Экстерриториальная юрисдикция в США: доктрина "минимальных контактов" (А. Барнашов, "Российская юстиция", N 5, май 2000 г.)

Экстерриториальная юрисдикция в США:
доктрина "минимальных контактов"


Внешнеэкономическая деятельность российских предприятий и организаций становится все более разнообразной. С развитием делового сотрудничества углубляется и проникновение российских предпринимателей в границы - как территориальные, так и правовые - иностранных государств. Однако международная хозяйственная деятельность не только дает экономический эффект, но может таить в себе непредвиденные осложнения.

Как известно, Соединенные Штаты имеют федеральное государственное устройство. Гражданско-правовые отношения - за исключением патентного и авторского права, правил о несостоятельности, прав на товарный знак, а также вопросов международной торговли, которые подведомственны федерации, - регулируются в основном на уровне штатов. В сфере гражданско-правовых отношений отдельные штаты формируют соответствующие нормы не только в области материального права, но и гражданского процесса. Поэтому в каждом штате есть свой процессуальный кодекс, который, как правило, включает весь комплекс гражданско-процессуальных норм.

В свою очередь, в рамках каждого процессуального кодекса имеются так называемые "long-arm statutes" ("длиннорукие законы"), или "экстерриториальные законы", представляющие собой не отдельные правовые акты, а лишь набор правовых норм, которые инкорпорированы в соответствующие кодексы. Каждый закон сформулирован так, что может распространяться как на проживающего в другом штате гражданина США или зарегистрированную в другом штате американскую корпорацию, так и на гражданина или юридическое лицо другого государства. Нормы экстерриториального закона конкретного штата подлежат применению как судами самого штата, так и федеральными судами, расположенными в данном штате.

В общих чертах судебная система США выглядит следующим образом. В каждом штате создана своя структура судебных инстанций, которых обычно насчитывается три. Помимо этого существует федеральная судебная система. Она состоит из 91 окружного суда, 13 апелляционных судов и Верховного суда США. По общему правилу, Верховный суд по отношению к высшим инстанциям судов штатов не является ни надзорной, ни какой-либо иной инстанцией, за исключением случаев, когда применимым является федеральное право. В последнем случае Верховный суд США вправе как апелляционная инстанция принять к своему рассмотрению спорный вопрос. Так, в соответствии с Конституцией США, судам штатов подсудны (подведомственны) все дела, за исключением тех, в отношении которых действуют специальные федеральные нормы. Под "предметную юрисдикцию" (subject-matter jurisdiction) федеральных судов подпадают три основных вида дел: споры, где стороной выступают США; где подлежат применению федеральные акты; споры с различным гражданством сторон (термин "гражданство" здесь следует понимать в широком смысле, как относящийся не только к гражданству или подданству физических лиц, но и к "национальности" юридического лица; под третью категорию подпадают в том числе и споры с участием иностранных физических и юридических лиц). Предметная юрисдикция федеральных судов и судов штатов может совпадать. За исключением случаев, в которых сами Соединенные Штаты выступают стороной по делу, в остальных двух случаях (т.е. в спорах с различным гражданством сторон и в делах, требующих применения федеральных актов) такое совпадение юрисдикций возможно. Иными словами, при совпадении предметной юрисдикции гражданско-правовой иск может быть подан и в суд штата (которому дело подсудно), и в федеральный суд, расположенный на территории данного штата. Однако несмотря на это и федеральный суд, и суд штата в большинстве случаев руководствуются одним и тем же экстерриториальным законом. Такой вывод вытекает из того, что федеральный законодательный орган США до настоящего времени не принял федерального экстерриториального закона. Более того, в соответствии с действующим федеральным законодательством федеральные суды США управомочены использовать экстерриториальные законы того штата, в котором они находятся. Таким образом, вне зависимости от того, где может рассматриваться спор, суд будет применять экстерриториальный закон того штата, где данный судебный орган находится.

Вследствие неурегулированности данного вопроса на федеральном уровне потенциального ответчика (особенно иностранного) ожидают неприятные сюрпризы, вызываемые наличием в разных штатах отличающихся друг от друга норм, под действие которых он может подпадать.

Такой плюрализм в какой-то мере компенсируется Конституцией США. В связи с тем, что ни один закон не может нарушать сформулированных в ней принципов и норм, экстерриториальные законы штатов также должны ей соответствовать. Определенное единообразие в вопросе экстерриториальной юрисдикции достигается не путем создания единых норм, а формулированием единых подходов и принципов, которые соответствовали бы Конституции. Применимым в данном вопросе положением Конституции США является Четырнадцатая поправка к ней, гласящая, что "ни один штат не должен лишать кого-либо... собственности без надлежащей правовой процедуры".

Как известно, Конституция США состоит из преамбулы, 7 статей и 26 поправок. Вполне очевидно, что в ней не может содержаться всестороннего и детального регулирования, поэтому содержание Конституции раскрывается в решениях Верховного суда США.

Что касается конституционности экстерриториальных законов штатов, то Верховный суд США принимал свои решения на основании того, была ли соблюдена "надлежащая правовая процедура". При этом ссылки на положение Четырнадцатой поправки обосновываются тем, что при возникновении имущественного спора потенциальный ответчик может быть лишен своего имущества, которое не может быть отчуждено без надлежащей правовой процедуры, о чем и говорится в Конституции.

Доктрина "минимальных контактов". В настоящее время ведущим судебным прецедентом в вопросе экстерриториальной юрисдикции является дело International Shoe Co. v. Washington. Решение по нему вынесено Верховным судом США в 1945 году. При этом был не просто установлен новый принцип, но отменен старый, сформулированный в деле Pennoyer v. Neff.

Здесь необходимо упомянуть об основных юрисдикционных принципах в США: in personam (юрисдикция в отношении лиц, в силу которой суд вправе выносить решения по поводу любого имущества (где бы оно ни находилось) данного лица) и in rem (юрисдикция по отношению к имуществу, которое связано с конкретным спором).

Итак, в деле Pennoyer v. Neff от 1878 года стороны оспаривали принадлежность участка земли в штате Орегон, который некто Pennoyer приобрел в порядке процедуры "принудительной продажи". Процедура осуществлялась в связи с исполнением судебного решения, вынесенного в том же штате против некоего Neff - жителя штата Калифорния. В деле возник вопрос о законности упомянутого судебного решения, вынесенного в отношении жителя другого штата. Верховный суд США пришел к выводу, что ни один штат не вправе осуществлять юрисдикцию in personam в отношении ответчика, находящегося за пределами территории данного штата, так как это противоречит принципу надлежащей правовой процедуры, сформулированному в Конституции США. Иными словами, в этом деле был установлен принцип территориальности, просуществовавший до 1945 года, когда Верховный суд США вынес решение по делу International Shoe Co. v. Washington.

Фактические обстоятельства дела таковы. Компания International Shoe Co. (штат Миссури) направила несколько коммивояжеров в штат Вашингтон. Коммивояжеры, имея при себе по одному ботинку от пары и демонстрируя их потенциальным покупателям, собирали заказы на продукцию, причем моментом заключения договора купли-продажи считался акцепт соответствующего заказа компанией International Shoe Co. в Миссури. Кроме названной деятельности компания не имела больше никакой связи со штатом Вашингтон - она не имела ни дочернего предприятия, ни филиала, ни представительства там, не располагала никаким имуществом в том штате. Тем не менее штат Вашингтон распространил юрисдикцию своих судов на компанию International Shoe Co.

Верховный суд США отверг доводы компании о том, что она не подпадает под юрисдикцию штата Вашингтон, потому что не осуществляла там своей деятельности. По мнению суда, это не нарушает конституционного принципа соблюдения "надлежащей правовой процедуры" и суды штатов вправе распространять свою юрисдикцию даже на лиц, которые находятся вне пределов данного штата, в силу того, что: "Надлежащая процедура требует только того, чтобы ответчик, даже если он не находится на территории штата суда, имел такие минимальные контакты с ним, на основании которых возбуждение иска не нарушало бы "традиционных понятий честной игры и непреложных принципов справедливости".

Последующие решения, в которых был использован сформулированный в деле International Shoe Co. v. Washington принцип, показали, что он применим, во-первых, как к физическим, так и юридическим лицам, а, во-вторых, как к лицам (физическим и юридическим) из разных штатов в пределах США, так и к иностранным лицам (физическим и юридическим).

Очевидно, что расплывчатые границы принципа каждый раз требуют от суда сбалансированного подхода к определению наличия у него юрисдикционных прав - т.е. необходимо установить, насколько фактические контакты с данным штатом позволяют с точки зрения критериев разумности осуществлять юрисдикцию в отношении ответчика. В этой связи упомяну, что в процессуальных кодексах многих штатов используется термин "doing business" (иногда "transacting business"), что можно перевести как "вести бизнес" (или "иметь деловую активность", "заниматься хозяйственной деятельностью" и т.п.). Этот термин является законодательным закреплением доктрины минимальных контактов в области предпринимательской деятельности. Под ним обычно понимается, что осуществление регулярной и систематической хозяйственной деятельности в пределах конкретного штата является разумным и, следовательно, достаточным критерием для наличия юрисдикции. Вместе с тем вопрос о возможности отнесения к ведению конкретного штата спора, в основе которого лежали бы действия однократного характера или не имеющие признаков системности, неоднозначен. Однако последующая судебная практика подтвердила такую возможность.

Российским юристам и предпринимателям, которые имеют деловые контакты с США, следует учитывать, что нормы и принципы российского процессуального права могут коренным образом отличаться от тех, которые действуют в Соединенных Штатах. Даже самые, на первый взгляд, незначительные контакты (например, ведение переговоров в США, пересылка каталогов и т.п.) могут оказаться одним из оснований того, что впоследствии российская сторона будет названа ответчиком в американском суде. При этом российское лицо (в силу особого порядка вручения судебных документов в США) может узнать, что оно было ответчиком, уже после вынесения решения. И хотя на сегодняшний день его исполнение не предусмотрено российским законодательством и действующими международными договорами, если у российского ответчика имеется имущество в США или Европе, то вероятность лишиться его части (в размере вынесенного судебного решения) реально существует.

В качестве практикующего юриста мне пришлось столкнуться со следующей ситуацией. Против российской риэлторской фирмы был возбужден иск в одном из штатов США. Основанием для признания своей компетенции над российским юридическим лицом суд посчитал тот факт, что эта "корпорация имела деловую активность" в данном штате. Ее деятельность состояла в заключении контракта с американским гражданином - брокером по сделкам с недвижимостью, имеющим лицензию данного штата. Результатом контракта должно было стать достижение договоренности между российской фирмой и находящейся в России американской организацией о сдаче в аренду здания, расположенного в одном из российских городов. Российская фирма имела на это здание право собственности; она занималась сделками с недвижимостью на территории Российской Федерации, не располагала никаким имуществом в США и не имела там представительства. Согласно контракту с американским брокером он обязался "представлять (потенциальный договор аренды) в наиболее выгодном свете соответствующим ведомствам" в США. Таким образом, речь шла о своеобразных посреднических услугах.

Вследствие возникших разногласий американский брокер предъявил в США иск в размере четверти миллиона долларов, который был принят и удовлетворен в полном объеме. О решении российская сторона узнала лишь по прошествии года со дня его вынесения. Такого результата можно было бы избежать или хотя бы предвидеть возможность его наступления в случае заблаговременной юридической проработки заключаемого договора.


А. Барнашов,

юрист международной юридической фирмы

Coudert Brothers,

магистр права США



Экстерриториальная юрисдикция в США: доктрина "минимальных контактов"


Автор


А. Барнашов - юрист международной юридической фирмы Coudert Brothers, магистр права США


"Российская юстиция", 2000, N 5, стр. 46


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.