На смену "народным" должны прийти профессиональные судьи (В. Бозров, "Российская юстиция", N 6, июнь 2000 г.)

На смену "народным" должны прийти профессиональные судьи


Россия не станет по-настоящему правовым государством, пока коренным образом не будет изменена государственная политика подбора и подготовки судейских кадров, поскольку нынешний состав судейского корпуса без его переподготовки, а в некоторых случаях и смены, не в состоянии обеспечить качественное отправление правосудия. Для реализации провозглашенных демократических реформ, включая и судебную, требуется новое мышление, а значит, и люди, чей менталитет отвечает современным требованиям.

Возникает вполне, на мой взгляд, логичный вопрос: почему пришедшие к власти новые политические силы не занялись судейскими кадрами и реорганизацией судебной власти, как это сделали, например, большевики после революции 1917 года? Ведь две другие ветви власти подверглись существенной реорганизации. Что же касается судебной власти, то, применяя морскую терминологию, штиль здесь нарушают пусть даже значимые, но отдельные порывы ветра, а ожидаемого шторма мы так и не дождались.

Ответ на поставленный вопрос видится в следующем. В недавнем прошлом суды и судьи подчинялись партийным и советским функционерам. И все это воспринималось судейским корпусом безропотно, а нередко и с подчеркнутой угодливостью. Новые политики не усмотрели опасности в старом судейском корпусе и судебной системе для демократических преобразований. Правда, нейтрализуя политическую активность судей, превентивный ход они на всякий случай сделали, узаконив запрет судьям заниматься политикой. Второстепенная роль суда в Советском Союзе оказала негативное влияние на формирование и личных качеств судейского корпуса, и в особенности профессиональных. В этой связи в сегодняшней России возникла потребность в судьях, умеющих и желающих реализовать современные идеи судебной реформы.

Стало притчей во языцех утверждение, что одной из основных причин, тормозящих судебную реформу, является невысокий профессиональный уровень судейского корпуса. Более восьми лет прошло с момента появления на свет Концепции судебной реформы, однако ощутимых результатов в решении этой проблемы пока нет. Причин тому несколько, и некоторые из них своими корнями уходят в прошлое.

В системе правоохранительных органов, куда раньше входили и суды, ключевые роли отводились КГБ, прокуратуре и МВД. В соответствии с этим велась и ведется еще по инерции подготовка кадров для названных структур специальными вузами или факультетами. Что же касается судейского корпуса, то он как был, так и остается в роли "пасынка" государственной системы юридического образования, исключение составляет только юридический факультет Военного университета. Даже такая новая государственная структура, как таможня, и то создала собственную систему подготовки кадров. Это оправданно, как оправданно и то, что главные звенья правоохранительной системы имеют возможность отбора абитуриентов для своих вузов и факультетов.

Судебная система лишена таких возможностей, поэтому ей поневоле остается довольствоваться принципом "бери Боже, что мне не гоже". Главное, чтобы человек был хороший, а судейской работе научится. Поэтому значительную часть действующего судейского корпуса составляют выпускники различного рода непрофильных юридических вузов и факультетов, бывшие милицейские и следственно-прокурорские чины.

Необходимо выработать критерии, которым должен соответствовать судья. Ведь никому не придет в голову без специальной подготовки назначить судей на ответственные должности в ФСБ или МВД. Почему же тогда обратные назначения возможны?

Предвижу возражение: "Все в пределах Закона. Статья 119 Конституции РФ определила круг требований, предъявляемых к кандидатам в судьи". Можно было бы с этим согласиться, если бы для успешной правоприменительной деятельности судьи было достаточно общеюридического образования, но, как показывает практика, это не так. Необходима специальная профессиональная ориентация еще в стенах вуза.

Сформировавшееся за годы советской власти представление о "народном", а не профессиональном характере правосудной деятельности в немалой степени сыграло отрицательную роль и в развитии ряда важнейших для отправления правосудия наук.

Возьмем хотя бы криминалистику. Сформировалась целая плеяда ученых, отрицающих необходимость изучения криминалистики для будущих правоведов. А сама учебная дисциплина по сути заканчивается лекциями о предварительном расследовании. Имеющиеся в большинстве вузов кримкабинеты, стенды, альбомы, различное техническое оборудование - все для будущих следователей. А для будущих судей - в лучшем случае старые судебные кресла в одной из аудиторий.

Остается надеяться, что нынешнее поколение ученых восполнит этот пробел в криминалистической науке. Такое же пожелание адресую специалистам в области правовой психологии, судебной этики, информатики, статистики и другим ученым, готовящим будущих судей.

Несколько слов о послевузовской подготовке на судейские должности. Нередко можно услышать, что судья - как и врач - не имеет права на ошибку. Но ведь хирург не становится таковым без ординатуры, без соответствующей практики. Тогда почему мы так несерьезно относимся к профессиональной подготовке судьи? И это при том, что Россия по числу осужденных занимает далеко не последнее место в мире. А если к этому добавить гражданское и арбитражное судопроизводство, производство в Конституционном Суде, то заданный вопрос из риторических переходит в разряд наиболее актуальных. По сути, послевузовская подготовка на судебные должности, выражаясь математическим языком, равна нулю. Практически каждый кандидат в судьи, имеющий соответствующий возрастной ценз, высшее юридическое образование и пять лет стажа по любой юридической профессии, вправе претендовать на должность судьи безо всякой дополнительной профессиональной подготовки. Сравним: для замещения должности адвоката необходима обязательная годичная стажировка под патронажем опытного специалиста с последующей сдачей экзамена.

В системе военных судов пытаются хоть как-то решить проблему "ввода в строй" молодых судей. Однако пути и методы решения проблемы далеки от требований, предъявляемых к учебному процессу. Судите сами - единой программы нет, каждый председатель суда, на которого возлагается организация учебы судей, разрабатывает авторскую тематику занятий, за исключением отдельных, "спущенных сверху", тем.

Выход из этой тупиковой ситуации мне видится в изменении системы обучения, которая по своему коэффициенту полезного действия напоминает КПД первого паровоза. Как известно, кузницей кадров для военных судов является Военный университет Минобороны России. Если учесть, что слушатели этого учебного заведения являются военнослужащими, которые состоят на полном государственном обеспечении, то не составит труда подсчитать, во что обходится государству их обучение. Можно было бы не тревожиться о размерах этих затрат, если бы цель оправдывала средства. Но не тут-то было - выпускнику университета, независимо от уровня его знаний, априори обеспечена должность военного судьи, поскольку квалификационный экзамен и "прохождение" через квалификационную коллегию соответствующего суда для него становятся не более чем формальностью.

Не лучше ли в таком случае перенять оправдавший себя за многие годы опыт подготовки военных врачей: отобрать из третьекурсников гражданских вузов разных, подчеркиваю - разных, регионов лучших студентов, в том числе и методом тестирования, и предложить им перейти в Военный университет. Тем самым "убиваем трех зайцев" сразу: получаем высококвалифицированных специалистов, сокращаем расходы на обучение, ликвидируем "московский синдром", поскольку тогда выпускники, в большинстве своем не москвичи, при распределении не станут так рьяно "цепляться" за Садовое кольцо. А если к этому добавить, что с 2000 года личный состав военных судов откомандирован из Минобороны в Верховный Суд РФ и все расходы по содержанию военно-судебной системы возложены на его Судебный департамент, то суммы, которые может запросить Минобороны за обучение слушателей (будущих военных судей), могут оказаться внушительными.

Отсутствие в России научно и практически выверенной системы профессиональной подготовки судей тесно связано с недостатками законодательного регулирования данной проблемы.

Упомянутая ранее конституционная норма дает лишь общие критерии, которым должен соответствовать кандидат на должность судьи. Установление дополнительных требований отнесено к прерогативе федерального закона (как это сделано, например, в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации"). Между тем Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации" и Закон РФ "О статусе судей в Российской Федерации", за малым исключением, продублировали положения ст. 119 Конституции РФ. Если не внести коррективы в эти законы, то и впредь будут оставаться "бреши" для назначения на судейские должности профессионально непригодных либо неподготовленных к правосудной деятельности лиц, поскольку такие критерии, как успешная сдача квалификационного экзамена и пятилетний стаж пребывания на юридической должности, решают проблему лишь формально.

Не может же хирургическая сестра, пусть даже с высшим медицинским образованием и пятилетним стажем работы, делать операцию на сердце? Почему тогда мы доверяем вчерашним судебным секретарям, участковым инспекторам и дознавателям вершить правосудие без предварительного специализированного обучения?

Для создания эффективной системы подготовки к судейским должностям не нужно искать советчиков в Америке: история России знает многочисленные примеры реализации образовательных проектов, позволявших удовлетворять нужды страны в юридических кадрах. Достаточно вспомнить реализованные в 1828-1830 гг. идеи М. Сперанского, равно как и осуществляемую в наши дни подготовку специалистов в области частного права, чтобы убедиться в том, что послевузовская подготовка кандидатов в судьи должна вестись в федеральном специализированном учреждении, имеющем несколько региональных центров.

Необходимо весь накопленный опыт по подготовке судей в России обобщить и, с учетом современных требований, возродить институт судебной кандидатуры. Что же касается повышения качества профессиональной подготовки действующего судейского корпуса, то здесь необходимо внести серьезные коррективы в обучение правосудию. Наши надежды обращены на учрежденную в прошлом году Академию правосудия. Хотелось бы надеяться, что филиалы Академии будут созданы в Екатеринбурге, Саратове, Санкт-Петербурге, где уровень юридического образования традиционно высок и есть необходимый профессорско-преподавательский состав.


В. Бозров,

председатель военного суда Екатеринбургского гарнизона,

доктор юридических наук, заслуженный юрист РФ



На смену "народным" должны прийти профессиональные судьи


Автор


В. Бозров - председатель военного суда Екатеринбургского гарнизона, доктор юридических наук, заслуженный юрист РФ


"Российская юстиция", 2000, N 6, стр. 6


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.