"Учет целей договора и целей деятельности сторон при формировании условий договора поставки" (И.Г. Вахнин, "Законодательство", N 1, январь 2000 г. )

Учет целей договора и целей деятельности сторон
при формировании условий договора поставки


Договор может быть рассмотрен как правовое средство, необходимое каждой из сторон для достижения собственных целей в ходе осуществления своей деятельности.

Если рассмотреть структуру любой деятельности как системы с психологической точки зрения, можно выделить два этапа ее осуществления: постановка цели (мотивация деятельности) и достижение цели (реализация деятельности). Использование необходимых средств (в частности, правовых) относится ко второму этапу. Таким образом, договор как правовое средство достижения стоящих перед субъектами целей связан с этими целями.

Понятие целей договора позволяет установить непосредственную зависимость между ними и условиями договора. Эта зависимость закреплена в ст.431 ГК РФ, в которой сказано: при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если же указанный подход не позволяет определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

В советском гражданском праве существует концепция общей цели договора, базирующейся на формировании общей воли сторон для достижения соглашения. Общая цель договора упоминалась P.O.Халфиной *(1).

Понимая волю как детерминированное и мотивированное желание достичь поставленной цели *(2), закон требует для заключения договора выражения согласованной воли обеих сторон (п.3 ст.154 ГК РФ), а это возможно лишь при совпадении юридических целей обеих сторон. Поэтому принято говорить о них как о цели договора (ч.2 ст.431 ГК РФ).

Концепция единой цели договора закреплена и в ст.431 ГК РФ. Однако единство цели договора, вытекающее из формирования общей воли, не дает оснований говорить о единственной цели договора и исключить рассмотрение иных целей сторон в качестве целей договора. Так, о подобных целях договора упоминает Б.И.Пугинский *(3). Д.Н.Сафиуллин идет дальше и отмечает необходимость учета при определении содержания договора конечных целей деятельности сторон договоров в договорной системе *(4). Помимо целей сторон, целей обязательства и целей договора учеными рассматривалась и необходимость учета оснований еще более дальнего порядка - таких, как психологические основания формирования целей, т.е. мотивы, намерения, воля *(5), а также экономические основания *(6) - имущественные интересы сторон *(7).

Такие различия во взглядах исследователей объясняются сложностью учета в юриспруденции целей субъектов в силу психологической природы этих целей, а также их многообразия.

Как соотносятся цели деятельности и цели договора при формировании условий соглашения? Можно провести аналогию с целями в праве.

Особенностью целей в праве, как отмечал Д.А.Керимов, является отражение в них "идеальной реализации объективной возможности должного поведения членов общества" *(8).

Таким образом, цели в праве вытекают из целей экономического и социального характера. Последние представляют собой определенные общественно значимые цели, с учетом которых создаются правовые нормы в нормотворческом процессе. Как правило, они не всегда совпадают с индивидуальными (частными) целями деятельности отдельного субъекта и подчиняются с учетом принципа дозволительности определения целей в гражданском праве целям правового регулирования. Отсюда отличительной особенностью целей в праве является их объективизация в силу их соответствия публичным интересам.

Например, в гражданском праве этот публичный интерес заключается в разграничении интересов частных лиц.

При использовании для анализа целей договора аналогии с целями в праве необходимо учитывать следующие особенности договора:

а) договор является индивидуальным правовым средством регулирования конкретных возникающих из него и юридически организуемых им имущественных отношений;

б) условия договора формируются самими сторонами и учитывают цели деятельности этих сторон, т.е. частные интересы;

в) содержание договора должно соответствовать публичному порядку, закрепленному в законах и иных правовых актах согласно ст.421, 422 ГК РФ.

Исходя из изложенного, цели договора, определяющие его содержание (условия) с учетом функции правового регулирования деятельности сторон, могут быть разделены на две группы:

а) типичные (публичные);

б) индивидуальные (частные).

Первая группа учитывает цели публичного порядка, вторая - индивидуальные цели деятельности сторон договора.

Свойства публичных целей совпадают с целями в праве, регулирующими имущественные отношения, вытекающие из договоров. В силу их типичности и объективизации (они учтены в правовых нормах, обычаях делового оборота и принципах права) обычно нет необходимости согласовывать их дополнительно при формировании условий договора.

Однако одну из категорий публичных целей следует отметить особо. Речь идет об основании сделки договора (causa) как основной его юридической цели. Таким образом, causa - это цель договора, наиболее характерная для данного договорного института.

Определение (выбор) юридической цели поведения обеих сторон влечет за собой определенную структуру условий договора, предусмотренную действующим законодательством для договора данного вида.

В настоящее время рассматриваемая теория цели договора как основания сделки неудобна с практической точки зрения, да и строгая классификация договоров частично утратила свое значение для определения условий договора с появлением возможности заключать смешанные договоры (п.3 ст.421 ГК РФ).

Следовательно, определение основной юридической цели сделки в гражданском праве имеет узкое практическое значение: это важно для определения действительности договора (ст.169 ГК РФ - недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности; ст.170 ГК РФ - недействительность сделки с мнимой целью или с целью прикрыть другую сделку; ст.178 ГК РФ - недействительность сделки, совершенной под влиянием заблуждения, в частности, относительно ее целей). Вместе с тем, юридическая цель договоров подлежит учету при выборе вида договора и тем самым - соответствующей модели, определяющей содержание договора данного вида в ГК РФ.

Уменьшение значения каузальной теории не принижает роль целей деятельности сторон как иных целей договора *(9) для формирования его условий.

Рассмотрим теперь индивидуальные цели деятельности сторон договора. Среди целей второй группы, как правило, выделяют ближние и дальние цели деятельности, а также основания их формирования (мотивы, намерения, интересы).

Индивидуальные цели деятельности сторон, в отличие от типичных целей, являются целями дальнего порядка. Например, извлечение прибыли становится и конечной экономической целью деятельности сторон, и целью заключения договора поставки. Исчезновение возможности получить прибыль ведет к потере интереса заключать договор. Фактически дальняя цель деятельности сторон договора (извлечение прибыли) одновременно становится и целью формирования условий договора поставки. Законодатель был вынужден учитывать это в определении договора поставки. Согласно ст.506 ГК РФ, поставщик-продавец должен осуществлять предпринимательскую деятельность, а товар приобретается для предпринимательских целей (или иных - семейных, домашних и др.).

С другой стороны, оборот товарных и денежных средств становится неотъемлемой частью деятельности вступивших в соглашение субъектов. Сбои в работе сторон, представляющей собой цепочку актов купли-продажи, ведут к непредвиденным расходам и потере прибыли из-за расторжения даже одного из заключенных договоров. Поэтому помимо основной юридической цели (состоящей в правовом оформлении перехода права собственности на товар) в долгосрочных договорах поставки возникает также дополнительная цель - установить долгосрочные связи между сторонами в связи с продажей или закупкой товаров. Последнее учитывается в условиях договора в виде положения о порядке согласования спецификации на каждую партию товара.

Известный экономист Р.Коуз (R.Coase) предлагает теорию создания фирмы *(10), анализируя цель сторон снизить издержки по подготовке проекта договора и переговорам о его заключении. Показательно, что в качестве промежуточной формы для объединения предпринимательских организаций в единую компанию он рассматривает заключение ими долгосрочных договоров *(11).

Для формирования условий договора в некоторых случаях оказывается необходимым учитывать цели-мотивы, цели-намерения, интересы контрагентов.

В юридической практике первостепенное значение придается целям и интересам сторон именно в силу возможности их объективного представления и их устойчивости (в отличие от мотивов и намерений, имеющих вследствие психологической природы случайный характер).

Каким же образом весь этот набор элементов, образующих систему формирования целей деятельности (интересы, мотивы, намерения), соотносится с целями договора?

Цели договора определяют его назначение как правового средства. Поэтому они связаны с эффективностью данного документа.

Процесс формирования условий договора представляет собой деятельность по объективизации его в качестве правового средства, а значит, и по определению его целей. Разработчики в ходе формирования условий договора юридически моделируют будущее поведение сторон с учетом их целей. При этом приходится определять и сами цели, следуя модели первого этапа деятельности сторон договора, который был определен нами как мотивация деятельности. Поскольку постановка цели является побуждающим элементом действия, постольку моделирование целей договора в процессе формирования его условий является исходным моментом, определяющим содержание документа, т.е. его условия.

Таким образом, определение целей договора в жесткой привязке к его условиям является необходимым предварительным шагом при формировании условий договора.

Основная возникающая при этом проблема связана с тем, что каждый раз при формировании условий договора необходимо определять цели деятельности сторон договора и иные целевые основания, требующие учета. Все возникающие на этом этапе трудности обусловлены психологической (субъективной) природой этих целевых оснований, поэтому процедура их определения достаточно сложна.

Например, правила построения подразумеваемых в силу факта условий (implied in fact condition), принятые в системе общего права, предполагают учет намерений сторон. В соответствии с так называемой процедурой практического построения (practical construction) "поведение сторон в течение исполнения договора может поддерживать выводы, которые касаются значения языка в договоре или... их намерений по отношению к пробелам и упущениям в условиях договора" *(12).

Эти и иные правила используются для выяснения существа условий договора. При этом может происходить их выявление или интерпретация исходя из целей и намерений сторон, поскольку упомянутые условия относятся к подразумеваемым *(13). Процедуру выявления подразумеваемых в силу факта условий, принятую в системе общего права, называют Construction в отличие от другой процедуры, определяющей буквальный смысл значений слов и выражений в договоре, называемой Interpretation *(14).

В российском гражданском праве не используется конструкция выявления подразумеваемых в силу факта условий договора, однако имеются правила толкования содержания договора (ст.431 ГК РФ), аналогичные процедуре Interpretation. При этом основное внимание уделяется выявлению общей воли сторон, а не мотивов и намерений каждой из них *(15).

Общее намерение сторон и цель договора используются для толкования содержания и для восполнения пропущенных условий международного коммерческого договора в силу ст.4.1, 4.2, 4.3, 4.8 Принципов международных коммерческих договоров, разработанных Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА) в 1994 г.

Таким образом, решение проблемы практического учета целей деятельности сторон договора при формировании его условий видится в поиске объективных материальных носителей целей договора. Здесь может помочь подход, основанный на связи целеполагания с планированием.

В юридическом словаре Беллентейна (Ballentine) цель определяется как желание или план, намерение *(16).

Анализ отношений, сложившихся в оптовой торговле, позволяет выделить в зависимости от способа фиксации целей деятельности сторон, по крайней мере, три вида планов как носителей целей:

а) планирование носителей отличительных признаков вида договора (например, основной юридической цели (каузы));

б) планы, содержащие систему показателей, через достижение которых учитывается достижение целей договора поставки. Речь идет о планировании предпринимательской деятельности в различных видах бизнес-планов.

Для договора поставки важно учесть в нем цели деятельности сторон через анализ показателей в трех видах наиболее распространенных планов: государственном планировании поставок для государственных нужд; бизнес-плане по оптовой торговле; налоговом планировании покупателя и поставщика;

в) планирование структуры договорных связей (организация взаимосвязи элементов в системе, построенной в соответствии с целями ее участников).

Рассмотрим подробнее носители отличительных признаков вида договора, с которыми связываются цели данного соглашения.

Выбор вида договора устанавливает соответствие его основной юридической цели целям деятельности сторон договора, что при формировании условий договора автоматически влечет за собой применение правил гражданского законодательства для договора данного вида. Так, выбор в качестве основания договора поставки цели покупателя (приобретение права собственности на товар для его использования в предпринимательской или хозяйственной деятельности) в связи с достижением цели продавца (получение в обмен на поставку товара соответствующей оплаты) говорит о совпадении указанных юридических целей с каузой договора поставки и влечет применение при определении условий заключаемого договора правил § 1 и 3 главы 30 ГК РФ.

Законодатель упростил поиск каузы для модели договора поставки, определив основные квалифицирующие признаки последнего в ст.506 ГК РФ. Таким образом, определяя содержание договора в соответствии с его квалифицирующими признаками, создатель договора тем самым учитывает его каузу.

Использование этого подхода при формировании условий договора поставки вызывает ряд важных вопросов. Например, как соотносятся квалифицирующие признаки с существенными условиями договора? Как соотносится кауза с основной юридической целью договора и другими его целями? Имеет ли кауза договора поставки только юридический характер? Насколько устойчива кауза договора поставки и как это влияет на формирование его условий?

Квалифицирующие признаки данного вида договора призваны обеспечить соответствие его условий правилам законодательства, предусмотренным для данного вида договора, и в конечном счете - его каузе. Несоответствие условий договора данного вида его квалифицирующим признакам должно рассматриваться как сделка, противоречащая закону (ст.168 ГК РФ), и влечет за собой последствия, предусмотренные ст.167 ГК РФ. При этом такие последствия не имеют абсолютного характера по отношению к действительности договора *(17). Наличие факта ничтожности договора одного вида не дает оснований для отказа в признании заключения сторонами договора другого вида.

Поскольку ст.506 ГК РФ определяет квалифицирующие признаки договора поставки дополнительно к признакам договора купли-продажи, то при отсутствии договора поставки можно допустить, что сторонами был заключен договор купли-продажи. Отсутствие же соглашения между сторонами по существенным условиям влечет последствия абсолютного характера по отношению к действительности договора. В этом основное отличие квалифицирующих признаков для определения содержания договора и согласования его существенных условий.

Тем не менее, нечеткость в определении квалифицирующих признаков договора поставки - в отличие от договора оптовой купли-продажи (которому посвящена ст.454 ГК РФ) - не позволяет четко определить каузу договора и установить ее требования в содержании последнего. В частности, споры вызывает признак обусловленности сроков, что требует его обязательного определения в содержании договора поставки. Вместе с тем нет необходимости признавать его существенным условием договора: это вызвало бы негативные последствия для сторон, так как лишило бы их права соглашаться на заключение между ними договора купли-продажи и использовать права § 1 главы 30 ГК РФ. Видимо, эти моменты были приняты во внимание Высшим Арбитражным Судом (ВАС) РФ, который в п.7 постановления Пленума ВАС РФ от 22 октября 1997 г. N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки" *(18) разъясняет определение сроков передачи товара в договоре поставки. Однако соотношение договоров поставки и купли-продажи в связи с определением сроков поставки как квалифицирующего признака, отличающего первый договор от второго, должным образом оценено все же не было.

Совсем другая ситуация возникает, когда законодатель подразумевает использование для урегулирования данного вида отношений только определенного вида договора с соответствующими квалифицирующими признаками. В этом случае несоответствие условий договора квалифицирующим признакам может повлечь за собой признание договора незаключенным. Здесь квалифицирующие признаки имеют такое же значение, как и существенные условия. В качестве примера можно привести договор поставки товаров для федеральных нужд (ст.529, 530 ГК РФ).

Для рассмотрения вопроса о связи каузы как основной юридической цели договора с иными целями договора обратимся к модели формирования условий договора с учетом целей деятельности сторон.

Рассматривая традиционно выделяемые в гражданском праве группы условий возмездного договора (существенные, обычные и случайные), можно отметить, что появление последней группы объясняется наличием не только типичных целей договора, в частности каузы, но и иных целей деятельности сторон, названных ранее индивидуальными.

Эти случайные условия могут быть обусловлены некоторыми специфическими целями предпринимательской деятельности сторон - такими, как осуществление контроля за исполнением договора (в том числе проведение сверки расчетов), доработка и комплектация товара, гарантийное обслуживание и т.п. Таким образом, последние цели договора не являются в целом типичными для договора поставки и могут изменяться от договора к договору.

Наличие переменных целей вызывает закономерный вопрос об устойчивости основной юридической цели договора поставки. Этот вопрос связан с разграничением договора одного вида и смешанного договора.

Примером рассмотрения спора в связи с исполнением обязательств по договору, содержащему элементы договора поставки и договора комиссии, является постановление Президиума ВАС РФ от 4 апреля 1998 г. N 6930/97 *(19). Президиум ВАС РФ отменил решение кассационной инстанции в связи с необоснованностью отказа применить правила главы 42 ГК РФ о договоре комиссии к договору, содержащему элементы договора поставки, т.е. ВАС РФ посчитал ущемленным право стороны заключить смешанный договор (ст.421 ГК РФ).

Однако при подготовке смешанного договора нельзя не учитывать возможной несовместимости элементов различных договоров в силу противоречия их целей целостности общей договорной конструкции. Так, заключая трехсторонний смешанный договор, содержащий элементы договоров комиссии и поставки, комиссионер получает поручение в соответствии со ст.990 ГК РФ заключить от своего имени договор поставки и сразу же исполняет это поручение, подписывая трехсторонний договор, содержащий условия поставки. Между тем на исполнение поручения всегда требуется какое-то время. Поэтому включение положений договора комиссии в договор поставки лишено смысла: основания для комиссии отсутствуют, что позволяет в этой части смешанного договора применить правило о мнимой сделке (п.1 ст.170 ГК РФ).

Специфика целей договора поставки проявляется, в частности, в долгосрочных договорах поставки. Стороны этих договоров имеют общую цель - формирование длительных отношений, а это предполагает их устойчивость. При заключении долгосрочных договоров поставки товаров (в современных обстоятельствах это могут быть договоры сроком на один год и более) стороны часто не могут заранее определить в договоре общее количество товара, поставляемого в течение срока действия договора. В этом случае они договариваются согласовывать объем каждой партии товара или его количество за определенный отрезок времени в спецификациях, прилагаемых к договору. При этом нередко даже не указывается порядок согласования таких спецификаций. Может возникнуть ситуация (и на практике это не редкость), когда стороны, исполнив обязательства по поставке в соответствии с согласованной спецификацией, еще не согласовали положения спецификации на следующую партию товара или период поставки. Поскольку существенное условие договора на будущие периоды поставки, в частности, о количестве товара (п.3 ст.455 ГК РФ), не утверждено, такой договор в соответствии со ст.432 ГК РФ будет считаться незаключенным на будущие периоды и прекратит свое действие. Допустим, что после этого стороны согласуют очередную спецификацию к уже прекратившему действие договору. Каким будет ее статус? Думается, что в соответствии с правилами действующего законодательства сторонам придется опять заключать договор, т.е. оформлять новые документы. Можно считать соглашение заключенным в устной форме, но это не всегда удобно в силу ст.162 ГК РФ.

Проще всего включить в договор условие о том, что поставка в следующий период выполняется на условиях предыдущего, если стороны не смогли согласовать условия спецификации на очередной период. Эта ситуация учитывалась в Положениях о поставках продукции производственно-технического назначения и Положениях о поставках товаров народного потребления 1969 года, когда при заключении договора на несколько лет стороны ежегодно согласовывали существенные условия договора в спецификации к договору *(20). Поскольку порядок согласования таких спецификаций существовал в самих положениях, долгосрочный договор действовал в течение всего согласованного срока. В действующем законодательстве такая норма отсутствует.

Описанную проблему можно рассмотреть и с другой точки зрения: зачем сторонам заключать договор на длительный срок, если они все равно не могут согласовать все существенные условия? Видимо, у контрагентов имеется иная цель помимо тех, которые существовали при заключении обычного договора оптовой купли-продажи. Обычно стороны утверждают, что цель состоит в установлении длительных связей между сторонами и в юридическом оформлении этих отношений.

Таким образом, если выделить упомянутую цель (оформление долгосрочных отношений и порядка организации такого сотрудничества), например, в связи с соглашением о продаже товаров, то такая цель может лечь в основу нового договора, природа которого будет отлична от договора оптовой купли-продажи. Решение поставленной проблемы видится в существовании системы двухуровневых (двойных) договоров:

а) долгосрочного основного договора, характеризующего организацию продаж в целом; и

б) заключенных в его исполнение ряда краткосрочных договоров оптовой купли-продажи.

Какова природа базового организационного договора? С одной стороны, он напоминает предварительный договор (ст.429 ГК РФ), поскольку имеет некоторые элементы последнего. (В частности, базовый договор должен определить порядок согласования договоров оптовой купли-продажи.) Однако нужно учитывать более широкий характер целей этого организационного договора: стороны могут определить общий порядок организации поиска конечных потребителей товара, получение от них заказов на закупку, установить территории продаж и другие специальные условия.

Элементы упомянутого договора присутствовали в договоре запродажи *(21). В рыночных условиях этот договор известен как договор об оптовом распределении товаров, или дистрибьюторский договор.

В последнее время часто приходится иметь дело с договорами, имеющими переменную юридическую цель. Речь идет о договорах поставки, в которых предусматриваются расчеты в альтернативной форме деньгами, ценными бумагами (векселями), товарами.

Условия соглашения могут быть сформулированы подобным образом:

"1.2. Цена товара, а также срок, порядок и форма оплаты каждой партии товара, поставляемого по настоящему договору, согласовываются сторонами в спецификациях.

2.2. Расчеты с поставщиком за товар производятся покупателем на следующих условиях:

- предварительная оплата;

- предоставление векселя, авалированного первоклассным российским банком;

- выставление безотзывного, покрытого, делимого аккредитива;

- последующая оплата с представлением гарантии российского банка в обеспечение надлежащего исполнения обязанностей по расчетам по настоящему договору. При этом банковская гарантия должна соответствовать требованиям § 6 главы 23 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Конкретная форма платежа из числа вышеуказанных за товар определяется сторонами в спецификациях, предусмотренных в п.2.1 настоящего договора".

Еще пример:

"Расчеты между сторонами осуществляются путем перечислений денежных средств покупателя поставщику, а также за счет встречных бартерных поставок на эквивалентной основе продукции покупателя потребителям поставщика. При согласии последнего допускается оплата покупателем продукции банковскими векселями и другими ценными бумагами с установленным сторонами дисконтом. Форма оплаты покупателем продукции поставщика согласуется сторонами на каждую партию и предусматривается в соответствующей спецификации на поставку этой продукции".

С точки зрения юридической природы такой договор является смешанным, и в зависимости от целей сторон (формы возмещения за поставленный товар) могут использоваться элементы договора поставки или договора мены (бартера), если будут дополнительно согласованы существенные условия соглашения о передаче в обмен товаров или ценных бумаг - их наименование и количество.

Кроме того, основная юридическая цель договора поставки имеет переменный характер. В одних случаях покупатель в качестве каузы рассматривает цель приобретения прав собственности на товар в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, в других - в связи с приобретением товара для хозяйственных нужд, т.е. для целей, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным потреблением.

Как упоминалось, цели договора могут иметь случайный характер. Так, если покупатель дополнительно к основной цели договора имеет цель принять товар во владение для последующей реализации различным покупателям, то в этом случае говорят о складской поставке. Когда же у него этой цели нет (он не вступает во владение товаром и последний, минуя покупателя, следует получателю) - речь идет о транзитной поставке.

В связи с рассмотренными особенностями целей договора поставки небеспочвенным является спор о том, может ли долгосрочный договор поставки рассматриваться как смешанный договор с элементами предварительного договора и договора купли-продажи. В литературе отражена дискуссия о предварительном характере договора поставки по прямым длительным хозяйственным связям, когда не согласованы существенные условия в спецификациях к нему *(22).

В долгосрочных договорах поставки, заключенных при отсутствии планов длительного прикрепления, вообще часто невозможно определить предмет поставки на весь срок действия договора. Однако это не означает, что договор без указания предмета обязательства на несколько лет не может быть признан заключенным *(23). Поэтому был сделан вывод о том, что долгосрочный договор в этих случаях имеет самостоятельное содержание и свой собственный предмет - условия о подготовке возникновения обязательств, об организации поставки на будущий период.

В современных же условиях обязанность согласования условий поставки в спецификациях вытекает из самого долгосрочного договора, который должен содержать порядок согласования условий поставки в этих спецификациях. Фактически такой долгосрочный договор содержит элементы различных договоров: договора об организации заключения договора поставки товаров и собственно договора поставки, поскольку спецификации будут неотъемлемой частью этого долгосрочного соглашения. Однако долгосрочный договор поставки, тем не менее, сохраняет свою целостность как самостоятельный вид договора - договор поставки.

При этом в условиях договора для избежания недоразумений необходимо четко выделять смешанный характер предмета договора: организация взаимоотношений по определению существенных условий поставки товаров и собственно условия, определяющего поставку товаров.

Основная юридическая цель договора поставки самостоятельна, но она имеет сложную природу в силу многообразия отношений по поставке товаров. Данный фактор также может стать причиной трансформации долгосрочного договора поставки в систему договоров.


И.Г. Вахнин,

ассистент юридического факультета

МГУ им.М.В.Ломоносова


------------------------------

*(1) Халфина Р.О. Значение, сущность договора в советском социалистическом гражданском праве. М., 1954. С.50.


*(2) Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление: Очерки теории, философии и психологии права. Душанбе, 1983. С.24.


*(3) Там же. С.108.


*(4) Сафиуллин Д.Н.Хозяйственный договор: Общие положения. Свердловск, 1986. С.49 - 50.


*(5) Ойгензихт В.А. Указ. соч. С.36, 38.


*(6) Эннекцерус Л. Курс немецкого гражданского права. М., 1950. T.I. Полутом 2. С.34; Экимов А.И. Интересы и право в социалистическом обществе. Л., 1984.


*(7) Необходимо отметить, что утверждения некоторых ученых-правоведов, отмечающих утрату роли мотивов и их безразличие для существования и силы договоров, могут быть признаны справедливыми лишь в отношении существования и силы договора, т.е. его действительности, но не в отношении его содержания. В соответствии с принципом свободы договора стороны могут в случайных условиях договора придать юридическое значение определенным мотивами тех ли иных целей своей деятельности, например, включить в условия договора раздел о контроле за исполнением договора, мотивируя это необходимостью осуществления оперативного взаимного контроля за исполнением обязательств по долгосрочным договорам поставки.


*(8) Керимов Д.А. Категория цели в советском гражданском праве//Правоведение. 1964. N 3. С.33.


*(9) В частности, возрастает роль иных типичных целей (отличных от основой юридической цели), а также индивидуальных целей договора.


*(10) Коуз Р.Г. Теория фирмы//Теория фирмы: Сборник/Под ред. В.М.Гальперина. СПб., 1995. Вып.2.


*(11) Там же. С.17 - 18.


*(12) Patterson Е.W. Interpretation and Construction of Contracts//Columbia Law Review. V.64. 1964. Р.836.


*(13) Существуют также подразумеваемые права. В российском договорном праве им соответствуют условия, содержание которых определяется нормами права и ненормативными правовыми источниками.


*(14) Согласно мнению Ф.Либера (F.Lieber), граница между Interpretation и Construction совпадает с границей между "буквой" (т.е. буквальным значением) текста и его "духом" (см.: Farnsworth Е.A. "Meaning" in the Law of Contract//The Yale Law Journal. V.76. 1967. Р.939).


*(15) О правилах толкования условий договоров в российском гражданском праве, а также обзор судебной практики см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С.214 - 221.


*(16) Ballentine's Law Dictionary: 3 ed. S. Francisco, 1969.


*(17) Упомянутый случай следует отличать от признания судом недействительности сделки по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения относительно ее природы (основания) (ст.178 ГК РФ).


*(18) Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 3.


*(19) Там же. N 7.


*(20) Клейн Н.И., Петров И.Н. Комментарий к Положениям о поставках продукции и товаров. М., 1978. С.77 - 78.


*(21) Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права: По изд. 1907 г. М., 1995. С.324 - 327.


*(22) Брагинский М.И. Предварительный договор в хозяйственных отношениях//Советское государство и право. 1971. N 3. С.108; Быков А.Г. Долгосрочный хозяйственный договор//Там же. 1973. N 11. С.52.


*(23) Как упоминалось ранее, такой долгосрочный договор поставки признавался заключенным в силу п.21 и п.15 положений 1969 г. о поставках продукции и товаров соответственно (см.: Клейн Н.И., Петров И.Н. Указ. соч. С.77 - 78).



Учет целей договора и целей деятельности сторон при формировании условий договора поставки


Автор


И.Г.Вахнин - ассистент юридического факультета МГУ им.М.В.Ломоносова


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2000, N 1



Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение