"Нужна ли лицензия для торговли горюче-смазочными материалами?" (В.И.Сергеев, "Законодательство", N 4, апрель 1998 г.)

Нужна ли лицензия для торговли горюче-смазочными материалами?


Недавно ко мне обратились учредители известной в Московской области фирмы "Герат". Они спрашивали, вправе ли была фирма заниматься деятельностью по купле-продаже нефтепродуктов без соответствующего разрешения и правомерно ли органами милиции в отношении их руководителя гражданина В.А. Грибова возбуждено уголовное дело по ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство) за совершенные им от имени фирмы сделки с нефтепродуктами при отсутствии лицензии на приобретение и сбыт горюче-смазочных материалов (ГСМ).

Возбуждению данного дела предшествовала длительная ревизия, а затем проверка оперативной службой милиции, проведенные в фирме представителями контрольно-ревизионного управления (КРУ) Минфина РФ по Московской области и местного УВД. Был сделан вывод о том, что руководитель фирмы нарушил ряд законодательных и нормативных документов федерального и областного уровня, касающихся лицензирования указанной сферы бизнеса. Эта деятельность была признана незаконным предпринимательством и, по мнению названных органов, Грибов подлежал привлечению к уголовной ответственности.

В отделе по борьбе с экономическим преступлениями УВД, куда я позвонил, подтвердили эту информацию, заявив, что безлицензионная торговля нефтепродуктами в Московской области рассматривается как незаконная, практика привлечения за это виновных лиц к уголовной ответственности уже достаточно отлажена и спорить не о чем.

Между тем такая практика, если она действительно существует, противоречит действующему законодательству и наносит серьезный вред предпринимательству в этой сфере деятельности. Цель данной публикации показать на примере конкретного дела правовую несостоятельность попыток силового реформирования внутреннего нефтяного рынка и установления ограничений там, где их нет и не должно быть.

Не вдаваясь в подробности следственных материалов данного дела, только на основе анализа акта проведенной ревизии, послужившего основанием для возбуждения дела, можно было бы сразу сделать однозначный вывод о неправомерности решений ревизора и оперативной службы милиции ОЭП. Однако, учитывая, что в данном случае речь идет все же о споре с правоохранительными органами, необходимо рассмотреть правовые нормы, которыми руководствовались как ревизоры, так и следователи, выдвигая претензии к фирме и ее руководителю (обвинение по делу в результате своевременного вмешательства адвоката так и не было предъявлено).

В нашу задачу входит лишь юридический анализ затронутой проблемы, чтобы ведущие аналогичную деятельность в московском регионе предприниматели точно знали, законны предъявляемые к ним требования о получении соответствующих лицензий на торговую деятельность, связанную с реализацией бензина и других ГСМ, или незаконны. В рассматриваемом случае необходимо было ответить на следующие вопросы:

1.Является ли деятельность по реализации нефтепродуктов, которую вело предприятие "Герат", незаконным предпринимательством?

2.Влечет ли указанная деятельность уголовную ответственность руководителя этого предприятия, исходя из фактических обстоятельств и с точки зрения существующего законодательства?

В соответствии со ст. 34 Конституции РФ каждый гражданин имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для осуществления предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Гражданское законодательство определяет предпринимательство как самостоятельную деятельность физического или юридического лица, осуществляемую им на свой риск и направленную на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг (п.1 ст. 2 ГК РФ).

Предприятие "Герат" создано единственным учредителем Железнодорожным городским отделением Московской областной организации РФИВА и зарегистрировано администрацией г. Железнодорожного 29 апреля 1994 г. (постановление N 606). Исходя из предоставленных законом полномочий, предприятие является коммерческой организацией. В соответствии с Уставом ему разрешена (наряду с другими) торгово-закупочная деятельность.

Как следует из акта упомянутой ревизии, предприятие "Герат" за период со 2 октября 1995 г. по 1 августа 1996 г. приобретало и реализовывало на внутреннем российском рынке нефтепродукты, получив от этой деятельности доход в сумме 1100,6 млн руб.

По мнению ревизора, указанная деятельность должна была осуществляться только на основании специального разрешения (лицензии). Данный вывод проверяющий основывал на требованиях ст. 21 Закона РФ "О предпринимательской деятельности" и ст. 14 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ", исходя из которых деятельность предприятия должна рассматриваться как незаконная, а весь доход, полученный от такой деятельности, следует взыскать в доход государства.

Между тем, этот вывод противозаконен, он не мог быть принят за основу выдвинутого ревизором обвинения. Почему?

Во-первых, Закона РФ "О предпринимательской деятельности", на который ссылается ревизор, не существует и никогда не существовало. Действовавший ранее Закон РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" Федеральным законом РФ "О введении в действие части первой ГК РФ" (далее Вводный закон) с 1 января 1995 г. признан утратившим силу (за исключением ст. 34, 35). Следовательно, ссылка на ст. 21 даже названного Закона РСФСР безосновательна.

Во-вторых, ссылка на ст. 14 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ" также несостоятельна, поскольку эта норма регламентирует не относящиеся к предмету ревизии и настоящего исследования вопросы в ней определены права налоговых органов и должностных лиц этих органов.

В-третьих, в соответствии с ч. 3. п.1. ст. 49 ГК РФ отдельными видами деятельности юридические лица могут заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Однако перечень этих видов деятельности должен определяться только законом, а не нормативно-правовыми актами.

В-четвертых, при применении ст. 49 ГК РФ необходимо иметь в виду указание, содержащееся во Вводном законе: "Изданные до введения в действие ч. 1 ГК РФ нормативные акты Президента РФ, Правительства РФ, союзные нормативные акты, применяемые на территории РФ по вопросам, которые согласно ч. 1 ГК РФ могут регулироваться только федеральными законами, действуют вплоть до введения в действие соответствующих законов". В частности, это относится к постановлению Правительства РФ от 24 декабря 1994 г. N 1418 "О лицензировании отдельных видов деятельности" и "Перечню видов деятельности, на осуществление которых требуется лицензия...", утвержденному этим постановлением.

Таким образом, исходя из требований закона (ст. 49 ГК РФ и Вводного закона), следует заключить:

1.Виды деятельности, требующие лицензирования, могут быть указаны только в постановлениях Правительства РФ и других актах, изданных до введения в действие ч. 1 ГК РФ (т.е. до 1 января 1995 г.). Все принятые после этой даты нормативно-правовые документы по данному вопросу считаются незаконными.

2.Органы, осуществляющие лицензирование отдельных видов деятельности и не включенные в Приложение N 1 к постановлению Правительства РФ от 24 декабря 1994 г. N 1418, в соответствии с п.3 этого Постановления утратили право вести лицензирование с момента принятия данного акта.

3.Согласно Перечню видов деятельности, на осуществление которых требуется лицензия, подлежит лицензированию лишь деятельность, связанная с хранением нефти и продуктов ее переработки (Минтопэнерго РФ) и деятельность по содержанию и эксплуатации нефтебаз и автозаправочных станций (АЗС), которую лицензируют органы исполнительной власти субъектов РФ. Вопросы приобретения и реализации нефтепродуктов в этот перечень не входят. А поэтому требование специальных разрешений на такой вид деятельности из-за отсутствия указаний федерального законодательства является неправомерным.

4.Ссылки ревизора в описательной части акта ревизии на распоряжение главы администрации Московской области от 4 июня 1993 г. "О лицензировании деятельности, связанной с реализацией нефтепродуктов" неправомерны, поскольку в соответствии с п.3 постановления Правительства РФ от 24 декабря 1994 г. N 1418 виды деятельности, не включенные в Приложение N 1 к этому постановлению, на осуществление которых ранее требовалась лицензия, с момента принятия данного постановления осуществляются без лицензии.

5. С этих же позиций (основанных на ст. 49 и Вводном законе) следует рассматривать и требования постановления Правительства РФ от 6 сентября 1995 г. N 897 "Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по содержанию и эксплуатации нефтебаз и автозаправочных станций" (далее Положение о лицензировании).

Названное постановление и положение изданы в соответствии с постановлением Правительства РФ N 1418. Однако в п.3 Положения о лицензировании дано такое толкование этого вида деятельности, которое юристами однозначно признается "расширительным". В частности, под деятельность по содержанию и эксплуатации нефтебаз и АЗС подведены приемка, хранение, транспортировка и реализация нефтепродуктов, которые ранее к лицензируемым видам деятельности не относились.

Таким образом, если данные требования распространяются на все иные, кроме самих нефтебаз и АЗС, предприятия, их следует рассматривать как не основанные на законе, а поэтому и не влекущие для этих других предприятий каких-либо правовых последствий (поскольку эти требования не регламентированы федеральным законом, а постановление Правительства РФ о лицензировании N 897 издано после введения в действие ч. 1 ГК РФ).

Что же касается п.1 Положения о лицензировании, устанавливающего, что деятельность по содержанию и эксплуатации нефтебаз и АЗС осуществляется юридическими лицами независимо от их организационно-правовой формы, то, как следует из разъяснений Минюста РФ, слова "независимо от их организационно-правовой формы" относятся только к нефтебазам и АЗС, а также к физическим лицам, ведущим указанную предпринимательскую деятельность и имеющим в собственности нефтебазы и АЗС. На лиц, не связанных с содержанием и эксплуатацией нефтебаз и АЗС, этот пункт не распространяется.

Определение же терминов "нефтебаза" и "АЗС" дано в "Правилах технической эксплуатации нефтебаз", утвержденных Госкомнефтепродукта РФ от 28 декабря 1995 г.

Под нефтебазой, в частности, понимается "сложная многофункциональная система с объектами различного производственно-хозяйственного назначения, выполняющая задачи бесперебойного и надежного обеспечения потребителей народного хозяйства нефтью и нефтепродуктами. Это самостоятельные предприятия, обеспечивающие необходимые условия приема, хранения и отпуска нефтепродуктов, регенерации масел, сбора и отгрузки отработанных нефтепродуктов...".

Под АЗС понимаются технические объекты, состоящие из резервуарного парка, системы трубопроводов, топливно-раздаточных колодок и т.д. По смыслу действующего законодательства для содержания и эксплуатации таких нефтебаз и АЗС действительно требуется лицензирование.

6.Говоря о выдвинутом ревизором против предприятия обвинении в незаконном предпринимательстве, необходимо учесть, что фирма "Герат" не имела в собственности нефтебазы или АЗС в том понимании, которое дается в указанном нормативе Госкомнефтепродукта РФ. Предприятие не только не имело никаких нефтяных резервуаров и емкостей для хранения нефтепродуктов, у него вообще не было соответствующей материальной базы. А поэтому оно под понятие нефтебазы или АЗС не подпадает.

7.Из-за отсутствия такой базы и других условий для хранения, транспортировки и реализации нефтепродуктов предприятие "Герат" самостоятельно и не занималось этой деятельностью, а поручало партнерам по бизнесу организацию закупок и реализацию покупаемого товара. Само же предприятие лишь контролировало этот процесс и производило расчеты с поставщиками и покупателями, выплачивая комиссионные и агентские вознаграждения своим партнерам.

Например, согласно договору от 21 сентября 1995 г. N 15 об оказании агентских услуг, заключенному с ООО "Стройинтерсервис", предприятие "Герат" поручило названному агенту всю работу, связанную с отгрузкой нефтепродуктов, отправление документов по отправке груза и т.д. При осуществлении всех операций груз или передавался на хранение в другие фирмы, или сразу направлялся в адрес нового владельца. В самом "Герате" груз не находился никогда.

Упоминание в некоторых договорах выражения "купля-продажа" еще не свидетельствует о том, что предприятие непосредственно имело дело с горюче-смазочными материалами, привозило их на собственную территорию, хранило, использовало, реализовывало из своих нефтяных резервуаров. Сущность правоотношений сторон в данных сделках определялась не названиями договоров или содержащимися в них понятиями, а совокупностью возникающих прав и обязанностей сторон. Фактически "Герат" являлся посредником между поставщиком нефтепродуктов и теми их потребителями, с которыми он заключал договоры на реализацию.

Таким образом, то, чем занималось это предприятие, участвуя в посреднических операциях по приобретению, поиску покупателей и дальнейшему сбыту им продукции, не может быть отнесено к лицензируемой деятельности, а поэтому такая его деятельность не может быть признана незаконной.

Что касается уголовной ответственности по ст. 171 УК РФ, то таковая без квалифицирующих признаков наступает лишь в случае осуществления лицом незаконной предпринимательской деятельности, если это деяние причинило крупный ущерб государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере. Для привлечения виновного к такой ответственности необходимо соблюдение следующих условий:

а). Наличие объективной стороны инкриминируемого деяния незаконной предпринимательской деятельности лица. Данный вопрос мы рассмотрели.

б). Наличие объекта преступления охраняемых уголовным законом интересов государства, граждан и организаций. Ответственность за посягательство на этот объект наступает только в тех случаях, когда такое посягательство (незаконная предпринимательская деятельность) становится общественно опасной и воспрещена уголовным законом. В данном случае охраняемые интересы государства, граждан и общественных организаций ничем не нарушены, а посредническая деятельность предприятия по реализации ГСМ не является общественно опасной и воспрещенной уголовным законом.

в). Наличие субъекта преступления лица, занимающегося незаконной предпринимательской деятельностью. В данном случае лицом, занимающимся, по мнению ревизора, такой деятельностью, является предприятие "Герат", а не лично гражданин В.А.Грибов.

В соответствии с Уставом предприятие "Герат" наделено полномочиями юридического лица с момента его регистрации. Общее руководство им осуществляется Железнодорожным городским отделением МОО РФИВА, в исключительную компетенцию которого входит разработка стратегии предприятия и ряд других вопросов (ст. 9 Устава). Поскольку деятельность по закупке и реализации нефтепродуктов носила систематический и постоянный характер в течение длительного времени, можно предположить, что указанная деятельность в этот период определяла стратегию предприятия, ответственность за которую несет тот, кто ее определяет, в данном случае учредитель.

Исполнительным органом управления предприятием является дирекция, куда входят генеральный директор, его заместители и главный бухгалтер. Дирекция подотчетна учредителю и организует выполнение его решений. Все решения дирекции оформляются приказами, распоряжениями, указаниями (ст. 10 Устава).

В компетенцию генерального директора входят лишь организация и руководство текущей деятельностью, распоряжение имуществом предприятия, наем и увольнение работников, вопросы выплаты зарплаты персоналу.

Таким образом, основным исполнительным органом по Уставу предприятия является дирекция как коллегиальный орган.

Из акта ревизии следует, что ответственными за финансово-хозяйственную деятельность предприятия в проверяемый период являлись В.А.Грибов и ряд других должностных лиц. И если говорить о виновности юридического лица и ответственности за это должностных лиц предприятия, то их следует распределить между учредителем, осуществляющим общее руководство предприятием, и всеми названными членами дирекции. Привлекать же к ответственности одного генерального директора, исходя из ограниченности его полномочий и полной подотчетности учредителю и дирекции, неправомерно.

г). Наличие субъективной стороны прямого или косвенного умысла, т.е. виновное лицо должно осознавать общественную опасность своих действий и либо желать извлечения дохода в крупном размере, либо сознательно допускать последствия в виде крупного дохода.

При указанных обстоятельствах, наличии противоречивого законодательства, отсутствии конкретных и четких указаний о лицензировании посреднической деятельности на нефтяном рынке, а также исходя из собственных заявлений В.А.Грибова о том, что он считал и считает ту деятельность, которой занималось предприятие, законной, нет оснований говорить о прямом или косвенном умысле генерального директора на совершение им противоправной предпринимательской деятельности.

Как указано, умысел виновного должен включать не только осознание им общественной опасности своих действий, но и желание незаконно получить доход. В данном случае, поскольку речь идет об ответственности не юридического лица, а конкретного гражданина, таковая наступает, если умысел виновного направлен на извлечение доходов в свою пользу от незаконной предпринимательской деятельности, одновременно умысел этот должен быть направлен на извлечение крупного дохода. Нам же известно, что доходы В.А.Грибова как наемного работника предприятия ограничивались его заработной платой. Однако данная заработная плата складывалась не только из доходов предприятия по реализации нефтепродуктов. Ведь сфера деятельности генерального директора, даже и с ограниченными полномочиями, была гораздо шире, чем та работа, которую он осуществлял на "нефтяном" рынке. А поэтому считать незаконным доходом всю зарплату В.А.Грибова, полученную им за выполнение функций генерального директора, было бы неверно.

При решении вопроса об уголовной ответственности человека следствие и судебные органы должны руководствоваться постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия".

В п.7 указанного Постановления говорится: "Если при рассмотрении конкретного дела суд установит, что подлежащий применению акт государственного или иного органа не соответствует закону, он в силу ст. 120 Конституции РФ обязан принять решение в соответствии с законом, регулирующим данные правоотношения. Оценке с точки зрения соответствия закону подлежат нормативные акты любого государственного органа (нормативные указы Президента РФ, постановления палат Федерального собрания РФ, постановления и распоряжения Правительства, акты органов местного самоуправления, приказы и инструкции министерств, ведомств, руководителей учреждений, предприятий, организаций)".

В данном случае суд (а значит, и следственный орган) не вправе ссылаться на постановления Правительства РФ, изданные в нарушение закона. Поэтому следует признать, что законной материальной нормы для применения ст. 171 УК РФ в данном случае не имеется. Как гласит известный правовой принцип, "нет ответственности без указания на то в законе". Возбужденное в отношении В.А.Грибова уголовное дело по указанной статье УК РФ никакой судебной перспективы не имело.

При указанных обстоятельствах в соответствии с п.3 ст. 49 Конституции РФ все неустранимые сомнения в виновности лица должны трактоваться в пользу обвиняемого, в данном случае в пользу В.А.Грибова. Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 это требование разъяснено следующим образом: "По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершенном преступлении, смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства" (п.8).

После основательного разъяснения адвокатом фирмы перечисленных положений законодательства следователь вынужден был вынести единственно правильное решение по уголовному делу прекратить его за отсутствием состава преступления.


В.И.Сергеев,

адвокат



Нужна ли лицензия для торговли горюче-смазочными материалами


Автор


В.И.Сергеев - адвокат


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 1998, N 4


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.