Зарубежное законодательство о проблемах профсоюзной защиты (А.Силин, "Законодательство", N 2, февраль 2000 г.)

Зарубежное законодательство
о проблемах профсоюзной защиты


В данном обзоре речь пойдет об одном из способов укрепления роли профсоюзов с помощью так называемых закрытых цехов (closed shop) и профсоюзных цехов (union shop), которые впервые появились в Великобритании более двухсот лет назад. По мере развития и распространения в промышленных государствах мира института коллективных переговоров возникла проблема совместимости закрытых цехов и других защитных мероприятий профсоюзов с антидискриминационной политикой в области занятости, проводимой Международной Организацией Труда (МОТ) и государствами ее членами.

Рассмотрим вначале основные формы проявления профсоюзного монополизма. Прежде всего, он воплощен в положениях коллективного договора, а именно в его статьях:

а)обусловливающих обязательство работодателя принимать на работу лишь членов определенного профсоюза, которые должны оставаться в его рядах для сохранения занятости (закрытое предприятие closed shop);

б)позволяющих работодателю нанимать работников по своему выбору, но обязывающих последних вступать в профсоюз в определенные сроки (обязательное членство в профсоюзе union shop);

в)обязывающих работников независимо от членства в профсоюзе уплачивать профсоюзные взносы, если даже принадлежность к профсоюзу не служит условием приема на работу и сохранения рабочего места (агентский цех agency shop);

г)в силу которых работодатель, следуя принципу предпочтительного выбора, должен в ходе найма отдавать предпочтение работникам членам профсоюза (preference clauses).

Кроме того, для укрепления своего положения профсоюзы в ряде стран используют парламентские законы, подзаконные акты (постановления правительств и распоряжения министерств), решения арбитражных органов, обычаи и сложившуюся практику. Надо иметь в виду, что на Западе коллективные договоры и соглашения являются такими же источниками трудового права, как законодательные акты.

Защитные функции профсоюзов в 4060 годах нашего столетия были законодательно оформлены главным образом в англосаксонских странах, в частности, в Великобритании, США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии. В других государствах профсоюзная защита не получила большого развития. (Исключение составляют некоторые профессии (докеры, строители и печатники) в ряде стран.) Во многих же странах Европы под влиянием профсоюзного плюрализма, классовой солидарности работников и демократических традиций главные формы профсоюзной защиты (профсоюзного монополизма) были запрещены в принципе. Однако официальные запреты мало повлияли на объединения ремесленников, печатников, каменщиков, плотников и других мастеровых людей, которые тяготеют к закрытым цехам и к другим формам защиты корпоративных интересов. Не отстают от них и малоквалифицированные работники, особенно в горнодобывающей и строительной промышленности частного сектора.

В 7080 годах различные схемы профсоюзной защиты можно было встретить уже во всех регионах мира, причем как в развитых, так и в развивающихся государствах. И касались они не только ремесленников и малоквалифицированных рабочих, но и работников индустриального профиля (синие воротнички) и даже инженерно-технических работников (белые воротнички). Например, в Австралии preference clauses до начала 70-х годов имели отношение главным образом к промышленным рабочим, а затем были распространены на продавцов и служащих в крупных торговых заведениях, на работников нефтяной отрасли, на служащих банков и страховых компаний. В Канаде доля служащих в государственных учреждениях, охваченная условиями agency shop, в 1977 г. составила около 83%. В США условия профсоюзной защиты преобладали в коллективно-договорном процессе в административных учреждениях до принятия в 1978 г. Акта о реформе гражданской службы.

Возобладавшие в последние десятилетия международные принципы в области прав работников на организацию и ведение коллективных переговоров (конвенции МОТ N 87 и 98) противостоят дискриминационному, по существу, характеру упомянутых статей, защищающих корпоративные интересы профсоюзов в области занятости. Общая тенденция борьбы за права человека и гражданина по линии ООН, МОТ, Совета Европы и других международных организаций привела к тому, что практика использования защитных статей профсоюзов в деле найма и увольнения работников была законодательно запрещена во многих странах. Но в некоторых такое положение сохранялось до последнего времени, и примером может служить Великобритания.

В 1974 г. в этой стране был принят Акт о профсоюзах и трудовых отношениях, в силу которого closed shop был признан законной мерой защиты профсоюзных интересов после неудачной попытки внедрить agency shop в 1971 г. В конце 70-х годов около половины членов профсоюзов*(1) работали на предприятиях типа closed shop. Эта система профсоюзной защиты охватывала практически всех (почти 100%) шахтеров, печатников, докеров, работников судостроения и автомобильного производства. Такая высокая степень вовлеченности английских рабочих в коллективно-договорные формы защиты занятости объясняется традиционной самостоятельностью профсоюзов Великобритании.

Однако положение постепенно менялось, и Акт Великобритании о профессиональных союзах и трудовых отношениях от 16 июля 1992 г. уже содержал подробные положения о том, что отказ в работе лицу лишь по причине его принадлежности или не принадлежности к профсоюзу является противозаконным (ст. 137), и о том, что отказ в обслуживании лица на таком основании агентством по трудоустройству также является противозаконным (ст. 138). В случае нарушения закона лицо имеет право обратиться в суд по трудовым делам (промышленный суд). Равным образом запрещается увольнение работника в зависимости от его членства в профсоюзе (ст. 152), а также практика заключения контрактов на поставку товаров или оказания услуг на подобном основании (ст. 144). Данный закон отразил недовольство части работников, особенно квалифицированных, системой принудительного членства в профсоюзах в ущерб их личным возможностям, реализуемым через индивидуальные трудовые контракты.

Защитные принципы closed shop и union shop получили широкое распространение в коллективно-договорном регулировании трудовых отношений в США, несмотря на царящий там профсоюзный плюрализм. В конце 70-х годов около 74 % коллективных договоров в этой стране содержали оговорки типа "предпочтительного найма работников из членов профсоюзов".

В Канаде официально приняты все формы профсоюзной защиты на федеральном и провинциальном уровнях (кроме провинции Квебек).

В Австралии условия closed shop и union shop преобладают в коллективно-договорной практике, но эти правила следует отличать от принудительного (обязательного) членства в профсоюзах.

Полезно рассмотреть эволюцию трудового законодательства Новой Зеландии, которая в последние годы считается инициатором далеко идущих реформ в области трудового законодательства. В этой стране четко проявилась борьба в отношении правового статуса профсоюзов в "свободном обществе". Сторонники профсоюзной монополии утверждали, что обязательное членство в профсоюзе способствует укреплению "промышленного мира" и социальной стабильности, а его противники ссылались на то, что принудительное членство в профсоюзах нарушает право на труд и свободу объединений, т. е. основные права человека и гражданина. В англосаксонской системе права, к которой принадлежит и Новая Зеландия, решающую роль играют судебные прецеденты и, следовательно, арбитражные суды. Еще в 1894 г. в стране был издан Акт о промышленном примирении и арбитраже, в силу которого двумя годами позже в трудовые отношения были введены статьи о применении условий closed shop для шахтеров и сапожников. В частности, относительно последних говорилось, что "работодатели обязаны принимать на работу предпочтительно членов Новозеландской федерации сапожников, если только они имеют одинаковую квалификацию с нечленами Федерации и готовы выполнять ту же работу". На практике многие работодатели игнорировали предварительные условия найма, и в 1932 г. в упомянутый Акт от 1894 г. была внесена поправка, согласно которой споры между предпринимателями и профсоюзами могли передаваться в суд лишь при согласии обеих сторон. В 1935 г. к власти в стране пришло лейбористское правительство, которое в 1936 г. приняло новую поправку к Акту, объявив незаконной такую практику, когда работодатель принимал на работу взрослое лицо, которое не являлось членом профсоюза и не хотело им стать.

Таким образом, жесткие условия closed shop были заменены на более мягкие условия union shop, что повлекло небывалый рост профсоюзного членства (с 81000 человек в 1935 г. до 233000 в 1937 г.).

Новое правительство Новой Зеландии в 1961 г. приняло еще одну поправку к Акту о промышленном примирении и арбитраже, которая заменила принудительное членство в профсоюзах на два вида "предпочтительных статей" (preference clauses):

а)"квалифицированное предпочтение", которое разрешало работодателю принимать нечлена профсоюза при условии, что никто из членов профсоюза не обладает равной квалификацией;

б)"неквалифицированное предпочтение", когда любой принятый на работу нечлен профсоюза был обязан вступить в профсоюз в течение 14 дней, но этот вид профсоюзной защиты становился действенным, если за него проголосовали не менее 50 % занятых работников.

Такой вид профсоюзного монополизма преобладал в стране до 1976 г., когда очередная поправка к Акту о трудовых отношениях установила, что Министерство труда может периодически проводить на предприятиях и в организациях голосование по поводу отношения работников к условиям статьи о "неквалифицированном предпочтении" в области занятости. Начиная с 1977 г. проголосовали 195 профсоюзных организаций, объединяющих 405000 членов. Около 90% голосов было подано за сохранение системы "неквалифицированного предпочтения" при найме работников. Однако в ходе двух последних десятилетий общественное мнение страны стало склоняться в сторону демократизации трудовых отношений в целом и отмены профсоюзных привилегий в частности.

Принятый в 1991 г. Акт о трудовых контрактах исключил из своего содержания понятия "профсоюз" и "профсоюзные права" и ввел термин "организация работников". Такая организация приобретает статус юридического лица, но лишается традиционных привилегий профсоюзов. Согласно этому Акту, организацией работников может быть не только профсоюз, но и любая другая организация, защищающая права и интересы людей труда. Почти все законодательные нормы о правах и полномочиях профсоюзов были отменены, включая право профсоюзов представлять работников в ходе коллективных переговоров и при рассмотрении трудовых споров.

В 1993 г. в Новой Зеландии был принят Акт о правах человека, в котором дискриминация в сфере занятости объявлялась незаконной. В ст. 22, в частности, говорилось: "Предложение или предоставление ищущему работу лицу или занятому работнику условий найма, труда, пенсионного обеспечения и других социальных пособий, а также возможностей для обучения, продвижения и перемещения по работе, менее благоприятных, чем те, которые уже были предложены другим лицам, обладающим равной или почти равной квалификацией, или выполняющим аналогичную работу считается незаконным".

По мнению ученых специалистов в области трудового права*(2), "новозеландская" модель выглядит как крайнее воплощение в трудовом законодательстве идей либерализма, расценивающего деятельность профсоюзов и их традиционные права как анахронизм, пережиток промышленной эры и как препятствие экономическому прогрессу в постиндустриальном обществе. Подобная трактовка роли профсоюзов не встречает поддержки на Западе и считается проявлением экстремизма в регулировании трудовых отношений.

Более взвешенный подход к решению проблемы профсоюзной защиты проявляет Международная организация труда. Согласно ст. 2 Конвенции МОТ N 87 о свободе ассоциаций и защите права на организацию (к которой присоединился Советский Союз, а следовательно, и Российская Федерация), "трудящиеся и предприниматели без какого бы то ни было различия имеют право создавать по своему выбору организации без предварительного на то разрешения, а также вступать в такие организации на единственном условии подчинении уставам этих последних". Комиссия экспертов МОТ по применению конвенций и рекомендаций в свое время выразила мнение о том, что ст. 2 упомянутой Конвенции оставляет каждому государству свободу решать, подходят ли работникам гарантии относительно их права не вступать в профсоюзные организации или же, наоборот, их больше устраивает возможность использования в коллективных договорах статей о "профсоюзной защите", т. е. о монопольном положении своего профсоюза.

В другом основополагающем документе Конвенции МОТ N 98 о праве на организацию и на ведение коллективных переговоров, которая также ратифицирована Российской Федерацией, говорится о том, что "трудящиеся пользуются надлежащей защитой против любых дискриминационных действий, направленных на ущемление свободы объединения в области труда" (п. 1 ст. 1), и что такая защита применяется в особенности в отношении действий, цель которых "подчинить прием трудящегося на работу или сохранение им работы условию, чтобы он не вступал в профсоюз или вышел из профсоюза" (п. 2 ст. 1). В ходе принятия этой Конвенции в 1949 г. на 32-й сессии Международной конференции труда (МКТ) в Женеве было уточнено, что указанный документ МОТ не должен толковаться как разрешающий или запрещающий защитные статьи профсоюзов, действие которых определяет национальная практика.

Это уточнение имело большое значение для государств членов МОТ, в которых господствует профсоюзный плюрализм. Оно вытекает из одобренного МКТ положения о том, что ни одно государство не обязано каким-либо образом в силу Конвенции N 98 признавать или проявлять терпимость относительно защитных статей (условий) профсоюзов. Но, если в какой-либо стране подобные статьи разрешены законом или допускаются на практике, ничто не мешает этой стране ратифицировать и применять данную Конвенцию. Именно эти соображения руководили Комитетом по свободе профсоюзов Административного совета МОТ, когда он отказывался рассматривать ссылки или жалобы на действия защитных профсоюзных статей, поступавшие из ряда стран в Секретариат МОТ в Женеве.

Подводя итоги сказанному, следует констатировать, что вопросы профсоюзной монополии в сфере занятости решаются в различных государствах неодинаково. В странах, где монополия профсоюзов в форме статей о closed shop, union shop, agency shop и preference clauses узаконена официально, применять Конвенции МОТ N 87 и 98 затруднительно, но все же можно в надежде на развитие общества в прогрессивном направлении. Там же, где господствует профсоюзный плюрализм, а таких стран в настоящее время подавляющее большинство, реализация положений упомянутых Конвенций МОТ не встречает каких-либо препятствий. В число последних государств входит Российская Федерация, которая соблюдает принципы профсоюзного плюрализма и основные права работника. Об этом свидетельствует действующее трудовое законодательство страны и, в еще большей степени, проект нового Трудового кодекса РФ.


А.Силин,

зав. сектором трудового права Института труда


-------------------------------------------------------------------------

*(1) В тот период профсоюзы Великобритании охватывали около 40% занятых работников. К середине 90-х годов только 30%.

*(2) См., напр: Киселев И.Я.Сравнительное и международное трудовое право. М., 1999. С. 233234.



Зарубежное законодательство о проблемах профсоюзной защиты


Автор


А.Силин - зав. сектором трудового права Института труда


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2000, N 2



Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение