У защитника не должно быть прав больше, чем у подзащитного (В. Филиппов, "Российская юстиция", N 7, июль 2000 г.)

У защитника не должно быть прав больше, чем у подзащитного


Анализируя публикации "Российской юстиции" последних полутора лет, посвященные проблемам адвокатуры, приходишь к более чем неутешительному выводу. Рассуждая о том, какой быть адвокатуре России XXI века, споря о структурном ее устройстве, целесообразности сосуществования государственной и частной форм, многие авторы продемонстрировали приверженность идеям Положения от 30 ноября 1918 г., в соответствии с которым адвокаты признавались должностными лицами наравне с судьями и имели равные с ними оклады.

Да, слово "адвокат" должно звучать гордо. Но деятельность адвоката объективно относится к услугам. Конечно, это услуги особого рода, сходные с иными только принципом возмездности. Отношения по оказанию юридических услуг регулируются главой 49. ГК РФ. Поэтому представляется, что дискуссии на эту тему излишни. Во всяком случае, для юристов. Тем не менее разные авторы каждый по-своему доказывают друг другу, что черное явно отлично от белого.

Реплика В. Волкова и Н. Подольного в последнем номере "Российской юстиции" за 1999 год, на мой взгляд, открывает истинную причину этого спора. В частности, основывая свои выводы на нормах ст. 331 УПК (признанной именно в этой части неконституционной еще в 1998 году), авторы проводят параллель между прокурором и адвокатом, предлагают уравнять их процессуальные права.

Многими выступившими на страницах журнала даны правильные аргументированные определения понятию "адвокат". Оспаривать или повторять их не имеет смысла. Но вот по своей сути и природе понятие адвокатской деятельности раскрыто не полностью - без учета факторов места и времени.

Адвокат - это юрист-консультант, находящийся в конторе, дающий советы, разъяснения по правовым вопросам, составляющий документы. Но, как только он принял конкретное поручение, оформил полномочия, он прежде всего - представитель своего клиента. Выступая в суде, он является обладателем производных от доверителя процессуальных прав.

Кем, по мнению В. Волкова и Н. Подольного, является в процессе прокурор? Если в его обязанность входит поддержание государственного обвинения, то и его следует считать представителем, но только государства. Но давайте задумаемся: что будет, если поддержать предложение авторов и обоих представителей уравнять в правах? Любой процесс затянется до бесконечности. Кто в подобной ситуации выиграет, а кто проиграет, догадаться нетрудно.

Используемое в УПК понятие "защитник" носит весьма условный характер. Как бы ни был эрудирован и опытен адвокат, последнее слово всегда за судом. Поэтому и существует понятие судебной защиты права. Эту защиту всегда предоставляет суд: обществу - от опасного преступника, невиновному - от неправосудного осуждения.

Но, увы, пресловутая дискуссия свидетельствует о том, что иные адвокаты предпочитают защищать себя, заниматься изобретением софизмов, "перетягиванием канатов" с целью отстоять и закрепить дутые амбиции. Так, рассуждая об ущемленных правах, названном неравенстве в процессах, большинство забывает о своей изначальной роли.

Нет, господа, нужно не требовать равенства с прокурором в уголовном процессе, но добиваться расширения спектра процессуальных прав гражданина, доверяющего вам свою судьбу! А потом от его имени и вместе с ним содействовать суду в установлении истины. Вот настоящее предназначение адвокатской профессии, ее цель и содержание.

Если нормы действующего ГПК в общем правильно определяют статус стороны и представителя, то УПК в этой части явно противоречит всякой логике - полномочия защитника по объему заметно превышают права обвиняемого. Это противно здравому смыслу, когда у представителя прав больше, чем у представляемого.

Вряд ли нужно окружать себя некой таинственностью, уклоняться от правовой пропаганды, опасаясь уменьшить круг потенциальных клиентов. Практика показывает, что тот, кто намерен действовать самостоятельно, так и поступит. А имеющий относительно правильные представления о праве скорее обратится к специалисту. В конце концов право каждого - выбирать, как ему действовать: лично или через представителя. И это право своих сограждан следует уважать.

Многим адвокатам следовало бы лучше знать процессуальное право и не идти на поводу у отдельных судей. Досадно бывает наблюдать, как привыкший к игре в оловянные солдатики судья вдруг требует от адвоката задавать вопросы участникам процесса только стоя. Закон предусматривает обращение стоя только к суду. Ни свидетель, ни ответчик и иной участник процесса, включая прокурора, в состав суда не входят. А если есть необходимость записать ответ, подготовить новый вопрос? Явные препятствия в ведении дела. Но отвода судье в ответ на это не заявляется. Зато появляются требования о расширении полномочий, превративших бы коллегии адвокатов в "параллельные прокуратуры". Ведь в иных изданиях тема развивается до наделения адвоката правом производства следственных действий, допроса свидетелей и т.д.

Нельзя игнорировать подобные тенденции, присутствующие в российском обществе. Обретшие не соответствующий международным стандартам статус российские судьи подали не лучший пример. Отсюда и явно недемократические устремления российской адвокатуры, Минюста, законодателей.

Каждый должен быть вправе выбрать себе представителя из государственной или параллельной адвокатской структуры или из числа частнопрактикующих юристов. Даже действующим УПК такое право предусмотрено.

Предлагаю повернуть дискуссию в действительно демократическое русло, а именно заняться поиском оптимальной формы корпоративного контроля, а также гарантий материальной ответственности адвоката за ненадлежащее оказание услуг. Представляется, что такое направление дискуссии приблизит ее к проблематике международного уровня, найдет понимание и отклик в самых широких кругах нашего общества.


В. Филиппов,

юрист (г. Москва)



У защитника не должно быть прав больше, чем у подзащитного


Автор


В. Филиппов - юрист (г. Москва)


"Российская юстиция", 2000, N 7, стр. 43


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение