Злоупотребление правом (дух и буква закона) (Л.В.Щенникова, "Законодательство", N 5, май 1999 г.)

Злоупотребление правом
(Дух и буква закона)


Если попытаться предельно кратко охарактеризовать новый облик гражданского права России, то подходящим, на мой взгляд, будет эпитет "нравственное". Да, сухие абстрактные нормы, регулирующие рыночные имущественные отношения и связанные с использованием товарно-денежной формы, могут породить старые образы рынка, где обманывают и обкрадывают, "грязных" денег, которые надо отмывать. Истина же заключается как раз в обратном. Имущественные отношения только тогда могут служить человеку, удовлетворять его потребности, когда они строятся на доверии, порождаются действительной волей, исполняются надлежащим образом. Вот почему главным принципом в цивилизованном гражданском обществе выступает принцип фидуциарности, или доверительности, а руководящим афоризмом могут быть слова Марка Аврелия о том, что люди рождаются, "чтобы помогать друг другу, как рука помогает руке, нога - ноге, верхняя челюсть нижней".

За десятилетия советского периода как в теории гражданского права, так и в правоприменительной практике мы отвыкли от оценочных категорий. Не было у нас в гражданском законодательстве применительно к деятельности участников гражданского оборота таких определений-характеристик, как "разумный", "добросовестный", "справедливый". Цивилистическая теория называла их каучуковыми формулировками, которые не нужны гражданскому законодательству, поскольку породят произвол и неразбериху на практике. Именно о судьях, применяющих гражданский закон, думал профессор В.П. Грибанов, когда высказывал в своих фундаментальных трудах отрицательное отношение к абстрактным категориям.

Времена изменились, и сегодня мы имеем унифицированное гражданское законодательство России, в котором многие нормы созвучны зарубежным аналогам, при этом они имеют свое лицо, следуя отечественным законодательным традициям. Заслугой российского законодателя является создание за достаточно короткий срок новой гражданско-правовой машины, нового механизма гражданско-правового регулирования имущественных отношений. Обновленное гражданское право сумело воплотить новый дух, который я обозначила в начале публикации духом нравственности.

Создание нового правового поля потребовало восприятия этого нового духа всеми участниками гражданского оборота, его пришлось учесть и нашим правоприменителям. Иными словами, сегодня судья оказался вынужденным толковать не только нормы, работая с буквой закона, но и исходить при принятии решения из действительных намерений контрагентов, индивидуализировать каждый случай. Таким образом, на плечи всех от участников рынка до правоприменителей "свалился" моральный закон Канта. Готовы ли все мы к этому испытанию? Если положить руку на сердце, то, думаю, по-пионерски ответить на этот вопрос подавляющее большинство как предпринимателей, так и практикующих юристов не сможет. Правоприменительная практика, порожденная активной предпринимательской деятельностью участников гражданского оборота, столкнулась с массой проблем, одна из которых - проблема злоупотребления правом, или шикана (ст. 10 ГК РФ).

Известно, что шикану можно определить как злоупотребление правом с исключительным намерением причинить вред. Само же злоупотребление правом теория российской цивилистики в лице профессора В.П. Грибанова рассматривает как "особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного общего типа поведения" *(1). Трудность правоприменительной деятельности заключается в распознании этого особого типа правонарушения - шиканы, поскольку он не описан в законе. Его нет в букве, он противоречит духу гражданского права, а значит, сегодня от любого судьи требуется большой нравственный и умственный труд, чтобы в каждом конкретном случае обнаруживать выход за пределы добросовестности, обозначенные в ст. 10 ГК РФ.

Следует констатировать тот факт, что в современной арбитражной практике уже нашла свое применение ст. 10 ГК РФ. Злоупотребление правом с прямым умыслом арбитражные суды РФ обнаруживают, в частности, при применении норм о банковской гарантии. Так, в обзоре практики разрешения споров, связанных с применением норм ГК РФ о банковской гарантии *(2), приводится дело, в котором бенефициар обратился с иском к организации-гаранту. В гарантии предусматривалась обязанность гаранта выплатить 20 млн руб. при предъявлении бенефициаром требований с приложением письменного подтверждения факта отсутствия у принципала денежных средств для оплаты товаров в размере, определенном договором купли-продажи. В срок, установленный в гарантии, бенефициар предъявил гаранту требование о платеже с приложением заверенной принципалом справки, подтверждающей отсутствие средств на счете принципала на день, когда оплата товара должна была быть произведена. Гарант отказался от выплаты сумм по гарантии, указав, что, по имеющимся у него данным, оплата товаров бенефициару была произведена третьей организацией по просьбе принципала, и следовательно, обеспечиваемое обязательство исполнено. Однако бенефициар повторно потребовал оплаты от гаранта и после отказа последнего от платежа обратился с иском в арбитражный суд. Формально в соответствии со ст. 376 ГК РФ повторное требование бенефициара подлежит удовлетворению гарантом. Вместе с тем арбитражный суд, установив с помощью доказательств факт оплаты бенефициару требуемых сумм, т.е. исполнение основного обязательства, расценил требование бенефициара, предъявленное гаранту, как злоупотребление правом и на основании ст. 10 ГК РФ в иске отказал.

Аналогичный пример квалификации действий бенефициара можно обнаружить в обзоре судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц *(3).

Однако появление правоприменительной практики ст. 10 ГК РФ отнюдь не свидетельствует о ее триумфальном шествии. Впрочем, само по себе злоупотребление - это всегда плохо, и с объективной точки зрения, в смысле экономического благополучия, чем меньше, тем лучше. Однако, к великому сожалению, реальная рыночная практика - это не единичные случаи злоупотребления субъективными гражданскими правами. Мы живем в условиях "недобросовестности в коммерческих делах", которая оказывает "общее негативное влияние на макроэкономические тенденции" *(4).

Порой юридические фирмы, защищая своих клиентов от взысканий платежей по договорам, в частности, за выполненные работы, оказанные услуги, прибегают к такому способу, как признание сделки недействительной, доказывают незаключенность договора. Таким путем они не столько избегают принуждения к реальному исполнению обязательства и ответственности, сколько ищут возможности уйти от серьезных потерь, в частности, в связи с нарушением принципа эквивалентности в имущественных отношениях, которое возникает под влиянием изменившихся обстоятельств. И в этих случаях, как представляется, арбитражная практика могла бы смелее использовать в своей деятельности ст. 10 ГК РФ. Чтобы не быть голословной, приведу пример.

По договору строительного подряда организация-подрядчик взяла на себя обязательство произвести отделочные работы к установленному сроку с условием внесения авансовых платежей в середине срока и итоговой оплаты выполненных и принятых работ в сумме, указанной в долларовом эквиваленте. Подрядчик нарушил сроки выполнения работ, и на момент оплаты в связи с общим финансовым обвалом рублевая сумма, соответствующая валютной оговорке, оказалась явно неэквивалентной произведенным затратам. С одной стороны, взыскание указанной в договоре суммы за выполненные работы составляло субъективное право требования подрядчика. С другой - сам факт принудительного взыскания сумм, установленных договором с помощью валютной оговорки, мог бы повлечь нарушение баланса интересов сторон, противоречил бы принципу эквивалентности. В приведенном примере заказчик, отстаивая свои имущественные интересы, судорожно стал цепляться за "качество" договора, обосновывая его недействительность. Такого рода уловки, и здесь я полностью солидарна с негативной оценкой таких попыток, данной М.И Брагинским и В.В.Витрянским *(5), не потребуется, если стороны в своих отношениях будут действовать добросовестно. Нравственный закон, распространяющийся на участников гражданского оборота, не должен позволять наживаться со ссылкой на букву договора. Что касается арбитражных судов, то тот же нравственный закон, которому подчиняется и правоприменитель, не должен позволять последнему нарушать баланс интересов сторон.

Индивидуализируя дело, арбитражный суд, как мне представляется, должен в меру своих возможностей, вернее, возможностей относительно определенной санкции ст. 10 ГК РФ, бороться с любым и каждым фактом злоупотребления правом в форме шиканы. Практика имущественных отношений разнообразна и многогранна. Она обогащает юриспруденцию, достраивает здание цивилистики, заложенное в фундаменте законодателем. Хочется верить, что нравственное гражданское законодательство, пусть не сразу, пусть постепенно, но воспитает, создаст новый облик участников гражданского оборота, для которых главными оценками будут оценки с позиций добра, разума и справедливости.


Л.В.Щенникова

Доктор юридических наук, профессор


--------------------------------------------------------------------------

*(1) Грибанов В.П. Пределы осуществления защиты гражданских прав. М., 1992. С. 68.

*(2) См.: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15 января 1998 г. N 27. Приложение.

*(3) См.: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16 февраля 1998 г. N 29. Приложение.

*(4) Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М., 1997. С. 625.

*(5) Там же.


Злоупотребление правом (дух и буква закона)


Автор


Л.В.Щенникова - доктор юридических наук, профессор


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 1999, N 5



Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.