Законодательство о банкротстве: защита интересов должника (А.Б.Агеев, "Законодательство", N 3, март 2000 г.)

Законодательство о банкротстве: защита интересов должника


В новой экономической ситуации далеко не все предприятия сумели быстро перестроиться и найти оптимальную линию поведения. В длинном списке организаций, которые находятся в сложном положении, оказалось и открытое акционерное общество "Софринский экспериментально-механический завод" (ОАО "СЭМЗ"). Ситуация, сложившаяся на заводе, а также обстоятельства дела о банкротстве указанного предприятия типичны для современной российской действительности.

ОАО "СЭМЗ" является градообразующей организацией. До недавнего времени завод влачил жалкое существование и находился под постоянной угрозой закрытия. Но с приходом энергичного, предприимчивого руководителя ситуация изменилась: были получены заказы от крупных государственных организаций, производственный процесс вышел из "летаргического сна", предприятие стало оживать.

Но осталась вечная проблема российских производственных предприятий недоимки по налогам. Их у ОАО "СЭМЗ" накопилось немало. По состоянию на 9 апреля 1999 г. только задолженность по налогам составила свыше 2 млн рублей, к которой добавились пени и штрафные санкции почти на такую же сумму. Недоимки по налогам и явились основанием для возбуждения в отношении софринского ОАО производства по делу о банкротстве, инициатором которого стала Государственная налоговая инспекция по г. Пушкино Московской области.

В соответствии с определением арбитражного суда на заводе была введена процедура наблюдения и назначен временный управляющий.

Непрофессиональная работа последнего, его явное непонимание происходящих на предприятии производственных процессов, отсутствие каких-либо инициатив для вывода предприятия из кризиса все это заставляет задуматься не только о судьбе данного завода, но и о системе подготовки арбитражных управляющих и о качестве их обучения в целом.

Подготовка арбитражных управляющих возложена на Федеральную службу России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению (ФСДН). Положение о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих утверждено постановлением Правительства РФ от 25 декабря 1998 г. N 1544 и введено в действие с 1 марта 1999 г.

По словам руководителя ФСДН Г.К.Таля*(1), при разработке Положения о лицензировании ФСДН исходила из необходимости введения указанных лицензий нескольких категорий сложности.

Лицензию первого типа можно получить после сдачи экзаменов и прохождения аттестации. Эта лицензия дает право проводить процедуру банкротства в отношении отсутствующего должника или работать вместе с арбитражным управляющим, в его подчинении на более сложных объектах.

Для получения лицензии второй категории требуется подтвердить положительный опыт работы, разрешенной лицензией первой категории, на нескольких объектах. Для этого следует представить отчеты о проведенном арбитражном управлении на нескольких объектах. Их должна проанализировать специальная комиссия, состоящая из лучших арбитражных управляющих. В случае положительного заключения комиссии и получения аттестата второй категории кандидат получает право проводить арбитражное управление на всех предприятиях, за исключением некоторых специальных категорий (крупных, экономически значимых предприятий с численностью работников свыше 5000 человек и др.).

Лицензия третьего типа дает право осуществлять внешнее управление на объектах высшей категории сложности. Претендент на эту лицензию должен иметь опыт нескольких удачных процессов на предприятиях среднего класса. Кроме того, ему необходима переподготовка, которая предполагает шестимесячный курс, в том числе практику, часть которой должна пройти за рубежом.

В связи с ростом количества дел после принятия нового закона о банкротстве потребность в арбитражных управляющих увеличилась. По данным ФСДН*(2), на начало 1999 г. требовалось 8000 арбитражных управляющих.

Для обеспечения потребности в специалистах по антикризисному управлению ФСДН разработала программу ускоренной их подготовки. Курс подготовки арбитражных управляющих, согласно данной программе, рассчитан на один месяц.

При знакомстве с содержанием программы не может не удивить объем времени, отведенного на усвоение законодательства о банкротстве: 4 (!) академических часа. Для сравнения приведем лишь одну цифру: психологическому тестированию и коммуникативной игре отдано 16 академических часов.

Конечно, умение общаться с людьми имеет большое значение для всех, в том числе для антикризисных управляющих. Но вряд ли коммуникабельность может компенсировать недостаток правовой грамотности. Поэтому, на мой взгляд, необходимо усовершенствовать программу подготовки арбитражных управляющих, увеличив продолжительность изучения действующего гражданского законодательства, в частности, законодательства о банкротстве.

Кроме того, определяющим фактором при подборе и лицензировании арбитражных управляющих должен стать положительный опыт работы в области антикризисного управления. Трехступенчатая схема лицензирования деятельности арбитражных управляющих учитывает этот момент, однако строгое соблюдение данной схемы лицензирования позволит получить квалифицированных арбитражных управляющих лет через пятьдесять. Ведь, согласно предложенному ФСДН порядку лицензирования, арбитражные управляющие второй и третьей категории должны иметь опыт управления несколькими объектами. Начинающим для этого потребуется не один год. Переход же на должности арбитражных управляющих лиц, имеющих опыт руководящей работы в народном хозяйстве, маловероятен.

Автор разделяет мнение В.В.Витрянского*(3), который считает, что слабым местом предусмотренного порядка лицензирования является неучтенный опыт руководящей работы на крупных предприятиях претендентов на лицензию. Ведь получить лицензию третьей категории может лишь обладатель лицензий первых двух категорий. Значит, требуется проработать арбитражным управляющим индивидуальных предпринимателей, малых предприятий и незначительных организаций. Вряд ли такие требования будут приемлемы для солидных специалистов, имеющих опыт руководящей работы на производстве.

К тому же обращение за выдачей лицензии каждой категории сопряжено с немалыми материальными затратами. За сам факт обращения взимается трехкратный минимальный размер оплаты труда, за выдачу лицензии десятикратный. Каждые три года арбитражные управляющие должны получать новые лицензии, выплачивая названные суммы. Тем самым, указывает В.В.Витрянский, положение о лицензировании ставит арбитражных управляющих в кабальную зависимость от должностных лиц ФСДН.

На стадии внешнего управления руководить предприятием становится во много раз сложнее, а внешний управляющий в этот период осуществляет полномочия руководителя должника. Поэтому при подготовке арбитражных управляющих следует значительно больше времени уделять процедуре внешнего управления как ее правовым аспектам, так и экономическим мероприятиям, направленным на вывод предприятия из финансового кризиса, поскольку целью данной процедуры является восстановление платежеспособности должника.

Как отмечают разработчики Федерального закона от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее Закон о банкротстве), в основу концепции внешнего управления положена идея восстановления платежеспособности должника, которая достигается "за счет выявления и использования внутренних ресурсов должника, а также привлечения внешних финансовых ресурсов"*(4). Причем, как следует из норм закона, передача управления делами должника внешнему управляющему является одним из центральных методов восстановления платежеспособности должника.

Данное положение обусловливает повышенные требования к компетентности внешних управляющих. Они должны составить прогноз экономического развития предприятия и реализовать план восстановления платежеспособности должника, что требует не только глубоких экономических и правовых знаний, но и наличия опыта руководства подобными предприятиями. Поэтому представляется целесообразным привлекать руководящих работников успешно функционирующих юридических лиц для работы в качестве арбитражных управляющих. На наш взгляд, использование данного резерва квалифицированных кадров ускорит процесс формирования высокопрофессионального контингента арбитражных управляющих.

Упомянутое дело о банкротстве ОАО "СЭМЗ" показало, что временный управляющий нередко не заинтересован в проведении тщательного объективного анализа финансового состояния предприятия-должника. Причина в том, что подобного рода проверка в достаточно сжатые сроки может быть проведена только группой аудиторов. Временный же управляющий, у которого не всегда достаточно знаний и опыта, а порой и энтузиазма (так как выплачиваемое ему вознаграждение в размере 810 МРОТ не является серьезным стимулом), качественно выполнить ее обычно не в состоянии. Аудиторская проверка может назначаться арбитражным судом в соответствии с п.5 ст. 46 Закона о банкротстве за счет имущества должника. Но для ее проведения необходимы как минимум два условия: гарантии оплаты услуг аудиторской фирмы и заинтересованность временного управляющего в ее проведении.

Как свидетельствует указанное дело, оба условия могут отсутствовать, поэтому, на наш взгляд, следовало бы усилить заинтересованность арбитражного управляющего в результатах проводимой им работы, например, установить размер ежемесячно выплачиваемого вознаграждения с учетом специфики предприятия и дополнительно выплачивать вознаграждение в зависимости от результатов работы по восстановлению платежеспособности должника.

Результаты проведенного анализа финансового состояния должника временный управляющий должен представить на рассмотрение первому собранию кредиторов, участниками которого с правом голоса являются конкурсные кредиторы, а также налоговые и иные уполномоченные органы. При этом участниками первого собрания кредиторов становятся кредиторы, требования которых признаны установленными, т.е. если они подтверждены вступившим в законную силу решением суда или документами, свидетельствующими о признании должником этих требований.

Важно также учитывать, что установленными считаются заявленные требования кредиторов. Иными словами, не только размер требований должен быть установлен, но и сами требования должны быть направлены временному управляющему в определенный законом срок (один месяц с момента получения кредитором уведомления временного управляющего о принятии арбитражным судом заявления о признании должника банкротом). Самостоятельно, без заявления требования со стороны кредитора временный управляющий не вправе включать кредиторов в реестр требований.

Данное правило на практике нарушается: нередко временный управляющий аккуратно формирует реестр кредиторов на основании имеющихся бухгалтерских данных о кредиторской задолженности без соблюдения установленного порядка. Заметим, что это свидетельствует о поверхностных правовых знаниях арбитражных управляющих.

В законодательстве о банкротстве не учтены интересы акционеров (участников) должника, отсутствует регулирование их отношений с собранием (комитетом) кредиторов и арбитражным управляющим, что породило немало злоупотреблений при проведении процедур банкротства.

Многие авторы отмечают, что новый закон о банкротстве стал активно использоваться для передела собственности, для развала предприятий-конкурентов*(5). Разбирая конфликтную ситуацию, сложившуюся вокруг компании "Быково-авиа", Д.Сиваков делает вывод о том, что применение нового закона провоцирует процесс дальнейшего перераспределения собственности. Озабоченность использованием закона в целях передела собственности разделяет и Высший Арбитражный Суд РФ, мнение которого отражено в письме N С1-7/УП-61 от 20 января 1999 г.

Положение о переделе собственности в результате правового регулирования отношений несостоятельности нуждается, на наш взгляд, в дополнительном обсуждении.

В случае признания должника банкротом и открытия конкурсного производства смена собственника более очевидна. Юридическое лицо в результате ликвидации перестает существовать как субъект собственности, его имущество переходит к другим лицам.

Менее очевидной является смена собственника при внешнем управлении.

Как известно, полномочия собственника хозяйственные общества осуществляют через свои органы. Органами управления хозяйственного общества являются: общее собрание участников или общее собрание акционеров, наблюдательный совет (совет директоров), ревизионная комиссия, исполнительный орган общества.

Последствием введения внешнего управления является прекращение полномочий органов управления должника. В течение периода проведения указанной процедуры органы управления должника не имеют права, за некоторыми исключениями, принимать какие-либо решения и совершать действия в отношении должника и его имущества. Совокупное толкование норм закона о банкротстве, регулирующих порядок проведения внешнего управления, позволяет сделать вывод о фактической смене собственника при внешнем управлении.

Полномочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом должника в период внешнего управления переходят к собранию (комитету) кредиторов и внешнему управляющему.

При внешнем управлении арбитражный управляющий берет на себя обязанности по управлению имуществом должника (принимает в ведение имущество должника и проводит его инвентаризацию; открывает специальный счет для проведения внешнего управления и расчетов с кредиторами; ведет бухгалтерский, финансовый, статистический учет и отчетность; принимает меры по взысканию задолженностей перед должником, а также меры, направленные на обеспечение сохранности имущества; осуществляет иные полномочия по управлению имуществом должника).

Собрание (комитет) кредиторов также участвует в управлении имуществом должника. В частности, принимает решение о заключении после введения внешнего управления сделок, влекущих новые обязательства должника, превышающие 20% суммы требований кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов (ст. 79 Закона о банкротстве). Решения, влекущие увеличение расходов должника на потребление, в том числе на оплату труда работников должника, принимаются арбитражным управляющим только с согласия собрания или комитета кредиторов (ст. 80 Закона о банкротстве). Собрание кредиторов утверждает план внешнего управления, в соответствии с которым арбитражный управляющий осуществляет управление имуществом должника (ст. 82, 83, 91, 92 Закона о банкротстве).

Внешнему управляющему предоставлено право самостоятельно распоряжаться имуществом должника (ст. 76 Закона о банкротстве). Сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, а также крупные сделки, влекущие распоряжение недвижимым или иным имуществом должника, балансовая стоимость которого превышает 20% от балансовой стоимости активов должника на момент заключения сделки, внешний управляющий вправе совершать только с согласия собрания (комитета) кредиторов. В соответствии с планом внешнего управления, утвержденным собранием кредиторов, внешний управляющий может продать часть имущества должника или предприятие (бизнес) должника как единый имущественный комплекс. Следовательно, на стадии внешнего управления арбитражный управляющий и собрание (комитет) кредиторов вправе распоряжаться имуществом должника, осуществлять полномочия собственника этого имущества.

Смена органов управления юридического лица, осуществляющих полномочия собственника, означает фактическую смену собственника. Однако фактическая смена собственника во внешнем управлении сопровождается формальным сохранением прежнего собственника должника (юридического лица).

Итак, в соответствии с нормами Закона о банкротстве во внешнем управлении "де-юре" сохраняется прежний собственник (юридическое лицо), а "де-факто" происходит смена собственника.

Механизм фактической смены собственника на период внешнего управления, заложенный в Законе о банкротстве, обычно не позволяет достичь цели внешнего управления восстановить платежеспособность должника.

Практика показывает*(6), что функционирование предприятия-должника, платежеспособность которого может быть восстановлена, под руководством внешнего управляющего и конкурсных кредиторов зачастую оказывается менее эффективным, чем при прежнем составе руководства. Подготовка арбитражных управляющих оставляет желать лучшего. Конкурсные кредиторы ведут себя как временщики, не заинтересованные в продолжении функционирования предприятия-должника. В результате новые органы управления, сформированные на период внешнего управления, приводят дела неплохо работавшего, но имевшего проблемы предприятия к окончательному упадку.

Недостаточно урегулирован законодательством и вопрос о формировании органов управления при введении процедуры внешнего управления на градообразующих предприятиях. Согласно ст. 135 Закона о банкротстве, при условии предоставления поручительства по обязательствам должника период внешнего управления градообразующей организации может быть продлен до десяти лет. На такой длительный срок сохранять двойственность управления (остаются органы управления, предусмотренные учредительными документами должника, при одновременном функционировании органов управления, образованных на период внешнего управления), по мнению автора статьи, нецелесообразно.

Думается, что в случае введения внешнего управления следует законодательно предусмотреть создание объединенных комитетов кредиторов и акционеров. Это позволило бы сбалансировать интересы должника и его кредиторов. Объединенные комитеты кредиторов и акционеров явились бы гарантами более эффективного управления должником в период восстановления платежеспособности.

В настоящее же время Закон о банкротстве ущемляет интересы акционеров и участников хозяйственных обществ.

Безусловно, институт банкротства должен прежде всего предусматривать санкции, применяемые к должнику за неисполнение своих обязательств. Однако нельзя не учитывать тот факт, что микроэкономические сбои чаще всего порождаются макроэкономическими проблемами. В условиях нестабильной экономики и тяжелого налогового бремени презумпцию ответственности предприятия за нарушение своих обязательств следует применять с определенными оговорками.

Хотя данная тенденция нашла свое отражение в Законе о банкротстве, процедуре судебной санации отведено в законе значительное место. В то же время, думается, продолжниковскую составляющую норм данного акта следовало бы усилить.


А.Б.Агеев,

Аспирант Института государства

и права РАН


-------------------------------------------------------------------------

*(1) Таль Г.К. "Интервью" // Законодательство. 1999. N 1. С. 27.

*(2) Там же.

*(3) Витрянский В.В. "Как реформировать законодательство о банкротстве" // Законодательство. 1999. N 5. С. 5358.

*(4) Постатейный комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Под ред. В.В.Витрянского. М., 1998. С. 174.

*(5) Пономарев И. "Старый был "мертвым", новый слишком "живой" // Финансовая Россия. 1999. N 17. Май; Сиваков Д. Что скажет ФАС // Эксперт. 1999. N 10. С. 1415.

*(6) См.: Пономарев И. Указ. соч.; Смолянинов А. Мы все тщательно продумали // Эксперт. 1999. N 10. С. 28.



Законодательство о банкротстве: защита интересов должника


Автор


А.Б.Агеев - аспирант Института государства и права РАН


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 1999, N 3



Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.