Коллизии и недостатки в исполнительном производстве (О.В. Золотухин, "Законодательство", N 4, апрель 2000 г.)

Коллизии и недостатки в исполнительном производстве


Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее Закон) действует уже более двух лет, однако до сих пор сохраняются как существенные противоречия в самом законе, так и его несогласованность с другими нормативными актами, действующими в нашей стране. Хотелось бы обратить внимание законодателей и судебных органов, имеющих возможность дать правоприменительное толкование, на следующие недочеты.

1. В Законе там, где речь идет о распределении 7% от взысканной суммы исполнительского сбора, предусмотренного ст. 81 данного акта, содержатся арифметические ошибки. Так, 30% этих денег отчисляется в федеральный бюджет (п. 3 ст. 81 Закона), а остальная сумма (т. е. 4,9% от всей взысканной суммы) поступает во внебюджетный фонд развития исполнительного производства. Однако в соответствии со ст. 89 Закона судебный пристав-исполнитель должен получить вознаграждение в размере 5% от взысканной суммы. Откуда берется еще 0,1% от взысканной суммы и на какие деньги будет развиваться исполнительное производство, Закон умалчивает.

2. Предлагаемые в Законе сроки часто просто невозможно соблюсти. Только реализация арестованного имущества в соответствии со ст. 54 составляет два месяца, в то время как на все исполнительное производство отводятся те же два месяца (ст. 13), в которые входят три дня для возбуждения исполнительного производства (ст. 9), пять дней для добровольного исполнения (ст. 356 ГПК РФ) и т. д.

3. Только в одной статье Закона (ст. 26) предусмотрено такое основание возвращения исполнительного документа, как "отсутствие исполнительных действий". В частности, невозможно исполнить решение суда, если в резолютивной части исполнительного листа указано: "Лишить родительских прав", "Признать умершим" и т. д. Данные исполнительные листы возвращаются на основании не ст. 26, а п. 4 ст. 73 Закона в случае невозможности исполнения, что влечет в ряде случаев существенные проблемы.

Например, исполнительный лист может гласить: "Зарегистрировать договор залога недвижимости".

С одной стороны, судебный пристав-исполнитель возвратит данный лист без исполнения в связи с отсутствием исполнительных действий, так как в соответствии со ст. 131 ГК РФ и ст. 5 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее Закон N 122-ФЗ) это действие относится к компетенции органа учреждения юстиции, осуществляющего государственную регистрацию в едином государственном реестре.

В соответствии с п. 3 ст. 165 ГК РФ и п. 1 ст. 16 Закона N 122-ФЗ при уклонении одной из сторон от государственной регистрации сделки суд вправе по требованию стороны вынести решение о регистрации сделки, которая регистрируется указанными органами юстиции на основании решения суда.

Статья 17 Закона N 122-ФЗ указывает, что основанием для государственной регистрации прав является вступившее в законную силу судебное решение. Согласно ст. 28 того же акта, права на недвижимость, установленные решением суда, подлежат государственной регистрации на общих основаниях. Регистратор может не отказать в государственной регистрации права, установленного решением суда. Вступившее в законную силу решение суда подлежит в трехдневный срок обязательному направлению судебными органами в учреждение юстиции по регистрации прав.

Поскольку в решении суда сказано "зарегистрировать", а не "обязать зарегистрировать", судебному приставу-исполнителю не остается ничего другого, как возвратить исполнительный лист в связи с отсутствием исполнительных действий. Причем, так как данное основание предусмотрено ст. 26 Закона, требование ст. 10 того же акта о возвращении в трехдневный срок не действует, и судебные приставы-исполнители правомерно используют п. 4 ст. 73 Закона, где никаких ограничений сроков не предусмотрено.

С другой стороны, в соответствии со ст. 5 Закона все другие органы только могут исполнять судебные акты, в то время как судебные приставы обязаны это делать. В частности, при восстановлении на работе сам судебный пристав-исполнитель также не может "восстановить" гражданина, он должен лишь обеспечить данное восстановление.

4. В силу п. 4 ст. 9 Закона копия постановления о возбуждении исполнительного производства должна направляться сторонам и т. д., в то время как в других статьях (например, ст. 51) говорится о вручении должнику постановления о возбуждении исполнительного производства. В связи с тем, что направление расценивается как отправление по почте, реально арестовать имущество, взыскать исполнительный сбор и т. д. часто не представляется возможным либо может быть успешно обжаловано в суде.

5. Особенно много вопросов возникает в связи с оценочной деятельностью судебных приставов-исполнителей, особенно относительно того, на каком этапе, кем и как должна производиться оценка.

На практике существуют следующие этапы: арест имущества, изъятие арестованного имущества, передача имущества на реализацию и непосредственно реализация имущества.

В пункте 6 ст. 46 Закона указано, что взыскание на имущество должника обращается в том размере и объеме, которые необходимы для исполнения исполнительного документа. То есть уже на первом этапе необходимо каким-то образом оценить имущество. Согласно ст. 52 Закона, оценку должен производить судебный пристав-исполнитель.

Однако в России уже действует Федеральный закон от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", в соответствии с которым рыночную стоимость имущества может устанавливать только эксперт-оценщик. Кроме того, судебный пристав-исполнитель и не может обладать необходимыми познаниями.

Приглашение же специалиста для оценки любого имущества является практически невозможным. Более того, арест имущества должника не означает, что это имущество будет в обязательном порядке передано на реализацию. Арест сам по себе это запрет распоряжаться указанным в акте описи и ареста имуществом, и указывать денежную стоимость такого имущества, по существу, не обязательно. Значение имеют лишь детальные описания имущества, его состояние и местонахождение, имеющие цель идентифицировать данное имущество.

Кроме того, в ст. 46 Закона ничего не говорится непосредственно об оценке, речь идет только о размере и объеме. Но нигде в законодательстве не указывается, как расшифровываются термины "размер" и "объем" и как их соотнести с задолженностью должника.

То же относится и к стадии изъятия арестованного имущества.

Необходимо производить оценку имущества именно на стадии передачи имущества на реализацию с привлечением эксперта-оценщика. Но в данном случае снова возникает противоречие со ст. 46 и 52 Закона. Действующий ГПК РФ в части, не противоречащей Закону, ситуацию не проясняет. Так, в ст. 372 ГПК РФ отмечено, что в акте об аресте имущества должна содержаться оценка каждого предмета в отдельности и стоимость всего имущества. При этом следует обратить внимание на то, что данная статья содержится в главе 39 (Исполнение решений в отношении граждан), в то время как в главе 40, говорящей о взыскании с юридических лиц, подобных требований нет.

Кроме того, в Законе конкретно не указывается, каким именно актом необходимо оформлять арест имущества (постановлением или актом описи и ареста), а это влечет достаточно серьезные юридические последствия.

6. В действующем законодательстве содержатся и другие не очень явные противоречия. В статье 75 Закона, касающейся процедуры выселения должника, говорится, что выселение состоит из освобождения помещения от выселяемого, его имущества и т. д. На практике чаще всего исполнительные листы о выселении предъявляют муниципальные органы в отношении арендаторов, которые несвоевременно платят арендную плату. И как раз здесь возникают противоречия с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах", в ст. 12 которого указывается, что судебный пристав-исполнитель имеет право использовать нежилые помещения, находящиеся в муниципальной собственности, для временного хранения изъятого имущества.

Таким образом, возникает практически неразрешимая ситуация. Муниципальные органы предъявляют исполнительный лист о выселении должника из занимаемого помещения. Судебный пристав-исполнитель, с одной стороны, обязан освободить муниципальное помещение от имущества должника, с другой это имущество необходимо при отсутствии собственника (должника) поместить в муниципальное помещение на хранение на срок до трех лет. Если дословно следовать требованиям закона, необходимо вывезти имущество, а потом вновь ввезти его. Но это вряд ли устроит муниципальные органы.

7. Немало споров вызывает вопрос об исполнении исполнительных документов, в которых в качестве должников фигурируют государственные либо муниципальные предприятия, основанные на праве оперативного управления или хозяйственного ведения. Статьей 58 Закона предусмотрено, что взыскание обращается на имущество, принадлежащее должнику-организации на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления (за исключением имущества, изъятого из оборота либо ограничиваемого в обороте), независимо от того, где и в чьем фактическом пользовании оно находится.

Однако Гражданский кодекс РФ определяет, что распоряжение имуществом, находящимся в оперативном управлении, а также недвижимым имуществом, принадлежащим лицу на праве хозяйственного ведения, допускается только с согласия собственника этого имущества, т. е. государства или муниципальных органов. Этот тезис подтверждает и недавнее постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, которое запрещает обращать взыскание на имущество учреждений, находящееся на праве оперативного управления.

Позицию государства честной не назовешь. Получается, что, учредив государственное предприятие, оно предусмотрело для себя право на получение всей или части прибыли, но полностью отказалось на законодательном уровне нести любые убытки или возможные потери своего имущества из-за неправильного хозяйствования. Это прямо противоречит всем принципам ведения предпринимательской деятельности. Отсутствуют такие признаки, как ведение деятельности на свой риск и страх и под свою ответственность. Точнее, ответственность существует, но лишь формально. Более того, если государственное предприятие или учреждение должно финансироваться исключительно государством, а оно не выполняет данную обязанность (и другие источники доходов отсутствуют), то, несмотря на длительность неисполнения обязательств государственным предприятием, учреждением, его невозможно привлечь к ответственности в соответствии со ст. 395 ГК РФ за неисполнение денежного обязательства ("проиндексировать" сумму), ибо, как считают судебные органы, должник фактически "не пользовался" данными денежными средствами. В данном случае фактическое пользование денежными средствами осуществлял бюджет РФ, к нему и надо каким-то образом предъявлять все требования.

Таким образом, в противоречие с Конституцией РФ, государство находится в привилегированном положении по сравнению со всеми другими субъектами.

8. Много недоразумений связано и с исполнением исполнительных листов, выданных по мировым соглашениям. Особенно это касается случаев, когда исполнение мирового соглашения рассчитано на длительные сроки. Так, если исполнительный лист по мировому соглашению предъявлен на исполнение судебным приставам-исполнителям, то срок для исполнения два месяца, в то время как в самом мировом соглашении может быть предусмотрена более длительная рассрочка. Если же мировое соглашение начинает исполняться должником в добровольном порядке и "успокоенный" взыскатель не предъявит исполнительный лист к взысканию, то по прошествии шести месяцев он уже вообще не сможет требовать его исполнения, и должник может смело прекращать исполнять решение суда. Кроме того, на практике достаточно тяжело, а иногда и просто невозможно проследить, исполнено ли мировое соглашение.

9. Не урегулирован достойным образом вопрос о взыскании с местной администрации, ее подразделений и комитетов госпошлины по вынесенным судебным решениям. Дело в том, что госпошлина перечисляется в тот же местный бюджет, с которого ее и надлежит взыскивать. И для того, чтобы перебросить денежные средства с одного счета администрации на другой, оказывается, необходимо вынести судебное решение, выписать исполнительный лист, возбудить исполнительное производство и выставить инкассовое распоряжение в банк.

10. Практически не развит процесс привлечения физических лиц к ответственности (и гражданско-правовой, и уголовной) за долги юридических лиц. Нет ничего проще в настоящее время, чем, получив любыми путями денежные средства от кредиторов, растратить или просто забрать имущество фирмы и сменить место ее нахождения, а при возможности назначить подставного директора. В этом случае учредители ответственности за долги общества не несут, прежний директор (как наемный работник) уволен, имущество, на которое можно обратить взыскание, отсутствует, а при смене места нахождения судебный пристав-исполнитель возвратит исполнительный лист в связи с невозможностью взыскания по ст. 26 Закона.

В данной работе мы затронули некоторые недостатки действующего исполнительного законодательства, касающегося юридических лиц. Еще больше проблем вызывают решения в отношении граждан-должников, особенно по вопросам "публичного принесения извинений", вселения и выселения, взыскания алиментов и т. д.

Поскольку в настоящее время первое по значимости место занимает уже не сам факт вынесения решения в пользу истца, а реальное его исполнение, необходимо в кратчайшие сроки внести изменения в законодательство об исполнительном производстве, устранив наиболее существенные его противоречия. В частности, необходимо принять судебные толкования по противоречивым нормам. В противном случае деятельность судов всех уровней не будет иметь ни малейшего смысла, правосудие будет заканчиваться на стадии вынесения "бумажного" решения, а сам конституционный признак РФ как "правового" государства превратится в фикцию.


О.В. Золотухин,

юрисконсульт



Коллизии и недостатки в исполнительном производстве


Автор


О.В. Золотухин - юрисконсульт


Практический журнал для руководителей и юристов "Законодательство", 2000, N 4


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение