Корпорации в российском гражданском праве (П.В.Степанов, "Законодательство", N 4, апрель 1999 г.)

Корпорации в российском гражданском праве


Термин "корпорация" происходит от латинского выражения "corpus habere", обозначающего права юридической личности. Такие права стали признаваться за частными союзами в Римской империи в императорский период (начиная со 160-х годов н.э.) *(1), однако окончательного признания гражданско-правовых союзов как равных с физическими лицами субъектов права в Риме так и не произошло.

И в течение достаточно долгого времени термин "корпорация" служил синонимом термина "юридическое лицо" *(2). Во многом это было связано с тем, что вплоть до Савиньи цивилистике не было известно понятие учреждения; все образования, даже те, которые наполнялись институтным содержанием, трактовались как universitas, или корпорация *(3). Лишь вследствие разработки германскими цивилистами понятия "учреждение" (Stiftung) понятие "корпорация" приобрело более современное значение юридическое лицо, основанное на членстве, участии.

Трактовка корпорации как союза, под которым долгое время подразумевалось юридическое лицо, привела к появлению так называемой корпоративной теории учреждения, в соответствии с которой учреждение рассматривалось не как иная, противоположная корпорации организационная форма, но как корпорация с неопределенным числом участников, под которыми, по сути, понимались все дестинаторы (пользователи) данного учреждения *(4). Данная теория не могла быть принята, поскольку понятие членства со всеми вытекающими из него правами и обязанностями члена корпорации нельзя применить к отношениям пользователя с учреждением. Кроме того, создание учреждения не всегда предусматривает существование пользователей.

В то же время германские цивилисты проводили различие между римскими universitas и немецкими союзами (Genossenschaften). Они отмечали, что римская корпорация это фингированное лицо, отличное от индивидов, его составляющих, между тем как германские союзы объединения, в которых переплетены интересы союзной личности и ее членов таким образом, что права членства не противопоставляются интересам союзной личности *(5). По мнению Гирке, германская корпорация есть реальное собирательное лицо, между ним и индивидуальными лицами завязывается лично-правовой союз, подобного которому не бывает вне корпорации *(6).

В современных условиях термин "корпорация" в национальных правопорядках понимается по-разному. Так, в Швейцарии корпорациями называют один из двух основных типов юридических лиц, наряду с учреждениями. В Англии корпорация может быть определена как само юридическое лицо, поскольку юридические лица здесь делятся на корпорации, представляющие собой совокупность лиц (corporation aggregate), и единоличные корпорации (corporation sole). В США корпорация, хотя и не является единственной формой юридического лица, включает самые разные организации. Корпорации здесь бывают четырех видов: публичные, квазипубличные, предпринимательские и непредпринимательские *(7). К публичным относятся государственные и муниципальные органы. К квазипубличным - корпорации, служащие общим нуждам населения. Предпринимательские преследуют в качестве основной цели получение прибыли и сравнимы с акционерными обществами в странах континентальной системы права. Непредпринимательские корпорации не стремятся к получению прибыли. Во Франции и Германии при классификации юридических лиц термин "корпорация" не используется вовсе: во Франции юридические лица подразделяются на товарищества и ассоциации, а в Германии - на союзы и учреждения. Наконец, в России юридические лица делятся на коммерческие и некоммерческие.

Приведенные классификации свидетельствуют о том, что само по себе применение (или неприменение) термина "корпорация" не означает обязательного отнесения (отказа от отнесения) такой организации к организациям корпоративного типа *(8). Для определения ее типа как минимум необходимо установить основной принцип построения такой организации, т.е. выяснить, создана ли она по принципу членства.

Если в организации есть несколько участников, обладающих правом управлять ею, в том числе определять ее судьбу, как правило, сложностей не возникает. В том же случае, когда организация имеет только одного такого участника или учредителя, возникает вопрос о том, можно ли такую организацию отнести к числу корпоративных, или она по своему статусу должна быть причислена к учреждениям либо иным (некорпоративным) образованиям.

Совокупность организаций с одним участником (учредителем) целесообразно разделить на две большие группы. В первую войдут английские единоличные корпорации, американские публичные корпорации, латиноамериканские предприятия с ограниченной ответственностью, российские унитарные предприятия и т.д. Все они не имеют ничего общего с корпоративной формой организации, а представляют собой созданные для обслуживания нужд собственника образования, поскольку для достижения целей учредителя необходима имущественно обособленная организация.

Вторую группу составят так называемые одночленные корпорации или "компании одного лица". Они облечены в форму корпоративных организаций - хозяйственных обществ, предпринимательских корпораций и т.д., но их корпоративная природа всегда вызывала значительные сомнения у многих исследователей. С их точки зрения, во-первых, трудно говорить о специфических интересах и особой воле такой организации в отношении ее членов, а во-вторых, корпоративное устройство такой организации оказывается существенно деформированным: здесь нельзя говорить об общем собрании участников, как правило, отсутствуют контрольные по отношению к исполнительному органы управления (наблюдательный совет и т.п.).

Однако приведенные возражения нельзя признать существенными. В одночленных корпорациях сохраняется основной признак юридического лица - имущественная обособленность. Как отмечал лорд Хелсбери при рассмотрении дела "Salоmon v. Salоmon and Co. Ltd.", "поскольку компания образована в соответствии с законом, она должна рассматриваться как обособленное лицо со всеми, только ему принадлежащими правами и обязанностями, а мотивы тех, кто принимал участие в создании этой компании, абсолютно безразличны" *(9). Кроме того, наличие наблюдательного совета характерно отнюдь не для всех корпоративных организаций. Так, в обществах с ограниченной ответственностью в России и Германии его создание не обязательно. Воля и интересы дочерних хозяйственных обществ во многом или даже во всем предопределены волей и интересами материнской компании, однако это не вызывает сомнений в корпоративной природе указанных образований. Заметим также, что одночленная структура не деформирует организацию и права участвующих в ней настолько, чтобы можно было говорить об отсутствии статуса членства и соответственно об отсутствии корпоративных отношений в таких организациях. Напротив, они наличествуют в полном объеме.

Необходимо также подчеркнуть, что, в отличие от организаций первой группы, одночленные корпорации в любой момент могут без препятствий стать организациями с множеством участников в рамках соответствующей корпоративной формы. Даже в тех странах, где компании одного лица выделены в законодательстве и доктрине, как правило, указано, что такая организация это не тип компании, а разновидность соответствующей корпоративной организации *(10).

Сделаем некоторые выводы. Во-первых, категория корпорации имеет различное содержание в национальных правовых системах (либо не используется вовсе при определении форм юридических лиц). Во-вторых, отношения, содержанием которых являются права участников организации, могут возникать не только в организациях, называющихся корпорациями. В-третьих, в тех юридических лицах, которые носят название корпораций, корпоративные отношения возникают не всегда.

Таким образом, о корпоративных отношениях следует говорить применительно не к корпорациям, а к организациям "корпоративного типа", т.е. таким организациям, которые основаны на принципе членства участников.

Одним из наиболее спорных в теории корпоративных отношений можно считать вопрос о включении в их число внутренних отношений хозяйственных (торговых) товариществ. Чтобы ответить на него, обратимся к истории развития категории юридического лица.

Римскому праву не был известен термин "юридическое лицо".Первоначально в Риме частные корпорации, религиозные общины (collegia sodalicia) и профессиональные союзы ремесленников (fabrorum, pistorum) представляли собой не юридические лица, а объединения, напоминающие простые товарищества. Отношения третьих лиц строились не с корпорацией в целом, а с каждым участником, общее же имущество корпораций рассматривалось как принадлежащее каждому из его участников в определенной доле либо как принадлежащее одному из участников казначею, ведущему дела объединения и ответственному перед его членами *(11). Лишь в императорское время идея о самостоятельности общины по отношению к членам, в нее входящим, стала доминирующей. Имущество профессиональных союзов ремесленников и религиозных общин было обособлено от личного имущества их членов. Однако данная процедура имела значение лишь во внутренних отношениях союза с его членами, поскольку "для третьих лиц существовал не союз как целое, а физические лица, участники союза" *(12). На основе сказанного многими исследователями делается вывод о том, что римские союзы не достигли той ступени развития, на которую поднялись современные корпорации. Но уже тогда выделялись различия между римскими союзами (universitas) и гражданско-правовыми товариществами (societas):

а) существование союза, являющегося центром принадлежности прав, не зависит от смерти или выхода отдельных членов или от вступления новых, тогда как societas уничтожается при этих событиях;

б) отдельные члены такого союза, выступающего в обороте в качестве особого центра принадлежности прав, не являются субъектами прав, группирующихся около союза как центра принадлежности прав. Члены союза могут сами вступать в договоры со всем союзом; могут предъявлять иски к союзу; они не отвечают своим имуществом за долги союза и не имеют права требования по обязательствам, в которые вступил союз, и т.д. Все эти особенности не характерны для товарищества (societas) *(13).

Дальнейшее развитие торговых товариществ привело к тому, что, хотя в них общее имущество обособлено и товарищи действуют под единой фирмой, такое товарищество может быть представлено в обороте любым из товарищей, товарищи несут солидарно субсидиарную ответственность по долгам товарищества всем своим имуществом. В Германии кредиторы вправе предъявить требование о погашении долга напрямую товарищам, минуя само товарищество *(14). Отсутствие признака самостоятельной имущественной ответственности объясняет тот факт, что германское законодательство не признает торговые товарищества в качестве юридических лиц. Кроме того, юридическое лицо всегда организация, однако признак организационного единства нельзя считать явным применительно к торговым товариществам.

Во внешних отношениях товарищество всегда предполагает выступление от имени юридического лица не определенных органов, а совокупности товарищей, действующих под общей фирмой. Даже когда ведение общих дел товарищества поручено одному или нескольким товарищам, товарищество в отношениях с третьими лицами не вправе ссылаться на ограничение полномочий участников товарищества, "за исключением случаев, когда товарищество докажет, что третье лицо в момент совершения сделки знало или заведомо должно было знать об отсутствии у участника товарищества права действовать от имени товарищества" (п. 1 ст. 72 ГК РФ).

Зарубежные правопорядки также предусматривают неограниченный объем полномочий товарищей по представительству товарищества по отношениям к третьим лицам *(15).

Все сказанное свидетельствует об определенном безразличии законодателя к наличию или отсутствию волеизъявляющих органов в торговых товариществах, в то время как в отношении корпоративных организаций ситуация обратная. Отсутствие полномочий у лица, представляющего корпоративную организацию, даже в случае, когда такое лицо является участником корпорации, ведет по общим правилам к возникновению юридических последствий для такого лица, а не для организации, если только организация впоследствии не одобрит действий своего неуполномоченного представителя.

Во внутренних отношениях требование товарищества к своему члену сводится к требованиям к нему всех прочих товарищей; такова же природа и требования товарища к товариществу.

Корпоративные отношения возникают прежде всего между корпоративной организацией и ее членом.

Торговые товарищества нужно рассматривать как переходную от простого товарищества к корпорации форму. Степень организационного единства, имущественной обособленности и характер имущественной ответственности хозяйственного (торгового) товарищества таковы, что позволяют признать его юридическим лицом или, по крайней мере, объединением, качественно отличающимся от простого товарищества. В то же время уровень развития этих признаков не дает оснований для причисления их к корпоративным организациям *(16).

С.Н. Братусь, говоря об имущественном положении хозяйственных (торговых) товариществ, указывал, что они переросли форму общей собственности и не доросли до корпоративной. Он называл их "юридическими лицами начального периода развития" *(17).

Следовательно, и внутренние отношения в хозяйственных (торговых) товариществах нельзя отнести к собственно корпоративным, хотя, являясь по своей природе отношениями организационными и имеющими, безусловно, много общего с корпоративными отношениями, они наряду с последними могут рассматриваться в качестве организационных отношений, возникающих в связи с участием в юридических лицах. Основанием для их выделения в самостоятельную группу внутренних отношений служит их своеобразие, основанное на статусе товарища.

Определенной спецификой обладают внутренние отношения в коммандитном товариществе. Коммандитисты, лишенные всех прав реального участия в деятельности товарищества, всегда признаются участниками товарищества на вере. Следовательно, здесь имеет место отличный от корпоративного тип внутренних отношений.

Особо следует рассмотреть акционерное коммандитное товарищество и коммандитное товарищество с ограниченной ответственностью.

Акционерное коммандитное товарищество бывает двух видов. Если говорить о коммандитном товариществе, в котором на полную стоимость капитала вкладчиков выпускаются акции, то выпуск данных ценных бумаг ничего не меняет в сущности внутренних отношений товарищества и статусе его участников.

Но чаще всего указанное товарищество рассматривается как разновидность акционерного общества, в котором один или несколько участников непосредственно управляют делами и несут неограниченную ответственность перед кредиторами общества.

