Интервью с доктором юрид. наук, заслуженным деятелем науки РФ, заместителем председателя Совета Исследовательского центра частного права при Президенте РФ (С.С.Алексеев, "Законодательство", N 1, январь 2000 г. )

Интервью с доктором юрид. наук, заслуженным деятелем науки РФ,
заместителем председателя Совета Исследовательского центра
частного права при Президенте РФ


- Сергей Сергеевич, Вам, жителю Екатеринбурга, пришлось поработать и в столице. Поделитесь, пожалуйста, своими наблюдениями - есть ли отличительные особенности московской юридической мысли по сравнению с ее состоянием в регионах?


- На мой взгляд, в настоящее время нет принципиальной разницы в состоянии юридической мысли в Москве и регионах. Во всяком случае, это касается ведущих научных коллективов столицы, Санкт-Петербурга и вузовских и научных центров, относимых обычно к числу "провинциальных" (таких, как Саратов, Екатеринбург, Томск, Иркутск, Казань, Нижний Новгород и других), где работают видные российские ученые-правоведы.

Как в Москве, так и в провинциальных научных центрах - и беды одни, и заботы одинаковые, и миссия одна и та же. Она состоит в том, чтобы вырваться, наконец, из униженного состояния "поддакивающей" и "придворной" юриспруденции, возродить великую свободную и гордую российскую правовую науку, в полной мере овладеть богатством отечественной и мировой юридической культуры, занять достойное место и в области социальных знаний, и в законотворчестве, и в юридической практике, и в признании весомости "слова правоведа" во всех государственных делах и во всех властвующих структурах.

Да и сверхзадача у всех российских юристов ныне, как мне представляется, общая - сосредоточить усилия на том, чтобы профессионально и духовно подготовить новое молодое и ответственное поколение российских правоведов, которое бы, восприняв лучшие отечественные и мировые наработки, продолжило традиции Сперанского и Кони, стало мудрее и мужественнее нас.


- Хотя многие юристы из разных уголков страны (в том числе из Екатеринбурга) в последние годы перебрались в столицу, каких-то существенных изменений в доминирующей в ходе современного законотворчества "московской школе", по мнению многих, не ощущается. Разделяете ли Вы эту точку зрения?


- Нет, подобную точку зрения я не разделяю.

Отмеченное Вами доминирование "московской школы" в ходе современного законотворчества очевидно. Вместе с тем наиболее крупное научное, концептуальное и законодательное дело за все годы перемен ("перестройки" и "реформ") продумано и реализовано соединенными творческими усилиями столичных и провинциальных юристов, в том числе екатеринбургских. Я имею в виду возрождение в посткоммунистической России концепции публичного и частного права, разработку правоведами общефедерального Исследовательского центра частного права идей современного гражданско-правового регулирования и подготовку на этой основе самого крупного и значительного за всю российскую историю законодательного документа - Гражданского кодекса России.

Добавлю, что на этой же основе соединенными усилиями правоведов-цивилистов организовано и уже более пяти лет успешно работает первое и пока единственное в стране учебное заведение, осуществляющее высшую ("магистерскую") подготовку правоведов, - Школа частного права с двумя отделениями - московским и екатеринбургским.


- Сохранились ли в наше время различные правовые школы? Каким традициям следуете Вы, воспитывая новое поколение юристов в екатеринбургском отделении Школы частного права?


- Я не владею информацией настолько, чтобы говорить обо всей стране, но в отношении Екатеринбурга могу ответить точно: да, есть такая правовая школа. Здесь научная и педагогическая работа в области цивилистики и теоретико-философской проблематики осуществляется в соответствии с принципами той творческой школы, основы которой были заложены Борисом Борисовичем Черепахиным и Александром Марковичем Винавером. Она развивает идеи ведущих русских правоведов мировой значимости - таких, как И.А.Покровский. Ее суть - научная добросовестность и порядочность, органическое соединение в науке и преподавании утонченной догматической проработки правового материала и стремление на этой основе постичь логическое совершенство и глубоко человеческую, гуманистическую природу правовых явлений.

Мне представляется, что высокозначимые творческие школы объединяют и московских цивилистов. Это научные школы профессоров А.П.Маковского и Е.А.Суханова, продолжающих традиции выдающихся русских правоведов, прежде всего Е.А.Флейшиц и В.И.Серебровского.

И самое радостное, чем может быть отмечено нынешнее время в науке и преподавании, заключается в том, что уже сейчас в результате усилий Школы частного права и, как можно уверенно предположить, в соответствии с духом упомянутых научных школ появляются специалисты с великолепной профессиональной подготовкой, отточенной современной правовой культурой, высокими моральными стандартами. Словом, уже есть основания для надежды и оптимизма, уверенности в том, что в жизнь общества войдут высококлассные юристы новой передовой формации, без которых, как мне думается, реальное реформирование и современная модернизация нашего общества не состоятся.


- Вскоре выйдет третья часть ГК РФ. Проблемы нового Гражданского кодекса общеизвестны, они неоднократно обсуждались в литературе. Какие из них, по Вашему мнению, необходимо разрешить прежде всего?


- Из числа проблем Гражданского кодекса, которые Вы называете общеизвестными, в первую очередь, на мой взгляд, требуют разработки проблемы современной теории гражданского права (которая, что до сих пор не понято в нашей гуманитарной науке, является центральным звеном концепции гражданского общества в целом).

Это, во-первых, понимание того, что основные начала гражданского законодательства (о которых говорится в ст.1 ГК РФ) - суть основа и принципы современной рыночной экономики, которую корректнее во всех отношениях именовать вслед за И.А.Покровским частно-правовой экономикой.

Во-вторых, это разработка нового состояния современного гражданского права, которое ныне, на "пересменке" тысячелетий, соединяет принципы и культуру частного права с началами прав человека, приобретающих непосредственное юридическое значение, что, на мой взгляд, во многом и предопределило экономический и гуманитарный подъем, благополучие и процветание передовых демократических стран мира.

В-третьих, это исследование конструктивного своеобразия современного гражданского законодательства, в котором фундаментальные цивилистические категории, утвердившиеся с эпохи римского частного права, поразительным образом сочетаются (и в этом сочетании находят специфическое продолжение) с правовыми формами постиндустриальной экономики, ее информационных и управленческих структур.


- Следующий вопрос касается противоречивости нашего законодательства, неоднозначности содержащихся в нем понятий и терминов. Видится два возможных выхода: провести глобальную консолидацию (кодификацию) либо положиться на судейское усмотрение, не спеша приводя законодательство в порядок. Какой вариант кажется Вам более удачным?


- В настоящее время при решении вопросов современного законодательства (поскольку речь идет о частном праве, гражданском законодательстве), по-моему, ни тот, ни другой "выход" нельзя признать удовлетворительным. Решающим направлением в нынешней правовой политике должна, как мне представляется, стать "юридическая проза" - строгое и точное применение новых законоположений, фактическая реализация потенциала действующего гражданского законодательства.

С точки же зрения перспективы (по-видимому, не очень близкой) правовое развитие, судя по всему, соединит оба указанных "выхода", что реально и происходит в последние десятилетия в передовых демократических странах с развитой юридической культурой. Наблюдается, во-первых, такая модернизация законодательства, при которой доминирующее значение в нормативном материале приобретают общие принципы, рамочные и диспозитивные нормативные положения, оценочные понятия, "общие оговорки". Во-вторых, идет развитие на основе закона (в модернизированных законодательных формах) прецедентной судебной практики с использованием достижений культуры общего, прецедентного права, в особенности в ее классических формах, характерных для юридической системы Англии.


- В последние годы различные учебные заведения выдают дипломы колоссальному количеству юристов, уровень подготовки которых оставляет желать много лучшего. Что Вы, как один из создателей Школы частного права, думаете об этом?


- Образовавшееся ныне "колоссальное количество юристов", отмеченное Вами, - это подлинная национальная беда, горький итог осуществленного у нас базарно-разбойничьего варианта "рыночной экономики" в области юридического образования. Тяжкие последствия мы, судя по всему, будем испытывать еще долгие годы.

Конечно, здесь уже пора "власть употребить", упорядочить систему подготовки юристов. По оптимальному сценарию, на который едва ли пойдет власть, это означает переаттестацию всех юридических высших учебных заведений с сохранением лицензии только вузам, имеющим собственные и достаточные высокопрофессиональные педагогические кадры, а также наработанные методики и технику преподавания в соответствии со всеми позициями государственного стандарта.

Вместе с тем, на мой взгляд, наряду с совершенствованием "стандартного" высшего юридического образования представляется в высшей степени важным введение в нашей стране системы юридической подготовки более высокого, "элитного", "магистерского" уровня из числа специалистов, уже имеющих высшее юридическое образование. Такая юридическая подготовка "второго уровня", уже сейчас крайне необходимая для обеспечения ряда ключевых общегосударственных задач, соответствует опыту передовых демократических стран с развитой юридической культурой. Плодотворность такого пути подтверждается и опытом Школы частного права. Формирование подобного рода учебных заведений "магистерского" уровня (в том числе специализирующихся в публичном праве) в ряде вузовских центров страны, имеющих высококвалифицированные педагогические кадры (в Санкт-Петербурге, Саратове и др.), уже в ближайшей перспективе способно решительно изменить нынешнюю ситуацию в области юридического образования.


- В последнее время много говорят о "национальной идее". Может ли выражать ее хоть в какой-то степени принятая в стране теория государства и права?


- У меня нет ни тени сомнения в том, что единственной "национальной идеей" в обществе, провозгласившем утверждение в стране начал правового государства, может быть только идея Права - права передового, последовательно демократического, гуманистического. Такую идею, способную внести в жизнь общества успокоение, стабильность, уверенность в благополучном будущем, наша страна выстрадала своей сложной историей, своей трагической судьбой.

Всякая иная "национальная идея", как бы величественно и привлекательно она ни звучала, означает, по сути, возведение какого-либо лозунга или принципа в ранг высшего критерия, во имя которого - как свидетельствует мировой и наш отечественный печальный опыт, - оказывается возможным и допустимым поступиться правом, а значит, открыть путь произволу, беззаконию, революционному правосознанию, правовому беспределу.


- Законодательство субъектов Российской Федерации, как известно, нередко противоречит федеральному. Можно ли изменить сложившееся положение?


- Здесь, как и в сфере юридического образования, - запущенная болезнь. Практика принятия "областных законов", не согласующихся с федеральным законодательством, порой принимает открытый, чуть ли не вызывающий характер. Впереди, коль скоро сохранятся нынешние тенденции, - правовой хаос. Для решения данного круга проблем, наряду с наведением должного порядка через механизмы президентских структур, прокуратуры и федеральных судебных учреждений, необходим особый "ключик", который позволил бы упорядочить правотворчество в субъектах Российской Федерации. Таким "ключиком", на мой взгляд, могла бы стать система модельного законопроектирования по крупным территориальным регионам, охватывающим области и республики с однотипными экономико-социальными проблемами (Поволжье, Урал и т.д.). Причем такое "модельное законопроектирование" должно осуществляться правоведами высокой квалификации в соответствующих региональных центрах, которые отвечают современным требованиям обеспечения надлежащей законодательной работы в условиях федеративного государства, там, где сложились научные коллективы.


- Что бы Вы хотели сказать читателям журнала в заключение нашей беседы?


- Несмотря на все сложности современной экономической и социальной обстановки (непрекращающийся экономический кризис, продолжающееся возвеличивание власти как таковой, факты правового нигилизма, силовые акции в Чечне и т.д.), пусть у всех сохранится вера в Право - нашу надежду, в неизбежное верховенство и торжество истинно правовых начал в жизни людей. Недаром один из самых замечательных философских умов человечества - Иммануил Кант сказал, что право - и именно право человека! - это самое святое из того, что есть у Бога на земле.


С.С.Алексеев,

доктор юридических наук,

заслуженный деятель науки РФ,

заместитель председателя Совета

Исследовательского центра

частного права при Президенте РФ



Интервью с доктором юрид. наук, заслуженным деятелем науки РФ, заместителем председателя Совета Исследовательского центра частного права при Президенте РФ С.С.Алексеевым


Автор


С.С.Алексеев - Доктор юридических наук, заслуженный деятель науки РФ, заместитель председателя Совета Исследовательского центра частного права при Президенте РФ


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2000, N 1



Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение