Правовые основания приватизации в Российской Федерации в период с 12 июня 1990 г. по 12 декабря 1991 г. (В.М. Бартош, "Законодательство", N 2, февраль 2000 г.)

Правовые основания приватизации в Российской Федерации
в период с 12 июня 1990 г. по 12 декабря 1991 г.


Началом первого этапа приватизации имущества расположенных на территории Российской Федерации государственных предприятий, регулируемого специальным законодательством, можно считать 1 января 1990 г. именно тогда вступили в силу Основы законодательства Союза СССР и союзных республик об аренде от 23 ноября 1989 г. N 810-1*(1). Указанный закон регулировал отношения, связанные с выкупом трудовыми коллективами арендуемого ими имущества государственных предприятий как союзного, так и республиканского подчинения. В последующем были приняты постановление Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. N 590 "Об утверждении Положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью и Положения о ценных бумагах"*(2) и постановление Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 601 "Об утверждении Положения об акционерных обществах"*(3), утвердившие порядок преобразования государственных предприятий в акционерные общества.

Принятие Съездом народных депутатов РСФСР 12 июня 1990 г. Декларации о государственном суверенитете РСФСР*(4) существенно осложнило дальнейшее течение процессов разгосударствления и приватизации государственного имущества на территории РСФСР, внеся неопределенность в вопрос о том, какими правовыми актами следует руководствоваться в случае преобразования в акционерные общества расположенных на территории РСФСР государственных предприятий, находящихся в ведении соответствующих органов государственного управления СССР.

Поскольку в настоящее время все больше говорят о необходимости пересмотреть итоги приватизации самого первого ее этапа, делаются попытки оспорить правомерность преобразования государственных предприятий общесоюзного подчинения в акционерные общества, осуществлявшегося в период со дня принятия Декларации о государственном суверенитете РСФСР до момента фактического прекращения существования Союза ССР, представляется крайне важным более внимательно рассмотреть правовые основания разгосударствления и приватизации государственного имущества в Российской Федерации с 12 июня 1990 г. по 12 декабря 1991 г.

В 1991 г. Правительство СССР и правительства союзных республик предпринимали попытки выведения экономики страны из кризисного состояния, в котором она оказалась в результате перехода от плановой системы хозяйствования к рыночной. В частности, Кабинетом министров СССР (далее КМ СССР) и правительствами 10 союзных республик (в том числе и РСФСР) была разработана Программа совместных действий Кабинета министров СССР и правительств суверенных республик по выводу экономики страны из кризиса в условиях перехода к рынку (далее Программа). Она была утверждена постановлением КМ СССР от 12 июля 1991 г. N 472 "Об организации работы по выполнению Программы совместных действий Кабинета министров СССР и правительств суверенных республик по выводу экономики страны из кризиса в условиях перехода к рынку"*(5). Раздел IV данной Программы, а также раздел V Плана организации работ по выполнению Программы содержали перечень конкретных мероприятий, осуществляемых Правительством СССР и правительствами союзных республик в составе СССР, по разгосударствлению и демонополизации экономики, развитию предпринимательства.

Согласно абз. 4 названной Программы, предусматривалось обеспечить принятие во втором квартале 1991 г. нормативных документов, регулирующих согласованный с республиками процесс разгосударствления и приватизации, уточнить порядок оценки и выкупа государственного имущества членами трудовых коллективов, другими гражданами, юридическими лицами, предусмотрев возможность широкого использования в этих целях заработанных предприятиями средств, а также частичную безвозмездную передачу имущества государственных предприятий членам их трудовых коллективов. Соответственно План организации работ по выполнению Программы предусмотрел завершение в июне 1991 г. подготовки проектов союзного и республиканских законодательных актов по разгосударствлению и приватизации.

Таким образом, как следовало из постановления КМ СССР от 12 июля 1991 г. N 472, действия компетентных органов Союза ССР и союзных республик по созданию союзной и республиканских программ разгосударствления и приватизации государственного имущества были согласованы.

В целях создания экономической базы проводимых в Российской Федерации реформ в 1991 г. органами государственной власти РСФСР были предприняты действия по переводу государственных предприятий, находившихся в юрисдикции соответствующих органов управления Союза ССР, в юрисдикцию РСФСР. Так, пункт 1 Указа Президента РСФСР от 28 августа 1991 г. N 66 "Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР"*(6) предписал Совмину РСФСР до 1 января 1992 г. обеспечить передачу и принятие в ведение органов государственного управления Российской Федерации и республик в составе РСФСР предприятий и организаций союзного подчинения, находящихся на территории Российской Федерации, за исключением тех, управление которыми передано, согласно законодательству РСФСР, соответствующим органам СССР. Порядок перехода государственных предприятий в ведение соответствующих органов управления РСФСР был установлен постановлением Совмина РСФСР от 22 января 1991 г. N 37*(7).

В результате исполнения указанных правовых актов Президента РСФСР и Правительства РСФСР на территории Российской Федерации оказались расположенными государственные предприятия, находившиеся в ведении соответствующих органов управления Союза ССР, а также предприятия, находившиеся в юрисдикции РСФСР и республик в составе РСФСР.

Во исполнение указанных Программы и Плана организации работ по выполнению Программы Верховный Совет РСФСР 3 июля 1991 г. принял Закон РСФСР N 1531-1 "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации"*(8) (далее Закон о приватизации), который вступил в силу 19 июля 1991 г.*(9) Работа же над Законом СССР об основных началах разгосударствления и приватизации предприятий до известных событий августа 1991 г. так и не была завершена*(10). К июлю 1991 г. проект указанного закона СССР был принят лишь в первом чтении. Трагические события августа 1991 г. перечеркнули надежды на продолжение работы Верховного Совета СССР, а с ними и на принятие закона об основах разгосударствления и приватизации предприятий.

Таким образом, фактически отношения в сфере приватизации государственного имущества на территории Российской Федерации в рассматриваемый период регулировались как законодательными актами Союза ССР, так и правовыми актами РСФСР.

Поскольку, как было отмечено, союзный закон о разгосударствлении предприятий отсутствовал, процессы приватизации имущества государственных предприятий и иных государственных организаций, находившихся в ведении СССР, осуществлялись на основании постановления Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. N 590 и Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде.

Что касается аналогичных процессов, протекающих в отношении имущества государственных предприятий, находившихся в ведении соответствующих органов управления РСФСР, то до вступления в действие Закона о приватизации они регулировались постановлением Верховного Совета РСФСР от 25 апреля 1991 г. N 1104 "О мерах по подготовке процессов приватизации государственного и муниципального имущества на территории РСФСР"*(11), постановлениями Совмина РСФСР от 5 декабря 1990 г. N 570 "О преобразовании государственных предприятий, расположенных на территории РСФСР, в акционерные общества"*(12) и от 25 декабря 1990 г. N 601, а также все теми же Основами законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде.

До 19 июля 1991 г. разгосударствление предприятий, имущество которых находилось в общесоюзной собственности, а также государственных и муниципальных предприятий, подведомственных соответствующим органам управления РСФСР, осуществлялось практически идентичными способами: путем преобразования государственных (муниципальных) предприятий в акционерные общества, а также путем выкупа арендованного их трудовыми коллективами имущества предприятий. Вместе с тем, в отличие от российского законодательства, нормативно-правовые акты Союза ССР продажу государственного имущества гражданам и юридическим лицам не предусматривали.

В последующем на территории Российской Федерации возможность преобразования государственных (муниципальных) предприятий в акционерные общества в порядке, установленном постановлением Совмина РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 601, и заключения договоров аренды имущества государственных (муниципальных) предприятий была исключена Законом о приватизации: его ст. 15 не предусматривала таких способов приватизации государственного (муниципального) имущества.

Означало ли данное обстоятельство, что возникли противоречия между поименованными законодательными актами Союза ССР и российским Законом о приватизации относительно способов разгосударствления предприятий?

Принимая во внимание сферы действия союзного законодательства о разгосударствлении и нормативных правовых актов РСФСР, регулирующих данную область правоотношений, на поставленный вопрос следует ответить отрицательно.

Во-первых, в соответствии с абз. 1 п. 5 постановления Совмина СССР от 19 июня 1990 г. N 590 данный акт устанавливал порядок преобразования в акционерные общества государственных предприятий, находившихся в ведении соответствующих органов управления Союза ССР, и не распространял свое действие на предприятия, имущество которых общесоюзной собственностью не являлось. Приватизация последних, находившихся в юрисдикции российского Правительства, регулировалась соответствующими нормами законодательства РСФСР.

Во-вторых, Закон РСФСР от 24 октября 1990 г. N 263-1 "О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР"*(13) (ст. 4) устанавливал, что акты органов СССР, изданные до принятия указанного Закона, действуют на территории РСФСР, если они не приостановлены Верховным Советом РСФСР или Совмином РСФСР. Но действие постановления Совмина СССР от 19 июня 1990 г. N 590 и Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде соответствующими законодательными актами РСФСР не приостанавливалось. Следовательно, они имели силу на всей территории Российской Федерации в полном объеме.

В-третьих, с юридической точки зрения, до 12 декабря 1991 г. Конституция СССР и законы СССР на территории РСФСР имели высший приоритет, а значит, в отношении государственных предприятий, имущество которых находилось в общесоюзной собственности, союзные законы и иные законодательные акты должны были применяться исключительно и безусловно.

Декларация о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г. провозгласила верховенство Конституции РСФСР и законов РСФСР на всей территории Российской Федерации (абз. 3 п. 5). Однако указанное положение Декларации не могло отменить или изменить Конституцию РСФСР, обладавшую среди законов РСФСР высшей юридической силой. Согласно же ч. 2 ст. 4 Основного Закона России, государственные и общественные организации, должностные лица обязаны соблюдать Конституцию РСФСР, Конституцию СССР, законы Российской Федерации и СССР, конституции и законы республик, входящих в состав Российской Федерации, изданные в пределах их полномочий.

Таким образом, в соответствии с приведенной нормой Конституции РСФСР Конституция и законы СССР являлись составной частью правовой системы Российской Федерации и подлежали безусловному исполнению на территории РСФСР.

В то же время коллизии законов СССР и РСФСР должны были решаться в пользу первых, поскольку ст. 74 Конституции СССР устанавливала, что в случае расхождения закона союзной республики с общесоюзным законом действует закон СССР*(14). При этом важно отметить, что редакция ст. 4 Конституции РСФСР была изменена только Законом Российской Федерации от 9 декабря 1992 г. N 4061-1 "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Российской Федерации"*(15).

Иной подход в данном вопросе противоречил бы нормам действовавшего в рассматриваемый период законодательства РСФСР.

В самом деле, согласно ч. 3 ст. 68 Конституции РСФСР, Российская Федерация вправе вступать в союз с другими государствами и передавать органам союза осуществление части своих полномочий. Но до 12 декабря 1991 г. Российская Федерация входила в состав СССР. В соответствии же с Союзным договором и Законом СССР от 10 апреля 1990 г. N 1421-1 "Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик" (ст. 1) полномочия по управлению государственными предприятиями, расположенными на территории РСФСР и находящимися в ведении соответствующих органов управления СССР, были переданы Российской Федерацией указанным органам Союза.

Как известно, Союзный договор был денонсирован главами БССР, РСФСР и УССР 9 декабря 1991 г. Соглашение о создании Содружества независимых государств, фактически прекратившее Союз ССР, было ратифицировано постановлением Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. N 2014-1*(16) и с этой же даты для Российской Федерации вступило в силу. Следовательно, только 12 декабря 1991 г. окончательно были прекращены полномочия соответствующих органов управления СССР, которые не были ликвидированы постановлением Государственного Совета СССР от 14 ноября 1991 г. N ГС-13 "Об упразднении министерств и других центральных органов государственного управления СССР"*(17) и еще продолжали функционировать на территории Союза ССР*(18).

С позиций права данный вывод означает, что положения п. 4 постановления Президиума Верховного Совета РСФСР от 9 августа 1990 г. "О защите экономической основы суверенитета РСФСР"*(19) и ч. 2 ст. 4 Закона РСФСР от 31 октября 1990 г. N 293-1 "Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР"*(20), согласно которым преобразование расположенных на территории РСФСР государственных предприятий союзного подчинения в акционерные общества, перевод в иные формы собственности должны были осуществляться исключительно на условиях и в порядке, предусмотренных законодательством РСФСР, не могли применяться в отношении государственных предприятий, находившихся в ведении упраздненных постановлением Госсовета СССР от 14 ноября 1990 г. N ГС-13 министерств и иных центральных органов государственного управления СССР, до 1 декабря 1991 г.*(21), а в отношении государственных предприятий, находившихся в ведении не упраздненных аналогичных органов, до 12 декабря 1991 г.

Приведенное утверждение о том, что Конституция РСФСР (Основной Закон) на территории Российской Федерации имела высшую юридическую силу по отношению к любым иным законам РСФСР, в том числе и по отношению к Декларации о государственном суверенитете РСФСР, и последняя не могла противоречить Основному Закону Российской Федерации, на наш взгляд, является бесспорным*(22). Требование же о соблюдении всеми лицами, находящимися в пределах юрисдикции Российской Федерации, Конституции СССР и законов СССР в течение означенного в настоящей статье периода времени никто не отменял.

С другой стороны, Декларация о государственном суверенитете РСФСР (п. 10) предусматривала, что всем гражданам и лицам без гражданства, проживающим на территории РСФСР, гарантируются права и свободы, предусмотренные Конституцией РСФСР, Конституцией СССР и общепризнанными нормами международного права.

Важно отметить, что право граждан на самостоятельное ведение хозяйственной и иной не запрещенной законом (в том числе и предпринимательской) деятельности были закреплены как Конституцией СССР (ст. 10), так и Конституцией РСФСР (ч. 2 ст. 52).

Далее, ст. 1 Закона РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 445-1 "О предприятиях и предпринимательской деятельности"*(23) дала определение понятию "предпринимательская деятельность", из которого вытекает, что участие гражданина в акционерном обществе или иной коммерческой организации (за исключением, разумеется, государственных (муниципальных) предприятий) безусловно относится к таковой. Способ же приобретения гражданином, являющимся членом трудового коллектива государственного предприятия, имущество которого находилось в общесоюзной собственности, статуса участника (учредителя) акционерного общества мог быть выбран им только в соответствии с законодательными актами Союза ССР (являющимися, как было отмечено, составной частью законодательства РСФСР).

Следовательно, право на осуществление предпринимательской деятельности (в том числе путем учреждения и участия в акционерных обществах), закрепленное в Конституции СССР и конкретизированное соответствующими законодательными актами Союза ССР, согласно ч. 2 ст. 4 Конституции РСФСР и п. 10 Декларации о государственном суверенитете РСФСР, гарантировалось всем гражданам и лицам без гражданства, проживающим на территории Российской Федерации (далее физические лица).

Очевидная справедливость данного вывода, между тем, еще не является столь же бесспорным основанием для утвердительного ответа на вопрос о том, гарантируются ли на территории Российской Федерации субъективные права на осуществление предпринимательской деятельности, возникшие у физических лиц в соответствии с законодательством СССР. Ведь если принять во внимание то обстоятельство, что объективное право на осуществление предпринимательской деятельности наряду с Конституцией СССР непосредственно гарантировалось и Конституцией РСФСР (ч. 2 ст. 52), то следует признать, что прекращение действия Конституции СССР и, в определенной части, законов Союза ССР на территории Российской Федерации ничего не меняло в положении проживающих здесь физических лиц, еще не приступивших к реализации данного права, поскольку они имели возможность воспользоваться им, опираясь на Конституцию РСФСР и законы Российской Федерации. Но вот каково правовое положение лица, если оно приступило к осуществлению действий, связанных с реализацией права на занятие предпринимательской деятельностью, еще до денонсации Союзного договора, но до 12 декабря 1991 г. (или в соответствующих случаях до 1 декабря 1991 г.) полностью не реализовало его?

Применительно к праву на осуществление предпринимательской деятельности путем учреждения акционерного общества (или иной коммерческой организации, за исключением государственного или муниципального предприятия, естественно) и участия в управлении им, рассматриваемая ситуация выглядит следующим образом.

Физическое лицо член трудового коллектива государственного предприятия, находящегося в ведении соответствующих органов управления Союза ССР, в числе других работников данного предприятия в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. N 590 и с соблюдением установленной законодательством СССР процедуры принимает решение о преобразовании государственного предприятия в акционерное общество. С момента принятия такого решения трудовым коллективом и уполномоченным на то органом государственного управления СССР, а также утверждения в установленном порядке учредительных документов акционерного общества у каждого из членов трудового коллектива государственного предприятия возникает субъективное право требования к государству (в нашей ситуации это СССР) в лице уполномоченного государственного органа внести имущество данного предприятия в уставный капитал акционерного общества, а у государства возникает соответствующая этому праву обязанность, а также обязанность не препятствовать преобразованию конкретного государственного предприятия в акционерное общество. Гарантируется ли Декларацией о государственном суверенитете РСФСР это субъективное право физических лиц, приобретенное ими на основании Конституции СССР?

Невозможно найти сколько-нибудь убедительные аргументы в пользу того, что указанное субъективное право не могло гарантироваться, а значит, и защищаться законами Российской Федерации.

Как было показано, отрицание самой возможности возникновения у физических лиц такого субъективного права на том основании, что преобразование государственных предприятий союзного подчинения в акционерные общества в соответствии с законодательством Союза ССР противоречило п. 4 постановления Президиума Верховного Совета РСФСР от 9 августа 1990 г. "О защите экономической основы суверенитета РСФСР" и ст. 4 Закона РСФСР от 31 октября 1990 г. "Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР", по меньшей мере, не корректно с правовой точки зрения. Кроме того, необходимо принять во внимание, что РСФСР, согласно Договору о правопреемстве в отношении внешнего государственного долга и активов Союза ССР от 4 декабря 1991 г., заключенного между государствами, переставшими быть или являвшимися на момент его подписания субъектами СССР, а также Решению Совета глав государств участников СНГ от 20 марта 1992 г., является правопреемником в отношении прав и обязанностей бывшего СССР в размере, соответствующем доле имущества Российской Федерации в имуществе бывшего СССР.

Из этого с необходимостью вытекает вывод о том, что со дня ратификации Соглашения о создании СНГ, т. е. с 12 декабря 1991 г., РСФСР становится обязанной в отношении тех граждан и лиц без гражданства, проживающих на территории РСФСР, у которых возникло названное субъективное право. Значит, при подаче в последующем учредителями соответствующего акционерного общества, создаваемого в результате преобразования государственного предприятия, или иной коммерческой организации (за указанным ранее исключением) заявки на регистрацию данного юридического лица, если их субъективные права на осуществление таких действий возникли ранее 12 декабря 1991 г. (или в соответствующих случаях ранее 1 декабря 1991 г.), орган, осуществляющий регистрацию юридических лиц, при отсутствии нарушений законодательства Союза ССР, на основании которого осуществлялось преобразование государственного предприятия, обязан зарегистрировать создаваемую организацию (ст.34 Закона РСФСР от 25 декабря 1991 г. N 445-1 "О предприятиях и предпринимательской деятельности"). Правовые же основания для признания в этом случае создания юридического лица (акционерного общества) недействительным отсутствуют.

В последнее время в арбитражные суды Российской Федерации все чаще стали поступать различного рода иски, требования которых основываются на доводах о недействительности преобразований государственных предприятий союзного подчинения в акционерные общества, осуществленных в период с 12 июня 1990 г. по 12 декабря 1991 г., как совершенных в нарушение действовавшего в то время законодательства РСФСР о приватизации. Причиной тому, на наш взгляд, является стремление пересмотреть итоги приватизации. Так или иначе, но судебно-арбитражная практика по такого вида спорам, к сожалению, часто формируется под влиянием соображений политического характера, а не на основании права.

Наиболее характерным примером, который здесь уместно привести, является дело акционерного общества "Издательская группа "Прогресс"" (г. Москва).

Прокуратура города Москвы обратилась в арбитражный суд с иском к акционерному обществу "Издательская группа "Прогресс", Госкомимуществу России и Москомимуществу о признании недействительной сделки приватизации имущества издательства "Прогресс" и фирменного книготоргового предприятия "Прогресс". В качестве основания иска указывалось на то, что приватизация имущества указанных государственных предприятий была осуществлена способом, не предусмотренным Законом РСФСР от 3 июля 1991 г. N 1531-1 "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации".

Как следует из материалов дела, преобразование указанных государственных предприятий, находившихся в ведении Министерства информации и печати СССР, в акционерное общество осуществлялось на основании и в порядке, установленных постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. N 590. При этом решение конференции трудовых коллективов указанных государственных предприятий о преобразовании последних в акционерное общество было принято 24 мая 1991 г., а решение Коллегии Министерства информации и печати СССР по тому же вопросу 19 июня 1991 г., т. е. в период существования СССР как государства.

Приняв во внимание данное обстоятельство, а также то, что при преобразовании указанных государственных предприятий, имущество которых находилось в общесоюзной собственности, в акционерное общество "Издательская группа "Прогресс" неустранимых нарушений законодательства СССР допущено не было, арбитражный суд отказал Прокуратуре города Москвы в удовлетворении искового заявления.

Однако Президиум Высшего Арбитражного Суда (ВАС) РФ занял иную позицию. В постановлении от 12 мая 1998 г. по делу N 1272/98 Президиум ВАС РФ указал:

"Выводы суда о законном преобразовании издательства "Прогресс" в АОЗТ "Издательская группа "Прогресс" и правомерном включении в его уставный капитал государственного имущества, поименованного в свидетельствах о собственности, не соответствуют материалам дела и законодательству о приватизации.

На основании статей 15, 22 Закона Российской Федерации "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации", действовавшего в период издания оспариваемого распоряжения, приватизация предприятий в форме продажи долей в их капитале (акций) подлежала осуществлению после преобразования государственных и муниципальных предприятий в открытые акционерные общества"*(24).

С данным выводом Президиума ВАС РФ нельзя согласиться.

Поскольку решение о преобразовании в акционерное общество находившихся в ведении Министерства по информации и печати СССР государственного предприятия "Издательство "Прогресс" и фирменного книготоргового предприятия "Прогресс" членами трудового коллектива указанных предприятий и государством в лице названного органа государственного управления СССР было принято до 1 декабря 1991 г., физические лица учредители акционерного общества в соответствии с законодательными актами Союза ССР и Конституцией РСФСР приступили к реализации своего права на осуществление предпринимательской деятельности. В результате они приобрели субъективные права требования к государству (СССР), правопреемником которого после распада Союза стала РСФСР. Таким образом, последующая регистрация акционерного общества "Издательская группа "Прогресс" Московской регистрационной палатой была осуществлена правомерно.

Следующий из постановления Президиума ВАС РФ от 12 мая 1998 г. по делу N 1272/98 вывод о том, что в период существования Союза ССР после 12 июня 1990 г. на территории Российской Федерации могло применяться исключительно законодательство РСФСР о приватизации даже в отношении государственных предприятий союзного подчинения, на наш взгляд, таит в себе серьезную опасность. Дело в том, что признание Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации верховенства законов РСФСР над законодательными актами СССР на территории Российской Федерации в период, когда Союз еще существовал, может стать моральным оправданием и использоваться в качестве правового основания для законодательных органов тех субъектов Российской Федерации, которые принимают собственные законодательные акты, противоречащие Конституции Российской Федерации и федеральным законам, и настаивают на своем праве сепаратным решением отменять или изменять действие законов Российской Федерации на территории данных субъектов.

Следует отметить, что акционеры, чьи права оказываются ущемленными в результате признания недействительной регистрации акционерного общества, созданного в процессе преобразования государственного предприятия союзного подчинения, либо признания недействительной сделки приватизации имущества такого государственного предприятия, внесенного в качестве вклада в уставный капитал общества, вправе обратиться за защитой своих прав в Конституционный Суд Российской Федерации. Кроме того, если принять во внимание, что право каждого на предпринимательскую деятельность, не запрещенную законом, закреплено ч. 2 ст. 22 Декларации прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г.*(25), опирающейся на Всеобщую декларацию прав человека*(26) (в частности, на ст. 22), то в соответствии с ч. 3 ст. 46 Конституции Российской Федерации лица, чьи права были нарушены таким образом, вправе обратиться и в Европейский Суд по правам человека.


В.М. Бартош,

начальник отдела Правового управления

Мингосимущества России


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Ведомости СНД и ВС СССР. 1989. N 25. Ст. 481.

*(2) Собрание постановлений Правительства СССР. 1990. N 15. Ст. 82.

*(3) Собрание постановлений Правительства РСФСР. 1991. N 6. Ст. 92.

*(4) Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. N 2. Ст. 22.

*(5) Собрание постановлений Правительства СССР (отдел первый). 1991. N 2122. Ст. 83.

*(6) Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 34. Ст. 1140.

*(7) Собрание постановлений Правительства РСФСР. 1991. N 11. Ст. 146.

*(8) Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 27. Ст. 927.

*(9) Российская газета. 1991. 19 июля.

*(10) См.: Калмыков Ю.Х.Избранное: Труды. Статьи. Выступления. М., 1998. С. 221223.

*(11) Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 18. Ст. 569.

*(12) Собрание постановлений Правительства РСФСР. 1990. N 5. Ст. 69.

*(13) Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. N 21. Ст. 237.

*(14) При этом следует учитывать, что Закон СССР от 5 сентября 1991 г. N 2392-1 "Об органах государственной власти и управления Союза ССР в переходный период" (ст. 2) установил, что высшие органы государственной власти союзных республик вправе приостанавливать на территории республики действие законов, принимаемых Верховным Советом СССР, только в случае их противоречия конституции союзной республики.

*(15) Российская газета. 1993. 12 января.

*(16) Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 51. Ст. 1798.

*(17) Собрание постановлений Правительства СССР. 1991. N 50. Ст. 1421.

*(18) Закон СССР от 1 апреля 1991 г. N 2073-1 "О перечне министерств и других центральных органов государственного управления СССР" определил перечень тех центральных органов государственного управления СССР, которые с момента принятия данного Закона действовали в СССР. Постановление Государственного Совета СССР от 14 ноября 1991 г. N ГС-13 сохранило действующими 13 министерств СССР, один Государственный комитет СССР, а также в реорганизованном виде Комитет государственной безопасности СССР.

*(19) Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. N 10. Ст. 133.

*(20) Там же. N 22. Ст. 260.

*(21) См.: Постановление Государственного Совета СССР от 14 ноября 1991 г. N ГС-13. П. 1.

*(22) Статья 184 Конституции РСФСР устанавливала, что все законы и иные акты государственных органов Российской Федерации издаются на основе и в соответствии с Конституцией РСФСР.

*(23) Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. N 30. Ст. 418.

*(24) Вестник ВАС РФ. 1998. N 8. С. 2930.

*(25) Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 52. Ст. 1865.

*(26) Права человека: Основные международные документы. М., 1989. С. 134142.



Правовые основания приватизации в Российской Федерации в период с 12 июня 1990 г. по 12 декабря 1991 г.


Автор


В.М.Бартош - начальник отдела Правового управления Мингосимущества России


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2000, N 2



Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение