Конфликт землепользования при частном строительстве (И.О.Краснова, "Законодательство", N 2, февраль 1999 г.)

Конфликт землепользования при частном строительстве


Введение


Необходимость правового регулирования землепользования не вызывает сомнений. Только продуманная система законов может обеспечить рациональное использование и охрану земли как части природной среды, как пространственного базиса для расселения людей и как средства производства. Но в последние годы наше общество и государство, увлекшись политическими дискуссиями вокруг земельного рынка, неоправданно ослабили внимание к правовому регулированию этой области законодательства, что, естественно, повлекло разнообразные отрицательные последствия, в частности, неупорядоченность использования и охраны земель. Действующие федеральные и областные нормативно-правовые акты не создают должной правовой атмосферы в сфере землепользования, не сдерживают усилившиеся в условиях рыночной экономики тенденции к хищнической, хаотической эксплуатации как земель, так и иных связанных с ней элементов природной среды. Все это усиливает потребность в скорейшем совершенствовании земельного права. При этом предстоит решить множество вопросов: общих и специальных, теоретических и практических.

Известно, что в последние десять лет земельное законодательство России движется в сторону радикального обновления. Доминирующее влияние на этот процесс оказывает новая для нашей страны концепция приватизации земель, провозглашенная необходимость введения частной, муниципальной собственности в дополнение к государственной. Данная концепция в значительной степени определила содержание и тенденции развития современного земельного права. Если проанализировать федеральные нормативные акты начала 90-х годов, можно сделать вывод о том, что подавляющее большинство этих документов посвящено развитию отношений частной собственности и соответствующим отношениям государственного управления (регистрации прав на землю и т.д.). Довольно быстро вошло в сознание законодателей понятие земли как недвижимого имущества, сформировались связанные с этим материальные интересы*(1). Уже детально разработаны процедуры приватизации, что, несомненно, важно для предупреждения нарушений прав участников этих отношений, поддержания управляемости ситуации. Аналогичные процессы проходят на уровне субъектов федерации.

Вместе с тем, многофункциональность земель требует сбалансированного регулирования земельных отношений, включающего, наряду с развитием отношений собственности, создание правовых основ и правовых гарантий охраны земель как природного наследия, элемента единой экосистемы. Практика российских реформ показала, что такая задача приобретает особое значение, учитывая, что к негативным последствиям приватизации можно отнести общее значительное ухудшение состояния земель, сокращение площадей наиболее ценных земельных ресурсов.


Проблема водоохранных зон


К числу самых актуальных можно отнести задачу установления и поддержания правового режима водоохранных зон. Даже короткая поездка по Подмосковью дает наглядное представление о масштабах проблемы очень много земель прилегает к водоемам. На берегах или в непосредственной близости от них идет массовое строительство дач, индивидуальных домов, хозяйственных объектов. Вряд ли требуется пояснять, что любые объекты, расположенные вблизи водоема, создают опасность его загрязнения. И с ростом числа таких потенциальных "загрязнителей" растет опасность.

Для охраны экосистемы водоемов действующее законодательство РФ предусматривает установление водоохранных зон со специальным режимом землепользования на землях, примыкающих к акваториям всех рек, озер, водохранилищ и других поверхностных водных объектов. Правовой режим водоохранных зон определяется преимущественно Водным кодексом РФ (1995 г.) и недавно принятым постановлением Правительства РФ, утвердившим Положение о водоохранных зонах водных объектов и их прибрежных защитных полосах*(2) (далее Положение о водоохранных зонах). По общему правилу землепользование на прилегающих к водоемам землях не запрещается, однако виды землепользования ограничены. К примеру, из числа разрешенных видов землепользования исключены работы, связанные с применением химических веществ, включая размещение складов ядохимикатов и средств борьбы с вредителями. Не допускается также использование земель для размещения животноводческих комплексов и ферм. Существенно ограничивается использование земель указанного вида для организации дачного, садово-огородного хозяйства. Так, на таких участках нельзя размещать стоянки транспортных средств, а их использование необходимо осуществлять по правилам, исключающим загрязнение, засорение и истощение водных объектов. К незаконными действиям относятся, главным образом, сброс в водные объекты бытовых отходов, а также вредных веществ, ухудшающих качество вод или негативно влияющих на состояние дна и берегов, а также ведение строительства и сельского хозяйства на земельных участках способами, вызывающими устойчивое сокращение запасов и ухудшение качества вод. Не относятся к запрещенным видам землепользования: ведение личного подсобного хозяйства, индивидуальное жилищное строительство либо строительство и реконструкция иных объектов, но при условии, что такое строительство предварительно согласовано с территориальными органами Министерства природных ресурсов.

Для водоохранных зон установлен особый порядок предоставления земельных участков и размещения объектов. В соответствии с Водным кодексом (ст.112) земельные участки в водоохранных зонах предоставляются по согласованию со специальным государственным органом, уполномоченным следить за использованием и охраной водного фонда. Этим органом является федеральное Министерство природных ресурсов, его бассейновые и другие территориальные органы. Когда возникает необходимость принять решение о размещении объекта, влияющего на состояние вод, требуется дополнительное согласование с специально уполномоченным органом в области охраны окружающей среды и санэпиднадзора (ст.105 Водного кодекса). В необходимых случаях по проектам землепользования должна или может быть проведена экологическая экспертиза. По отношению к землепользованию в водоохранных зонах в обязательном порядке экологическую экспертизу должны проходить те проекты, реализация которых способна оказать прямое либо косвенное воздействие на окружающую среду*(3), т.е. на состояние земель, вод, лесов, животного мира и иных элементов экосистем в пределах и за пределами водоохранных зон. В это число могут войти фактически любые виды деятельности, запланированные на территории водоохранных зон.

Часть водоохранной зоны, непосредственно примыкающей к водоему, представляют собой прибрежные защитные полосы, на территории которых устанавливаются дополнительные ограничения природопользования. Так, на защитных полосах запрещается использование удобрений. Там не допускается не только размещение дачных и садово-огородных участков, но и выделение участков под индивидуальное жилищное строительство. На такой территории нельзя не только размещать стоянки автомобильного транспорта, но даже проезжать на автомобилях и тракторах, за исключением автомобилей специального значения. Допускаются лишь некоторые виды землепользования, связанные с доступом к водным объектам для удовлетворения неотложных потребностей. К таковым отнесены размещение объектов водоснабжения, рекреации, водозаборных, портовых и гидротехнических сооружений. Ужесточение правового режима землепользования в пределах защитных полос обусловлено особой уязвимостью этих участков земель, их важной задачей способствовать поддержанию надлежащего состояния водных объектов, предупреждать их деградацию.

Допускается установление еще более жестких правил землепользования для водоохранных зон источников питьевого водоснабжения и мест нереста ценных видов рыб, которые в установленном порядке должны объявляться особо охраняемыми территориями. Порядок объявления особо охраняемых территорий установлен Федеральным законом от 14 марта 1995 г. N 33-ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях"*(4)

Таким образом, федеральное законодательство довольно подробно определяет порядок землепользования в водоохранных зонах. Однако следует учитывать, что эти общие правила землепользования и природопользования могут применяться лишь после установления водоохранных зон юридически и физически для каждого водоема индивидуально. Процедура установления таких зон предусмотрена Положением о водоохранных зонах.

В соответствии с данной процедурой для каждой водоохранной зоны готовится проект. Инициаторами проектирования, а затем и заказчиками проекта в большинстве случаев выступают бассейновые и другие территориальные органы Министерства природных ресурсов. Подготовленные проекты проходят согласование с органами охраны окружающей среды, санэпиднадзора, а для приграничных территорий дополнительно с органами федеральной пограничной службы и вступают в силу после утверждения органами исполнительной власти субъектов РФ. В проектах определяются размеры и границы соответствующей водоохранной зоны, а также конкретизируются правила землепользования и иные требования.

Как следует из изложенного, существуют правовые возможности обеспечения рационального землепользования на территориях, примыкающих к водоемам. Однако не все складывается благополучно. По данным прокуратуры Московской области (май 1997 г.), полученным в результате проверки исполнения законодательства об охране источников питьевого водоснабжения, проекты водоохранных зон для таких водоемов не везде разработаны и утверждены, границы прибрежных защитных полос часто не выделены в натуре. В пределах установленных водоохранных зон констатируется нарушение режима землепользования предприятиями агропромышленного комплекса. В водооохранных зонах - источниках питьевого водоснабжения Московской области распространен захват земель гражданами и юридическими лицами. Имеются факты захламления земель. Отмечено слабое исполнение государственными органами и органами местного самоуправления функций государственного контроля*(5). Таким образом, проблема сводится к исполнению норм права, каковое, по мнению правоохранительных органов, не может быть признано удовлетворительным.

Вина ложится, в основном, на специально уполномоченные государственные органы. Проекты водоохранных зон не составляются из-за отсутствия должной инициативы органов охраны окружающей среды и несвоевременного выполнения своих обязанностей контрольными органами и органами исполнительной власти субъектов РФ. Можно добавить, что особого внимания заслуживает выполнение особых требований при проведении экологической экспертизы проектов, оказывающих воздействие на состояние вод независимо от того, установлена ли там водоохранная зона. Но на практике такая экспертиза проводится лишь в редких случаях, что лишает государство возможности обеспечивать рациональное землепользование на прилегающих к водоемам земельных участках.

Проблема обеспечения режима землепользования в водоохранных зонах и на прилегающих землях не исчерпывается лишь ненадлежащим исполнением требований права. Выясняется, что относительно некоторых возникающих на практике вопросов в законах либо ничего не сказано, либо положения нормативных актов допускают неоднозначную трактовку. Так, в соответствии с п.8 Положения о водоохранных зонах установление водоохранных зон не влечет изъятия земельных участков, прекращения прав собственности и пользования ими. Пункт 7 этого же Положения запрещает размещение дачных, садово-огородных участков и участков, застроенных индивидуальными домами, в прибрежной защитное полосе, что следует понимать как запрет на отвод земель для этих целей только после установления такой полосы для конкретного водного объекта. Но что делать с земельными участками, которые были предоставлены гражданам ранее, а после установления водоохранной зоны оказались в пределах прибрежной защитной полосы? Вероятно, следовало бы изымать такие участки и прекращать землепользование, однако ясно сформулированная норма п.8 заставляет сомневаться в достаточной юридической обоснованности подобного решения. К тому же в случае вынесения решения об изъятии земельного участка встает вопрос о компенсации, о которой нормативные акты, регламентирующие существование водоохранных зон, умалчивают.

В соответствии с общими правилами земельного и гражданского законодательства, земельные участки могут изыматься лишь в установленных случаях. Например, изъятие земельных участков возможно для государственных, общественных и иных нужд, законным является прекращение права пользования самовольно занятым либо предоставленным с нарушением законодательства земельным участком.

В действующем федеральном законодательстве нормы, дающие возможность изъять земельные участки в водоохранных зонах для государственных, общественных и иных нужд, отсутствуют. Статья 39 Земельного кодекса 1991 г. не действует. Глава 17 Гражданского кодекса РФ, устанавливающая порядок изъятия земельного участка, не вступила в силу. Вряд ли можно применять в этом случае и Положение о порядке возмещения убытков собственникам земли, землевладельцам, землепользователям, арендаторам и потерь сельскохозяйственного производства*(6), так как данное Положение не распространяется на случаи принудительного выкупа земель (п.2), а также случаи установления охранных зон (п.9). Кроме того, Положение о порядке возмещения убытков собственникам земли, землевладельцам, землепользователям, арендаторам и потерь сельскохозяйственного производства в целом регулирует порядок возмещения убытков в связи с изъятием земель сельскохозяйственного назначения, что не может быть однозначно распространено на водоохранные зоны, не относимые законодательством в полном объеме к землям указанного вида.

Пробел федерального законодательства заполняется законодательством Московской области. В соответствии с законом Московской области "О порядке прекращения прав на землю на территории Московской области"*(7) орган исполнительной власти Московской области или орган местного самоуправления принимает решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд, а в случае несогласия собственника, владельца, пользователя в судебном порядке может добиться принудительного изъятия. Остаются открытыми вопросы о том, насколько эффективно действует законодательство Московской области, выявляют ли на деле органы государственного контроля случаи, когда требуется изъять земельные участки, и изымают ли их фактически в соответствии с установленным порядком.

Правда, остается вполне реальной возможность прекращения землепользования на основании признания факта самовольного занятия земельного участка. В соответствии со ст.126 Земельного кодекса самовольно занятые земельные участки возвращаются по их принадлежности без возмещения затрат, произведенных во время незаконного пользования. Самовольное занятие земельного участка подразумевает владение и пользование земельным участком на основании документов, предоставленных с нарушением требований закона, либо владение и пользование без необходимых документов.

В случае с водоохранными зонами предоставление земельных участков для запрещенных видов землепользования (включая садоводство, дачное и индивидуальное жилищное строительство в защитных полосах) или предоставление земельных участков для разрешенных видов землепользования, но без экологической экспертизы и без необходимых согласований, может быть признано самовольным занятием земельного участка и основанием для прекращения землепользования. Собственник, владелец или пользователь такого участка несет все бремя расходов по возврату земельного участка. Вернуть потерянные в связи с изъятием участка средства можно попытаться, обратившись в суд с требованием признать действия государственных или муниципальных органов неправомерными*(8). В этом случае пострадавшему пользователю надлежит доказать, что либо при вынесении решения о предоставлении земельного участка водоохранная зона и защитная полоса уже были установлены, о чем соответствующим органам было известно, либо порядок вынесения решений о предоставлении земельного участка был по вине этих органов нарушен (например, не проведена экологическая экспертиза).

Таким образом, гражданам и организациям следует быть внимательными при приобретении или получении в пользование земельных участков в водоохранных зонах. Возможные серьезные последствия незаконного получения земельных участков в водоохранных зонах пока недостаточно ощутимы в связи с некоторой пассивностью государства. Однако общественное сопротивление застройке прилегающих к водоемам земель растет, что может привести к решительным действиям по борьбе с нарушениями правового режима земель водоохранных зон.

На основании сказанного можно сделать вывод о том, что проблема охраны земель и обеспечения их рационального использования в водоохранных зонах остается актуальной, она требуют большого внимания и законодателей, и исполнителей.


О переводе лесных земель в нелесные


Среди первоочередных следует назвать и задачу обеспечения интересов государства и общества, а также отдельных граждан и юридических лиц при переводе лесных земель в нелесные. Особую важность она приобретает, когда речь идет о территориях вокруг крупных городов, где основные площади лесного фонда являются особо ценными. Такие леса относятся к первой группе. Значимость таких участков лесного фонда увеличивается из-за выполнения ими экологических и социальных функций. Леса служат незаменимым естественным очистителем загрязненного воздуха городов, поглотителем шума, буфером для деградации других природных объектов, наконец, местом для отдыха граждан, особенно нуждающихся в общении с природой.

В настоящее время распространяется практика изъятия земель лесного фонда в лесах первой группы для целей, не связанных с введением лесного хозяйства. Преимущественно эти участки предоставляются гражданам и юридическим лицам для индивидуального жилищного строительства и ведения дачного хозяйства, а также выделяются для строительства промышленных предприятий, размещения свалок и иных хозяйственных целей. Освоение указанных участков обычно связано с полной вырубкой произрастающего на них леса.

Начало практике изъятия земель лесного фонда в лесах первой группы для индивидуальных целей землепользования было положено еще Указом Президента РФ N 323 от 27 декабря 1991 г. "О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР", позволившего изымать земли в лесах первой группы для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, садоводства, огородничества, индивидуального жилищного строительства с разрешения Правительства РСФСР (п.15). В соответствии с земельным законодательством предоставленные для таких целей земельные участки могли приватизироваться. Затем порядок предоставления земель в лесах первой группы для целей, не связанных с ведением лесного хозяйства, был закреплен в Основах лесного законодательства РФ (1993 г.) и в Лесном кодексе (1997 г.).

19 сентября 1997 г. было принято постановление Правительства РФ N 1200 "О порядке перевода лесных земель в нелесные земли для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользование лесным фондом, и (или) изъятия земель лесного фонда"*(9), которое отменило предшествовавшее ему постановление Правительства РФ по этому вопросу и установило некоторые процессуальные требования к осуществлению подобного рода действий.

В основу норм, регулирующих использование лесных земель первой группы для целей, не связанных с ведением лесного хозяйства, положен принцип исключительного характера вынесения решений по изъятию земель, заложенный еще в земельном и лесном законодательстве доперестроечного периода. Так, решение о переводе лесных земель в нелесные в лесах первой группы может быть принято только на общегосударственном уровне Правительством РФ, в то время как в иных случаях подобные полномочия переданы субъектам РФ. Именно Правительство РФ, руководствуясь общенациональными интересами, обязано решать, не нанесет ли в данном случае изъятие земель в лесах первой группы ущерба интересам государства и общества. Гарантией объективности такого решения должны служить: процедура экологической экспертизы, установленная Федеральным законом "Об экологической экспертизе", и процедура получения согласия ряда федеральных ведомств. В случае отрицательного заключения экологической экспертизы или при отсутствии заключения Правительство РФ не имеет права принимать какие-либо решения по данному вопросу. То же касается и согласия федеральных ведомств. Кроме того, предусмотрено, что при переводе лесных земель в нелесные одновременно устанавливаются условия изъятия и предоставления земельного участка, а также определяется плата за перевод лесных земель в нелесные, равная размерам убытков.

Таким образом, действующие правовые нормы демонстрируют заботу государства о сохранении особо ценных лесов первой группы. Однако можно ли считать вопрос решенным?

В апреле 1997 г. в Верховном Суде РФ слушалось дело по жалобе общественных организаций и граждан против Правительства РФ. Истцы требовали признать недействительными двенадцать распоряжений Правительства РФ о переводе лесных земель в нелесные в лесах первой группы, принятых в промежутке с января 1996 г. до января 1997 г. В качестве основного аргумента заявители выдвигали в адрес Правительства РФ обвинение в том, что упомянутые распоряжения были приняты без проведения экологической экспертизы. Кроме того, они уверяли, что практика перевода лесных земель в нелесные приводит к уничтожению особо ценных российских лесов*(10). Жалоба была удовлетворена, распоряжения Правительства РФ признаны недействительными. Такое решение подразумевает вполне определенные юридические последствия.

Согласно имеющейся у автора информации, распоряжения Правительства РФ по вопросам перевода лесных земель в нелесные принимаются в большинстве случаев уже после того, как рассматриваемые земельные участки переданы в пользование. Иными словами, они уже освоены, ненужный лес вырублен и на них уже определенное время ведется хозяйственная деятельность. Отмена распоряжений Правительства РФ означает, что эти земельные участки должны быть возвращены в лесной фонд в пригодном для их использования состоянии. Следовательно, признание недействительными всех решений, если таковые были, государственных и муниципальных органов о предоставлении земель, их приватизации и регистрации влечет обязанность пользователей вернуть земли, не предоставляя им права на компенсацию. Пока неизвестно, будет ли реализовано решение Верховного Суда РФ именно таким образом или будет принято какое-либо компромиссное решение. Но в любом случае оно ясно дает понять, что в обществе формируется вполне решительная оппозиция практике незаконного выделения лесных участков. Судебный прецедент может в такой ситуации стать толчком к активизации граждан и общественных организаций, заботящихся об охране земель.

Приведенное дело заставляет усомниться в том, что Правительство РФ действительно стоит на страже государственных интересов. Как убеждает решение высшей судебной инстанции, Правительство РФ порой принимает решения с нарушением закона, тем самым допуская уничтожение ценных для всего общества природных объектов в интересах отдельных граждан и юридических лиц.

Попытаемся проанализировать происходящее. Совершенно очевидно, что законодательство должно обладать определенной гибкостью, так как оно рассчитано на перспективу, которая не всегда предсказуема. Также ясно, что любые редкие или особо ценные природные объекты необходимо сохранять, а по возможности и приумножать. И эта идея реализована в законодательстве, устанавливающем специальный порядок перевода лесных земель в нелесные в лесах первой группы. Вместе с тем, нельзя исключать, что в какой-то момент может возникнуть неотложная необходимость в интересах более приоритетных потребностей согласиться с потерей части таких ценных объектов. И задача законодателя состоит в том, чтобы определить случаи такой неотложной необходимости либо дать право кому-либо, например правительству, решать, наступил ли такой случай.

Российское земельное и лесное законодательство пошло по второму пути, предоставив Правительству РФ право определять, когда допустим перевод лесных земель в нелесные в лесах первой группы. При этом законодательство не связывает Правительство РФ особо жесткими рамками, устанавливая большую долю усмотрения. Не используется даже такой известный прием контроля за исполнительной деятельностью, как определение перечня случаев, при которых допускается перевод лесных земель в нелесные. Не разработаны какие-либо стандарты, к примеру, отражающие минимальную потребность общества в лесах такого типа. Следовательно, не существует никаких количественных ограничений. Гипотетически не исключена ситуация, когда все земли в лесах первой группы будут переданы для целей, не связанных с ведением лесного хозяйства.

Одним из наиболее объективных советчиков, который мог бы помочь Правительству РФ при принятии решений, является заключение независимой экологической экспертизы. Однако государственные органы не торопятся за ним обращаться. Это свидетельствует о том, что экологические интересы определяют решения Правительства РФ явно не в достаточной степени. Ситуацию требуется изменить, учитывая, что возрастающая деградация территорий, сокращение площадей ценных земель могут вызвать самые непредсказуемые последствия, значимые для всего общества.

Изменить ситуацию в определенной степени может совершенствование законодательства. Упомянутое Постановление N 1200, касающееся порядка перевода лесных земель в нелесные, просто воспроизводит ст.63 Лесного кодекса, а в оставшейся его части содержатся предписания соответствующим ведомствам разработать необходимые акты. Таким образом, содержательная часть Постановления остается очень небольшой, определяя лишь последовательность действий различных субъектов, начиная с инициирования процесса перевода лесных земель в нелесные. Государственные ведомства не найдут в этом документе никаких ориентиров, которые бы дали возможность рассмотреть вопрос по существу. Сохранен принцип свободного усмотрения, который позволяет решать вопросы перевода земель со значительной долей субъективизма.

С точки зрения автора, требуется внимательно изучить действующее законодательство, оценить его эффективность как недостаточную и предпринять шаги к дальнейшему совершенствованию. Но дело, конечно, не только в законодательстве. Необходимо самое пристальное внимание уделять исполнению закона, усиливать контроль и, что очень важно, проводить государственную политику, направленную не только и не столько на проведение земельной реформы и приватизации земель, сколько на сохранение и обеспечение рационального использования ценных категорий земель и земельных угодий.


И.О.Краснова,

доктор юридических наук,

профессор кафедры государственного строительства и права

Российской академии государственной службы при Президенте РФ


-------------------------------------------------------------------------

*(1) В интервью "Российской газете" руководитель нового Министерства по земельной политике, строительству и жилищно-коммунальному хозяйству так опередил основную задачу этого органа: основное предназначение аппарата Министерства состоит "в проведении земельной реформы в широком смысле", и далее пояснил, что главная цель земельной реформы ликвидация "монополизма государственной собственности на землю" (Российская газета. 1998. 9 июня).

*(2) Постановление Правительства РФ от 23 ноября 1996 г. N 1404 "Об утверждении Положения о водоохранных зонах водных объектов и их прибрежных защитных полосах" // Российская газета. 1996. 11 декабря.

*(3) Федеральный закон от 23 ноября 1995 г. N 174-ФЗ "Об экологической экспертизе" (с изм. и доп. от 15 апреля 1998 г.). Ст. 11, 12 // СЗ РФ. 1995. N 48. Ст.4556.

*(4) СЗ РФ. 1995. N 12. Ст. 1024.

*(5) Информационное письмо прокуратуры Московской области от 6 марта 1997 г. N 20-7 80 "О состоянии прокурорского надзора за исполнением законодательства об охране источников питьевого водоснабжения".

*(6) Положение о порядке возмещения убытков собственникам земли, землевладельцам, землепользователям, арендаторам и потерь сельскохозяйственного производства. Утв. постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 29 января 1993 г. N 77 (в ред. постановлений Правительства РФ от 27 декабря 1994 г. N 1428, от 27 ноября 1995 г. N 1176, от 1 июля 1996 г. N 778).

*(7) Закон Московской области от 27 октября 1995 г. N 36/95-03"О порядке прекращения прав на землю на территории Московской области".

*(8) В этом поможет Закон РФ от 27 апреля 1993 г. N 4866-I "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" (с изм. от 14 декабря 1995 г.).

*(9) Российская газета. 1997. 8 октября.

*(10) Пресс-релиз. Институт эколого-правовых проблем "Экоюрис", 1998.



Конфликт землепользования при частном строительстве


Автор


И.О.Краснова - доктор юридических наук, профессор кафедры государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте РФ


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 1999, N 2



Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение