Видеоконференцсвязь в суде: технические проблемы решены, остались процессуальные (Л. Алексеева, "Российская юстиция", N 6, июнь 2000 г.)

Видеоконференцсвязь в суде:
технические проблемы решены, остались процессуальные


Вопрос о возможности замены личного присутствия осужденного при рассмотрении его дела в суде кассационной инстанции виртуальным - путем использования технологии видеоконференции затрагивался не только на упомянутых занятиях в Российской правовой академии, но и на заседании Совета при Президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия. Однако в силу новизны предложенного способа решения проблемы и отсутствия достаточного опыта его использования к обсуждению никто не был готов. Сегодня, с учетом публикуемого материала, можно с большой долей осторожности высказать некоторые суждения по этому поводу. Проблема, как мы видим, имеет технический, организационный и процессуально-правовой аспекты. Если презюмировать хорошее качество видеосвязи, а также организационно-финансовые преимущества, то имеет смысл остановиться лишь на процессуально-правовом аспекте проблемы.

Судя по зарубежному опыту, использование такого рода общения судьи с лицами, содержащимися под стражей, в принципе допустимо. В частности, я и мои коллеги не раз были свидетелями, когда американский судья, сидя в своем кабинете, беседовал с помощью телевизионной связи с содержащимися под стражей обвиняемыми при принятии так называемой сделки о признании вины, в результате чего судья правомочен был постановить приговор. Однако в таких случаях процедура сводилась к тому, что обвиняемый давал показания о том, в чем он признает себя виновным, судья задавал ему вопросы, на которые тот отвечал. Это укладывается в процедуру дачи объяснений, которые имеют прямое отношение к предъявленному обвинению, и обвиняемый к ним вполне готов.

Проблема осложняется, когда суд при рассмотрении дела в кассационном порядке выходит за рамки принесенных жалоб и протеста, а также если непосредственно в кассационную инстанцию представляются дополнительные материалы, которые могут оказать влияние на решение суда и должны быть предоставлены явившимся в судебное заседание лицам для ознакомления. Поэтому правильно поступают те судьи, которые используют телекоммуникацию только в случае согласия осужденного. Однако можно прогнозировать и такой поворот событий: осужденный, согласившийся на телекоммуникационный способ общения с судом, в результате заявил, что он не смог должным образом изложить суду свою позицию по всем аспектам дела. Такого рода заявления могут иметь место не только из-за технических дефектов связи, но и в силу психологических особенностей и отсутствия навыков общения через телекоммуникацию либо возможности непосредственного общения с адвокатом. Если такое заявление поступит до удаления суда в совещательную комнату для вынесения решения по делу, то, очевидно, необходимо отложить рассмотрение дела и вызвать осужденного для непосредственного участия в судебном заседании. В противном случае возможна отмена судебного решения.

Кроме того, нужно с большой осторожностью подходить к использованию телекоммуникационного общения с лицами, страдающими дефектами речи, слуха, а также различными психическими недостатками. Основная идея решения Конституционного Суда РФ от 10 декабря 1998 г., полностью соответствующая подходу Европейского Суда к проблеме равенства процессуальных возможностей для отстаивания своей позиции по делу в суде второй инстанции, состоит в том, что основополагающие принципы справедливости должны действовать и на этом этапе правосудия. Поэтому было бы справедливым для лиц, страдающих физическими и психическими недостатками, а также несовершеннолетних предусмотреть в законе обязательное участие адвокатов в суде кассационной инстанции. Но пока этого нет, при отсутствии защитника замена личного присутствия таких лиц телекоммуникационным общением с судом вряд ли будет соответствовать идее, заложенной в постановлении Конституционного Суда.

Европейский Суд по правам человека более гибко подходит к вопросу личного участия осужденного в суде кассационной инстанции, нежели Конституционный Суд РФ. В частности, когда речь идет о чисто правовом споре, не связанном с оспариванием фактических обстоятельств дела, Европейский Суд больше озабочен присутствием профессионального защитника, нежели осужденного. Поэтому имело бы смысл подискутировать относительно того, может ли суд второй инстанции отказать содержащемуся под стражей осужденному в личном присутствии на заседании суда, заменив его телекоммуникационным общением, если в наличии чисто правовой спор и в заседании суда принимает участие защитник осужденного. Однако в решении Конституционного Суда РФ не содержится положений, допускающих исключения из общего правила: если осужденный заявляет о своем желании лично участвовать в заседании суда кассационной инстанции и отказывается от телекоммуникационного общения с судом, то независимо от оснований жалобы или протеста, а также участия адвоката в процессе, он должен быть доставлен в суд.


Л. Алексеева,

вице-президент Российской правовой академии

Минюста России, профессор



Видеоконференцсвязь в суде: технические проблемы решены, остались процессуальные


Автор


Л. Алексеева - вице-президент Российской правовой академии Минюста России, профессор


"Российская юстиция", 2000, N 6, стр. 12



Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.