Судебные приставы или судебная полиция? (М.Поляков, "Российская юстиция", N 3, март 2000 г.)

Судебные приставы или судебная полиция?


Современная система правоохранительных органов эволюционирует по пути умножения полицейских структур. Действует налоговая полиция, активно обсуждается создание таможенной. Имеют собственные силовые структуры и другие ведомства. Полагаю, что сегодня можно вести речь о возможности появления еще одной полиции - судебной. Начало ее формирования положено Законом "О судебных приставах", объединившим в рамках этой службы две функции: полицейские (судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов) и исполнения судебных решений (судебные исполнители).

Данное объединение, на мой взгляд, вызвано не только практической целесообразностью, но и традиционным смыслом русского слова "пристав", подразумевающим руководителя небольшого полицейского участка, а в сочетании со словом "судебный" - судебного исполнителя. Оба значения имели хождение в царской России. Однако современный законодатель использует слова "судебный пристав" и "судебный исполнитель" не как синонимы. Так, в УК РФ судебный пристав и судебный исполнитель упоминаются как различные фигуры (в контексте запрета посягательства на них - ст.ст.296, 298 УК). Если учесть, что УК принимался ранее Закона "О судебных приставах", то можно предположить, что служба судебных приставов изначально задумывалась как автономная от судебных исполнителей силовая структура, а судебный пристав виделся законодателю как судебный полицейский, "приставленный" для обеспечения правопорядка в суде. В Законе "О судебных приставах" эта идея воплощается в лице судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов.

По моему мнению, судебный полицейский и судебный исполнитель в силу объективных причин трудно совместимы в одной службе. Вероятно, поэтому внешне простой путь - наделение судебных исполнителей силовыми полномочиями (например, правом применения оружия) - законодатель счел невозможным: силовое воздействие судебных исполнителей на недобросовестных ответчиков предусмотрено только через взаимодействие с судебными приставами, обладающими всем арсеналом полицейских средств.

Судебные исполнители - структура с устоявшимися полномочиями и традициями. Радикальные идеи о перестройке службы вряд ли станут приветствоваться ею. А вот новая составляющая - судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов - напротив, будет стремиться к расширению собственной компетенции.

О расширении полномочий судебных приставов сегодня уже публично говорят руководители службы. В "Российской юстиции" опубликовано интервью с главным судебным приставом Омской области В.Головиным, в котором он изложил перспективы наделения службы судебных приставов функциями оперативно-розыскного характера и дознания (Российская юстиция. 1999. N 5).

Следует заметить, что желание получить дополнительные полномочия основано не только на амбициях руководителей новой службы; для расширения компетенции есть и серьезные функциональные предпосылки, основанные на полицейской сути деятельности судебных приставов. Так, вполне очевидно, что проблема защиты судей требует качественного оперативно-розыскного учреждения и сопровождения. Есть материально-правовой базис и для наделения службы судебных приставов правами органа дознания. Потенциально судебные приставы ранее других могут обнаруживать такие преступления против правосудия, как: воспрепятствование осуществлению правосудия (ст.294 УК); посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие (ст.295 УК); угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия (ст.296 УК); неуважение к суду (ст.297 УК); клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, судебного пристава, судебного исполнителя (ст.298 УК); незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации (ст.312 УК); неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст.315 УК).

Вместе с тем осуществление новых полномочий требует иной компетентности. Судебные приставы-исполнители решают другие задачи. Не совсем годятся для этого, по моему мнению, и судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов: это структура силовая, а реализация оперативно-розыскных и процессуальных полномочий - уже сфера не столько силы, сколько интеллекта. Воплощение в жизнь новых полномочий непременно потребует специалистов с юридическим образованием. И есть все основания полагать, что для них статус судебного пристава окажется тесным. Да и сама законодательная терминология будет нуждаться в усовершенствовании, поскольку эти специалисты уже не будут ни судебными приставами-исполнителями, ни судебными приставами по обеспечению установленного порядка деятельности судов.

Конечно, здесь можно возразить, что названные полномочия тоже направлены на обеспечение установленного порядка деятельности судов. Однако такое толкование слишком расширительно.

Кроме того, ряд полномочий, которые потребуются вслед за оперативно-розыскным статусом, будет направлен не только на судебный порядок, но и за его пределы. Так, вполне закономерно ожидать создания в системе службы судебных приставов структуры собственной безопасности: специфика профессии требует строгого внутреннего надзора. Тот, кто будет работать на данном направлении, тоже сможет называться судебным приставом лишь условно.

Но всех этих недоразумений можно избежать, если службу судебных приставов реорганизовать в судебную полицию России, в составе которой будут действовать подразделения по обеспечению безопасности судей, по обеспечению порядка деятельности судов, по обеспечению исполнения судебных решений, оперативно-розыскные подразделения, дознаватели и т.д.

Потребность создания судебной полиции - это закономерное проявление общей тенденции дифференциации правоохранительных органов. Рано или поздно правоохранительная система России неизбежно придет к этому. И терминологически "судебная полиция" звучит выигрышнее, нежели по сути устаревший термин "судебный пристав".


М.Поляков,

доцент Нижегородского

юридического института МВД РФ,

кандидат юридических наук



Судебные приставы или судебная полиция?


Автор


М.Поляков - доцент Нижегородского юридического института МВД РФ, кандидат юридических наук


"Российская юстиция", 2000, N 3, стр. 44


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение