• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Договор проката (А. Кабалкин, Л. Санникова, "Российская юстиция", N 6, июнь 2000 г.)

Договор проката


Прокат в гражданском праве традиционно рассматривается как разновидность договора аренды (имущественного найма).

В русском дореволюционном праве под прокатом понимался наем движимого имущества (мебели, платья и т.д.). Сохранялась потребительская направленность и в ГК РСФСР 1964 года, что отражалось в наименовании его ст. 294 - договор бытового проката.

В настоящее время сфера применения проката существенно сузилась главным образом из-за распада централизованной специализированной сети ателье. В советский период она существовала как система государственных предприятий и обеспечивалась соответствующим финансированием. Тем не менее договор проката получил особое закрепление в гл. 34 ГК РФ, что существенно повысило уровень и значимость его правового регулирования. Правила, содержащиеся в §2 гл. 34 ГК, достаточно полно регулируют отношения по прокату.

Прокатом открывается перечень отдельных видов договора аренды (ст. 625 ГК), что обусловлено, по-видимому, не столько его социально-экономическим назначением, сколько стремлением законодателя придать единую структуру тем главам ГК, в которых в качестве одной из разновидностей выступает публичный договор (ст. 426 ГК).

Легальное определение данного гражданско-правового соглашения содержится в п. 1 ст. 626 ГК: "По договору проката арендодатель, осуществляющий сдачу имущества в аренду в качестве постоянной предпринимательской деятельности, обязуется предоставить арендатору движимое имущество за плату во временное владение и пользование".

Договор проката относится к числу консенсуальных, возмездных, двусторонне обязывающих. Основной его особенностью является публичный характер (п. 3 ст. 626 ГК), что означает распространение на соглашение правил ст. 426 ГК: он должен быть заключен с каждым, кто обратится к арендодателю - коммерческой организации, и на одинаковых для всех условиях (п. 2 ст. 426 ГК). При необоснованном уклонении от заключения публичного договора коммерческой организацией арендатор вправе обратиться в суд с требованиями о понуждении заключить договор и возмещении причиненных этим убытков (ст.ст. 15, 445 ГК).

В качестве разновидности договора аренды прокат обладает определенной спецификой субъектного состава, объектов аренды, прав и обязанностей сторон.

Арендодателем по договору проката может быть только лицо (коммерческая организация или индивидуальный предприниматель), осуществляющее постоянную предпринимательскую деятельность по сдаче имущества в аренду. В качестве арендатора может выступать как гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, так и юридическое лицо. Соответствующие нормы ГК рассчитаны прежде всего на специализированные службы проката, являющегося для них основным видом деятельности. Но, как отмечалось, централизованная сеть ателье проката практически распалась, и все большее место в этой сфере занимают предприниматели, для которых прокат является одним из видов деятельности, связанным с основным. В качестве примера можно привести специализированные магазины "Кодак", сдающие напрокат фотоаппараты данной американской фирмы; салоны для новобрачных, в которых осуществляется продажа свадебных платьев, аксессуаров, их изготовление по заказу, а также прокат. Широко применяется рассматриваемый договор и организациями, предоставляющими имущество напрокат в качестве дополнительных услуг (гостиницы, спортивные клубы и т.д.). Но в любом случае деятельность арендодателя должна носить постоянный характер, так как при осуществлении разовых сделок правила о прокате не подлежат применению.

Предмет договора проката составляют только движимые непотребляемые вещи, используемые преимущественно для потребительских целей: различные предметы домашнего обихода (телевизоры, холодильники, швейные и стиральные машины и т.д.), детские вещи (коляски, весы, манежи и т.д.), музыкальные инструменты, спортивно-туристский инвентарь и т.д. Использование сдаваемых напрокат вещей в потребительских целях не предполагает обслуживание лишь граждан, так как юридическое лицо также может употреблять имущество в этих целях, в частности для удовлетворения интересов своих работников (например, холодильник в офисе для хранения продуктов, принадлежащих сотрудникам). Но на практике службы проката отказываются заключать подобные договоры с юридическими лицами, что, несомненно, является нарушением законных прав последних.

Следует особо отметить, что сдаваемые напрокат вещи могут использоваться не только в потребительских, но и в иных целях, если это предусмотрено в договоре или вытекает из существа обязательства. Что касается прямого указания в договоре о целях использования вещей, то здесь действует принцип свободы договора (п. 4 ст. 421 ГК). Непотребительские цели использования вытекают из существа обязательства в тех случаях, когда объектом обязательства выступают вещи, не предназначенные для бытового использования. Возможность проката таких вещей существовала еще в советском гражданском законодательстве на уровне подзаконного акта - Типового договора проката приборов, оборудования и других технических средств, осуществляемого территориальными органами системы Госснаба СССР. Включение юридических лиц в субъектный состав арендаторов по договору проката в действующем законодательстве обусловило необходимость закрепления в качестве его предметов и вещей небытового назначения.

Потребность в вещах для иных (не потребительских) целей может возникнуть как у некоммерческой, так и у коммерческой организации, а также у индивидуального предпринимателя. При этом для двух последних она вероятнее всего связана с осуществлением предпринимательской деятельности. Поэтому трудно согласиться с безоговорочным утверждением, что для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей "исключается возможность использования полученного в прокат имущества для извлечения прибыли" (Витрянский В.В. Договор аренды и его виды: прокат, фрахтование на время, аренда зданий, сооружений и предприятий, лизинг. М., 1999. С. 149). В ГК подобный запрет отсутствует, а толкование норм ст. 626 ГК позволяет сделать прямо противоположный вывод: прокатное имущество может использоваться в предпринимательских и иных непотребительских целях, если это прямо предусмотрено в договоре или вытекает из существа обязательства.

Арендная плата по договору проката устанавливается только в виде платежей в твердой сумме. Другие формы оплаты, в том числе и перечисленные в п. 2 ст. 614 ГК, не могут быть предусмотрены соглашением сторон. Платежи могут вноситься согласно условиям договора как единовременно, так и периодически. Оплата в полном объеме предусматривается при краткосрочном прокате (почасовом, суточном, месячном). При заключении договора на длительный срок в нем устанавливаются сроки внесения и размер периодических платежей, причем первый взнос, как правило, уплачивается в момент подписания договора.

При досрочном расторжении договора внесенная арендная плата возвращается арендатору в соответствующей части, которая исчисляется со дня, следующего за днем фактического возврата имущества.

В отличие от общих положений об аренде (§1 гл. 34 ГК) договор проката не может быть заключен на неопределенный срок. Более того, в отношении проката в законе установлен максимальный (предельный) срок - один год (п. 1 ст. 627 ГК). Если срок превышает предельный, то договор будет считаться заключенным на один год.

К прокату неприменимы правила ст. 621 ГК о возобновлении договора на неопределенный срок и о преимущественном праве арендатора на его возобновление. Арендатор, нуждающийся в арендуемой вещи по истечении срока договора, вправе заключить соглашение на новый срок, но на общих основаниях.

Для договора проката в п. 2 ст. 626 ГК предусматривается обязательная письменная форма, последствия несоблюдения которой установлены в п. 1 ст. 162 ГК. Как правило, сдача вещей напрокат оформляется квитанцией-обязательством. Выдача предметов проката гражданам в зонах отдыха (на пляжах, лодочных станциях, в парках) осуществляется обычно при предъявлении ими паспорта и (или) под денежный залог, размер которого соответствует стоимости прокатного имущества.

Денежный залог как способ обеспечения исполнения договора проката широко применяется на практике. Обычно он устанавливается в отношении наиболее ценных вещей, а его размер зависит от степени износа предметапроката.

По договору проката на стороны возлагаются дополнительные по сравнению с общими положениями об аренде права и обязанности, отражающие его специфику.

Арендодатель обязан предоставить имущество во владение и пользование. Следовательно, отношения по предоставлению права пользования с сохранением права владения за арендодателем не включаются в предмет регулирования договора проката. Трудно объяснить, чем руководствовался законодатель при установлении данного запрета. Можно привести ряд примеров, когда граждане заинтересованы именно в пользовании вещами без передачи их во владение. Так, до недавнего времени были распространены пункты проката, предоставлявшие в пользование крупногабаритные музыкальные инструменты. В настоящее время в пользование предоставляются компьютеры в Интернет-центрах, игровые автоматы и т.д. Данные отношения целесообразно регулировать именно нормами о прокате, способными в большей степени обеспечить защиту прав и интересов арендаторов-граждан.

Передаваемое имущество должно отвечать требованиям ст. 611 ГК, т.е. находиться в состоянии, соответствующем условиям договора и его назначению. Исправность проверяется арендодателем в присутствии арендатора (ст. 628 ГК). Кроме того, на арендодателя возлагается обязанность по предоставлению арендатору необходимой и достоверной информации о сдаваемой вещи путем ознакомления его с правилами эксплуатации имущества либо выдачи соответствующих письменных инструкций. Данная обязанность арендодателя аналогична обязанности продавца по договору розничной купли-продажи (пп. 1, 2 ст. 495 ГК). Поэтому информация о пользовании сдаваемой напрокат вещью может содержаться и в относящихся к ней документах, в частности в техническом паспорте (п. 2 ст. 456 ГК).

Выполнение арендодателем названных обязанностей приобретает особое значение при обнаружении недостатков в сданном напрокат имуществе. Предполагается, что арендатор в отличие от арендодателя не обладает специальными познаниями, необходимыми для пользования арендуемым имуществом. Поэтому неисполнение арендодателем обязанностей лишает его права при обнаружении недостатков ссылаться на то, что они возникли в результате нарушения арендатором правил эксплуатации. Бремя доказывания того, что информация была предоставлена, возлагается на арендодателя.

Арендодатель по договору несет обязанность по производству не только капитального ремонта сданного в прокат имущества, как по общим правилам об аренде, но и текущего, что обусловлено прежде всего отсутствием у арендатора необходимых познаний и технических средств.

Пользование арендованным имуществом должно осуществляться лично арендатором, так как договор нацелен на удовлетворение исключительно его потребностей. В п. 2 ст. 631 ГК установлен императивный запрет на передачу вещей третьим лицам независимо от правовых оснований. Не допускается, в частности, сдача имущества в субаренду, передача прав и обязанностей по договору другому лицу, предоставление в безвозмездное пользование, залог арендных прав и внесение их в качестве имущественного вклада в хозяйственные товарищества и общества или паевого взноса в производственные кооперативы.

При обнаружении недостатков в имуществе, полностью или частично препятствующих его использованию, арендодатель по заявлению арендатора обязан в течение десяти дней принять меры к их устранению. Он вправе по своему усмотрению либо безвозмездно их устранить на месте, либо произвести замену данного имущества аналогичным, находящимся в надлежащем состоянии (п. 1 ст. 629 ГК). Выбор способа зависит прежде всего от характера недостатков и технических возможностей: если недостатки не могут быть устранены на месте, арендодатель должен предоставить арендатору аналогичное имущество.

Следовало бы обязать арендодателя немедленно после получения заявления от арендатора приступить к устранению недостатков. Не вполне логичным представляется установление десятидневного срока в отношении недостатков, которые должны быть устранены на месте. Это предполагает значительно более короткий период времени. При замене же неисправной вещи такой сравнительно продолжительный срок может быть оправдан необходимость поиска арендодателем аналогичной вещи.

В соответствии с п. 4 ст. 614 ГК арендатор вправе требовать соответственно уменьшения арендной платы, если в силу обстоятельств, за которые он не отвечает, существенно ухудшились условия пользования, предусмотренные договором. Поэтому арендная плата за время устранения недостатков не должна взиматься (за исключением случаев, когда недостатки возникли по вине арендатора).

Если арендодатель докажет, что недостатки возникли вследствие нарушения арендатором правил эксплуатации и содержания арендованного имущества, то на последнего возлагается обязанность по возмещению расходов арендодателя на ремонт и транспортировку имущества. При приведении объекта аренды в полную непригодность арендодатель вправе требовать от арендатора возмещения убытков (ст. 15 ГК).

Интересы арендодателя защищаются установлением в п. 3 ст. 630 ГК упрощенной процедуры взыскания с арендатора задолженности по арендной плате. Оно производится в бесспорном порядке на основе исполнительной надписи нотариуса (ст.ст. 89-94 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате). Возможность взыскания в бесспорном порядке на основании исполнительной надписи нотариуса в п. 3 ст. 630 ГК предусматривается только в отношении задолженности по арендной плате, поэтому требования арендодателя о возмещении убытков и(или) об уплате неустойки, если она была предусмотрена в договоре, должны рассматриваться в судебном порядке.

Арендатор вправе в любое время расторгнуть договор проката, предварительно предупредив об этом арендодателя за десять дней. Арендодатель же может расторгнуть договор только по общим основаниям, указанным в ст. 619 ГК (за исключением п. 4 - нарушение арендатором обязанности по производству капитального ремонта).

Особенность договора проката, по которому арендатором выступает гражданин, обусловлена, в частности, тем, что в данном случае действует Закон РФ "О защите прав потребителей", что прямо разъяснено в пп. 1, 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей", хотя в названном Законе отсутствуют специальные нормы о прокате. Терминология закона также не охватывает данные отношения, так как в качестве субъектов указываются лишь изготовитель, продавец, исполнитель, а в качестве объектов - товар, работа, услуга. Однако это не препятствует применению к данным отношениям общих положений, сформулированных в гл. 1 Закона "О защите прав потребителей", гарантирующих права потребителя на безопасность прокатного имущества (ст. 7), информацию об арендодателе и о прокатном имуществе (ст.ст. 8, 9, 10, 11, 12), возмещение убытков в полном объеме, в том числе и на компенсацию морального вреда (ст.ст. 13, 14, 15), а также право на судебную защиту (ст. 17).

Несмотря на то, что в п. 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. бытовой прокат отнесен к договорам на обслуживание, на него не распространяются утвержденные Правительством РФ 15 августа 1997 г. Правила бытового обслуживания населения в Российской Федерации, так как в гл. 1 "Общие положения" сфера их применения ограничена отношениями, вытекающими только из договора бытового подряда и договора возмездного оказания услуг.

Представляется небесспорной позиция некоторых ученых-цивилистов, относящих Типовой договор бытового проката предметов домашнего обихода, спортивного инвентаря и музыкальных инструментов, утвержденный постановлением Правительства РСФСР от 1 февраля 1965 г., к числу действующих нормативных актов. С принятием ГК РФ он утратил не только обязательное, но и вообще какое-либо значение, так как одни положения, содержащиеся в нем, нашли закрепление в §2 гл. 34 ГК, а другие противоречат нормам ГК о прокате.

Особенности в правовом регулировании отношений по прокату с участием граждан тем не менее не позволяют выделять в качестве самостоятельной разновидности договор бытового проката, хотя термин "бытовой прокат" используется и в судебной практике, и в учебной литературе.

Специального внимания заслуживают вопросы правового регулирования проката автомобилей, который используется на практике. В ГК РСФСР 1964 года отсутствовали нормы, посвященные непосредственно аренде транспортных средств, а по ГК РФ договор аренды транспортных средств представляет собой разновидность договора аренды, своеобразие которого обусловлено объектом договора. Однако нормы §3 гл. 34 ГК не рассчитаны на регулирование отношений по прокату транспортных средств, что обусловливает необходимость распространения на них норм о прокате. Вряд ли оправданно исключение транспортных средств из предметов проката. Возможность предоставления легковых автомобилей напрокат гражданам предусмотрена в п. 8 действующего Устава автомобильного транспорта РСФСР 1969 года, а отсутствие прямого указания в отношении юридических лиц не может, по нашему мнению, препятствовать заключению с ними договоров такого рода.

В связи с этим встает вопрос о соотношении норм ГК о прокате и об аренде транспортных средств. Прокат автомобилей осуществляется как с участием водителей, так и без него. И в первом, и во втором случаях норма п. 2 ст. 631 ГК, содержащая императивный запрет на передачу прокатного имущества третьим лицам, вступает в противоречие с правилами ст.ст. 638, 647 ГК, допускающими сдачу имущества в субаренду. Его можно устранить путем установления запрета в договоре, так как нормы данных статей носят диспозитивный характер.

Сложнее обстоит дело с коллизией императивных норм п. 1 ст. 631 ГК и ст. 644 ГК, в соответствии с которыми по договору проката обязанность по капитальному и текущему ремонту возлагается на арендодателя, а по договору аренды транспортного средства без экипажа - на арендатора. Представляется, что в данной ситуации целесообразно исходить из приоритета норм о прокате, так как в противном случае осуществление предпринимательской деятельности по прокату автомобилей становится практически невозможным. Прокат по своей экономической природе предполагает, как отмечалось, краткосрочное владение и пользование имуществом, поэтому возложение на арендатора обязанности по производству текущего и капитального ремонта необоснованно. В качестве аргумента можно привести и такой факт: в рекламных объявлениях о прокате автомобилей без водителей указывается, что ремонт производится арендодателем и за его счет.

Небезынтересно также сопоставление понятий "прокат" и "оперативный лизинг". В учебной литературе до принятия части второй ГК РФ прокат технических средств именовался оперативным лизингом. В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 29 октября 1998 г. "О лизинге" под оперативным лизингом понимается такой его вид, когда лизингодатель закупает на свой страх и риск имущество и передает его лизингополучателю в качестве предмета лизинга за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и пользование, причем передача может осуществляться неоднократно в течение полного срока его амортизации. Заслуживает поддержки вывод, что оперативный лизинг с точки зрения ГК не может быть признан договором лизинга. Он не обладает ни экономическими, ни правовыми признаками финансовой аренды. Анализ легального определения (ст. 7 Закона "О лизинге"), сформулированного крайне невнятно, тем не менее позволяет сделать вывод, что лизингодатель выступает в качестве предпринимателя, закупая имущество на свой риск с целью его последующей неоднократной, возмездной передачи во владение и пользование. Фигура лизингодателя сближает оперативный лизинг с договором проката. Однако вряд ли есть смысл рассматривать оперативный лизинг в качестве разновидности проката, так как это скорее экономическое явление, чем правовое, а его закрепление в Законе "О лизинге" явилось, на наш взгляд, следствием недостаточно высокого качества данного Закона в целом.


А. Кабалкин,

главный научный сотрудник

Института государства и права РАН,

доктор юридических наук, профессор,


Л. Санникова,

доцент кафедры гражданского и семейного права МГЮА,

кандидат юридических наук



Договор проката


Авторы


А. Кабалкин - главный научный сотрудник Института государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор


Л. Санников - доцент кафедры гражданского и семейного права МГЮА, кандидат юридических наук


"Российская юстиция", 2000, N 6, стр. 16


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение