Выводы налоговых органов должны быть документально подтверждены (С.В.Юдин, "Российский налоговый курьер", N 11, ноябрь 1999 г.)

Выводы налоговых органов должны быть документально подтверждены


Лицензии нет, а налоговые льготы есть


В ходе документальной проверки госналогинспекция установила, что одно из закрытых акционерных обществ осуществляло свою деятельность по реализации медицинской техники без лицензии. На этом основании ГНИ пришла к выводу, что ЗАО не имело права пользоваться льготой, предусмотренной пп."у" ст.5 Закона Российской Федерации от 06.12.91 N 1992-1 "О налоге на добавленную стоимость" (далее - Закон N 1992-1). Поэтому госналогинспекция выставила инкассовые поручения на бесспорное списание с банковских счетов налогоплательщика недоимки по НДС и сумм пени.

ЗАО с таким решением не согласилось и обратилось в Арбитражный суд г.Москвы с иском о признании инкассовых поручений не подлежащими исполнению.

В результате разбирательства суд удовлетворил иск налогоплательщика по следующим основаниям.

В соответствии с пп."у" п.1 ст.5 Закона N 1992-1 от уплаты НДС освобождаются изделия медицинского назначения и медицинская техника. Аналогичные положения содержатся и в пп."у" п.12 инструкции Госналогслужбы России от 11.10.95 N 39 "О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость" (далее - Инструкция N 39).

Как следует из устава ЗАО, реализация медицинской техники является основным видом деятельности этого налогоплательщика. Вместе с тем ни Закон N 1992-1, ни Инструкция N 39 не ставят использование льготы в зависимость от наличия у налогоплательщика лицензии на осуществление данного вида деятельности. Следовательно, требование госналогинспекции о предоставлении лицензии для подтверждения правомерности использования указанной льготы необоснованно и нарушает права налогоплательщика, предусмотренные законом. По этой причине суд полностью удовлетворил иск налогоплательщика, признав инкассовые поручения госналогинспекции не подлежащими исполнению.

Следует отметить, что в соответствии с Федеральным законом от 25.09.98 N 158-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" в случае нарушений лицензионных требований и условий, которые могут повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам физических и юридических лиц, а также за невыполнение решений лицензирующих органов, обязывающих лицензиата устранить выявленные нарушения, лицензирующие органы имеют право вынести предупреждение лицензиату, обязав его устранить выявленные нарушения в установленные сроки, либо приостановить действие лицензии.

Таким образом, при выявлении налоговыми органами фактов нарушения налогоплательщиками упомянутого федерального закона, налоговым инспекциям следует сообщить о таких фактах в органы, которые осуществляют контроль над лицензированием.


Налог на имущество не взимается, если выручка
от научных работ - не менее 70%


По результатам документальной проверки научно-исследовательского института госналогинспекция установила, что налогоплательщик неправомерно воспользовался льготой по налогу на имущество предприятий.

В соответствии с Законом Российской Федерации от 13.12.91 N 2030-1 "О налоге на имущество предприятий" налогом не облагается имущество научно-исследовательских учреждений, в объеме работ которых за отчетный год научно-исследовательские, опытно-конструкторские и экспериментальные работы составляют не менее 70%. Однако, как установлено проверкой, институт при исчислении налога на имущество за 1995 и 1996 гг. включил в этот объем работы, которые на самом деле таковыми не являлись. На этом основании ГНИ исключила пять хозяйственных договоров из объема выполненных за отчетные годы. Вследствие этого общий объем за отчетный год составил в 1995 г. - 62%, а в 1996 г. - 67%.

НИИ не согласился с выводами госналогинспекции и обратился в Арбитражный суд г.Москвы с иском о признании недействительным решения инспекции о взыскании с института недоимки по налогу и сумм пени.

Арбитражный суд установил следующее.

1. По договору между НИИ и торговым домом предусматривалось оказание истцом научно-технических услуг по обеспечению электроэнергией, водой, теплоснабжением, канализацией, средствами связи, по эксплуатации и охране территории, выполнению природоохранных мероприятий и других хозяйственных услуг.

2. Согласно договору с ТОО "А." предусматривалось оказание научно-технических услуг по оценке защитных устройств, уменьшающих гидроабразивный износ турбин, а также рассмотрение методики экспериментальных исследований и оценка возможности применения математической модели движения насосов.

3. Предметом договора с ТОО "Б." было оказание истцом инженерно-технических услуг и проведение испытаний на универсальной грузоиспытательной машине.

4. В соответствии с остальными договорами истец оказывал инженерно-технические услуги и услуги по складированию мелкоштучной продукции, а также техническую помощь в эксплуатации помещений.

Арбитражный суд изучил указанные договоры, научно-технические отчеты и акты выполненных работ. После чего на основании ст.2 Федерального закона Российской Федерации от 23.08.96 N 127-ФЗ "О науке и государственной научно-технической политике", в соответствии с которой под научной (научно-исследовательской) деятельностью понимается деятельность, направленная на получение и применение новых знаний, был сделан вывод, что научно-исследовательская деятельность и экспериментальные разработки не включают в себя виды работ, являющиеся предметами рассматриваемых договоров. Поэтому истец неправомерно использовал льготу по налогу на имущество предприятий.

В заседании суда апелляционной инстанции истец указал на наличие у него свидетельства о государственной аккредитации, полученного институтом уже после принятия судом первой инстанции решения по делу. По мнению налогоплательщика, это подтверждало, что объем научно-технической деятельности НИИ составляет в среднем не менее 70% общего объема выполняемых работ, и являлось основанием для предоставления льготы. Однако суд с этим не согласился, посчитав, что наличие указанного свидетельства нельзя признать достаточным для принятия изложенных истцом доводов. Кроме того, суд не располагал сведениями о том, какие документы были представлены на аккредитацию, за какой период определялся объем выполненных работ и являлись ли спорные договоры предметом исследования при определении объемов работ. Доказательств, как этого требует ст.53 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), истец не представил.

В итоге арбитражный суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу налогоплательщика без удовлетворения.


Купил здание - плати земельный налог


Проводя документальную проверку акционерного общества закрытого типа, госналогинспекция установила факт неуплаты земельного налога. Налогоплательщик не согласился с выводами ГНИ, так как считал, что никакого земельного участка ему не передавалось, а было передано в собственность лишь здание.

Арбитражный суд, рассмотрев спор, отказал истцу в удовлетворении иска, сославшись при этом на следующие обстоятельства.

Как следует из документов, 15 февраля 1993 г. Управление государственного контроля охраны и использования памятников истории и культуры г.Москвы выдало истцу охранное обязательство на заовражную часть архитектурного ансамбля "Царицыно" под культурно-рекреационные цели. На основании этого охранного обязательства истец был определен как пользователь указанного земельного участка. Данный земельный участок был передан истцу по акту технического состояния памятника.

Затем в соответствии с актом приемной комиссии от 16.02.94 был принят в эксплуатацию законченный строительством объект - культурно-исторический комплекс "Царицыно". В мае 1995 г. Комитет по управлению имуществом Москвы выдал истцу свидетельство на право собственности на указанное строение.

В соответствии со ст.37 Земельного кодекса РСФСР при переходе права собственности на строение, сооружение или при передаче их другим предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам вместе с этими объектами переходит и право пользования земельными участками. Следовательно, возникновение права собственности на строение влечет возникновение у истца права пользования земельными участками, расположенными под этим строением. Поэтому в силу ст.1 Закона Российской Федерации от 11.10.91 N 1738-1 "О плате за землю" истец обязан уплачивать земельный налог.

На основании представленных в суд доказательств (плана границ земельного участка, выписки из государственного земельного кадастра), подтверждающих площадь земельного участка, находящегося в пользовании АОЗТ, суд решил, что истец является землепользователем земельного участка. Вследствие этого с него правомерно взысканы сумма земельного налога и финансовые санкции за сокрытый объект налогообложения.

Арбитражный суд апелляционной инстанции оставил жалобу налогоплательщика без удовлетворения.


Товарооборот и выручка, полученная от реализации продукции
собственного производства, - это "две большие разницы"
для целей налогообложения


В результате документальной проверки на предмет соблюдения налогового законодательства госналогинспекция установила, что общество с ограниченной ответственностью неправомерно занизило налог на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы, а также налог на пользователей автодорог. Решением ГНИ с налогоплательщика было предписано взыскать недоимки по указанным налогам и санкции. Кроме того, инспекция выставила инкассовые поручения на списание в бесспорном порядке со счета налогоплательщика сумм недоимок и санкций.

ООО с этим не согласилось, предъявив в Арбитражный суд г.Москвы соответствующий иск.

Арбитражный суд, рассмотрев дело, удовлетворил иск налогоплательщика в части признания инкассовых поручений не подлежащими исполнению, поскольку у налоговых органов отсутствует право в бесспорном порядке взыскивать налоговые санкции.

В части признания недействительным решения госналогинспекции суд установил следующее.

Занижение налога на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы, а также налога на пользователей автодорог произошло в результате неправильного определения объекта налогообложения и ставок налогов. В соответствии со ст.5 Закона Российской Федерации от 18.10.91 N 1759-1 "О дорожных фондах в Российской Федерации" и ст.3 Закона г.Москвы от 16.03.94 N 5-25 "О налоге на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы" объектами обложения указанными налогами является выручка, полученная от реализации продукции (работ, услуг).

Пункт 16 инструкции Госналогслужбы России от 15.05.95 N 30 "О порядке исчисления и уплаты налогов, поступающих в дорожные фонды" определяет, что объектом налогообложения является выручка, полученная от реализации продукции (работ, услуг), и сумма разницы между продажной и покупной ценами товаров, реализованных в результате заготовительной, снабженческо-сбытовой и торговой деятельности.

Как следует из акта документальной проверки, истец исчислял и уплачивал этот налог в IV квартале 1995 г., в 1996 г. и в I квартале 1997 г. с суммы выручки от реализации продукции собственного производства по ставкам, которые применялись к показателю товарооборота предприятий торговли. Во II - IV кварталах 1997 г. и I - II кварталах 1998 г. налог исчислялся с суммы разницы между продажной и покупной ценами, хотя должен был исчисляться со всей суммы выручки от реализации продукции собственного производства. В 1997 г. и в 1-м полугодии 1998 г. истец исчислял налог на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы с суммы разницы между продажной и покупной ценами, в то время как налог следовало исчислять с суммы выручки от реализации продукции собственного производства.

Кроме того, суд не принял во внимание ссылки истца на Методические рекомендации по бухгалтерскому учету затрат, включаемых в издержки обращения и производства, и финансовых результатов на предприятиях торговли и общественного питания, утвержденные Госналогслужбой России от 10.05.95 N ЮБ-6-17/256. В этом документе даны разъяснения по формированию конечного финансового результата (прибыли или убытка) деятельности предприятий торговли (вторая часть п.1.4), однако они не относятся ни к порядку исчисления и уплаты налогов, поступающих в дорожные фонды, ни к порядку исчисления и уплаты налога на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы.

Апелляционная инстанция оставила жалобу истца без удовлетворения, а решение суда первой инстанции без изменения.


Выводы налоговых органов должны быть
документально подтверждены


Закрытое акционерное общество обратилось в Арбитражный суд г.Москвы о признании недействительным постановления госналогинспекции.

Оспариваемое налогоплательщиком постановление было вынесено на основании акта выездной налоговой проверки. Госналогинспекция выявила неправомерное отнесение налогоплательщиком на себестоимость затрат по арендной плате (договор аренды ГНИ посчитала недействительным), командировочных расходов и расходов по оплате услуг связи, а также установила факты сокрытия выручки.

Изучив представленные суду доказательства и выслушав представителей сторон, суд установил следующее.

Сделка (в данном случае - договор аренды) может быть признана недействительной в порядке, определяемом гражданским законодательством Российской Федерации. Налоговые органы не вправе признавать сделки недействительными. Кроме того, в судебном заседании установлено, что ЗАО оплачивало услуги по аренде, что не отрицалось и самой налоговой инспекцией.

В соответствии с Положением о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 05.08.92 N 552, затраты по аренде, командировочные расходы, расходы по оплате услуг связи включаются в себестоимость продукции. Госналогинспекция не смогла доказать обстоятельств, послуживших основанием для привлечения налогоплательщика к ответственности, как требует ст.53 АПК РФ. К тому же в акте проверки не указана сумма затрат, которая была не принята. Таким образом, выводы ГНИ являются в этой части необоснованными.

Как следует из акта выездной проверки, госналогинспекцией обнаружена сокрытая выручка. В этом документе представлено несколько возможных вариантов сокрытия выручки. Однако документально подтвержденные факты налоговых нарушений, выявленных в ходе проверки, указаны не были. А это противоречит требованиям ст.100 Налогового кодекса Российской Федерации. Поэтому суд посчитал, что ответчиком не доказаны факты сокрытия и занижения выручки, повлекшие неуплату налога.

На основании изложенного суд посчитал необоснованными выводы ГНИ о занижении налога на прибыль, налога на пользователей автомобильных дорог и налога на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы. В связи с этим исковые требования налогоплательщика были полностью удовлетворены.


С.В.Юдин,

Советник налоговой службы I ранга


Журнал "Российский налоговый курьер"


"Российский налоговый курьер" - специализированный практический журнал для главных бухгалтеров, аудиторов и налоговых консультантов. Журнал для тех, кто хочет сдавать налоговую отчетность без проблем!


Свидетельство о регистрации средства массовой информации N 017745 от 29.09.99


www.rnk.ru


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.