Материальная ответственность военнослужащих (А. Кудашкин, "Российская юстиция", N 6, июнь 2000 г.)

Материальная ответственность военнослужащих


Статья 13 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации возлагает на военнослужащих обязанность беречь военное имущество. Те из них, кто ненадлежащим образом выполняет эту обязанность, несут ответственность в соответствии с законодательством. Федеральным законом "О статусе военнослужащих" установлено, что за материальный ущерб, причиненный государству при исполнении обязанностей военной службы, военнослужащие привлекаются к материальной ответственности в соответствии с Федеральным законом о материальной ответственности. Таковым является Федеральный закон от 12 июля 1999 г. "О материальной ответственности военнослужащих" (далее - Закон), который вступил в силу 21 июля 1999 г. Им признан не действующим на территории Российской Федерации Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1984 г. "О материальной ответственности военнослужащих за ущерб, причиненный государству", приведены в соответствие с законодательством нормы о материальной ответственности военнослужащих.

Принципиальные отличия от ранее действовавшего порядка привлечения военнослужащих к материальной ответственности заключаются в следующем. Во-первых, устранена повышенная материальная ответственность, она может быть применена только в пределах реального ущерба; во-вторых, в случаях, указанных в Законе, предусмотрен судебный порядок привлечения военнослужащих к материальной ответственности. Таким образом, положен конец спорам о неконституционности ранее действовавшего исключительно административного порядка.

Вопрос о материальной ответственности военнослужащих в связи с досрочным увольнением с военной службы по любым основаниям, вызывавший оживленную полемику, также решен Законом, которым ответственность данных лиц не предусмотрена.

Субъектами материальной ответственности являются военнослужащие, указанные в ст. 2 Федерального закона "О статусе военнослужащих", и граждане, призванные на военные сборы (далее обе категории будут именоваться военнослужащими). При этом она может наступить при условии, что названные лица находились при исполнении обязанностей военной службы, перечисленных в п. 1 ст. 37 Федерального закона от 28 марта 1998 г. "О воинской обязанности и военной службе". Военнослужащие, причинившие ущерб не при исполнении обязанностей военной службы, несут материальную ответственность в порядке, установленном гл. 59 ГК "Обязательства вследствие причинения вреда" (надо отметить, что в п. 2 ст. 3 Закона допущена терминологическая ошибка, поскольку гражданское законодательство предусматривает имущественную, а не материальную ответственность).

В то же время Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении N 9 от 14 февраля 2000 г. "О некоторых вопросах применения законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" в качестве условия материальной ответственности военнослужащих называет причинение вреда военнослужащими при исполнении служебных обязанностей (п. 9), а не при исполнении обязанностей военной службы. Такой подход к толкованию нормы закона порождает у правоприменителей больше вопросов, чем дает ответов на уже имеющиеся, поскольку без четкого определения содержания понятия "служебные обязанности" не ясно его соотношение с понятием "исполнение обязанностей военной службы", содержание которого, как уже было отмечено, составляют обстоятельства, перечисленные в п. 1 ст. 37 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе".

Можно только догадываться, что не все перечисленные в указанной норме случаи судебные инстанции считают возможным отнести к исполнению (иногда даже допускается выражение - фактическое исполнение) служебных обязанностей, что вполне объяснимо, поскольку вряд ли можно отнести к исполнению или фактическому исполнению служебных обязанностей такие обстоятельства, как следование военнослужащего к месту военной службы и обратно, нахождение в плену, безвестное отсутствие, нахождение на лечении и т.д. Также необходимо иметь в виду, что, участвуя в учениях и походах кораблей, находясь в командировке, военнослужащий также имеет право на отдых, т.е. в указанное время он фактически не исполняет служебных обязанностей.

Проблема заключается в том, что законодатель недостаточно четко определил, для каких случаев он вводит понятие "исполнение обязанностей военной службы". Анализ законодательства о военной службе и статусе военнослужащих приводит к выводу, что оно применяется в целях усиления гарантий социально-правовой защиты военнослужащих, находящихся подчас в экстремальных условиях. Нечеткость в формулировках порождает проблемы у правоприменителей с определением условий привлечения военнослужащих к материальной ответственности.

По моему мнению, под исполнением служебных обязанностей понимается исполнение военнослужащим должностных и специальных обязанностей.

Таким образом, военнослужащие, причинившие ущерб воинской части не при исполнении служебных обязанностей (например, находясь на отдыхе), возмещают вред в полном объеме (п. 1 ст. 1064 ГК), т.е. либо в натуре (предоставляют вещь того же рода и качества, исправляют повреждение вещи и т.п.), либо компенсируют убытки, состоящие как из реального ущерба, так и упущенной выгоды (п. 2 ст. 15 ГК). Упущенная выгода представляет собой доходы (выгоду), которые могли быть получены при нормальных условиях гражданского оборота, если бы не произошло причинения вреда.

Материальная ответственность может быть возложена на военнослужащего лишь при одновременном наличии: реального ущерба, противоправности его поведения, причинной связи между действием (бездействием) и ущербом, вины в причинении ущерба.

В соответствии со ст. 2 Закона под реальным ущербом понимается утрата или повреждение имущества воинской части, расходы, которые она произвела либо должна произвести для восстановления (приобретения) утраченного или поврежденного имущества, а также излишние денежные выплаты, произведенные воинской частью. К последним относятся, в частности, суммы взысканных штрафов, денежного довольствия и заработной платы, выплаченных уволенным военнослужащим и гражданскому персоналу в связи с неправомерным увольнением с военной службы или задержкой по вине военной администрации (командования) выдачи трудовой книжки, суммы, сверх установленного размера, выплаченные в результате счетной ошибки (ст. 1109 ГК), и т.д.

Реальный ущерб причиняется имуществу воинской части, т.е. имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинской частью на праве оперативного управления или полного хозяйственного ведения. Понятие воинской части применительно к целям Закона приведено в его ст. 2. Имущество перечисленным организациям, фактически по своей организационно-правовой форме являющимся учреждениями, т.е. некоммерческими организациями, передается на праве оперативного управления. В то же время понятие воинской части, к сожалению, не охватывает государственные унитарные предприятия со 100% участием государства (коммерческие организации), где военнослужащие проходят военную службу в качестве прикомандированных и которые распоряжаются имуществом на праве полного хозяйственного ведения.

Хотя противоправность прямо не названа в Законе в качестве условия материальной ответственности, но она подразумевается. Наличие прямой причинной связи между противоправным действием (или бездействием) военнослужащего и наступившим ущербом является обязательным условием наступления материальной ответственности и выражается в том, что первое предшествует второму во времени и порождает его. Для выявления такой связи проводится административное расследование (если ранее она не была установлена результатами ревизии, проверки, дознания или следствия).

В п. 1 ст. 3 Закона указывается, что материальная ответственность военнослужащего наступает за ущерб, причиненный по его вине. Он признается виновным, если противоправное деяние совершено им умышленно или неосторожно. Установление умысла или неосторожности имеет значение при определении размера возмещаемого ущерба. Обязанность доказать факт причинения воинской части реального ущерба, а также наличие других перечисленных условий возлагается на командиров и начальников, т.е. действует принцип презумпции невиновности.

Закон предусматривает два вида материальной ответственности - ограниченную и полную.

Первая наступает за ущерб, причиненный по неосторожности (т.е. в связи с уплатой воинской частью штрафов за простои контейнеров, вагонов, судов и автомобилей, нарушением командирами (начальниками) установленного порядка учета, хранения, использования, расходования, перевозки имущества и в некоторых других случаях, указанных в ст. 4 Закона). Ущерб подлежит возмещению в размере, не превышающем пределы, установленные ст. 4 Закона: не более одного (двух, трех) оклада(ов) месячного денежного содержания и одной (двух, трех) месячной(ых) надбавки(ок) за выслугу лет для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, или граждан, призванных на военные сборы; для военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, в том числе офицеров, призванных на военную службу в соответствии с Указом Президента РФ - не более двух окладов месячного денежного содержания.

К полной материальной ответственности военнослужащие привлекаются в случаях, когда ущерб причинен:

- военнослужащим, которому имущество было передано под отчет для хранения, перевозки, выдачи, пользования и других целей;

- действиями (бездействием) военнослужащего, содержащими признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством;

- в результате хищения, умышленного уничтожения, повреждения, порчи, незаконных расходования или использования имущества либо иных умышленных действий (бездействия) независимо от того, содержат ли они признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством;

- умышленными действиями военнослужащего, повлекшими затраты на лечение в военно-медицинских учреждениях и учреждениях здравоохранения военнослужащих, пострадавших в результате этих действий;

- военнослужащим, добровольно приведшим себя в состояние наркотического, токсического или алкогольного опьянения.

Условия и порядок уменьшения размера ущерба, подлежащего возмещению, изложены в ст. 11 Закона (учет конкретных обстоятельств, степени вины и материального положения военнослужащего).

Порядок привлечения к материальной ответственности предусматривает проведение административного расследования (за исключением случаев, когда оно может не проводиться - п. 2 ст. 7 Закона), издание приказа или подачу иска в суд, удержание денежных сумм.

Административное расследование назначается для установления причин ущерба, его размера и виновных лиц. В ходе его должны быть установлены все перечисленные условия привлечения военнослужащих к материальной ответственности. Расследование назначает командир (начальник) воинской части. Оно должно быть назначено немедленно и закончено в месячный срок со дня обнаружения ущерба, с продлением этого срока в необходимых случаях не более чем на месяц. Поскольку в Законе не содержится специальных норм, устанавливающих порядок назначения административного расследования, оно может быть назначено как в письменной (изданием приказа, резолюцией на рапорте), так и устной форме. Результаты расследования оформляются письменно.

Днем обнаружения ущерба следует считать день, когда командиру стало известно о наличии ущерба, причиненного военнослужащим, а при выявлении ущерба в результате ревизии или проверки таковым является день подписания акта или заключения.

Закон предусматривает внесудебный и судебный порядок привлечения к материальной ответственности.

Внесудебный порядок аналогичен ранее действовавшему. Военнослужащие привлекаются к материальной ответственности на основании приказа командира путем удержания из денежного довольствия. Он применяется, если размер возмещаемого ущерба не превышает одного оклада месячного денежного содержания и одной месячной надбавки за выслугу лет. Приказ издается в двухнедельный срок со дня окончания административного расследования либо поступления решения суда или материалов ревизии (проверки, дознания, следствия), объявляется под роспись и обращается к исполнению по истечении семи дней после объявления его военнослужащему (ст. 8 Закона).

Судебный порядок применяется, если ущерб превышает указанный размер. В этом случае командир подает иск в суд. В качестве критерия применения того или иного порядка выступает не размер материальной ответственности, а размер причиненного ущерба, которые не всегда могут совпадать (например, при ограниченной материальной ответственности).

Федеральный закон "О материальной ответственности военнослужащих" установил, что иск подается в суд, не уточнив - в какой. Такой подход законодателя, по моему мнению, является не совсем обоснованным, поскольку он породил различные толкования указанной нормы по вопросу подсудности данной категории дел.

Отношения по привлечению военнослужащих к материальной ответственности вытекают из военно-служебных, и целесообразнее отнести данную категорию дел к компетенции военных судов, наиболее близко знакомых со спецификой военной службы. Пленум Верховного Суда РФ в п. 9 постановления от 14 февраля 2000 г. разъяснил, что иски воинских частей о привлечении военнослужащих к материальной ответственности рассматриваются военными судами. Недостаток Закона заключается в том, что не назван источник уплаты государственной пошлины при подаче исковых заявлений. Данный вопрос должен быть решен на ведомственном уровне - изданием соответствующего приказа Министра обороны РФ, руководителя другого федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба. Иски о привлечении к материальной ответственности относятся к категории имущественных споров, и размер пошлины определяется Законом "О государственной пошлине" (например, для исковых заявлений имущественного характера при цене иска до 1 млн. руб. - 5% от цены иска). Необходимо иметь в виду, что этим Законом льгота по освобождению от уплаты государственной пошлины предоставлена прокурорам по искам, подаваемым в интересах юридических лиц, в том числе и воинских частей. Таким образом, для избежания дополнительных расходов бюджетных средств целесообразно, чтобы командиры ходатайствовали перед прокурорами о внесении ими соответствующих исков.

Удержание из денежного довольствия военнослужащего по решению суда производится на основании исполнительного листа. Иначе говоря, решения суда о привлечении военнослужащего к материальной ответственности еще недостаточно для производства удержания (за исключением ситуации, когда военнослужащий добровольно его возмещает после состоявшегося судебного решения). В последнем случае после поступления решения суда, а также в двухнедельный срок после окончания административного расследования поступления материалов ревизии (проверки, дознания, следствия) командир издает приказ о возмещении ущерба, который объявляется военнослужащему под роспись и обращается к исполнению по истечении семи дней после этого.

В Законе есть ряд недостатков. Так, не раскрыто с исчерпывающей полнотой понятие "командиры (начальники)". Оно употребляется, по крайней мере, в четырех разных смыслах: а) командиры (начальники), имеющие право назначать административное расследование; б) командиры (начальники), имеющие право издавать приказ о возмещении ущерба; в) командиры (начальники) как субъекты материальной ответственности; г) командиры (начальники), имеющие право подавать в суд иски о возмещении ущерба.

В п. 3 ст. 4 Закона указано, что к материальной ответственности привлекаются командиры и начальники, в том числе структурных подразделений, и их заместители в случае, если они не приняли необходимых мер к возмещению виновными лицами причиненного воинской части ущерба. Но поскольку не определено, какие меры они должны принимать, эти лица неоправданно становятся субъектами материальной ответственности за ущерб, причиненный их подчиненными.

В Законе недостаточно четко определено исчисление предусмотренных им сроков. Так, отсутствует норма о начале течения сроков, с которыми связывается возникновение или прекращение соответствующих правоотношений.

Не вполне четко проработан и сам порядок возмещения ущерба. В абз. 2 п. 2 ст. 8 Закона определено: "В случае если приказ о возмещении ущерба не издан в двухнедельный срок, вопрос о привлечении военнослужащего к материальной ответственности решается судом по иску соответствующего командира (начальника) воинской части". В то же время в абз. 1 этого же пункта речь идет, в том числе, о приказе о возмещении ущерба, издаваемом на основании судебного решения (?). Возникает вопрос - какое судебное решение и какой иск имеются в виду, поскольку общеизвестно правило, установленное ст. 129 ГПК, в соответствии с которым не может быть предметом судебного разбирательства иск, если имеется вступившее в законную силу решение суда, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем основаниям.


А. Кудашкин,

старший преподаватель

Военного университета,

кандидат юридических наук



Материальная ответственность военнослужащих


Автор


А. Кудашкин - старший преподаватель Военного университета, кандидат юридических наук


"Российская юстиция", 2000, N 6, стр. 45


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение