателя застраховать предмет лизинга от связанных с договором лизинга рисков, если иное не предусмотрено договором.

Как показывает практика, в конкретных договорах лизинга применяются не все из перечисленных существенных положений, поскольку они не всегда нужны. Вот почему необходимо предостеречь договаривающиеся стороны относительно того, что Закон не допускает каких-либо изъятий из этого перечня, так как если хоть одно из условий не будет включено в договор лизинга, то сделка может быть не признана лизинговой со всеми вытекающими последствиями, прежде всего в области налогообложения.

Вместе с тем в перечень существенных положений договора лизинга не включен ряд значимых норм. Например, санкции за неуплату или несвоевременную уплату лизинговых платежей. Представляется, что этот аспект взаимоотношений сторон следует обязательно урегулировать в договоре лизинга. Ничего не сказано о возможности соглашения сторон относительно применения порядка ускоренной амортизации лизингового имущества.

Очень важной для дальнейшего развития российской лизинговой индустрии является норма, согласно которой в случае осуществления финансового или смешанного лизинга в обязанность лизингодателя входит: "приобрести у определенного продавца (поставщика) в собственность определенное имущество для его передачи за определенную плату или передать ранее приобретенное имущество на определенный срок, на определенных условиях в качестве предмета лизинга лизингополучателю". Эта норма Закона значительно шире трактует особенности лизинговых операций по сравнению с ГК РФ и Временным положением о лизинге. Так, согласно ст.665 ГК РФ "по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей".

Как видно, в ГК РФ акцент сделан на покупку имущества, указанного арендатором. В Законе это обязательное условие опущено. Кроме того, в соответствии со ст.667 ГК РФ арендодатель, приобретая имущество для арендатора, должен уведомить продавца о том, что имущество предназначено для передачи его в аренду определенному лицу. Таким образом, Закон предусматривает возможность предоставлять в лизинг ранее приобретенное лизинговой компанией имущество либо имущество, изготовленное непосредственно самим лизингодателем. Это означает, что открывается возможность для формирования вторичного рынка лизинговых услуг.

Для большинства российских лизингодателей и лизингополучателей может существенно расшириться сфера применения лизинга путем вовлечения в хозяйственный оборот различных видов имущества, уже бывшего ранее в употреблении, в том числе и в рамках договоров лизинга. Это также позволит лизинговым компаниям более гибко применять схемы гарантийного обеспечения лизинговых сделок и в случае невыполнения обязательств по возврату лизинговых платежей активнее изымать оборудование и вторично передавать его в лизинг. В результате многие виды оборудования станут более ликвидными или по-настоящему лизингуемыми.

Введенная Законом норма позволяет также снизить цену на некоторые виды оборудования, предназначенные прежде всего для малого бизнеса. Дело в том, что лизингодатели, специализирующиеся в области лизинга для малого предпринимательства, смогут, зная конъюнктуру рынка, приобретать мини-заводы по переработке мясных, молочных продуктов, фотолаборатории, химчистки и т.п. партиями, получая при этом скидки с цены или в большем объеме товарные кредиты. Однако все эти действительно очень выигрышные преимущества, предоставляемые Законом, удастся реализовать только в том случае, если будут внесены необходимые изменения в ГК РФ.

Закон определяет наиболее важные обязанности лизингополучателя по договору лизинга. Они заключаются в следующем:

принять предмет лизинга в порядке, предусмотренном указанным договором лизинга;

возместить лизингодателю его инвестиционные затраты и выплатить ему вознаграждение;

по окончании срока действия договора лизинга возвратить предмет лизинга, если иное не предусмотрено указанным договором лизинга, или приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи;

выполнить другие обязательства, вытекающие из содержания договора лизинга.

В Законе определены обязательные признаки и условия договора лизинга. Предусмотрено, что договор квалифицируется как договор лизинга, если он содержит указания на наличие инвестирования денежных средств в предмет лизинга и на наличие передачи предмета лизинга лизингополучателю. Причем при осуществлении международного финансового лизинга договор лизинга должен содержать ссылку на договор купли-продажи.

Как видно, здесь нет никаких указаний на обязательность участия в лизинге трех сторон. Если руководствоваться данной нормой, то лизингодатель может быть одновременно и производителем оборудования. Следовательно, допускается возможность применения иногда практикуемого за рубежом так называемого прямого лизинга, в котором участвуют только две стороны. В отличие от внутреннего лизинга в сделках по международному лизингу не допускается возможность выступать в одном лице лизингодателю и производителю оборудования, необходима ссылка на договор купли-продажи.

В Законе сказано, что регистрация недвижимого имущества, являющегося предметом договора лизинга, по договору лизинга осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Вместе с тем при передаче в лизинг самолетов лизинговые компании сталкиваются с отсутствием федерального закона, регулирующего регистрацию прав, предусмотренных в ГК РФ на воздушные суда (они относятся к недвижимости), и сделок с ними. В связи с отсутствием этого закона не определены регистрирующий орган, его статус и полномочия, что ведет при существующем порядке регистрации к риску проведения третьими лицами финансовых и других сделок с не принадлежащим им имуществом (недвижимостью), находящимся в залоге.

Установлено, что предметы лизинга, подлежащие регистрации в государственных органах (транспортные средства, оборудование повышенной опасности и другие предметы лизинга), регистрируются по соглашению сторон на имя лизингодателя или лизингополучателя. Введение в силу этой нормы могло бы позволить участникам лизинга более гибко проектировать сделку. Дело в том, что лизинговые компании нередко сталкивались с проблемами несогласованности порядка регистрации транспортных средств и выдачи лицензии на право перевозки людей и грузов. Имелись определенные сложности при регистрации имущества, когда лизингодатель находился в одном регионе, а лизингополучатели - в другом.

Вместе с тем у арендатора права собственности или иного вещного права на предмет лизинга нет, и поэтому регистрировать предмет лизинга на его имя нельзя. Следует учитывать, что государственной регистрации недвижимости подлежат права, которые могут иметь отношение к лизингу имущества: право собственности; право хозяйственного ведения; право оперативного управления; право постоянного пользования, а также иные права в случаях, предусмотренных ГК РФ и другими законодательными документами (ст.131 ГК РФ).

В соответствии с Федеральным законом от 21.07.97 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" обязательной государственной регистрации подлежит и право аренды недвижимого имущества. С заявлением о регистрации права аренды недвижимого имущества может обращаться одна из сторон договора аренды. Однако право аренды относится не к вещному, а к обязательственному праву.

В Законе предусмотрено, что "если лизингополучатель препятствует лизингодателю изъять предмет лизинга, лизингодатель может воспользоваться правом судебной защиты своих прав". Действительно, защита прав осуществляется судом, арбитражным судом, третейским судом. Более того, ГК РФ допускает самозащиту гражданских прав, соизмеримую нарушению. В этой связи нормы Закона были бы очень полезны, если бы устанавливали процедуру изъятия лизингодателем предмета лизинга. К сожалению, на этот вопрос они не отвечают.

В Законе определено, что по экономическому содержанию лизинг относится к прямым инвестициям, в ходе исполнения которых лизингополучатель обязан возместить лизингодателю инвестиционные затраты (издержки), осуществленные в материальной и денежной формах, и выплатить вознаграждение. Ранее лизинг рассматривался как вид предпринимательской деятельности. В Законе говорится, что лизинг - это вид инвестиционной деятельности. Этот аспект принципиально важный, поскольку влияет на возможность получения определенных государственных гарантий защиты иностранных инвестиций, некоторых льгот, связанных с инвестиционной деятельностью, упорядочения налогообложения лизинговых операций.

Действительно, по экономическому содержанию лизинг относится к инвестициям в производство. Вместе с тем есть и такая точка зрения, согласно которой в 99% случаев лизинговая компания не является инвестором и, следовательно, нет необходимости предоставлять ей инвестиционные льготы. Захочет инвестор поделиться с лизинговой компанией льготами - он выплатит ей дополнительное вознаграждение.

Однако упорядочение налогообложения не означает предоставление льгот лизинговым компаниям. Так, необходимо изменить по-прежнему действующий порядок уплаты лизинговыми компаниями налогов с оборота (на пользователей автомобильных дорог и на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы) в размере 4% общего объема поступающих лизинговых платежей, а не с дохода самой лизинговой компании. В результате происходит необоснованное увеличение стоимости лизинговых услуг.

Лизинговая компания занимается инвестиционной деятельностью, хотя чаще всего для финансирования сделок она привлекает кредитные средства. Стоимость услуг лизинговой компании, которые отражают ее затраты, принимаемые на себя риски, а также собственные средства, направляемые на финансирование лизингового проекта, являются долей в общем объеме лизинговых инвестиций. Соразмерно этой доле лизинговая компания должна получать предусмотренные законодательством инвестиционные льготы.

Таким образом, в ходе исполнения лизингового договора лизингополучатель обязан возместить лизингодателю инвестиционные затраты, а также выплатить вознаграждение. Сумма возмещаемых инвестиционных затрат, которые должны быть обоснованными, и вознаграждение лизинговой компании составляют стоимость лизингового договора. К сожалению, в Законе ничего не сказано о критериях обоснованности затрат, а это принципиально важный аспект формирования стоимости лизингового договора.

В Законе под общей суммой возмещения инвестиционных затрат (издержек) и выплатой вознаграждения понимается общая сумма лизингового договора. Под инвестиционными затратами понимаются расходы и затраты лизингодателя, связанные с приобретением и использованием предмета лизинга лизингополучателем, в том числе:

стоимость предмета лизинга;

налог на имущество;

расходы на транспортировку и установку, включая монтаж и шефмонтаж, если иное не предусмотрено договором лизинга;

расходы на обучение персонала лизингополучателя работе, связанной с предметом лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга;

расходы на таможенное оформление и оплату таможенных сборов, тарифов и пошлин, связанных с предметом лизинга;

расходы на хранение предмета лизинга до момента ввода его в эксплуатацию, если иное не предусмотрено договором лизинга;

расходы на охрану предмета лизинга во время транспортировки и его страхование, если иное не предусмотрено договором лизинга;

страхование от всех видов риска, если иное не предусмотрено договором лизинга;

расходы на выплату процентов за пользование привлеченными средствами, а также отсрочки платежей, предоставленные продавцом (поставщиком);

плата за предоставление лизингодателю гарантий и поручительств, подтверждение расчетно-платежных документов третьими лицами в связи с предметом лизинга;

расходы на содержание и обслуживание предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга;

расходы на регистрацию предмета лизинга, а также расходы, связанные с приобретением и передачей предмета лизинга;

расходы на создание резервов в целях капитального ремонта предмета лизинга;

комиссионный сбор торгового агента;

расходы на передачу предмета лизинга;

расходы на оказание возникающих в ходе реализации комплексного лизинга дополнительных услуг;

иные расходы, без осуществления которых невозможно нормальное использование предмета лизинга.

Приведение в Законе перечня расходов и затрат лизингодателя может быть полезным для разъяснения пользователям статей затрат. Вместе с тем некоторые специалисты полагают, что, идя по пути закрепления состава расходов и затрат, Закон отказывает участникам лизинга в достаточной самостоятельности и способности решить вопросы, определяемые предпринимателями при осуществлении любых сделок. Получилось, что попытка упорядочить налогообложение участников лизинговых операций вступила в противоречие с правами субъектов лизинга. Другое замечание сводится к тому, что всю стоимость лизингового договора можно определить только по истечении срока его действия, и ввиду этого могут возникнуть серьезные сложности как у лизингополучателей, так и у лизингодателей с правильной уплатой текущих лизинговых платежей, налогов, таможенных пошлин.

Кроме того, в приведенном выше перечне под стоимостью предмета лизинга понимается сумма, уплачиваемая в соответствии с договором поставщику (продавцу), но никак не первоначальная стоимость основных средств, являющихся предметом лизинга. Последняя значительно больше и включает многие позиции из приведенного выше перечня. Суммы, включаемые в первоначальную стоимость основных средств, определены в Положении по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" (ПБУ 6/97). Очень важно, чтобы нормативные акты по бухучету были согласованы с Законом. В перечне затрат имеются явные повторы. В частности, указанные в 12-й позиции расходы, связанные с приобретением предмета лизинга, отражены почти во всех других составляющих затрат. Расходы, связанные с передачей предмета лизинга, повторяются в 15-й позиции.

К достоинствам перечня можно отнести возможность включения в состав затрат расходов по страхованию от всех видов рисков. Однако эту норму следует сопоставить с нормой, содержащейся в п.п."р" п.2 Положения о составе затрат, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 5.08.92 г. N 552 (ред. от 11.09.98 г.), согласно которой платежи (страховые взносы) по добровольному страхованию средств транспорта (водного, воздушного, наземного), имущества, гражданской ответственности организаций - источников повышенной опасности, гражданской ответственности перевозчиков, профессиональной ответственности, а также платежи по заключенным в пользу своих работников договорам страхования от несчастных случаев и болезней, медицинского страхования и договорам с негосударственными пенсионными фондами, имеющими государственную лицензию, включаются в себестоимость продукции (работ, услуг). При этом суммарный размер отчислений на указанные цели не может превышать 1% объема реализуемой продукции (работ, услуг). В Положении ничего не говорится о возможности отнесения на затраты страховых взносов по страхованию предпринимательских рисков. Поэтому в него должны быть внесены изменения в связи с выходом Закона.

Нет прямой записи в Законе о необходимости включения в состав затрат лизингодателя сумм, уплачиваемых организациям за информационные и консультационные услуги, связанные с приобретением основных средств; вознаграждения, уплачиваемого посреднической организации, через которую приобретен объект основных средств. Не все перечисленные в Законе инвестиционные затраты (издержки) можно отнести на себестоимость продукции лизинговой компании (например, налог на имущество).

Законодатель предусмотрел, что для формирования обоснованного порядка налогообложения лизингодателей необходима норма, согласно которой "вознаграждение лизингодателя - денежная сумма, предусмотренная договором лизинга сверх возмещения инвестиционных затрат (издержек)".

Вознаграждение лизингодателя включает оплату услуг по осуществлению лизинговой сделки, а также процент за использование собственных средств лизингодателя, направленных на приобретение предмета лизинга и (или) на выполнение дополнительных услуг (при комплексном лизинге). В первом случае следует учитывать и дополнительные услуги.

После выхода Закона прибылью лизингодателя становится разница между доходами лизингодателя и его расходами на осуществление основной деятельности лизингодателя. Именно эти показатели должны теперь стать базой для начисления налогов лизинговым компаниям. Однако это произойдет только в том случае, если будут внесены соответствующие изменения в налоговые законы.

В Законе закреплены ряд существенных положений, которые ранее регулировались нормативными актами. Так, предусмотрено, что стороны договора лизинга имеют право по взаимному соглашению применять ускоренную амортизацию предмета лизинга. Амортизационные отчисления производит балансодержатель предмета лизинга. При применении ускоренной амортизации используется равномерный (линейный) метод ее начисления, при котором утвержденная в установленном порядке норма амортизационных отчислений увеличивается на коэффициент ускорения в размере не выше 3. Ранее эта норма применялась только ко всем видам движимого имущества, составляющего объект финансового лизинга и относимого к активной части основных фондов. Теперь ускоренная амортизация применяется при лизинге недвижимости, лизинге неактивной части основных фондов, оперативном, смешанном лизинге.

Вместе с тем следует отметить, что в соответствии с порядком, действовавшим ранее, применялся равномерный (линейный) метод начисления ускоренной амортизации. В частности, такой подход был закреплен в приказе Минфина России от 17.02.97 г. N 15, регулирующем отражение в бухучете лизинговых операций.

Согласно ПБУ 6/97 предприятиям предоставлено право самостоятельно устанавливать срок полезной эксплуатации основных средств и в зависимости от него определять по одному из четырех способов порядок и нормы помесячного отнесения на себестоимость амортизационных отчислений. Стандарт не вводит каких-либо ограничений на применение одного из методов. Лизингодатель может использовать этот или другие способы начисления амортизации, но только в том случае, если не использует коэффициент 3.

Установлено, что переоценка предмета лизинга и начисленного на него износа осуществляется балансодержателем предмета договора лизинга в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

В международной практике одним из существенных достоинств лизинга для лизингополучателя является возможность сокращения с его помощью инфляционных рисков. Вот почему законодатель решил минимизировать инфляционные риски лизинговых компаний и законодательно закрепить переоценку предмета лизинга. Согласно норме Закона не будет переоцениваться сдаваемое в лизинг имущество только в том случае, "если оно находится за пределами территории Российской Федерации и его балансодержателем является не зарегистрированный на территории Российской Федерации в целях налогообложения нерезидент Российской Федерации". Эта оговорка правильная, однако она никак не согласуется с требованием об обязательной постановке на учет нерезидентов в целях налогообложения на территории Российской Федерации, закрепленным в Законе.

Закон вводит принципиально важные положения, связанные с валютным регулированием лизингового бизнеса. Напомню, что в соответствии с Законом Российской Федерации от 9.10.92 г. N 3615-1 "О валютном регулировании и валютном контроле" все валютные операции подразделяются на текущие и связанные с движением капитала. Текущие валютные операции осуществляются резидентами без ограничений. Валютные операции, связанные с движением капитала, требуют наличия лицензии Банка России. Продолжительность договора лизинга, как правило, превышает 180 дней, и это квалифицируется как валютные операции, связанные с движением капитала. В связи с этим и возникала необходимость получать лицензию Банка России.

В Законе предусмотрено, что лизингодатель имеет право без лицензии Банка России на осуществление международных операций, связанных с движением капитала, привлекать денежные средства от нерезидентов Российской Федерации в целях приобретения предмета лизинга на срок более чем шесть месяцев (180 дней), но не превышающий срока действия договора лизинга.

Кроме того, лизинговым компаниям предоставляется право без лицензии Банка России осуществлять выплату процентов за пользование рассрочкой платежа, предоставленной продавцом (поставщиком) предмета лизинга, независимо от срока фактического получения предмета лизинга (т.е. как текущие валютные операции, так и операции, связанные с движением капитала). К сожалению, пока этот подход не согласуется с требованиями законодательства по валютному регулированию.

Для осуществления операций международного лизинга Закон устанавливает, что:

ввоз на территорию Российской Федерации и вывоз с территории Российской Федерации (перемещение через таможенную границу Российской Федерации) предмета лизинга в целях его использования по договору лизинга на срок более чем шесть месяцев, а также оплата полной суммы договора лизинга за период, превышающий шесть месяцев, не являются операциями, связанными с движением капитала, в соответствии с законодательством Российской Федерации о валютном контроле и валютном регулировании;

стороны договора лизинга имеют право предоставлять отсрочку лизинговых платежей на срок не более чем шесть месяцев с момента фактического ввода предмета лизинга в эксплуатацию.

Закон предусматривает, что при ввозе на территорию Российской Федерации или вывозе с территории Российской Федерации (перемещении через таможенную границу) предмета лизинга все виды таможенных налогов и тарифов начисляются на полную таможенную стоимость имущества.

Уплата таможенных налогов и тарифов должна теперь производиться:

на момент ввоза (вывоза) предмета лизинга на сумму оплаченной части таможенной стоимости имущества, что подтверждается банковскими документами;

одновременно (в дальнейшем) с лизинговыми платежами или в течение 20 дней с момента получения лизинговых платежей.

Причем определенный Законом порядок (система) оплаты таможенных налогов и тарифов не считается отсрочкой таможенных платежей или инвестиционным налоговым кредитом.

Как видно, Закон устанавливает благоприятные условия для участников лизинга. Однако эти условия не во всем соответствуют действующему налоговому законодательству и таможенным нормативным актам. В полной мере Закон "О лизинге" сможет заработать только в том случае, если будут устранены расхождения между его нормами и нормами законов, регулирующих налоговое, таможенное, валютное и другие законодательства.


В.Д.Газман,

генеральный директор Консультационно-внедренческой компании

"Гарантинвест", кандидат экономических наук


Журнал "Аудиторские ведомости"


Учредители: Аудиторская палата России, Министерство финансов РФ, Центральный банк РФ

Международный еженедельник "Финансовая газета"

Издатель: Международный еженедельник "Финансовая газета"

Журнал зарегистрирован в Комитете Российской Федерации по печати 31 января 1997 г.

Свидетельство о регистрации N 015676

Адрес редакции: 103006, Москва, ул. Ткацкая, 17а


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.