Такая организация представляет собой смешанное образование с использованием элементов корпоративных организаций и товариществ. С точки зрения корпоративной природы, акционерное коммандитное товарищество рассматривается как разновидность акционерного общества. Налицо корпоративное устройство. Здесь не только выделяются особые органы, управляющие товариществом, но предусмотрено и создание наблюдательного совета, назначаемого очередным общим собранием (ст.253 Французского закона о торговых товариществах) *(18). Да и коммандитисты в такой организации обладают правами участия, по объему превышающими права акционеров, владеющих привилегированными (безголосыми) акциями. Коммандитисты (в полном составе) избирают кандидатуру управляющего. В таком же порядке производятся изменения устава. И только для преобразования коммандитного товарищества в юридическое лицо иной организационно-правовой формы достаточно согласия большинства коммандитистов.

Однако неограниченная и солидарная ответственность полных товарищей является свидетельством товарищеских элементов и в акционерном коммандитном товариществе.

Поэтому можно говорить о смешанном характере внутренних отношений или, вернее, о сочетании отношений корпоративных и отношений "товарищеского" типа внутри такой организации.

Коммандитное товарищество с ограниченной ответственностью, известное германскому законодательству, как и акционерное коммандитное товарищество первого вида, ничего не меняет в сущности внутренних отношений. Участие торгового (хозяйственного) общества в коммандите в качестве полного товарища, а его участников - в качестве коммандитистов может повлиять на налогообложение участвующих лиц. Но необходимо признать, что, с точки зрения гражданского права, внутренние отношения здесь такие же, как в обычном обществе с ограниченной ответственностью или в коммандитном товариществе. Особенность заключается лишь в совпадении субъектного состава: товарищем является корпоративная организация, а коммандитистами - участники такой организации. Следовательно, и применительно к ним не претерпевает изменений наш вывод о невозможности отнесения корпоративных организаций к числу хозяйственных (торговых) товариществ.

Таким образом, корпорации, или, вернее, корпоративные организации как организации, основанные на принципе членства, с определенной системой органов управления, отличны, с одной стороны, от товариществ, а с другой от учреждений, т.е. организаций, создаваемых по решению собственника-учредителя, наделяющего такие организации имуществом для выполнения определенных целей. При этом корпоративные организации и товарищества, учитывая однородность их внутренних отношений с участием членов, могут быть объединены в союзы.


П.В. Степанов


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Хвостов В.М. Система римского права. М., 1996. С.114.

*(2) Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С.49.

*(3) Герваген Л.М. Развитие учения о юридическом лице. СПб., 1888. С.18-24.

*(4) Братусь С.Н. Указ. соч. С.60.

*(5) Там же. С.38.

*(6) Цит. по: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. М., 1900. С.97.

*(7) Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). М., 1996. С.17.

*(8) Далее вместо термина "организация корпоративного типа" для краткости мы будем употреблять термин "корпорация".

*(9) Цит. по: Мусин В.А. Одночленные корпорации в буржуазном праве // Правоведение. 1981. N 4. С.45.

*(10) Жамен С., Лакур Л. Торговое право. М., 1993. С.113.

*(11) Новицкий И.Б., Перетерский И.С. Римское частное право. М., 1996. С.116.

*(12) Братусь С.Н. Указ. соч. С.36.

*(13) Хвостов В.М. Указ. соч. С.114-115.

*(14) Плессе Ф. Право торговых товариществ // Основы немецкого торгового и хозяйственного права. М., 1995. С.30.

*(15) Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е.А. Васильева. М., 1993. С.130-134.

*(16) Следует отметить, что различные правопорядки по-разному определяют виды товариществ. Например, согласно Французскому закону о торговых товариществах, к ним относятся товарищества с ограниченной ответственностью и акционерные товарищества (См.: Акционерное общество и товарищество с ограниченной ответственностью // Сборник зарубежного законодательства / Под ред. В.А. Туманова М., 1995). Однако целью данного исследования является не анализ каждой организационно-правовой формы коммерческих организаций и причин отнесения каждой отдельной формы к товариществам или корпорациям, а выявление и анализ тех различий, которые существуют между товариществами и организациями корпоративного типа.

*(17) Братусь С.Н. Указ. соч. С.149.

*(18) Французский закон N 66-537 от 24 июня 1966 г. о торговых товариществах (цит. по: Акционерное общество и товарищество с ограниченной ответственностью: Сборник зарубежного законодательства / Сост., отв. ред. и авт. вступ. ст. В.А. Туманов. М., 1995).



Корпорации в российском гражданском праве


Автор


П.В.Степанов


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 1999, N 4


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение