Ювенальная юстиция: исторический опыт и перспективы (О. Ведерникова, "Российская юстиция", N 7, июль 2000 г.)

Ювенальная юстиция: исторический опыт и перспективы


Ювенальная юстиция - термин международный, обозначающий специализированную систему правосудия в отношении несовершеннолетних. Этот термин в последние годы все чаще используют и российские юристы, особенно те, кто выступает за создание специализированных судов по делам несовершеннолетних, ссылаясь на опыт зарубежных стран и международные стандарты в области правосудия. Однако, как следует из пособия "Innocenti digest", подготовленного Международным центром ЮНИСЕФ по проблемам развития ребенка во Флоренции (Италия), вопрос о формах организации правосудия по делам несовершеннолетних является спорным. Для его обсуждения необходимо располагать объективной информацией. На самом деле в международных стандартах не содержится прямого требования о создании специальных судов по делам несовершеннолетних. В большинстве стран подобные суды отсутствуют. Тем не менее в этих странах суды всегда слушают дела несовершеннолетних в особых условиях (например, на закрытых заседаниях) и приговаривают их к иным и, как правило, более мягким мерам наказаниям, чем взрослых.

В то же время в международных стандартах в более или менее явной форме выражена мысль о том, что для соответствия современным требованиям необходима совершенно новая система судопроизводства в отношении несовершеннолетних. В частности, в п. 3 ст. 40 Конвенции о правах ребенка (1989 г.) закреплено, что "государства-участники стремятся содействовать установлению законов, процедур, органов и учреждений, имеющих непосредственное отношение к детям, которые, как считается, нарушили уголовное законодательство, обвиняются или признаются виновными в его нарушении". Правила ООН, касающиеся защиты прав несовершеннолетних, лишенных свободы (1990 г.), также говорят о необходимости создания "системы правосудия в отношении несовершеннолетних".

Что понимать под этой системой? Зачастую с ней связывают, прежде всего, специализированные судебные органы, предназначенные для рассмотрения дел в отношении несовершеннолетних, однако, очевидно, что специфику уголовного правосудия по делам данной категории лиц составляют следующие элементы: особый круг лиц, на которых распространяется действие данной системы; специальные меры уголовно-правового воздействия; особые процедурные нормы, регламентирующие процесс расследования и судебного разбирательства; система специализированных судебных органов и учреждений.

Таким образом, специализированные судебные органы являются лишь одним из элементов системы ювенальной юстиции.

Если проанализировать зарубежный опыт организации ювенальных судов, можно заметить, что в тех странах, где они существуют, нередко установлен очень низкий возрастной ценз уголовной ответственности (8 лет - в Шотландии, 10 лет - в Англии и Уэльсе, в Северной Ирландии и в большинстве штатов Австралии). При этом к несовершеннолетним, а фактически к малолетним преступникам могут быть применены весьма суровые меры уголовной ответственности, вплоть до пожизненного лишения свободы.

В Англии и Уэльсе с 1908 года существует система специализированных судов по делам несовершеннолетних, которая постоянно подвергается модернизации, однако рассмотрение дел о совершении тяжких преступлений несовершеннолетними не входит в юрисдикцию данных судов, они рассматриваются судами общей юрисдикции - Королевскими судами.

Таким образом, британский законодатель считает, что лица, способные на совершение тяжких насильственных преступлений против личности, не нуждаются в особых формах уголовно-правового воздействия, и для рассмотрения их дел не требуется особая процедура судебного разбирательства, действующая в специализированных судах по делам несовершеннолетних.

В связи с активно обсуждаемой идеей о том, что только система специализированных судов может обеспечить эффективное правосудие по делам несовершеннолетних, следует обратить внимание на опыт Шотландии. В отличие от Англии и Уэльса в данном регионе, исторически отличавшемся большой автономией и своеобразием, попытки создать специализированный суд по делам несовершеннолетних успеха не имели. Там в начале XX в. сложилась особая система ювенальной юстиции, которая носит не судебный, а скорее административный характер. Специальные комиссии проводят "слушания по делам детей" (Children's Hearing). Коллегия, состоящая из представителей общественности, прошедших специальную подготовку, после обсуждения дела с родителями, социальными работниками, учителями и самим ребенком принимает решение о мерах воздействия, которое может быть обжаловано в суде. Основные черты системы сохранились и действуют по сей день.

Описанная система альтернативного судопроизводства признана специалистами Международного центра развития ребенка ЮНИСЕФ как прогрессивная, поскольку позволяет избежать "ненужных" контактов ребенка или подростка с судебной системой. Это особенно касается правонарушителей, сознавшихся в своем проступке, впервые привлекающихся к ответственности. Как считают специалисты, такое судопроизводство, ставящее своей целью применение мер воздействия, альтернативных уголовному наказанию, соответствует духу и букве Конвенции о правах ребенка.

В то же время альтернативное судопроизводство должно гарантировать доступ к юридической помощи и предоставление ребенку адвоката, что предусмотрено ст. 37 (d) Конвенции о правах ребенка. Шотландская же система этого не гарантирует, что является ее основным недостатком.

Известно, что в 1910-1917 гг. в России была создана система судов по делам несовершеннолетних, где функции судьи осуществлял единолично мировой судья. Они отличались следующими признаками: конфиденциальность судебного разбирательства, отсутствие формальной судебной процедуры, в том числе официального обвинительного акта, упрощенное судопроизводство, сводившееся в основном к беседе судьи с подростком при участии попечителя, применение попечительского надзора в качестве основной меры воздействия. Однако, обращаясь к старому российскому опыту, надо учитывать и то, что с тех пор подобных судов в нашей стране не было, между тем многие страны, в которых система ювенальной юстиции все эти годы активно развивалась, нередко начинают от нее отказываться.

США - историческая родина ювенальных судов, где в 1899 году в штате Иллинойс были созданы первые специализированные судебные органы по делам несовершеннолетних. Однако именно в этой стране целесообразность специальных судов по делам несовершеннолетних в настоящее время все чаще подвергается сомнению. Под давлением общественности, требовавшей покончить с преступностью несовершеннолетних, в большинстве штатов США, начиная с 1980-х годов, постепенно ликвидирована значительная часть системы ювенальных судов, что позволило судить подростков, обвиняемых в совершении тяжких преступлений, как взрослых лиц.

Процессуальная неопределенность и неформальность, которые часто считаются достоинством данной системы, Американским криминологическим обществом были оценены как ее "родимые пятна", критике подвергся патерналистский, а не состязательный характер судебного разбирательства, когда многие подростки из-за отсутствия не только юридических знаний, но и какого-либо жизненного опыта передают адвокатам свои права. По мнению ряда американских юристов, система специализированного правосудия оказалась неспособной отстоять и защитить интересы подростков.

Считаю, что российским юристам следует более тщательно изучить опыт страны, отметившей 100-летний юбилей судов по делам несовершеннолетних их ликвидацией, во избежание повторения чужих ошибок.

Сказанное, однако, не означает, что опыт деятельности судов по делам несовершеннолетних является однозначно негативным. В частности, сохраняет свою актуальность цель ювенальной юстиции, которая состоит в том, чтобы обеспечить максимально щадящую неформальную процедуру судебного разбирательства, учитывающую индивидуальные и возрастные особенности психики несовершеннолетних, а также реализовать гибкую систему уголовно-правовых мер воздействия, преимущественно не связанных с лишением свободы.

Как отмечают зарубежные специалисты, между взглядами и подходами, лежащими в основе общей системы правосудия и специализированного правосудия в отношении несовершеннолетних, не существует четких и непреодолимых различий. Разница скорее заключается в том, чему уделяется больше внимания - наказанию правонарушителя или его возвращению в общество. Система ювенальной юстиции ориентирована в первую очередь на социальную реабилитацию молодых людей в обществе. Такой подход сформулирован в ряде важнейших международно-правовых актов, касающихся прав детей и отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, в том числе в Конвенции о правах ребенка, а также в Минимальных стандартных правилах ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних ("Пекинские правила") 1985 года.

"Пекинские правила", регулирующие расследование и судебное разбирательство уголовных дел несовершеннолетних, поощряют их прекращение на самых ранних стадиях расследования с передачей материалов в соответствующие "общественные или иные службы" и рекомендуют "по возможности не прибегать к официальному разбору дела компетентными органами власти" (Правило 11). Кроме того, данные правила поощряют использование санкций, не связанных с лишением свободы, которые позволяют избежать суда - и, таким образом, контактов с официальной системой правосудия - тем несовершеннолетним, которые не совершали тяжких преступлений. При этом "Пекинские правила" исходят их того, что "помещение несовершеннолетнего в какое-либо исправительное учреждение всегда должно быть крайней мерой, применяемой в течение минимально необходимого срока" (Правило 19).

В п. f ст. 4 раздела I "Руководящих принципов ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних" 1990 года подчеркиваются возможные негативные последствия раннего вовлечения несовершеннолетних в "орбиту" официальной уголовной юстиции: клеймо судимости и приговора "во многих случаях способствует развитию устойчивого стереотипа нежелательного поведения у молодых людей".

Правосудие в отношении несовершеннолетних вопреки распространенному ошибочному мнению основано вовсе не на снисхождении к правонарушителям, а на понимании причин преступного поведения и поиске эффективных способов воздействия на виновных с учетом их возрастных особенностей, его цель - попытаться избежать дальнейшей криминализации личности и способствовать социальной реабилитации ребенка, а не его отчуждению от общества.

В то же время, как справедливо замечают зарубежные исследователи, политика в области правосудия в отношении несовершеннолетних - это не политика, если она не включает в себя профилактические меры. Профилактика преступлений и правонарушений является одной из важнейших задач и одновременно составным звеном системы правосудия для несовершеннолетних. Зарубежные специалисты высказываются по этому поводу еще более определенно, утверждая, что задача профилактики правонарушений среди несовершеннолетних является, вероятно, самой важной. При этом наиболее эффективной признается ранняя профилактика преступлений, связанная с обеспечением благополучного физического и нравственного развития детей, а также оказанием помощи несовершеннолетним из "группы риска".

Для подавляющего большинства российских ученых, занимающихся проблемами борьбы с преступностью, эта истина также является бесспорной, что нашло отражение в научной и учебной литературе, а также в практике деятельности российского государства советского периода, когда предпринимались широкие меры общесоциальной и специальной профилактики преступлений несовершеннолетних, в том числе с участием общественности. К сожалению, за последние годы многое из накопленного позитивного опыта утеряно, а сама концепция профилактики преступности как одно из важнейших направлений внутренней политики государства по поддержанию общественной безопасности и правопорядка оказалась забытой.


О. Ведерникова,

руководитель отдела

сравнительно-правовых исследований

Российской правовой академии Минюста России,

кандидат юридических наук



Ювенальная юстиция: исторический опыт и перспективы


Автор


О. Ведерникова - руководитель отдела сравнительно-правовых исследований Российской правовой академии Минюста России, кандидат юридических наук


"Российская юстиция", 2000, N 7, стр. 51


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.