Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство (С.Коровинских, "Российская юстиция", N 4, апрель 2000 г.)

Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство


В современных условиях экономическая преступность, темпы ее распространения и масштабы превратились в фактор, реально угрожающий экономической безопасности страны. При этом все более криминогенной становится предпринимательская сфера. По оценкам некоторых экспертов, объем теневой экономики сегодня соответствует доходной части бюджета.

Преступление, предусмотренное ст.171 УК РФ, имеет альтернативный формально-материальный состав и может быть совершено в трех формах: осуществление предпринимательской деятельности без регистрации; осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения - лицензии; осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий лицензирования. При этом момент окончания рассматриваемого преступления от конкретной формы не зависит. Оно является оконченным либо после того, как наступили последствия в виде причинения крупного ущерба гражданам, организациям или государству (материальный состав), либо после извлечения в результате занятия незаконным предпринимательством дохода в крупном размере (формальный состав).

Следует отметить, что закон не содержит никаких указаний относительно того, в чем может выражаться ущерб от незаконного предпринимательства и в каких случаях он должен признаваться крупным. Это отрицательно влияет на формирование правоприменительной практики. Так, результаты проведенного в Ростовской области и Ставропольском крае исследования свидетельствуют о том, что причинение незаконным предпринимательством крупного ущерба гражданам, организациям или государству ни разу не выступало в качестве условия привлечения к уголовной ответственности за указанное деяние.

Для корректной уголовно-правовой оценки характера и объема общественно опасных последствий незаконного предпринимательства (крупного ущерба, причиняемого гражданам, организациям или государству) необходимо учитывать диалектический характер последствий как соединительного звена между деянием и объектом. Иными словами, последствия следует рассматривать не только в связи с деянием, т.е. как его последствия, но и в связи с объектом преступления, т.е. как ущерб определенному общественному отношению. При этом следует учитывать, что, как отмечает В. Кудрявцев, каждое общественное отношение переплетается, связано с другими в той же или смежных областях жизни, влияет на них, порождая, изменяя или прекращая эти отношения, и испытывает с их стороны такое же воздействие. При поражении каких-либо общественных отношений, неизбежно в той или иной мере страдают и другие связанные с ними, поэтому при совершении преступления причиняется вред по крайней мере нескольким видам смежных общественных отношений (см.: Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1960. С.137).

Очевидно поэтому в научной литературе, применительно к незаконному предпринимательству указывается на достаточно широкий круг общественно опасных последствий: нарушение порядка осуществления предпринимательской деятельности, обеспечивающего нормальное развитие экономики, причинение ущерба финансовым интересам государства, не получающего государственную пошлину, положенную к уплате при регистрации, регистрационный сбор, плату за рассмотрение заявления и за выдачу лицензии, а также налоги, подлежащие взысканию с индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, причинение ущерба гражданам или организациям.

Необходимо, однако, отметить, что эти последствия не являются равноценными. Следует различать основное преступное последствие, определяемое как ущерб, от причинения которого охраняется основной объект преступления, дополнительное преступное последствие (ущерб), от которого охраняется дополнительный объект, и факультативное последствие (ущерб), от которого защищается факультативный объект. Впервые это деление было четко сформулировано Е. Фроловым (см.: Фролов Е.А. Объект уголовно-правовой охраны и его роль в организации борьбы с посягательствами на социалистическую собственность. Автореф. докт. дис. Свердловск, 1971. С.24, 25, 27). При этом правильное определение характера и объема общественно опасного последствия нередко достигается в результате научного уяснения смысла закона.

По моему мнению, основное последствие незаконного предпринимательства будет носить нематериальный характер, так как основной непосредственный объект этого посягательства - установленный порядок предпринимательской деятельности - представляет собой нематериальное благо. Посягательство на непосредственный объект (в многообъектных преступлениях) всегда причиняет или по крайней мере создает опасность причинения ущерба дополнительному объекту. Так, незаконная предпринимательская деятельность наряду с причинением организационного нематериального вреда основному непосредственному объекту влечет нанесение материального (имущественного) ущерба финансовым интересам государства, страдающим от неуплаты государственной регистрационной пошлины, регистрационного сбора, платы за рассмотрение заявления и за выдачу лицензии.

Подобное сочетание основных нематериальных и дополнительных материальных последствий встречается достаточно часто. В этом есть определенный внутренний смысл. Поскольку дополнительный объект неотрывен от основного, тесно связаны между собой и соответствующие им последствия. Это - связь общественных отношений, поврежденных единым деянием, по-другому - последствий, сформированных под воздействием посягательства одной интенсивности и, значит, последствий, во многом схожих по масштабу, глубине выраженных в них негативных изменений объекта.

Между тем анализ действующей уголовно-правовой нормы указывает на то, что имеются некоторые расхождения между законодательной оценкой и объективной сущностью незаконного предпринимательства. Дело в том, что в диспозиции нормы с материальным составом должны отражаться в первую очередь основные последствия, так как они представляют ущерб, для предотвращения которого и создается данный уголовный закон. При этом следует иметь в виду, что использование нематериальных основных последствий ограничивается двумя условиями. Во-первых, чтобы обрести определенность признака диспозиции, нематериальные последствия обозначаются в ней только выражающими вред терминами. Иначе, не обладая информативностью, присущей материальным последствиям, они останутся незаметными, невидимыми, как бы растворятся в деянии, окажутся не более чем свойством последнего, т.е. при таких обстоятельствах не будет основы для конструирования состава преступления данного типа. Во-вторых, в этих терминах (поскольку нематериальные последствия не имеют "вещной оболочки") обозначаются их качественные черты, без которых нельзя уяснить смысл термина, а следовательно, и применить закон (см.: Мальцев В.В. Проблема уголовно-правовой оценки общественно-опасных последствий. Саратов, 1989. С.41).

Таким образом, если идти по пути конструирования материального состава преступлений, то в диспозиции ст.171 УК следует отразить как основные нематериальные последствия, так и дополнительные материальные. Для этого в законе целесообразно использовать обобщающие понятия, включающие в себя и нематериальный вред, и материальный ущерб, например "существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства". Кроме того, необходимо учитывать, что незаконное предпринимательство - это длящееся преступление. Благодаря своей протяженности во времени незаконная предпринимательская деятельность может быть сопряжена с нарушением финансовых интересов государства в сфере формирования доходной части бюджета от поступления налоговых платежей, нарушением интересов легальных предпринимателей. Ведь лица, занимающиеся теневой экономической деятельностью, не платят государству никаких налогов, платежей и сборов и, находясь в более выгодном экономическом положении, вытесняют с рынка легальных предпринимателей. Тем самым нарушается принцип добросовестной конкуренции, который в условиях рыночного хозяйства является главным рычагом его прогресса.

Данные разновидности объектов преступного посягательства следует признать факультативными. В отличие от основного и дополнительного объектов факультативный при совершении преступления не всегда ставится под угрозу причинения вреда, поэтому между ним и основным объектом существует менее тесная, нежели между двумя первыми, связь. Так, незаконная предпринимательская деятельность не в каждой ситуации причиняет ущерб финансовым интересам государства в сфере формирования доходной части бюджета от поступления налоговых платежей.

Если следовать рекомендациям специалистов в области уголовного права, то правоприменителю необходимо при оценке крупного ущерба, причиненного государству неуплатой налогов, страховых взносов, в случае индивидуального незаконного предпринимательства ориентироваться на понятие крупного размера при уклонении физического лица от уплаты налога (ст.198 УК), а при незаконной предпринимательской деятельности организации - на понятие крупного размера уклонения от уплаты налога с организаций (ст.199 УК).

Однако указанные рекомендации представляются трудно выполнимыми. Как известно, сумма налогов, подлежащих уплате за налоговый период, исчисляется исходя из налоговой базы, налоговой ставки и налоговых льгот (ст.52 Налогового кодекса РФ). Налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением (ч.1 ст.54 НК). Индивидуальные предприниматели исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных учета доходов и расходов и хозяйственных операций в порядке, определяемом Минфином и Госналогслужбой РФ (ч.2 ст.54 НК). Однако анализ правоприменительной практики показывает, что лица, занимающиеся незаконной предпринимательской деятельностью, в подавляющем большинстве случаев не ведут соответствующего учета доходов и расходов и хозяйственных операций. Поэтому практически невозможно установить налоговую базу, налоговую ставку и рассчитать размер неуплаченного налога. Это означает, что определение крупного ущерба, причиняемого финансовым интересам государства в сфере формирования государственного бюджета от поступления налоговых платежей, представляет для правоприменителей огромные сложности. Что касается причинения ущерба интересам законных предпринимателей, то установление этого последствия преступного деяния связано с практически непреодолимыми трудностями. Таким образом, установление в качестве условия привлечения к уголовной ответственности за незаконное предпринимательство причинения ущерба указанным факультативным объектам весьма существенно нарушает такой принцип криминализации деяния, как процессуальная осуществимость преследования.

Поскольку основные и дополнительные последствия незаконного предпринимательства неизбежно наступают одновременно с совершением преступного деяния и потому отделить их друг от друга практически невозможно, самым оптимальным оказался бы способ обозначения указанных последствий в диспозиции нормы через преступное деяние, презюмирования их в нем. Что касается факультативных последствий незаконного предпринимательства, то практически неразрешимые проблемы в установлении их размера и характера не позволяют связывать с фактом их наступления момент окончания преступления. Таким образом, можно утверждать, что свойства общественно опасных последствий незаконного предпринимательства определяют его структуру как формального состава преступления, что и должно быть отражено в строении диспозиции ст.171 УК.

Как показало изучение уголовных дел, правоприменители, затрудняясь с толкованием такого оценочного признака как "крупный ущерб", стараются указанный состав вменять в основном по признакам крупного (особо крупного) дохода, легальное толкование которых содержится в примечании к ст.171. Однако следственно-судебная практика и в этой части весьма противоречива. Так, доходом в некоторых случаях признавалась общая выручка, полученная от реализации товара, в других случаях - разница между продажной и покупной ценой товара. Иногда доход от незаконного предпринимательства подсчитывался в виде разницы между продажной и покупной ценой товара с учетом затрат на транспортировку и "хранение, естественной убыли и т.д.

Анализ налогового законодательства показывает, что термин "доход" употребляется как для определения объектов налогообложения, так и величин, используемых при их расчете (поступлений от отдельных операций, формирующих общий налогооблагаемый доход). Как объект налогообложения доход - это экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить (ст.41 НК). Таким образом, главный критерий дохода - наличие экономической выгоды. Некоторые ученые утверждают, что не все случаи получения лицом материальных благ означают наличие экономической выгоды. Последняя налицо, если только происходит улучшение материального положения лица (увеличение в целом его материальных благ). Поэтому при определении дохода нужно учитывать расходы. Доход есть лишь тогда, когда полученные лицом материальные блага превышают расходы, связанные с получением этих благ.

Эти рассуждения не вызывают возражений применительно к доходу как объекту налогообложения и вполне подтверждаются анализом действующих в настоящее время налоговых законов. Однако весьма примечателен тот факт, что законодатель наряду с доходами-объектами налогообложения выделяет их составляющие - доходы от единичных хозяйственных операций. Так, ст.120 НК, устанавливая ответственность за грубое нарушение правил учета доходов, расходов и объектов налогообложения, разграничивает соответствующие понятийные категории. Закон РФ от 27 декабря 1991 г. "О налоге на прибыль предприятий и организаций" под доходом понимает выручку от реализации продукции (работ, услуг), основных фондов, иного имущества предприятия, доходы от внереализационных операций, под расходом - затраты на производство и реализацию, включаемые в себестоимость продукции (работ, услуг), под доходом (валовой прибылью) как объектом налогообложения - разницу между доходами и расходами. Закон РФ от 7 декабря 1991 г. "О подоходном налоге с физических лиц" использует понятие "годовой совокупный доход" как объект налогообложения и категории "доходы" и "расходы". При этом годовой совокупный доход представляет собой сумму всех доходов, полученных от единичных хозяйственных операций за вычетом понесенных по ним расходов.

Употребление налоговым законодательством термина "доход" в разных смыслах привело к тому, что ученые, толкуя его для целей уголовного закона, приходят к совершенно противоположным выводам. Представляется, что дать верное толкование понятия дохода, извлеченного от незаконного предпринимательства, можно только уяснив цель криминализации указанного деяния. Считаю, что общественная опасность незаконного предпринимательства состоит в выходе из сферы государственного контроля за предпринимательской деятельностью, который предполагает регулируемое воздействие на хозяйственную деятельность самостоятельных предпринимателей и играет в современных условиях важную роль в становлении рыночной экономики. Размах же, масштабы незаконной (незарегистрированной, безлицензионной, с нарушением условий лицензирования) деятельности предпринимателя определяются размером полученных доходов, исчисляемых без учета расходов, понесенных предпринимателем в ее ходе. К подобному же выводу приводит анализ базового гражданского законодательства, которое признает доход, извлеченный от незарегистрированной предпринимательской деятельности, незаконным и подлежащим не налогообложению, а полному изъятию в доход государства (ст.169 ГК РФ).

Дополнительные аргументы может дать анализ ст.171.1 УК. Состав преступления, предусмотренный в указанной норме, был, по существу, выделен из состава незаконного предпринимательства по особому предмету преступления, которым являются немаркированные товары и продукция, подлежащие обязательной маркировке марками акцизного сбора, специальными марками или знаками соответствия, защищенными от подделок. Показательно, что согласно разъяснению примечания к ст.171.1 УК условием привлечения к уголовной ответственности за производство, приобретение, хранение, перевозку или сбыт указанных предметов является масштаб деятельности, определяемый стоимостью немаркированных товаров и продукции, исчисляемой без учета расходов на ее производство (приобретение).

Подводя итог, хотелось бы отметить, что содержание диспозиции ст.171 УК должно находиться в тесной зависимости от положений законодательства, регулирующего порядок осуществления предпринимательской деятельности. Поскольку отечественное законодательство придерживается разрешительной системы, возлагающей на каждого предпринимателя обязанность пройти государственную регистрацию, a в необходимых случаях и получить лицензию на право занятия предпринимательской деятельностью, то наказываться должно незаконное предпринимательство совершенно независимо от наступления или отсутствия вредных последствий от действий виновного. Единственным условием уголовной наказуемости незарегистрированной, безлицензионной, с нарушением условий лицензирования деятельности предпринимателя должны служить ее масштабы, определяемые размером полученных доходов, исчисляемых без учета расходов, понесенных предпринимателем в ходе данной деятельности.


С.Коровинских,

Председатель Ставропольского краевого суда



Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство


Автор


С.Коровинских - Председатель Ставропольского краевого суда


"Российская юстиция", 2000, N 4, стр. 42


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение