Вознаграждения за содействие созданию и использованию изобретений: начисления страховых взносов в Пенсионный фонд ("Финансовая газета. Региональный выпуск", N 44, ноябрь 1999 г.)

Вознаграждения за содействие созданию и использованию изобретений:
начисления страховых взносов в Пенсионный фонд


В последнее время в практике работы Пенсионного фонда Российской Федерации встречаются случаи выплаты определенной части заработной платы работникам в виде вознаграждений за содействие созданию и использованию изобретения. При этом руководители организаций считают, что на указанные выплаты страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации начисляться не должны. Такая позиция не может считаться законной.

Юридический статус лицензионного договора определяется Основами Гражданского законодательства Союза ССР и республик, утвержденными постановлением Верховного Совета СССР от 31.05.91 г. N 2211-1, Патентным законом Российской Федерации от 23.09.92 г. N 3517-1, Законом СССР "Об изобретениях в СССР" от 31.05.91 г. N 2213-1. В соответствии с указанными нормативными правовыми актами лицензионный договор является разновидностью договоров гражданско-правового характера.

Федеральным законом от 5.02.97 г. N 26-ФЗ (ред. от 30.03.99 г.) "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год" определено, что страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации установлены для организаций в размере 28% от выплат, начисленных в пользу работников по всем основаниям, независимо от источников финансирования, включая вознаграждения по договорам гражданско-правового характера, предметом которых являются выполнение работ или оказание услуг, а также по авторским договорам. Аналогичная норма содержится и в Федеральном законе от 4.01.99 г. N 1-ФЗ "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год".

В ст. 100 Закона Российской Федерации от 20.11.90 г. N 340-1 (ред. от 1.06.99 г.) "О государственных пенсиях в Российской Федерации" указано, что в заработок для исчисления пенсий включаются все виды выплат (дохода), полученных в связи с выполнением работы (служебных обязанностей), на которые начисляются страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Во исполнение Федерального закона от 5.02.97 г. N 26-ФЗ Правительство Российской Федерации постановлением от 7.05.97 г. N 546 утвердило Перечень выплат, на которые не начисляются страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации. Перечнем предусмотрено, что страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации начисляются на выплаты, произведенные по договорам гражданско-правового характера, предметом которых является выполнение работ или оказание услуг.

Статьей 23 Закона СССР "Об изобретениях в СССР" определено, что по лицензионному договору патентообладатель (лицензиар) передает право на использование изобретения другому лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару обусловленные договором платежи.

Таким образом, лицензионный договор в части выплат, производимых лицензиатом лицензиару, нельзя рассматривать как договор гражданско-правового характера, предметом которого являются выполнение работ или оказание услуг. Страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации на указанные выплаты лицензиару не начисляются.

В то же время следует отметить, что на вознаграждения лицам, содействовавшим созданию и использованию изобретения (полезной модели, промышленного образца), страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации должны начисляться.

В соответствии со ст. 34 Закона СССР "Об изобретениях в СССР" вознаграждение за содействие созданию и использованию изобретения (полезной модели, промышленного образца) выплачивается лицензиатом за счет собственных средств в размере, определенном частью 2 данной статьи. Указанное содействие может осуществляться соответствующими лицами в процессе как выполнения своих должностных (служебных) обязанностей на основании заключенного трудового договора (контракта), так и не исполнения своих должностных (служебных) обязанностей в рамках трудовых отношений.

Содействие созданию и использованию изобретения (полезной модели, промышленного образца) при исполнении должностных (служебных) обязанностей осуществляется работниками в рабочее время, когда они выполняют работу в соответствии с заключенным с работодателем трудовым договором (контрактом). За такую работу выплачивается заработная плата, предусмотренная Кодексом законов о труде Российской Федерации, коллективными договорами и соглашениями, трудовым договором (контрактом).

Отношения между лицами, содействующими созданию и использованию изобретения (полезной модели, промышленного образца), и лицензиатом в данном случае носят чисто трудовой характер. Следовательно, вознаграждения, которые выплачивает лицензиат за содействие созданию или использованию изобретения (полезной модели, промышленного образца), необходимо рассматривать как выплаты, произведенные работодателем работникам за выполнение должностных (служебных) обязанностей, предусмотренных трудовым договором (контрактом), на которые должны начисляться страховые взносы. Правовая позиция по начислению страховых взносов на лицензионные договоры в части выплат вознаграждения лицам за содействие созданию и использованию изобретения подтверждается судебно-арбитражной практикой.

Арбитражным судом Кировской области было рассмотрено дело по иску АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат" к Отделению Пенсионного фонда Российской Федерации по Кировской области.

АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат" в соответствии с п. 6.1 лицензионного договора от 3.03.97 г. "О продаже-покупке неисключительной лицензии на использование изобретения на территории Российской Федерации", заключенного между гражданином А.В. Федосеевым и АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат", производило выплаты работникам АООТ за содействие использованию изобретения, внедрение которого производилось на указанном предприятии.

Предметом лицензионного договора, заключенного между гражданином А.В. Федосеевым и АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат", является предоставление лицензиаром (А.В. Федосеевым) права внедрения и использования изобретения лицензиату (АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат").

Лицензиар - гражданин А.В. Федосеев действует на основании договора комиссии, заключенного с гражданином Н.П. Селивановым, который является владельцем патента Российской Федерации N 2038791 "Способ получения хлебобулочных изделий" и собственником изобретения, внедрение и использование которого осуществлялось на АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат". По указанному договору комиссии гражданину А.В. Федосееву предоставлено право выступать в качестве лицензиара по заключаемому лицензионному договору с АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат".

Таким образом, лицензионный договор был заключен, с одной стороны, лицензиатом (АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат"), а с другой стороны - лицензиаром (гражданином А.В. Федосеевым), не являющимся патентообладателем на указанное изобретение.

В своем иске АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат" оспаривал правомерность доначисления страховых взносов на выплаты, которые производились работникам предприятия за содействие созданию и использованию изобретения. Указанное изобретение внедрялось на предприятии в соответствии с лицензионным договором.

Истец полагал, что на выплаты, произведенные работникам за содействие созданию и использованию изобретения, страховые взносы начисляться не должны. В обоснование своей позиции АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат" приводил следующие доводы.

Выплаты за содействие созданию и использованию изобретения производились работникам на основании лицензионного договора, который относится к договорам гражданско-правового характера, не связанным с выполнением работ или оказанием услуг, а суммы, выплаченные по данному договору, входят в его цену и на такие выплаты не могут быть начислены страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации. Истец утверждал также, что выплаты за содействие созданию и использованию изобретения, во-первых, не обусловлены со стороны работников выполнением работ или оказанием услуг, а во-вторых, производятся по приказу лицензиара.

Кроме того, истец полагал, что лицензионный договор в части выплат лицам, содействующим использованию изобретения, является договором в пользу третьих лиц, заключенным в соответствии со ст. 430 Гражданского кодекса Российской Федерации. Таким образом, лица, содействующие использованию изобретения, выступают третьими лицами по лицензионному договору, т.е. они не несут каких-либо обязанностей, а обладают только правом получения вознаграждения.

Решением первой инстанции арбитражного суда Кировской области иск был удовлетворен. При вынесении решения суд исходил из того, что выплаты работникам за содействие использованию изобретения осуществлялись в соответствии с п. 6.1 указанного лицензионного договора, который относится к гражданско-правовым договорам, не связанным с выполнением работ или оказанием услуг, и на основании п. 21 Перечня выплат, на которые не начисляются страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 7.05.97 г. N 546, на указанные выплаты не должны начисляться страховые взносы.

Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Кировской области не согласилось с решением первой инстанции арбитражного суда Кировской области и подало апелляцию, указав следующее. Обязанность по выплате вознаграждения лицам, содействующим использованию изобретения, установлена ст. 34 Закона СССР от 31.05.91 г. N 2213-1 "Об изобретениях в СССР" и возложена на предприятие-патентообладателя и предприятие-лицензиара. Ссылка АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат" на то, что указанные выплаты производятся из средств лицензиара и по его приказу, не соответствует действительности. В данном случае лицензиар (гражданин А.В. Федосеев) не является патентообладателем. Владелец патента - гражданин Н.П. Селиванов.

Таким образом, на основании ст. 34 Закона СССР от 31.05.91 г. N 2213-1 "Об изобретениях в СССР" лицензиар не несет обязанности выплачивать вознаграждение лицам, содействующим использованию изобретения. Данная выплата производится в соответствии с п. 2 указанной статьи из средств предприятия-патентообладателя или предприятия-лицензиата, а не лицензиара.

Так как владельцем патента является физическое лицо, а не предприятие, то единственным лицом, обязанным выплачивать вознаграждение за содействие использованию изобретения, является лицензиат, т.е. АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат".

Кроме того, как было установлено судом первой инстанции и поддерживается ответчиком, в период содействия использованию изобретения на работников не были возложены дополнительные трудовые обязанности (объем трудовых обязанностей остался неизменным). Содействие использованию изобретения осуществлялось работниками в рамках трудового договора (контракта) и в течение рабочего дня.

Таким образом, принимая во внимание вышеизложенное и учитывая, что выплаты за содействие использованию изобретения производились работодателем своим работникам, такие выплаты следует рассматривать в качестве оплаты труда в рамках трудового договора (контракта). Необходимо учитывать также положение Конвенции N 95 Международной организации труда "Об охране заработной платы", в соответствии с которой под заработной платой понимается всякое вознаграждение независимо от названия и метода исчисления, установленное национальным законодательством, которое выплачивается работодателем трудящемуся за труд.

Кроме того, нельзя согласиться с доводами суда первой инстанции и истца о том, что указанные выплаты производились на основании лицензионного договора по следующим основаниям: во-первых, работники не являются стороной данного договора; во-вторых, в соответствии со ст. 420 Гражданского кодекса Российской Федерации договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Указанный договор не устанавливает для работников никаких прав на получение выплат за содействие использованию изобретения, так как персональный состав работников, которым должны производиться указанные выплаты, в договоре не определен. К тому же необходимо учитывать, что в соответствии со ст.154 Гражданского кодекса Российской Федерации для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка). В данном случае согласованной воли работников на участие в лицензионном договоре в части выплат за содействие использованию изобретения не было.

То обстоятельство, что выплаты лицам, содействовавшим использованию изобретения, не связаны с лицензионным договором, подтверждается следующим. Если предприятие-патентообладатель будет использовать изобретение самостоятельно, то соответственно никакого лицензионного договора не будет (так как право на использование изобретения никому не передается), а выплаты лицам, содействующим использованию изобретения, будут производиться в силу ст. 34 Закона СССР от 31.05.91 г. N 2213-1 "Об изобретениях в СССР".

Таким образом, правовая природа указанной выплаты не связана с лицензионным договором, а носит обязательный характер согласно нормам действующего законодательства.

Даже если принять во внимание, что выплаты за содействие использованию изобретения производились на основании лицензионного договора, необходимо учитывать следующее. В соответствии со ст. 13 Патентного закона Российской Федерации от 23.09.92 г. N 3517-1, ст.23 Закона СССР от 31.05.91 г. N 2213-1 "Об изобретениях в СССР" по лицензионному договору лицензиар передает право на использование изобретения лицензиату, а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару обусловленные договором платежи. Таким образом, конструкция лицензионного договора соответствует договору уступки прав на использование изобретения и данный договор не связан с выполнением работ и оказанием услуг.

Однако п. 6.1 лицензионного договора между лицензиаром (гражданином А.В. Федосеевым) и лицензиатом (АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат"), предусматривающий обязанность лицензиата выплачивать своим работникам вознаграждения за содействие использованию изобретения, нельзя рассматривать в качестве элемента договора на уступку прав использования изобретения. Принимая во внимание, что содействие использованию изобретения осуществлялось работниками посредством выполнения ими трудовых обязанностей, предусмотренных трудовым договором (контрактом), указанный лицензионный договор следует считать смешанным, а элементы договора, приходящиеся на п. 6.1, относятся к договору на выполнение работ.

К указанному лицензионному договору следует применять нормы п. 3 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, которым установлено, что к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре.

Таким образом, в том случае, если в лицензионный договор включается условие о выплате вознаграждения лицам, содействовавшим созданию и использованию изобретения, указанные условия следует рассматривать в качестве элементов договора на выполнение работ или оказание услуг.

Следует также учитывать, что п. 6.1 данного лицензионного договора не приводит к возникновению никаких прав и обязанностей со стороны лицензиара (А.В. Федосеева). Пункт 6.1 лицензионного договора порождает обязанности (установленные нормой Закона) только для одной стороны - лицензиата (АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат"). Следовательно, п. 6.1 лицензионного договора является односторонней сделкой, а не договором, для совершения которой в соответствии со ст. 34 Закона СССР от 31.05.91 г. N 2213-1 "Об изобретениях в СССР" необходимо и достаточно выражения воли одной стороны (ст. 154 Гражданского кодекса Российской Федерации).

На основании изложенного апелляционная инстанция арбитражного суда Кировской области решение суда первой инстанции отменила, в иске АООТ "Кировский бараночно-сухарный комбинат" к Отделению Пенсионного фонда Российской Федерации по Кировской области отказала.


А.Е.Оленин,

А.Н.Мацюк,

юристы

Пенсионный фонд Российской Федерации



Газета "Финансовая газета. Региональный выпуск"


Учредитель: Редакция Международного финансового еженедельника "Финансовая газета"


Газета зарегистрирована в Роскомпечати 3 октября 1994 г.

Регистрационное свидетельство N 012947

Адрес редакции: г. Москва, ул. Ткацкая, д. 5, стр. 3

Телефон +7 (499) 166 03 71

http://fingazeta.ru/

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.