Интеллектуальная собственность в системе российского права и законодательства (Д. Шестаков, "Российская юстиция", N 5, май 2000 г.)

Интеллектуальная собственность
в системе российского права и законодательства


Нормативно-правовая база регулирования интеллектуальной собственности представляет собой разветвленную систему, включающую в себя акты, различные по юридической силе, территории, на которую они распространяются, кругу лиц. В самом общем виде ее можно представить следующим образом: международно-правовые акты (принятые в рамках Всемирной организации интеллектуальной собственности и ее специализированных учреждений); соглашения между отдельными государствами; национальное законодательство (в России - федеральное).

Место норм об интеллектуальной собственности в системе российского права и законодательства определено п. "о" ст. 71 Конституции РФ.

Регулирование отношений, возникающих по поводу создания и использования результатов интеллектуальной деятельности, должно быть, исходя из Конституции РФ, представлено комплексной отраслью "Право интеллектуальной собственности (интеллектуальное право)", закрепленной в нормах Кодекса интеллектуальной собственности Российской Федерации.

Как показывает анализ законодательства об интеллектуальной собственности, в него входят юридические нормы, характерные для ряда отраслей права.

Конституционно-правовые нормы составляют идейную основу современного законодательства об интеллектуальной собственности. Это, прежде всего, положения о свободе творчества, печати, слова, мысли, неприкосновенности личной жизни, а также право на доступ к информации и культурным ценностям.

Административно-правовые нормы характеризуют систему управления интеллектуальными правами и контроля за их осуществлением, финансовые - раскрывают порядок финансирования государством и муниципальными органами в сфере создания объектов интеллектуальной собственности.

Большое значение в структуре интеллектуальных правоотношений принадлежит информационным, а также правовым отношениям по поводу использования памятников культуры и других культурных ценностей.

Гражданско-правовые нормы регулируют реализацию исключительного права, а также договорные отношения. На интеллектуальную собственность распространяются общие принципы наследования, устанавливаемые гражданским законодательством.

Трудовые нормы характеризуют отношения создателя творческого результата с администрацией предприятий, учреждений, организаций по поводу служебных произведений.

Процессуальные нормы направлены на осуществление в установленной законом форме прав и законных интересов авторов объектов интеллектуальной собственности.

Необходимо назвать и юрисдикционные нормы, регламентирующие вопросы ответственности за нарушение законодательства, о котором идет речь, и порядок их реализации.

В то же время, на мой взгляд, можно говорить и о качественно новом типе правовых отношений в сфере создания и использования объектов интеллектуальной собственности. Своеобразное, подчас причудливое сочетание различных правовых норм, правоотношений и методов правового регулирования, специфика объекта создают особые правоотношения, которые могут быть названы интеллектуальными. Природа их обусловлена характерными свойствами объектов интеллектуальной собственности, а также двуединой их природой, предназначенной служить как интересам личности, так и общественным, причем в самом широком понимании этого слова.

Можно сказать, формируется новая отрасль российского законодательства. Значение ее предопределено ролью интеллекта и информации в современном обществе. Думается, перспективы отрасли трудно переоценить.

Интеллектуальную собственность следует понимать как многоплановое социальное явление, в котором тесно переплетаются духовные и материальные начала. Отсюда - двуединая природа интеллектуальной собственности, проявляющаяся в единстве частного (личного) интереса и общественных потребностей при значительном преобладании публичного правового начала. Этим характеризуется особая природа данного явления, выступающего одновременно в двух ипостасях - частно-правовой и публично-правовой. Присутствие одновременно двух начал и их переплетение, общегосударственная значимость интеллектуальной собственности определяют место интеллектуальной собственности в системе современного права как особой комплексной правовой отрасли - "права интеллектуальной собственности", которую можно было бы условно назвать "интеллектуальным правом". Оговоримся, что речь идет о достаточно широкой сфере общественных отношений, связанных с правовым регулированием интеллектуальной собственности, включая права творческой личности и ее защиту. Соответственно, общественные отношения, возникающие в этой сфере, можно с известной долей условности назвать интеллектуальными правоотношениями. Именно они составляют предмет интеллектуального права как правовой отрасли.

Предмет интеллектуального права, т.е. интеллектуальные правоотношения, можно было бы определить следующим образом. Это общественные отношения, определяющие правовое положение личности как создателя творческих результатов, а также ее права и обязанности, взаимоотношения с обществом и государством по поводу творческих результатов, которым закон придает правовое значение в качестве результатов интеллектуальной деятельности.

Система методов правового регулирования в рассматриваемой сфере включает широкий спектр способов и приемов правового воздействия, характерных как для частно-правовых, так и для публично-правовых отраслей права. Это и метод договоров, и метод властного регулирования, и автономия личности, и общественный интерес.

Правовое регулирование интеллектуальной собственности имеет своей целью создать творческой личности оптимальный режим для достижения общественно полезного и значимого результата. И в этом, подчеркнем еще раз, важнейшая черта интеллектуального права как самостоятельной комплексной правовой отрасли в системе российского права.

Выделяя предмет правового регулирования, необходимо четко определиться в его основных, опорных понятиях. И прежде всего: что такое интеллектуальная собственность и исключительное право?

Приходится констатировать, что, с одной стороны, налицо правовая целина, т.е. недостаточная научная разработанность проблемы, отсутствие в данной сфере правовой доктрины в собственном смысле слова, а с другой - доминирование в имеющихся разработках гражданско-правового подхода. Вероятно, это объясняется достаточно консервативной традицией, которая присуща самому термину "интеллектуальная собственность".

Отдадим должное такому подходу и позиции российского законодателя, включающего интеллектуальную собственность в сферу Гражданского кодекса РФ и раскрывающего ее как исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности. И именно через эти права сюда попадают так называемые средства индивидуализации, которые весьма условно можно назвать результатами интеллектуальной деятельности. На мой взгляд, у них служебное назначение, заключающееся в идентификации результатов интеллектуального творчества в условиях рыночного оборота. Это своего рода смежные и соответствующие промышленные права, несколько аналогичные с правами, смежными с авторскими. Можно назвать их сопутствующими правами.

Думается, современное понимание интеллектуальной собственности должно представлять информационные отношения по поводу результатов интеллектуальной деятельности и средств их индивидуализации, включающие взаимные права и обязанности создателя этих ценностей и государства - как исключительные, так и личные. Эти отношения регулируются в условиях и с учетом рыночных отношений на стоимостной основе.

Интеллектуальные правоотношения - это личные неимущественные и исключительные имущественные правоотношения, возникающие по поводу объектов интеллектуальной собственности.

Объекты интеллектуальной собственности - результат умственной деятельности и связанные с ними средства индивидуализации товаров и услуг.

Субъекты интеллектуальных правоотношений - право- и дееспособные физические и юридические лица, являющиеся носителями (правообладателями) субъективных прав и юридических обязанностей участников интеллектуальных правоотношений.

Современная международно-правовая практика и внутригосударственное регулирование в сфере интеллектуальной собственности свидетельствуют о тенденции развития правового регулирования, которое условно может быть названо движением от частного к общему. Сейчас накоплен большой опыт правового регулирования отдельных объектов интеллектуальной собственности. Это, с одной стороны, позволяет перейти к укрупненному решению законодательных проблем на основе обобщения имеющегося опыта, а с другой стороны - разрешает на основе выявления общих закономерностей и принципов предвосхитить в некоторой мере моменты будущего развития и дать им легальный правовой статус.

Разобщенное, лоскутное правовое регулирование интеллектуальной собственности характеризуется сегодня противоречивостью, коллизиями, пробелами в нормативно-правовом решении многих проблем. Поэтому назрела задача кодификации законодательства, его объединения, приведения в соответствие с современными экономическими, политическими и правовыми реалиями.

Кодификация законодательства об интеллектуальной собственности, как представляется, должна включать подготовку и принятие федерального закона - Кодекса интеллектуальной собственности Российской Федерации, который бы систематизировал и кодифицировал имеющееся законодательство в этой области.

В настоящее время предпринимается попытка систематизировать правовые нормы по вопросам интеллектуальной собственности в рамках раздела 5 проекта части третьей Гражданского кодекса РФ.

Нельзя не отметить огромной работы, которую провели разработчики проекта части третьей ГК, и достоинств этого документа по сравнению с проектом, который был опубликован 12 июля 1997 г. в "Российской газете". Но данный проект в том виде, в котором он был представлен для обсуждения 22 января 1999 г., вряд ли можно считать готовым для внесения в Государственную Думу.

Основной концептуальный недостаток конструкции раздела 5 состоит в том, что вопросы интеллектуальной собственности излагаются здесь с позиций, определенных в гражданском законодательстве (прежде всего в ст.ст. 128 и 138 ГК), т.е. с позиций отождествления понятий "интеллектуальная собственность" и "исключительные права", тогда как современное понимание, вытекающее из международно-правовых документов, зарубежного опыта, как было показано выше, исходит из иных предпосылок.

Принципиальное расхождение с общепринятой в мире практикой правового регулирования недопустимо в условиях, когда Россия является членом Всемирной организации интеллектуальной собственности и в качестве такового приняла на себя обязательства соблюдать международные стандарты. Это отрицательно скажется на обеспечении защиты права интеллектуальной собственности. Кроме того, такой подход противоречит Конституции РФ, которая исходит из того, что правовое регулирование интеллектуальной собственности не входит в сферу гражданского законодательства (п. "о" ст. 71).

Рассмотрение раздела 5 проекта части третьей Гражданского кодекса РФ, посвященного исключительным правам (интеллектуальной собственности), приводит к следующим соображениям.

Принятие части третьей Гражданского кодекса РФ, хотя и разрешит, вероятно, некоторые из имеющихся вопросов, но не улучшит кардинальным образом правовое регулирование интеллектуальной собственности. Наиболее удачным и соответствующим значению интеллектуальной собственности вариантом ее законодательного регулирования явилось бы, как уже говорилось, принятие Кодекса интеллектуальной собственности Российской Федерации. Однако в настоящее время законотворческая практика и научная доктрина в основном идут по пути доукомплектования ГК разделом "Право интеллектуальной собственности", который в свою очередь подразделяется на общие для всех объектов положения и отдельные главы, посвященные отдельным видам объектов интеллектуальной собственности. С моей точки зрения, такой подход является весьма спорным и практически нецелесообразным.


Д. Шестаков,

заведующий кафедрой

Московского госуниверситета коммерции,

кандидат юридических наук



Интеллектуальная собственность в системе российского права и законодательства


Автор


Д. Шестаков - заведующий кафедрой Московского госуниверситета коммерции, кандидат юридических наук


"Российская юстиция", 2000, N 5, стр. 19


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.